Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Европу разрушают целенаправленно (о мигрантах)

Аватар пользователя АннаGPM

 Маленький городок Канижа на сербско-венгерской границе. Каждое утро в шесть утра колокола церкви Петра и Павла начинают свою печальную песнь. Они рыдают так пронзительно и отчаянно до семи утра, что спать уже невозможно. Я подхожу к окну и отдергиваю занавеску. Площадь перед отелем опустела. ОНИ ушли. Остались только «смотрящие» — несколько смуглых молодых мужчин, спящих на траве под деревьями.

Но вот первый междугородний автобус тормозит на центральной остановке, выпуская свежую партию беженцев. В основном, это мужчины до 30 лет в джинсах и футболках. Но есть и женщины в хиджабах с маленькими детьми на руках. Несмотря на изнуряющую жару, женщины укутаны в темные шерстяные одежды. Некоторые даже в черных перчатках. Все эти люди очень уверены в себе и совершенно равнодушны к очарованию старинного христианского городка. В девять часов на углу открывается кафе «Венеция», куда беженцы идут, чтоб зарядить свои новенькие айфоны и ноутбуки, сходить в туалет или даже вымыть голову в раковине.

К вечеру в центре Канижи яблоку негде упасть. Сотни людей расположились временным лагерем на двух центральных площадях. По самым скромным подсчетам, их около двух тысяч человек. Они сидят на траве, едят, пьют и с презрением смотрят на городских уборщиков, которые вынуждены подбирать за ними пластиковые пакеты, бутылки, окурки, остатки еды.

Спускается ночь. Темнота — это сигнал. Люди разбиваются на группы по 30-50 человек. В каждой из них — свой вожак. К одиннадцати вечера группы пешком выдвигаются к сербско-венгерской границе. Жители молча наблюдают сквозь окна, как по тихому, словно умершему городку двигаются черными тенями иммигранты.

«Они пешком выходят из города, а потом их подбирают на автобусах цыганские мафиози, — рассказывает таксист Виктор. — Нам не разрешено подвозить нелегалов. Полиция уже арестовала пять машин из нашего таксопарка. А цыгане делают что хотят. Они — главные проводники беженцев на всем балканском маршруте. Цыгане довозят беженцев почти до самой границы, а потом ведут их через лес в Венгрию только им известными тропинками. Все началось с января. Люди стали прибывать организованно, каждый день. И поток все нарастает. Честно говоря, нам страшно. Что же с нами будет?

В 2015 году Европа взорвалась. То, что начиналось, как тоненький ручеек иммиграции, вдруг превратилось в мощную людскую волну, готовую смести уютную, чистенькую Европу. К двум прежним маршрутам: через Гибралтар в Испанию и Средиземным морем до итальянской Лампедузы — прибавился новый, удобный и безопасный, балканский маршрут. Сначала из турецкого Измира до греческих островов (первой жертвой пал знаменитый остров Лесбос. Греки рассказывали мне, что турки всячески помогают иммигрантам. Ходят слухи, что Турция намеренно спонсирует беженцев и буквально выталкивает их в международные воды.) Потом Афины, Македония, Сербия, Венгрия, а дальше поток разбивается на две части — Австрия и Германия или Словакия и Чехия. Даже Англия, с таким чувством превосходства разбомбившая несчастную Ливию, вдруг обнаружила, что островное положение не спасает ее от нашествия. Тоннель под Ла-Маншем ежедневно штурмуют озлобленные беженцы. А в Германии властям пришлось прибегнуть к помощи армии, которая предоставила палатки иммигрантам и охрану от разъяренных местных жителей.

С января по июль только по балканскому маршруту прошло сто тысяч человек. Социологи предсказывают, что к концу года их будет уже 250 тысяч. А следующий год обещает катастрофу.

Я много раз работала в «горячих точках» и на своем веку перевидала огромное количество беженцев. Плачущие женщины в домашней одежде и в тапочках на босу ногу, грязные дети в обносках, мужчины с каменными лицами, злые от собственной беспомощности. Они были рады бутылке воды, куску хлеба, небольшой денежной помощи. ЭТИ беженцы поразили меня своим внешним благополучием и умением быстро устанавливать свои порядки.

Парк в Белграде рядом с автовокзалом. Он выглядит так, как выглядят сейчас парки во многих городах Европы. Мужчины, моющиеся в фонтанах, целые семьи, спящие на траве. Как только я вхожу на территорию парка, ко мне наперерез бросается группа парней. «Вы не можете здесь снимать», — заявляет один из них на приличном английском, указывая на мой фотоаппарат. «Вот как?! — восклицаю я и упираюсь руками в бока. — Парк — это публичное место, а я журналист и выполняю свою работу». «Здесь наши женщины!» «И что? Ваши женщины все в хиджабах и закрыты с ног до головы. Если им не нравятся здешние порядки, они могут вернуться обратно. Вы знаете, что Белград — это столица православного христианского государства? И женщины ходят здесь с открытыми лицами? Сколько часов вы находитесь в Белграде?» «Трое суток», — отвечает мой растерявшийся оппонент. «И уже устанавливаете свои правила? Это не ваша земля».

Тут мы оба снижаем тон и заключаем перемирие. Моего нового знакомого зовут Халид, он из Дамаска, ему 21 год. «Я настоящий сириец, — с гордостью говорит он. — Не то что все эти...» Он презрительным жестом указывает на людей, оккупировавших площадь. «А почему это важно?» — удивляюсь я. «А все тут врут, что они из Сирии. Просто, Сирия — это сейчас модно. Во всех газетах пишут. Никого не интересуют беженцы из Ирака, Афганистана, Ливии, Туниса. Вот даже афганцы стали называть себя сирийцами».

«А зачем мне воевать за Асада? Я лучше в Германию уеду». «А почему ты не просил убежища в Греции, Македонии или хотя бы здесь, в Сербии?» «Это все нищие страны, — презрительно морщит нос Халид. — Я даже не знал, что Европа — такая бедная. Мы в Сирии до войны жили гораздо богаче. Только за дорогу до Белграда я заплатил перевозчикам и проводникам 3000 долларов. А до Германии — еще придется выложить полторы тысячи. У меня есть деньги. Я могу оплатить пятизвездочный отель в Белграде, но меня туда не пускают, потому что местные власти дают нам только 72 часа на пребывание в стране. А моя регистрация кончилась сегодня. Даже здесь, в парке, я плачу за душ и туалет. Зато потом в Германии все будет бесплатно: образование, пособия, жилье для иммигрантов. Там хорошо! Я хочу поступить на факультет экономики. Как только устроюсь, перевезу туда всю мою семью: двух братьев, отца, мать, бабушку и трех сестер».

Смуглый суннит из Идлиба по имени Джамиль с двумя детьми спрашивает меня, когда их всех заберет автобус и доставит к месту отдыха. Он крайне возмущен такой «неорганизованностью». Трудно поверить, что этот человек прошлой ночью нелегально перешел границу. Он ведет себя как пассажир на автобусной остановке, раздраженный тем, что автобусы почему-то идут не по расписанию.

Пять симпатичных молоденьких женщин в хиджабах устроились на скамейке в тени под раскидистым деревом под охраной двух свирепых мужчин. «Салям алейкум», — приветствую я. «Хэллоу», — дружно отвечают они. Одна из них по имени Аиша берет на себя роль переводчицы. С трудом подбирая английские слова, она объясняет, что они сирийцы из Алеппо и едут целой семьей в Германию. В пути они уже десять дней. В Германии у них никого нет, но они слышали, что там принимают всех беженцев. Деньги у них есть. Путешествие всей семье обойдется в кругленькую сумму: свыше 20 тысяч долларов. У их матери диабет, но они уверены, что немцы обязаны лечить ее бесплатно.

Беженцы в Белграде совсем не похожи на сирийских беженцев, которых я видела в Ливане. Там трагические личности, люди, лишившиеся всего и медленно умирающие под жестоким солнцем в скученных лагерях, до которых никому нет дела. Те, кто добрался до Европы, — это элита. С деньгами и со своими сверхзадачами.

Рано утром из венгерского леса неподалеку от городка Ашотхалом прямо на дорогу выходят группы смуглых людей с рюкзаками на плечах. Все они нелегально перешли границу прошлой ночью, и теперь им нечего бояться. Они отлично ориентируются по GPS в своих телефонах. Их главная задача — встретить первого полицейского и предъявить ему табличку на английском «asylum» (убежище), если в группе нет никого худо-бедно говорящего по-английски. На официальном языке это называется «выражение намерения об убежище».

С этого момента они получают право на 72-часовое пребывание в стране. И не только. На койко-место в центре для беженцев, бесплатное трехразовое питание, одежду и обувь из сэконд-хэнда и бесплатные билеты на поезда по всей стране.

Венгерский город Сегед. Железнодорожный вокзал. Деревянный домик, где уже все готово для приема беженцев волонтерами из благотворительной организации. Вода, фрукты, сэндвичи и «халяльная чорба» (мясной суп). «Почему халяльная? — спрашиваю я у толстой, некрасивой, но добродушной женщины, которая моет тротуар перед домиком. — Разве беженцы не должны привыкать к условиям жизни в Европе?» «Конечно, нет! — возмущается она. — Это может оскорбить их религиозные чувства. Они очень ранимы».

Для беженцев приготовлены биотуалеты, души, водные вентиляторы для освежения, бесплатный интернет и подробные инструкции, как вести себя с властями. Все начищено до блеска, на подносе выложены яблоки, лица добровольцев сияют от предстоящей радости встречи с «жертвами».

То, что происходит дальше, оскорбляет меня до глубины души. У вокзала останавливаются несколько автобусов, до отказа набитых молодыми мужчинами. Выходя на улицу, они немедленно начинают разговаривать по телефону и подключать модные гаджеты к интернету. Небрежно, не обращая никакого внимания на взволнованных, раскрасневшихся «волонтерш», они берут бутылки с водой, сэндвичи, тарелки с супом. Они даже не говорят «спасибо»!

"И медицина, транспорт, еда, образование, — все бесплатно. Англичане — наши бывшие колонизаторы. Они за все заплатят. Иншаллах!» - говорит тщедушный беженец из Пакистана.

"Они повсюду. В общественных парках они спят прямо на траве. Мы не знаем, чем они болеют, какие вирусы они приносят с собой. Это настоящая катастрофа!" - говорит член венгерского парламента от партии «Йоббик» Мартон Дьендьеши.

Евросоюз не хочет говорить о реальных проблемах. Бюрократы из Брюсселя твердят только об экономических и социальных причинах нового переселения народов. Но если мы хотим увидеть корень проблемы, мы должны понять, что основная причина — внешняя политика Запада. Вмешательство в Северную Африку и Ближний Восток, дестабилизация таких стран, как Ирак, Сирия, Афганистан, Тунис, Ливан, Египет, Ливия. И это только начало. Мы до сих пор не знаем, какое количество мигрантов придет к нам с Украины, если случится ее коллапс и экономическая катастрофа (а это лишь вопрос времени). Европа все еще болтает о мультикультурной политике, о толерантности, о правах беженцев. Но Евросоюз, как пациент, который не знает, что он болен. Для Венгрии все это обидно. Венгры никогда не имели колониального прошлого. Вот Франция и Англия платят за свои преступления. Они колонизировали восточные народы, а теперь их бывшие рабы возвращаются и требуют компенсации. Но нам нечего стыдиться»." - продолжает Мартон.
«Невиновных нет!» Ахмад, хирург, беженец из Ливии, его сын, участник свержения Каддафи, погиб, осталось две дочери.

«Модные» войны! — саркастически рассмеялся доктор Ахмад. — Что ж, вы правы. Европа не хочет слышать о беженцах из Ирака и Афганистана. Они готовы заткнуть себе уши ватой! Но еще оскорбительнее они реагируют на беженцев из Ливии. Ведь именно Франция и Великобритания бомбили мою страну. Теперь они от нас отворачиваются! Мол, мы же принесли вам демократию, а вы не смогли воспользоваться плодами свободы! Это вам, ливийцам, должно быть стыдно за то, что вы обманули наши ожидания. Каюсь, я тоже был дурак. Была эйфория, когда свергли Каддафи. Мой сын был восторженным мальчиком и восхищался революцией, но он погиб.

«Но местные жители в панике от нашествия! — говорю я. — Греки, сербы, венгры, словаки, чехи твердят, что они этого не заслужили! Это не их вина, что весь Ближний Восток и Северная Африка утопают в крови».

«Вот как! — восклицает доктор Ахмад, и желтоватые белки его огромных африканских глаз наливаются кровью. — У меня нет претензий к сербам. ПОКА. Но Греция, Венгрия, Словакия, Хорватия — члены НАТО. Да, они не бомбили мою страну, но разве они не платят деньги в военный бюджет НАТО? Разве не посылают своих солдат в Афганистан и Ирак? Им не удастся избежать наказания. НАТО залило кровью весь Ближний Восток, и теперь слабая Европа, отдавшая власть над собой американскому Сатане, будет уничтожена. Наши женщины нарожают детей. Через пять лет лицо Европы полностью изменится. Я не радуюсь этому. Я уважаю великую европейскую культуру и не хочу, чтоб вместо церквей здесь стояли минареты. Но так будет. Это возмездие. Иншаллах!»

Последствия обрушиваются на Европу, но Евросоюз — не столько союзник США, сколько соперник. Вот почему Америка принудила ЕС участвовать во всех военных операциях, спонсируемых США, начиная с войны против Югославии. В действительности, европейцы воюют против самих себя.

Атака на Ливию была варварством, символом которого стало чудовищно жестокое убийство Каддафи. Теперь мы получили огромную бесконтрольную территорию с разгулом бандитизма. Война в Ливии обнажила лицо Запада — эгоистическое и неоколониальное. Мы увидели Францию, страдающую комплексом неполноценности, давно потерявшую престиж, и Саркози, разыгрывающего Наполеона. Мы увидели Британию, которая имеет огромный колониальный исторический опыт, но ей недостает военной мощи. Именно англичане часто выступают подстрекателями конфликтов, пытаясь объединить свои амбиции бывшей империи с американской мощью и властью. А теперь и англичане, и французы хором закричали, что нужно что-то делать с иммигрантами. А ведь мы имеем дело с классическим эффектом бумеранга.

Да, взорвалась иммиграционная бомба, но причины взрыва сложнее, чем кажется на первый взгляд. К нам едут молодые, образованные мужчины с деньгами. Все модные парикмахерские в Белграде забиты людьми с Ближнего Востока. В дорогих химчистках они сдают вещи целыми мешками. Абсолютно ясно, что кто-то помогает им финансово.

Полиция уже признала, что среди иммигрантов есть экстремисты. Все, что полиция может сделать, — это взять их отпечатки пальцев. Перед нами так называемые «спящие террористы». Когда понадобится, их «разбудят», и Европу захлестнет волна террора».

http://best.kp.ru/msk/europe_migrants/

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Офисный планктон

Европу уже много лет готовят к войне с мусульманами. И вопрос не в том, будет или не будет эта война, а когда она начнётся.

Аватар пользователя Bledso
Bledso(4 года 8 месяцев)(18:30:39 / 27-08-2015)

Очень хорошо.

Верное решение "европейского нарыва".

Аватар пользователя alex_midway
alex_midway(5 лет 9 месяцев)(18:40:50 / 27-08-2015)

«Вот как! — восклицает доктор Ахмад, и желтоватые белки его огромных африканских глаз наливаются кровью. — У меня нет претензий к сербам. ПОКА. Но Греция, Венгрия, Словакия, Хорватия — члены НАТО. Да, они не бомбили мою страну, но разве они не платят деньги в военный бюджет НАТО? Разве не посылают своих солдат в Афганистан и Ирак? Им не удастся избежать наказания. НАТО залило кровью весь Ближний Восток, и теперь слабая Европа, отдавшая власть над собой американскому Сатане, будет уничтожена. Наши женщины нарожают детей. Через пять лет лицо Европы полностью изменится. Я не радуюсь этому. Я уважаю великую европейскую культуру и не хочу, чтоб вместо церквей здесь стояли минареты. Но так будет. Это возмездие. Иншаллах!»


Уж воистину Иншаллах!

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...