Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Интересные дела творятся в ПМР.

Аватар пользователя miha

ТИРАСПОЛЬ25 сентября 2015, 16:58 — REGNUM  В Приднестровской Молдавской Республике стартовала избирательная кампания. 29 ноября в ПМР ожидается единый день голосования. То есть пройдут выборы и в Верховный совет, и в местные органы власти. По конституции республики, местные выборы должны были, как всегда, состояться весной этого года (предыдущие прошли в марте 2010-го). Но по инициативе президента ПМР Евгения Шевчука они были перенесены на ноябрь. Одна из версий гласит, что действующая власть не хотела создавать для себя неблагоприятный фон на парламентских выборах, ибо вероятность сокрушительного поражения пропрезидентских сил на местах выглядела более чем вероятной.

 

I. По рецептам Международного валютного фонда

 

За 3 года своего правления действующая власть в лице президента Евгения Шевчука и полностью контролируемого им правительства доказала свою некомпетентность в проведении как внутренней, так и внешней политики. Тарифы на коммунальные услуги взлетели в среднем более чем на 50%. Естественно, выросли и цены. Власть фактически перешла от концепции «социального государства», исповедуемой при прежнем лидере Игоре Смирнове, к политике «шоковой терапии». А такая политика, проводимая в мире обычно по рецептам западных финансовых институтов типа Международного валютного фонда, может только разрушить непризнанную республику, которая сильна только массовой народной поддержкой.

Вот уже много месяцев у бюджетников и пенсионеров срезают 30% и без того очень скромных заработных плат и пенсий. Это мотивируется тем, что в бюджете, мол, нет денег. Но обратимся к фактам и цифрам, которые были опубликованы в открытых источниках. Так, в 2014 году по сравнению с 2013-м экспорт из ПМР увеличился на 16,4%. Государственный бюджет выполнен на 104,7% в 2014 году. 26 февраля 2015 года в ежегодном обращении президент ПМР Евгений Шевчук заявил, что за 2012−2015 годы крупный бизнес выплатил в казну дополнительно порядка 100 миллионов долларов. На фоне всего этого, а также периодического роста всевозможных налогов и сборов, утверждения властей о том, что денег в бюджете нет, вызывают массу вопросов.

 

II. Где деньги?

 

Зато на сцену вышли так называемые внебюджетные фонды, за счёт которых осуществляются всевозможные меры по «благоустройству» населённых пунктов республики и т.п. Как недавно было открыто признано в СМИ, одним из таких фондов — Приднестровским гуманитарным фондом — руководит… сам президент ПМР. Вопрос: откуда там деньги, за счёт чего этот фонд пополняется в то время, как в бюджете денег-то и нет?

Другая ситуация и того интереснее. Ранее в ПМР были созданы Стабилизационный фонд и «газовый счёт». «Газовый счёт» был палочкой-выручалочкой для республики. Дело в том, что на этом счету собирались деньги, которые население и предприятия Приднестровья платили за газ, поставляемый из России. Но Россия, как фактический союзник ПМР, не требовала оплаты, а, по сути дела, кредитовала этим дополнительно приднестровцев. С «газового счёта» во время президентства Игоря Смирнова деньги шли на пенсии и зарплаты. Этих денег хватало, хотя население ПМР было больше, чем сейчас. При Евгении Шевчуке, после начала его «реформ», поток «голосующих ногами» приднестровцев резко вырос. По некоторым данным, в 2012—2015 годах из ПМР выехало в поисках лучшей доли свыше 50 тысяч человек, и поток сей не собирается останавливаться.

Так вот! Данные о состоянии Стабилизационного фонда и «газового счёта» в ПМР властью засекречены! При Игоре Смирнове подобные сведения были открытыми, и это считалось само собой разумеющимся. Но теперь всё по-другому. В связи с этим граждане ПМР имеют полное право знать: есть ли сейчас в Стабфонде и на «газовом счету» деньги или всё куда-то исчезло? А если исчезло, то куда?

 

III. Выстрел в заводы из «газового пистолета»

 

Для рвущей душу и сердце каждого приднестровца миграции населения со своей родины есть причины. Хотя Приднестровье с советских времён является производящим индустриально-аграрным и экспортно-ориентированным регионом, в приднестровском правительстве с 2012 года нет ни одного (!) производственника. Да, там немало весьма молодых и симпатичных дам, но ни одного промышленника или агрария нет.

Результаты подобной, с позволения сказать, кадровой политики не замедлили сказаться. Российский газ всегда приходил на приднестровские заводы и фабрики, многими из которых владел российский бизнес, по весьма низкой цене. Тем самым, Россия поддерживала и приднестровский экономический потенциал, и не давала жизненному уровню приднестровского населения стать ниже, чем в Республике Молдова, а заодно и помогала российским предпринимателям, имевшим при прежней приднестровской власти приоритет в ПМР по сравнению с представителями бизнес-кругов других стран.

«Молодые реформаторы и реформаторши», усевшись в руководящие кресла, повысили тарифы на газ для приднестровских предприятий и организаций на 67%! В итоге многие заводы просто, что называется, попадали на бок и надолго либо прекратили производство, либо свели его к минимуму. Противники Приднестровья и России рукоплескали этому шагу, нанесшему ПМР тяжелейшую рану!

Так началось фактическое вытеснение и выдавливание из Приднестровья российского бизнеса. Бизнеса союзника, стратегического партнёра и защитника ПМР.

 

IV. Российский бизнес: уход или выдавливание из ПМР?

 

Когда предприятия оказались в патовой ситуации, государство в лице действующей власти объявило «программу помощи» заводом и фабрикам. Мол, мы в каждом индивидуальном случае можем рассмотреть вопрос о снижении тарифов на газ, а в ответ хорошо бы, чтобы государство получило тот или иной пакет акций… Но какая может быть «помощь», если действующие власти сами подорвали своими «реформаторскими» шагами производство в ПМР?

Увидев такое отношение, российский бизнес стал покидать Приднестровье. Этого и ждали враги ПМР и России. Почему? Да потому, что экономические интересы большой страны в стране малой побуждают «богатыря» поддерживать и защищать малую державу. Теперь же обстановка ухудшилась. В момент, когда натиск Запада на ПМР усилился, когда с 1 января 2016 года Европейский союз грозит отменить автономные торговые преференции для приднестровских экспортёров, работающих на рынках ЕС, если Приднестровье под эгидой Кишинёва не войдёт в ассоциацию с ЕС и в зону торговли с ЕС, российские предприниматели из республики уходят…

Самый яркий пример — история с крупнейшим бюджетообразующим производственным предприятием ПМР — Молдавским металлургическим заводом (ММЗ). Корпорация «Металлоинвест», руководимая Алишером Усмановым, после трёх лет работы при новой приднестровской власти, была вынуждена уйти из Приднестровья. Это можно назвать настоящей катастрофой, учитывая вес и влияние «Металлоинвеста». Завод, как было сообщено в СМИ, перешёл в «собственность государства», а его генеральным директором стал бизнесмен Талгат Байтазиев, выходец из Казахстана.

Опять-таки многие СМИ сообщили, что Байтазиев должен был быть посажёным отцом на свадьбе президента ПМР Евгения Шевчука, который 18 сентября женился на министре иностранных дел ПМР Нине Штански (она же первый вице-премьер). Не знаю, кто там был в этой роли в действительности, да и не интересовался. Вопрос в том, что такие публикации были.

Если это правда, то, разумеется, данное совпадение следует признать случайным…

 

V. От министра Штански до мадам Шевчук

 

Сами по себе свадебные дела членов, как называют многие приднестровцы, правящего тандема в лице Евгения Шевчука и Нины Штански, нас не интересуют. Но дело в том, что с 2012 года нынешняя новобрачная, не имевшая ни малейшего опыта дипломатической работы, возглавляла МИД ПМР. Можно согласиться с теми, кто итоги внешнеполитической деятельности под её руководством считают провальными, а саму её деятельность в качестве министра — абсолютно некомпетентной. Теперь мадам Шевчук уже бывший министр, а вот о её отставке с поста первого вице-премьера сообщений не слышно.

Вновь обратимся к фактам. В рамках так называемой «политики малых шагов» Евгений Шевчук и Нина Штански сделали официальному Кишинёву и Западу ряд односторонних уступок, которые, по мнению ряда экспертов, сравнимы с деятельностью президента СССР Михаила Горбачёва и министра иностранных дел Союза Эдуарда Шеварднадзе, сдавших США и их союзникам ключевые советские позиции. Возможно, эти аналогии и дают основания для высказываемой рядом аналитиков точки зрения, что нынешнее руководство ПМР было изначально настроено прозападно, и лишь неготовность или нежелание Запада работать с официальным Тирасполем напрямую, побудили пришедших к штурвалу в 2012 году «реформаторов» обратиться к пророссийской и евразийской риторике.

О «политике малых шагов» уже много было написано. Выделим лишь основное.

Во-первых, команда прежнего президента Игоря Смирнова подготовила законопроект об основных принципах переговоров с Республикой Молдова. Там были чётко прописаны уступки, на которые может пойти ПМР, а также границы компромиссов. Евгений Шевчук, придя к власти, отозвал этот проект…

Во-вторых, Нина Штански в июле 2012 года согласилась на то, чтобы в повестку дня переговоров по молдавско-приднестровскому урегулированию в формате «5+2» (переговоры в составе сторон конфликта — ПМР и Республика Молдова; посредников и гарантов — России и Украины; посредника — ОБСЕ; наблюдателей — США и ЕС) были внесены вопросы из так называемой «третьей корзины». А в сей «корзине» находятся проблемы политики, безопасности, военные вопросы, статус Приднестровья. Прежняя власть на обсуждение военных и политических вопросов не соглашалась, решив обсуждать только неполитические дела. Прочее, говорила команда Игоря Смирнова, определил народ: независимость Приднестровья и сближение с Россией.

В-третьих, участники формата обрели равные права. Так, если ранее наблюдатели могли, образно говоря, лишь наблюдать, то теперь США и ЕС могут предлагать свои планы урегулирования. Ясно, какими могут быть эти планы.

В-четвёртых, итоги каждого раунда встречи в формате «5+2» теперь подводят не послы стран-гарантов — России или Украины — а представитель ОБСЕ.

В-пятых, Кишинёв получил каким-то образом данные о приднестровских экономических агентах, ведущих без санкции властей Республики Молдова внешнеэкономическую деятельность. В итоге на эти фирмы обрушились штрафы и прочие санкции.

Многие в Тирасполе и за пределами ПМР спрашивают: не есть ли перед нами объективно своеобразный вывод из зоны критики и ответственности второго по влиянию человека в нынешнем руководстве ПМР после выполнения им неких задач в качестве главы МИДа? Мало кто при этом сомневается, что Нина Штански не удовлетворится ролью тихой хранительницы домашнего очага. В этой связи уже приходится слышать упоминания о некой бывшей Первой Леди, которую звали Раиса Максимовна Горбачёва…

 

VI. Выборы в ПМР должны пройти свободно и честно

 

Таким образом, представляется обоснованной точка зрения, согласно которой корень кризиса, поразившего ПМР, кроется в некомпетентных действиях нынешних президента и правительства республики. Сегодня правительство — это фактический исполнитель президентских указаний, по сути, не зависящий от Верховного совета. Теперь же задача команды Евгения Шевчука — получить также полностью подконтрольный парламент.

Есть версия, для чего власти яростно борются за большинство в ВС. При нынешнем положении, по мнению не только многих экспертов, но и простых людей, в условиях честных выборов у действующего президента ПМР нет шансов переизбраться на второй срок в следующем году. Поступают данные о готовящейся «реформе», призванной избавить первое лицо государства от всякого влияния сограждан-избирателей: отменить всенародные выборы президента и затем избрать Евгения Шевчука на его пост в Верховном совете. Так это или нет, но слышать о таком варианте приходится довольно часто. Да и в СМИ данная тема уже просочилась.

Исполнительная власть чувствует слабость своих позиций, а потому нервно реагирует на любую критику. Так, генеральный директор фирмы «Шериф» Дмитрий Огирчук направил письмо в адрес премьер-министра ПМР Татьяны Туранской, в которой подверг проводимую экономическую политику корректной, но аргументированной критике. В ответ раздались угрозы привлечь «Шериф» к суду.

Также у властей не вышло в предыдущие месяцы установить контроль над руководством Центральной избирательной комиссии ПМР путём смены руководства ЦИКа. И вот правительство требует от ЦИК в условиях начавшейся избирательной кампании переехать в другое здание! Абсурд, фантасмагория! Но дело быть может не только в стремлении уколоть по-мелкому. В новом здании может не оказаться того, без чего работа ЦИКа невозможна: конференц-зала, архивных помещений, мест для работы с текущей документацией, своей серверной… В результате инициаторы переезда получают формальное основание самим же и обвинить ЦИК в отсутствие надлежащих условий работы. Со всеми вытекающими для выборов последствиями.

Власти утверждают, стремясь увести от себя упрёки в провалах, будто корень проблем лежит в действиях Республики Молдова и Украины, которые давят на ПМР по указке Запада. Объективно рассуждая, нелепо отрицать намерение США и ЕС установить контроль над Приднестровьем с помощью Киева и Кишинёва. Но, думается, ввиду перечисленного выше сваливать на внешнее окружение основную ответственность за происходящее в республике оснований нет.

Тут, очевидно, что Россия, как союзник ПМР, может сказать своё веское слово для обеспечения прозрачности и свободы выборов в Приднестровье. Это важно, потому что все возможные «художества» власть имущих в Приднестровье общие недоброжелатели потом спишут по своему обычаю на Россию.

Ну, а вывод прост. В Приднестровье должна прийти новая власть, которая наладит работу и вытащит государство из кризиса, в который его погрузили действующие руководители, взвалившие на себя, как гласит поговорка, больше, чем могли унести…

 

Андрей Сафонов, член Правительства ПМР в 1991—1992 гг.



Подробности: http://regnum.ru/news/polit/1979015.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...