Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Разгром Квантунской армии — образец молниеносной войны.

Аватар пользователя PavelCV

Советские войска, быстро сломив оборону противника на границе, безостановочно рвались вперёд. К середине августа 1945 г. они продвинулись в глубь Маньчжурии от 100 до 500 километров. Войскам приходилось преодолевать большие сложности. Тыловые службы отстали. Начались перебои со снабжением войск, особенно с горючим. Командование мобилизовало для доставки горючего и боеприпасов танковым соединениям, которые дальше всех вырвались вперёд, авиацию. Только летчики 51-й и 21-й транспортных авиационных дивизий 12-й воздушной армии Забайкальского фронта совершили для выполнения этой задачи 1755 самолёто-вылетов и доставили 6-й гвардейской танковой армии 2072 тонны горючего 186 тонн боеприпасов. Транспортные соединения 9-й воздушной армии 1-го Дальневосточного фронта и лётчики 10-й воздушной армии 2-го Дальневосточного фронта также доставляли горючее и боеприпасы войскам. 
Одновременно специальные подразделения провели огромную работу по восстановлению железнодорожных путей. Наши железнодорожники быстро наладили движение на участках станции Маньчжурия — Хайлар, Халун-Аршан — Таоань. Это позволило улучшить снабжение и передвижение наших войск, укрепило их тыловые коммуникации.   

 

1440437384_169.jpg
Развитие наступления. Забайкальский фронт
Войска Забайкальского фронта, выйдя в Маньчжурскую равнину, развернули наступление в юго-восточном направлении. Основное внимание было сосредоточено на мукденском направлении. Задачу захвата Мукдена решала 6-я гвардейская танковая армия. 39-я армия наступала на Чанчунь и Сыпин. 36-я армия должны была выйти в район Цицикар, Тайлай и Аньгуан. Чтобы ликвидировать разрыв, который образовался в ходе наступления между 6-й гвардейской танковой армией и правофланговой 17-й армией, командование фронта использовало второй эшелон — 53-ю армию. 53-я армия должны была выйти в район Кайлу и далее наступать на Фусинь и к побережью Ляодунского залива. 
16-17 августа соединения Конно-механизированной группы взяли город Чжанбэй и начали развивать наступление на Калган. В городе Чжанбэй капитулировали две дивизии князя Дэвана (войска Внутренней Монголии) со штабами и всем вооружением. Войска 17-й армии взяли Чифын. 19 августа войска КМГ вышли к Жэхэ.

 
Темпы наступления гвардейской танковой армии упали. Танки и машины израсходовали запасы горючего, застревали в грязи и всё чаще ломались, отставали. Люди сутками шли без хлеба и горячей пищи. От города Тунляо на юго-восток танкисты продвигались по железнодорожному полотну, так как ливни размыли все грунтовые дороги. 

Войска 39-й армии сосредоточивались в районе Таоань для развития наступления в юго-восточном направлении. Часть сил армии продолжали вести бои по ликвидации остатков ранее разгромленного гарнизона Халун-Аршанского укрепрайона. В ночь на 16 августа передовые части армии отразили северо-западнее Солунь шесть контратак противника, в каждой участвовало до батальона противника. 221-я стрелковая дивизия 94-го корпуса в 70 километрах севернее Ванъемяо (Улан-Хото) вела упорные бои против 107-й японской пехотной дивизии. Только к 30 августа японская группировка была уничтожена, её остатки капитулировали. В плен сдались более 7300 японцев. В дальнейшем 39-я армия по железной дороге была переброшена в Порт-Артур. Левофланговая 36-я армия частью сил завершала уничтожение остатков гарнизона Хайларского УР, а главными силами наступала на Цицикар. 
Таким образом, войска Забайкальского фронта вошли в центральные районы Северо-Восточного Китая. Правое крыло фронта наладило связь с силами Народно-освободительной армии Китая. Остатки Квантунской армии были отрезаны от японских войск, которые дислоцировались в Центральном Китае. 

1440438132_sov_sold_v_port_arture1945_.c

Советские солдаты в захваченном Порт-Артуре. 1945 год

1-й Дальневосточный фронт
С востока в центральные районы Маньчжурии входили войска 1-го Дальневосточного фронта. Правофланговая 35-я армия 17 августа взяли город Боли, где было взято в плен 2 тыс. японских солдат. 
Развивалось наступление на главном (муданьцзянском) направлении. Вражеская группировка в Муданьцзяне оказалась полуокруженной. С севера наступала 1-я Краснознамённая армия, с востока — 5-я армия. Командование 26-го стрелкового корпуса решило атаковать противника с двух направлений. 22-я стрелковая дивизия, форсировав реку Муданьцзян в 10-12 километрах севернее города, должна была овладеть северо-западной частью города; 300-я стрелковая дивизия с 257-й танковой бригадой — восточной и юго-восточной частью Муданьцзяна. 
15 августа из района севернее Муданьцзяна перешла в наступление 300-я дивизия. Её подкрепили ещё одной танковой бригадой — 77-й. Вечером этого же дня 22-я стрелковая дивизия на подручных средствах начала форсировать реку. К утру 16 августа советские войска были сосредоточены на левом берегу реки и готовы продолжать наступление. Утром 26-й корпус возобновил наступление. Японская пехота, опираясь на поддержку артиллерии и серьёзную систему укреплений, оказывала яростное сопротивление. Однако натиск наших войск был настолько мощным, что японцы не смогли устоять. 300-я дивизия с двумя танковыми бригада взяла станцию Эхо в 5 километрах восточнее Муданьцзяна и приступила к форсированию реки. Тем временем, 22-я дивизия, прорвав оборону города на окраинах города, ворвалась в Муданьцзян с северо-запада. Боясь полного окружения, японские войска начали отступление. Этим воспользовались части 300-й стрелковой дивизии, которые на подручных средствах переправились через реку и вошли в город. 


В результате 26-й корпус взял Муданьцзян — крупный промышленный центр и узел коммуникаций. Город, имеющий оперативно-стратегическое значение и прикрывавший путь в центральные районы Маньчжурии с востока, был взят. Основные силы 5-й японской армии, оборонявшие этот район, были разгромлены. Командующий 5-й японской армией генерал-лейтенант Симидзу Норицунэ отмечал: «Мы не ожидали, что русская армия пройдёт через тайгу, и наступление русских внушительных сил со стороны труднодоступных районов оказалось для нас совершенно неожиданным. Потери 5-й армии составили более 40 тысяч, то есть около 2/3 её состава. Оказывать дальнейшее сопротивление армия не могла. Как бы мы ни укрепляли Муданьцзян, отстоять его не представлялось возможным». 
Утром 16 августа перешли в наступление и войска 5-й армии. Они прорвали долговременную оборону противника восточнее Муданьцзяна и вышли к городу. После этого 5-я армия получила приказ развивать наступление на Гирин, а 1-я Краснознамённая — на Харбин. 


Войска 25-й армии, 16 августа взяв город Ванцин и 17 августа — город Тумынь, развили наступление на север Кореи. Часть сил армии наступала вдоль побережья Кореи на Сейсин. Это была военно-морская база японского флота, промышленный центр и железнодорожный узел. Японцы превратили город в сильно укрепленный район, имевший 4-тыс. гарнизон. Вокруг города имело две полосы обороны, состоявшие из траншей, 180 дотов и дзотов, соединённых между собой подземными ходами сообщения. Передний край обороны был прикрыт минными полями. Подступы с моря были прикрыты береговыми батареями. Каменные здания города подготовлены к обороне. 
Чтобы взять Сейсин командование Тихоокеанским флотом решило провести десантную операцию. В состав десантного отряда включили 140-й разведывательный отряд Тихоокеанского флота, роту автоматчиков 390-го батальона морской пехоты, 13-ю бригаду морской пехоты и 335-ю стрелковую дивизию. Переход корабельного отряда с десантом прикрывали силы авиации флота численностью 189 самолётов. Перед началом операции разведотряд под командованием старшего лейтенанта В. Н. Леонова должен был провести разведку боем и закрепиться в порту Сейсина до подхода сил первого эшелона. 
За два дня до начала операции авиация флота нанесли мощные удары по укреплённому району Сейсина. 13 августа советские десантники дерзкой атакой захватили порт. Торпедные катера Тихоокеанского флота высадили 140-й разведотряд штаба Тихоокеанского флота и роту автоматчиков из 13-й бригады морской пехоты. Японцы не ожидали столь наглой атаки и не смогли оказать мощного сопротивления. Однако, обнаружив, что противник мал числом (в двух отрядах было всего 181 человек), организовали мощную атаку. Десантный отряд отбил несколько атак. В ночь на 14 августа японцы подтянули дополнительные силы и снова атаковали. Под давлением превосходящих сил врага наш отряд вынужден был отойти. Вечером наши торпедные катера высадили ещё один отряд — 90 бойцов (пулемётная рота). Но этот отряд был высажен в стороне от места боя, не смог прорваться на соединение с разведотрядом Леонова, понёс большие потери и был вынужден вести оборонительный бой на причалах. Командование совершило ряд ошибок в планировании и проведении десантной операции, что привело к проблемам и потерям. 


Утром 14 августа В Сейсине был высажен первый эшелон десантной группы — 355-й отдельный батальон морской пехоты под командованием майора М. П. Бараболько (710 бойцов). Ломая ожесточенное сопротивление врага, наши морпехи захватили плацдарм и соединились с отрядом Леонова. Японцы подтянули подкрепления и снова пошли в контратаку. Под прикрытием артиллерии бронепоезда, японцы оттеснили десантников обратно в порт, несколько групп бойцов были отрезаны от своих частей и разрозненно оборонялись на высотках или в отдельных зданиях. В течение ночи на 15 августа наши доблестные десантники отразили 14 японских контратак. Только благодаря исключительному мужеству и высокому уровню боевой подготовки морским пехотинцам удалось выстоять. Прибывшие утром корабли оставались в гавани и поддерживали десант огнем своей артиллерии до подхода главных сил. 
Утром 15 августа под прикрытием огня корабельной артиллерии в Сейсине были высажены основные силы десанта — 13-я бригада морской пехоты под командованием генерал-майора В. П. Трушина (около 5 тыс. бойцов). Одновременно с севера к городу стали выходи войска 25-й армии. После упорного боя, японцев опрокинули. Наши войска освободили передовые группы, которые сражались в окружении. Советская авиация активизировала свои действия, нанося удары по тылам и скоплениям противника. Наши лётчики разбомбили железнодорожную станцию на окраине города, где был уничтожен японский бронепоезд. Однако японцы ещё оказывали сопротивление. 16 августа в порту был высажен третий эшелон десанта (более 600 солдат). Совместными усилиями десанта и пехоты 16 августа Сейсин был полностью освобождён от японцев. Японцы потеряли около 3 тыс. человек убитыми и пленными. Наши потери — 250-300 человек убитыми и пропавшими без вести. 


В результате японская армия потеряла крупный узел коммуникаций, связывавший Квантунскую армию с Японией, были созданы благоприятные условия для развития наступления на Корейском полуострове. Наши войска разгромили сильную группировку японской армии, захватили серьёзный узел обороны.
Таким образом, войска 1-го Дальневосточного фронта окончательно прорвали оборону Квантунской армии, взяв мощный узел обороны Муданьцзян и разгромив 5-ю японскую армию. Фронт стал развивать наступление в центральные районы Маньчжурии, на Харбин и Гирин. Силы Тихоокеанского флота и 1-го Дальневосточного фронта развивали наступление в Северной Корее, перехватив пути отхода Квантунской армии в Японию. 

1440437401_seising-14.8.45.jpg

Бойцы 355-го отдельного батальона морской пехоты перед высадкой 14.08.1945

2-й Дальневосточный фронт
Войска 2-го Дальневосточного фронта приближались к центру Маньчжурии с севера. К исходу 17 августа 2-я Краснознаменная армия в районе Суньуского УРа завершила разгром крупой группировки 4-й отдельной армии японцев, взяв в плен около 20 тыс. человек. После этого подвижные соединения быстро двинулись на юг. 20 августа 74-я танковая бригада ворвалась в город Бэйань. 
Силы 15-й армии, взяв город Фуцзинь, наступали на Цзямусы. Японцы, чтобы задержать движение наших войск и кораблей Амурской флотилии, взорвали железнодорожный мост через реку Сунгари, пустили по реке лес и затопили несколько барж. Однако это не смогло остановить советские войска. Корабли Амурской флотилии в районе Цзямусы высадили десант. 17 августа наши войска при поддержке артиллерии атаковали японцев в Цзямусы с разных направлений. Части 134-й японской пехотной дивизии попытались уничтожить город, взрывая и поджигая здания. Но быстрое продвижение наших войск помешало полностью реализовать этот замысел. После взятия Цзямусы войска 15-й армии двинулись на Харбин. 5-й стрелковый корпус наступал на Боли. 
Таким образом, в течение восьми суток непрерывных боев советские войска преодолели крупные водные преграды — реки Аргунь, Амур и Уссури, горный хребет Большой Хинган, разнесли мощную долговременную оборону противника. Фланги советских фронтов почти сомкнулись. Советские войска с разных направлений быстро подходили к центру Маньчжурии. Войска Забайкальского фронта вышли в район Калгана, соединившись с китайскими войсками, отрезав Квантунскую армию от японских войск в других районах Китая. А силы 1-го Дальневосточного фронта и Тихоокеанского флота взяли порты Северной Кореи, отрезав Квантунскую армию от Японских островов. 

1440438217_1263884e1f61acb5870d1ac32f326

1440438243_87c9d0dde5b2c23606b3a0bfd55b4

Жители города в Маньчжурии приветствуют моряков Амурской военной флотилии

Завершение боевых действий
Квантунская армия была отрезана от японских войск в других районах Китая и в Японии. Японская армия понесла большие потери в людях и технике и лишалась почти всех заранее подготовленных рубежей обороны. В центральных районах Маньчжурии, куда отошли остатки японской армии, долговременной обороны не было. Продолжать сопротивление было бессмысленно. Поэтому 17 августа командование Квантунской армии обратилось к советскому командованию с просьбой прекратить дальнейшие боевые действия. 
Маршал Советского Союза А. М. Василевский заявил 17 августа: «Предлагаю командующему войсками Квантунской армии с 12 часов 20 августа прекратить всякие боевые действия против советских войск на всём фронте, сложить оружие и сдаться в плен… Как только японские войска начнут сдавать оружие, советские войска прекратят боевые действия». 
В 17 часов 17 августа радиостанция разведывательного отдела 1-го Дальневосточного фронта приняла от штаба Квантунской армии радиограмму, в которой говорилось об отдаче войскам приказа о капитуляции и прекращении боевых действий. Все части Квантунской армии должны были немедленно прекратить сражение и сложить оружие. 
Однако и после этого основная часть японских войск ещё продолжала оказывать сопротивление. Лишь на отдельных участках фронта — в районе Боли на правом крыле 1-го Дальневосточного фронта, в полосе наступления 25-й армии и на левом крыле Забайкальского фронта, в районе Бухэду, японцы массово сдавались в плен. В связи с этим советская Ставка дала указание прекратить боевые действия на тех участках, где японские войска складывают оружие и сдаются в плен. 


Чтобы завершить разгром противника советское командование приняло меры для повышения темпов наступления. Были сформированы армейские подвижные отряды, в которые включили танковые батальоны, артиллерийские противотанковые батареи и стрелковые подразделения на автотранспорте. В каждой армии было по нескольку таких отрядов. В 17-й армии Забайкальского фронта сформировали три подвижных отряда, в 39-й армии — семь. Однако и подвижные отряды не всегда могли быстро продвигаться вперёд. Проливные дожди испортили дороги, вызвали разливы рек, сделали местность труднопроходимой, а местами и непроходимой.
Японское командование к 10 часам 18 августа довело до своих войск приказ о капитуляции. Но и в этот раз японцы сдавались не везде. В этот день перед войсками Забайкальского фронта капитулировали остатки гарнизона Хайларского укрепрайона в количестве 2200 человек. В районе Чжаланьтунь капитулировала 2 тыс. японских солдат. В полосе наступления 2-й Краснознамённой армии 2-го Дальневосточного фронта в районе Суньу капитулировала 123-я пехотная дивизия во главе со своим командиром. Войска 15-й армии взяли города Таньюань и Саньсин. Войска 1-го Дальневосточного фронта развивали наступление на Харбин и Гирин. 
Чтобы ускорить капитуляцию вражеской армии, советское командование решило высадить в наиболее крупных городах Маньчжурии десанты. 19 августа в Мукдене был высажен воздушный десант из 225 человек, в Чанчуне — 200 человек. 


19 августа из Харбина в штаб 1-го Дальневосточного фронта был доставлен начальник штаба Квантунской армии генерал-лейтенант Хикосабуро Хата. Его приняли маршалы Василевский и Мерецков. Василевский предупредил Хата, чтобы японские войска сдавались организованно вместе со своими офицерами. Хата согласился с требованиями советского командования и попросил оставить японским солдатам оружие в ряде городов Китая и Кореи до подхода советских войск в связи с «ненадежностью населения». Японцы боялись, что китайцы и корейцы, ненавидевшие оккупантов, их вырежут. Маршал Василевский через генерала Хата вручил ультиматум командующему Квантунской армией Отодзо Ямада, требуя прекратить более действия не позднее 12 часов 20 августа 1945 г. 

1440437791_11.ka5gya09ctcgg4gkg0ogsss8.e

Переговоры советского командования с представителями штаба Квантунской армии об условиях капитуляции японских войск

Процесс сдачи Квантунской армии значительно ускорился. Левофланговая 36-я армия Забайкальского фронта 19 августа заняла Цицикар, пленив до 6 тыс. солдат и офицеров противника. На главном направлении передовые части 6-й гвардейской танковой армии 20 августа заняли Мукден и вышли к Чанчуню. Чтобы ускорить захват Ляодунского полуострова с портами Порт-Артур и Дальний здесь 22 августа были выброшены воздушные десанты. Японский гарнизон Порт-Артура быстро разоружили. 24 августа в Порт-Артур по железной дороге прибыли части 6-й гвардейской танковой армии. Затем на Ляодунском полуострове появились части 39-й армии. Они заняли города Инкоу, Гайпин и Аньдун. 

1440437662_rok.49c5yb4alxk4g0kccokso8scs

Население китайского города Далянь (Дальний) радостно встречает танкистов 7-го механизированного корпуса 6-й гвардейской танковой армии

В полосе наступления 1-го Дальневосточного фронта 18 августа был высажен воздушный десант в Харбине, 19 августа — в Гирине. 20 августа передовые части 25-й армии вошли в Гирин, Дуньхуа. В этот же день передовые войска 2-го Дальневосточного фронта на кораблях Амурской флотилии были высажены в Харбине. Вскоре туда вышли и части 1-й Краснознаменной армии. Войска 25-й армии продолжали освобождать Северную Корею. 21 августа в порту Вонсан высадился десант Тихоокеанского флота. Японский гарнизон сложил оружие. 


В то время как наши армии занимали центральную Маньчжурию, на южном Сахалине также продолжалось наступление. Одновременно с наступлением 79-й стрелковой дивизии, советское командование организовало высадку нескольких десантов на побережье. 16 августа десантный отряд в составе одного батальона 113-й стрелковой бригады и батальона морской пехоты при поддержке кораблей и авиации Северной Тихоокеанской флотилии занял город Торо. 20 августа десант в составе 113-й стрелковой бригады взял порт Маока. Тем временем части 79-й стрелковой дивизии завершили прорыв Котонского укрепрайона и безостановочно двигались на юг. Организованное сопротивление противника рухнуло. 25 августа наши войска заняли последние основные центры Южного Сахалина. Десант в порт Отомари (Корсаков) 25 августа, через который в основном осуществлялись эвакуация и вывоз материальных ценностей японской армии, был последним актом боевых действий на острове. В итоге проведенной Южно-Сахалинской операции было взято в плен более 18 тыс. японских солдат и офицеров.

1440437988_2_1.8q6zi2j9szcwgkws8go08c0cw

Японский ДОТ, уничтоженный советскими саперами в районе Харамитогского УРа на Сахалине

Успешный ход боевых действий в Маньчжурии, Корее и на Южном Сахалине позволил советскому командованию приступить к освобождению Курильских островов. Задача по овладению Курильскими островами было возложено на командование Камчатского оборонительного района (генерал-майор А. Р. Гнечко) в составе 2-го Дальневосточного фронта. В Камчатский оборонительный район входила: 101-я стрелковая дивизия, батальон морской пехоты, гаубичный артполк и 128-я смешанная авиадивизия (78 самолётов). К операции также были привлечены корабли Петропавловской военно-морской базы (капитан 1-го ранга Д. Г. Пономарев) и 2-й отдельный бомбардировочный полк морской авиации. Так как ощущался острый недостаток специальных десантных кораблей, к десантной операции привлекли суда торгового флота. 


На Курильских островах у японцев были значительные силы, части 27-й армии: 91-я пехотная дивизия (на о. Шумшу, Парамушир, Онекотан), 89-я пехотная дивизия (на о. Итуруп, Кунашир, Малой Курильской гряде), подразделения 11-го танкового полка (Шумшу, Парамушир), 31-й полк ПВО (Шумшу), 41-й отдельный смешанный полк (на о. Матуа), 129-я отдельная пехотная бригада (на о. Уруп). Всего более 80 тыс. солдат и офицеров. Северной группой командовал генерал-лейтенант Цуцуми Фусаки.
Наиболее мощные укрепления были на острове Шумшу, расположенном всего в 6,5 милях от южного побережья Камчатки. Там дислоцировались 73-я пехотная бригада 91-й пехотной дивизии, 31-й полк ПВО, крепостной артиллерийский полк, 11-й танковый полк (без одной роты), гарнизон военно-морской базы Катаока, аэродромная команда и различные отдельные подразделения. Гарнизон Шушму составлял 8,5 тыс. человек, свыше 100 орудий, 60 танков. Здесь имелось несколько десятков дотов и дзотов, более 300 закрытых пулеметных точек, многочисленные подземные укрытия для войск и военного оборудования. Большинство оборонительных сооружений были соединены подземными ходами в единую оборонительную систему. 

1440437966_35656.9dh7p9h3ezwo8ws4s4s4skc

Один из японских береговых ДОТов, прикрывавших военно-морскую базу Катаока на острове Шумшу. В нем установлена 76-мм морская пушка Тип 41

Курильская операция началась 18 августа высадкой десанта на о. Шумшу. Японцы упонно сопротивлялись, но потерпели поражение. 23 августа японский гарнизон острова, несмотря на его превосходство в силах и средствах, капитулировал. В плен взяли более 12 тыс. человек. 22—28 августа советские войска высадились на других островах северной части гряды (до о. Уруп включительно). 23 августа без сопротивления сдался мощный гарнизон острова Парамушир (около 8 тыс. человек). 23 августа — 1 сентября были заняты острова южной части гряды. Всего на Курильских островах было разоружено и пленено более 50 тыс. японских солдат и офицеров. 
С 24 августа до начала сентября 1945 г. советские войска завершили уничтожение оставшихся очагов сопротивления противника. Было закончено освобождение Северной Кореи. 24 августа советские десантники заняли главный город Северной Кореи Пхеньян. 25 августа войска 25-й армии, продвигающиеся вдоль восточного побережья Корейского полуострова, заняли порт Гензан.

1440437266_170.jpg

Итоги
Советские вооруженные силы вписали новую страницу в славную летопись русских побед. Военные действия на Маньчжурском театре продолжались недолго, но по своему размаху и мастерству, по достигнутым результатам они относятся к самым выдающимся операциям Великой Отечественной войны и Второй мировой войны. 
В течение пятнадцатидневных боев японская армия потеряла более 880 тыс. человек убитыми, ранеными, пропавшими без вести и пленными. Полный разгром Квантунской армии стал образцом подлинной молниеносной войны, осуществлённой Советской Армией. Операция показала возросшую мощь советской империи и её вооруженных сил. Японская армия, имевшая огромный боевой опыт, с дисциплинированными и храбрыми солдатами знающими театр боевых действий, с мощной оборонительной системой, которая совершенствовалась годами, была молниеносно разгромлена! 


Стратегический замысел операции, с использованием мощных фланговых ударов по сходящимся в центре Маньчжурии направлениям в сочетании с вспомогательным ударом на севере полностью себя оправдал. Японское командование вообще не ожидало главных ударов Советской Армии на этих направлениях. Для японцев полной неожиданностью стало появление 6-й гвардейской танковой армии на перевалах Большого Хингана, а также выход войск 1-го Дальневосточного фронта в район Муданьцзяна через считавшиеся непроходимыми горы, болота и тайгу. 


Успешному прорыву полосы укрепленных районов способствовали войска, прибывшие с германского фронта и имевшие огромный опыт прорыва мощной обороны вермахта. При штурме укрепрайонов, отдельных узлов сопротивления и опорных пунктов широко применяли штурмовые группы, активно использовали артиллерию и авиацию. При развитии наступления в глубине и преследования противника использовались специально сформированные подвижные отряды. Благодаря большому насыщению советских фронтов бронетанковыми и механизированными частями, использованию кораблей Амурской флотилии и Тихоокеанского флота, высадки авиадесантов советские фронты вели в Северо-Восточном Китае маневренную войну. 
Наши войска заняли Северо-Восточный Китай, Северную Корею. Успех Маньчжурской операции позволил в кратчайшие сроки освободить Южный Сахалин и Курильские острова. Разгром Квантунской армии и потеря военно-экономической базы в Северо-Восточном Китае и Северной Корее стали решающими факторами, которые привели к капитуляции Японской империи. Лишившись сил и возможностей по продолжению войны, японское военно-политическое руководство 2 сентября 1945 г. капитулировало. Вторая мировая война была завершена. 

1440437551_tank.95z703noxmo0c4swwgow0gww

Колонна танков Т-34-85 7-го механизированного корпуса 6-й гвардейской танковой армии с десантом на улицах китайского города Далянь (Дальний)


Автор Самсонов Александр

 

PS

Для тех, кому интересна данная тема, есть хорошие материалы по ссылкам:


Советский Союз спас мир от "решительного сражения на территории Японии"
Наступление американо-английских войск на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии в 1945 году
Битва за Окинаву. Планы вторжения в Японию
Москва принимает решение выступить против Японии
Сталин восстанавливает военно-стратегические позиции России на Дальнем Востоке
Боевой потенциал Квантунской армии
Маньчжурская стратегическая наступательная операция
Прорыв обороны Квантунской армии

 

PPS

А потом американцы, желая застолбить за собой участие в разгроме Японии, скинули 2 атомные бомбы на города Хиросиму и Нагасаки.

Вот такие там были "победители"...

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Remchik
Remchik(5 лет 9 месяцев)(17:56:09 / 29-08-2015)

Интересно, есть ли опубликованные воспоминания или иные материалы от самих китайцев - как непосредственных очевидцев, так и историков?

Аватар пользователя kab249
kab249(5 лет 8 месяцев)(18:51:38 / 29-08-2015)

Батя с японцами воевал, про пулеметчиков прикованных к пулеметам рассказывал.

Аватар пользователя vtorn
vtorn(5 лет 3 месяца)(21:01:00 / 29-08-2015)

PPS

А потом американцы, желая застолбить за собой участие в разгроме Японии, скинули 2 атомные бомбы на города Хиросиму и Нагасаки.

Вот такие там были "победители"...


не совсем так: наши войну япам объявили поздно вечером по Мск 8 августа, на следующий день амеры 2ю атомную бомбу скинули, т.е. в первый день нашего наступления! эти атомные бомбы вообще никак особо не повлияли на окончание войны ИМХО...

Аватар пользователя Загрядкин-Ватников

Дед мой воевал на Дальнем Востоке. Рассказывал, что китайцы так были рады освободителям, что порой в приливе благодарности отдавали последние ништяки нашим бойцам, хотя сами голодали. Дедушке досталась деревянная шкатулка с инкрустированной крышкой, запаянная по краям то ли воском, то ли какой-то смолой. Это было что-то вроде консервной банки. А сами консервы представляли сомой огромных, аккуратно выпотрошенных дождевых червей в каком-то соусе. Консервы были выброшены, а вот шкатулочку дед привез домой.

Аватар пользователя lester
lester(5 лет 2 месяца)(10:17:34 / 31-08-2015)

На карте восточнее Харбина, г. Мулино. Деда за это наградили медалью За Боевые.

1 ДВФ

5 А

215 сд

618 сп

не смотря (прим.так в тексте приказа) на сильный огонь противника упорно продвигался вперед и достигнув расположения врага, огнем своей винтовки истребил 2 японских солдат

Аватар пользователя shed
shed(5 лет 2 недели)(23:17:12 / 29-08-2015)

Спасибо за материал и ссылки

Аватар пользователя faraon
faraon(4 года 8 месяцев)(05:59:45 / 30-08-2015)

Спасибо за материал!

Отец там был, лёгкое ранение, награды... на войне как на войне...

Про пулемётчиков прикованных цепями тоже рассказывал, про разведчиков, вкопанных в землю до плеч, крики "банзай"...

Любовь к русским была действительно настоящей и неподдельной; дарили самое дорогое. В каждой "ханзе" (полуземлянка, накрытая рисовой соломой) непременно, обязательно водилась "цуйка" (рисовый самогон).

Угощались, конечно, не без этого, признавался папа.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(20:30:41 / 30-08-2015)

А вот рассказ человека, служившего на территории Китая уже после окончания военных действий. 

«Однажды я спас японцев от китайцев»

Сергей Радионов (первый слева) с сослуживцами в Китае. Фото из личного архива Сергея Радионова     
Забайкальский ветеран — о службе в Китае после окончания Второй мировой

Победа над Японией, 70 лет назад поставившая точку во Второй мировой войне, была быстрой: всего 24 дня понадобилось Красной армии для разгрома миллионной Квантунской группировки. Освободив северо-восточный Китай от японских оккупантов, войска Забайкальского фронта до весны 1946 года оставались на территории этой страны. О том, какой была служба в Китае после войны и как складывались отношения с местным населением, «Русской планете» рассказал связист штаба Забайкальского фронта Сергей Савельевич Радионов.

«За плохую связь расстреливают, так что учитесь серьезно»

В августе 1941 года меня вызвали в Красночикойский райком комсомола. Когда я туда пришел, там было около десяти ребят, таких как я. Секретарь райкома говорит: «Нашему военкомату дали разнарядку направить на двухмесячные курсы радистов-связистов с тем, чтобы по окончании этих курсов выехать на фронт. Как вы к этому относитесь?» Мы говорим: «Конечно, согласны». — «Тогда пойдемте в военкомат».

Пришли в военкомат, и там начали нас оформлять. Дело дошло до меня, а работник военкомата говорит: «Вас я не могу записать. Возраст не дошел до призывного». Я говорю: «Вы придумайте что-нибудь, что мне теперь, домой возвращаться?» — «Ну, если напишешь заявление как доброволец, то пожалуйста». И я написал заявление, что добровольно вступаю в ряды Красной армии. После нас отправили по домам и сказали явиться через сутки. Приехал я, а мне говорят: «Вы можете идти домой, потому что добровольцев много набралось». А я отвечаю: «Ничего подобного, я вперед заявление написал». В общем, они согласились и отправили меня в Читу.

Привезли в гарнизон связи, на базе которого были организованы курсы, и начали мы учиться. Через полмесяца появляется лейтенант. Тоже радист, приехал с фронта. Стал рассказывать, что немцы стремительно наступают. Командиры обозленные, связь плохая, и если кто из радистов не может ее обеспечить, то могут расстрелять на месте. «Поэтому, — говорит он нам, — учитесь серьезно».

После этого я начал действительно серьезно заниматься и по окончании курсов вошел в десятку отличников. Курсы окончились, нас выстроили на плацу и говорят: «По приказу Сталина выпускники курсов остаются в распоряжении Забайкальского военного округа». Через день после этого стали приезжать представители частей и разбирать нас. Нас, отличников, от них прятали, чтобы для себя оставить. В гарнизоне организовался батальон связи, который обслуживал штаб военного округа, куда попал и я. Стал служить. За первый год стал ефрейтором, за второй — сержантом. Потом меня командировали в поселок Хадабулак, где находился учебный штаб фронта. Когда я туда прибыл, мне сказали, что здесь организуется фронтовая гидрометеорологическая станция и я буду отвечать за радиосвязь, сбор метеоданных и радиозондирование.

«Враждебности со стороны японцев не ощущалось»

Когда началась война с Японией, мы вместе со штабом двинулись на китайскую территорию. Сначала остановились в Баян-Тумене в Монголии, потом переехали в Тамцаг-Булак и в конечном итоге оказались в китайском Чанчуне. Там заняли бывший штаб Квантунской армии. Война закончилась, но мы оставались там.

Однажды в феврале 1946 года меня как старшину вместе с шофером отправили в Харбин, чтобы получить машину и пригнать ее в Чанчунь. Приехали, получили машину и привезли ее на вокзал. Погрузили на платформу, закрепили и стали думать, как ехать нам. На улице стемнело, мороз сильный, в кабине автомобиля не поедешь. Пошли мы вдоль поезда, смотрим, из одного вагона идет дым. Постучали. Открыли нам китайцы, которые везли кули с крупами, макаронами и мукой. Был среди них пожилой китаец лет шестидесяти и трое или четверо молодых. Они ехали в Мукден. Я предположил, что это китайский купец везет продукты на продажу.

Мы им стали толковать, что сопровождаем машину и нам надо доехать до Чанчуня. Они с радостью нас приняли, и мы поехали. Под утро поезд остановился. Кругом ничего нет. И вдруг несколько человек снаружи раскрыли дверь и ворвались в вагон. Мы поняли, что это бандиты. У нас с водителем с собой были винтовки, и мы стали стрелять поверх голов. Они, конечно, испугались и ретировались. Мы закрыли дверь, подождали час и пошли к паровозу. Не дойдя до головы состава метров семьдесят, я заметил ледяную дорожку — значит, машинист слил воду. Подходим, а машинист топку притушил и показывает, что воды нету и ехать не может.

Мы поняли, что, скорее всего, был организован грабеж этого купца, а мы этому помешали. Мы забрали машиниста и пешком пошли до ближайшей станции. Там сдали его и рассказали, в чем дело. Потом пришел другой паровоз и дотащил наш состав до станции. Китайский купец стал нас угощать и благодарить за то, что мы спасли его. Купил нам бутылку местной водки — ханшин называется. Очень неприятно она пахла. Поставил на стол рюмки — маленькие, как наперстки. Шофер мой смотрел-смотрел, потом смел это все со стола, подводит китайца к прилавку и показывает на бутылку виски. Ну, тому что делать? Купил.

С японцами доводилось, конечно, общаться. У нас нормальные были отношения — враждебности не ощущалось. Вот китайцы были очень обозлены на них, и однажды я даже спас японцев от китайцев. Недалеко от расположения нашей части находился полицейский участок. И я познакомился с тамошними полицейскими, заходил к ним иногда. Как-то раз прихожу, а они поймали где-то на улице двух японцев, притащили их в участок и давай избивать. Я решил вступиться, отнял у полицейских этих японцев и выпустил их.

Связист штаба Забайкальского фронта Сергей Савельевич Радионов. Фото: Матвей Журбин / «Русская планета»

Некоторые японки занимались проституцией. Многие из них потеряли работу и торговали собой. Был такой случай. С дровами было плохо, и я узнал, что в бывшем японском арсенале вооружение все вывезли, но остались деревянные настилы из брусьев. И мы решили поехать туда попросить их на дрова. Не доехали с километр до этого арсенала, видим — идет солдат. Остановились, и я спросил его, куда он идет. Он ответил, что идет охранять арсенал. Мы ему сказали, что хотели бы получить эти настилы на дрова. Он говорит: «Если отвезете японок из нашей части, то я вам нагружу».

Мы нагрузили машину брусом, сел к нам его сменщик, и поехали мы к ним в часть. Приехали, посадили к нам в машину четырех японок. Одна в кабину села, чтобы дорогу показывать, а остальные в кузов. Привезли мы их прямо в центр Чанчуня. Они вышли, и тут к машине подходит военный в звании капитана и говорит: «Кто старший на машине?» Я говорю: «Я». — «Что ты делаешь?! Ты же *** (проституток. — РП) развозишь! Ты же под суд попадешь!» Отчитал меня, а я ему объяснил, по какой причине мне пришлось их везти. Он говорит: «Только по твоей молодости не стану с тобой возиться. Но имей в виду, что можно загреметь за это».

Как-то раз мы там проводили антиэксплуатационную борьбу. У нас ведь в Советском Союзе эксплуатация человека человеком считалась позором. А мы увидели, что китаец, запряженный в оглобли, везет тележку, а в ней сидит китаянка. Мы возмутились: как это так, человек человека везет? Остановили их, сказали, чтобы китаянка слезла. Она вышла, а у нее ноги изуродованные. Перематывали им, чтобы они маленькими были. У них считалось это красивым. И вот у нее такие ступни, она на них даже стоять толком не может. Тогда мы разрешили дальше ее везти.

Однажды нас с еще одним солдатом командировали в Харбин. Идем мы по городу и видим надпись по-русски: «Чай, молоко». Решили зайти. Это оказалось небольшое кафе, которым заведовал китаец, а официанткой работала японка. Красивая, хотя фигуру не видно: была одета в какое-то мешковатое платье. Я ей показываю, что она красивая, только одежда не очень. Она принесла разговорник, и стали мы общаться. А мой товарищ и говорит: «Слушай, если она понравилась тебе, давай увезем ее в Чанчунь. Там устроим в пошивочную, и будешь с ней дружить». Давай я ее сватать по этому разговорнику. И она почти согласилась, но сказала, что ей надо поговорить с мамой и братьями. А китаец, хозяин кафе, насторожился. Видно, не хотел ее отпускать. Договорились мы, что вечером придем и она даст ответ. Пришли, но она отказалась, сказала, что не может родню оставить.

За мародерство или жестокость в отношении местных нас карали строго. Вот был случай. Пришли мы в китайскую лавку, увидели радиолампы. Стали смотреть их и торговаться с китайцем. Вдруг заходит такой начальник — откормленный, в кожане. Ни погон, ничего нет у него. У китайца спрашивает: «Эти?» Китаец кивает головой. Начальник открывает дверь и говорит: «Патруль! Идите сюда. Уведите этих в первую комендатуру». Привели нас туда. Давай допрашивать, а мы ничего понять не можем. Они говорят: «Почему мародерством занимаетесь?» Мы отвечаем, что ничего такого не делали. Они нас обыскивают, а у нас нет ничего. Вызвали переводчика — русского мальчика лет двенадцати, а из лавки китайский подросток пришел. Китаец доказывает, что мы угрожали им, а русский за нас заступается, кричит: «Врет он, врет!» В конечном итоге ничего от нас не добились, повезли в главную комендатуру и посадили в камеру. Наутро приехал лейтенант из нашей части, и нас отпустили. И все никак понять не могли: за что нас арестовали-то?

Пришли в расположение части, и тут все выяснилось. С нами в лавке был сержант Фукин, который раздобыл где-то маузер и ходил с ним все время. Он увидел, что мы с китайцем торгуемся, и решил «помочь». Показал из-за наших спин китайцу маузер, чтобы он нам подешевле продал. А китаец мальчишку в комендатуру отправил. Сам-то Фукин пистолет показал и из лавки вышел, а нас загребли.

«Отечественное не подвезли»

Во время службы в Чанчуне мне удалось повидать разных знаменитых людей. Как-то раз командир говорит: «Сейчас придет сюда генерал-майор Беляков, который летал с Чкаловым в Америку через Северный полюс. Он занимается организацией радиомаяков и придет на твою радиостанцию послушать, как они работают». Вот он пришел, я ему доложил, что радиостанция готова, он послушал и ушел. Вот так я увидел знаменитого летчика.

В другой раз веду я свое отделение с обеда. Вдруг вижу навстречу идут начальники — сверкают лампасами и околышами. Пригляделся, а это маршал Малиновский и член военного совета фронта генерал-лейтенант Тевченков. Я даже перепугался и решил, что сейчас дам команду: «Равнение налево». Возьму под козырек и пройду. Но, не доходя метров десять до нас, Малиновский машет мне рукой, чтобы я подошел. Я подскакиваю к нему и докладываю: «Товарищ маршал Советского Союза, группа бойцов следует с обеда». Он меня спрашивает: «Почему у вас часть бойцов в трофейном обмундировании?» Дело в том, что часть старослужащих к тому моменту уже демобилизовалась и у нас людей не хватало. И нам разрешили взять людей из артиллерийского полка. Мы пошли и взяли человек семь, а они были в японском обмундировании. Я говорю: «Отечественное еще не подвезли!» Он посмотрел на меня, рукой махнул и пошел дальше.

В 1946 году из Чанчуня штаб перевели в Хабаровск. Потом его расформировали, и я попал в город Бикин в Краснознаменную Харбинскую артиллерийскую бригаду. И там служил уже до демобилизации в марте 1947 года.

http://rusplt.ru/society/odnajdyi-ya-spas-yapontsev-ot-kitaytsev-18572.html

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...