Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Северные воды

Аватар пользователя eprst

Условная линия разделения северного и южного миров, цивилизаций и пространств, проходит по границе средневековья и Рейну. Словно из тумана, выплывают территории на шкале истории, градирующие нарративы, как бусинки добавляются на уже плотное ожерелье. Традиционно, падение Рима стало падением Рейна, как грани миров - один мир захлестнул другой. Мир варваров за-ренья, перешел в мир античных народов. В основе своей, в этом умысливании лежит все тот же подход, ставший причиной нескончаемой череды споров "врут-не врут". Это не тот Миф, который я обговаривал ранее, но это мифы его отражения, отзеркаливания все той же сущности не-понимания и утверждения своих мифов на руинах Мифа. Наверное стоит сказать, что в данном случае я использую собственное арго и мой Миф, это пространство расчетов, где умысливание - единица измерения. Равно как и стоящая за всем этим Мета - Цель.


  Мы свыклись с мыслью, что некие дикари захватили Рим и превратили его в руины для туристов. Мы не хотим спорить, предпочитая картинки горящего Рима, вопросам quae и cui bono? Мы смотрим на историю в той оптике, что нам предоставили, в той интерпретации, что нам досталась. Каждая эпоха имеет свои пристрастия и свою моду, в том числе как говорить и о чем. Равно как и свои потребности утверждения.  Даже внутри этого пространства, появляются сложности в навигации - нужна обученность особому языку, особому способу мышления и способу критиковать этот образ мыслей. Большинство любителей из "исследователей" интернета, не отличают города "античности" от планировки "классицизма". Пущенная мной тема исследования застройки города не нова. Еще в 19 веке проводились первые попытки прочесть город через расположение и зонирование зданий в нем как отражение мышления жителей. Однако любители побегать то по "звездам", то по прямым улицам "античного" Петербурга, используют семантику выгодную исключительно их моменту. Почему же другие не имели право на это? Отчего же их называть фальсификаторами и впадать в иную крайность - видеть лишь свои линии и утверждать ложность всех иных, придумав свои нарративы - "дубликат", "подлог", "обратное прочтение" и тд. Все это имеет место быть и я не спорю, что история полна ложных опусов, но я говорю о семантике и подходе. Споря о задвоенности сообщений источника, не факт, что сам источник не является подлогом для оправдания существующих версий событий. Большинство знаний из целых периодов средневековья, черпается из одного-двух нарративов, которые фактически формируют целые миры. Не будь Григория Турского, кто бы пел песни о Меровингах?


   Внутри сформированной истории, в первую очередь лежали умысливания своих идей, затем шли факты и их толкования, только затем появлялась "история" и ее "критика". Чтобы написать историю Венеции, вначале брали ее гороскоп и изучали по всплескам планетарных явлений, когда и как Венеция могла иметь преимущества и когда слабела. Это и была история. Затем эти рассуждения превратили в "источник" и теперь сверяются с той же натальной картой, только вместо планет теперь там "источники", "авторы" и тп. Чтобы солгать не нужно ничего прятать и тасовать факты. Достаточно по иному их озвучить. Нарративные мифы, мифы старцев - живут намного дольше, чем истина. Никто не знает, кто бился под Азенкуром, но расхожее мнение говорит об англичанах и французах, хотя историография уже как минимум с середины прошлого столетия и в массе с его конца, говорит о битве династий и формаций, где с двух стороны аристократы одного рода, с одной культурой и говорящие на одном языке (французском), решали свои клановые вопросы и понятие Франция или Англия, для были совсем иными, чем для нынешних французов и англичан. То же самое касается Рима, где Рим, будучи по сути, смесью колониальной и территориальной империй, преподается как некая единая структура, хотя внутри этой структуры, странным образом прописаны все спорные моменты нынешней истории, вплоть до дискурса эпохи Наполеона. Федераты, которые описываются как дикие германцы, на деле имели свое бытие исключительно в рамках римского мира. Они появлялись из ниоткуда, получали свое описательное явление внутри пространства римской империи, и, если покидали ее границы, то исчезали навсегда. Вне пределов римского фокуса, варвары не существуют, ибо некому их отражать между тем и этим.


      Ныне, западная история учитывает эти моменты и потому, уже звучат сомнения в таких терминах как "падение" Рима или "конец римской империи". Ведь те же "варвары" на троне, продолжали использовать римские титулы и римские термины для само-помещения внутри их видения римского государства. Их римского господарства. С иной стороны, "варварские" генералы, наподобие Стилихона или Рицимера, как минимум за столетие до традиционной даты падения Рима, правили им и косвенно или прямо, представляли власть иных римлян. Так что тогда "падение Рима"?

  Более близкий период крестовых походов имеет те же признаки спресованного нарратива, вбитого в головы исходя из потребностей своего времени. Клерикализм 19 века даже в отрицании, был пронизан собственной семантикой. Никто не смотрит на крестовые походы вне контекста некоей святой земли. Мало кто упоминает, что сам термин "крестовый поход", есть неологизм, который никогда не употреблялся в эпоху, которую обязан описывать. Средние века или как они там себя сами воспринимали, знали исключительно Паломничество.  Таком образом, простой семантикой, создается размытая картина воинственных походов  "королей и знати", раннего средневековья, и мирного "паломничества" массы не менее знатных и способных держать оружие людей, поздних времен. Суть изначального умысливания  у них выходит одна -  пиллигримство. Но два нарратива, основанные на умысливании интерпретаторов и словесном об-игрывании одного и того же явления, порождают целую новую эпоху. Яркий век рыцарей на востоке и скучный век дворян в прочании. Хотя как по мне, устремление увидеть некую святую землю, это вторичные причины и сугубо оправдательные мифы пост-фактум. Мало кто вспоминает, что реальным зачинщиком первого "крестового похода", были южно-французские клерики и аристократы, а "папа", оказался рядом и "освятил" этот прожект. Даже в этой истории, семантика есть первичная аллегория объемного арго, серебренного слова, которое первичнее золота. Горожанин призывает верных сохранять Падедье, и призывает защитить греков от сарацин с оружием в руках. "Горожанин" есть прямое прочтение имени Урбан - папа, который якобы объявил поход. Город Клермонт, где заседали верные, есть Гора Значения, она же guerre, воинственный утес. чье гальское нзвание Немессос (священная роща), странным образом превратилось в ранне средневековое имя епископа Намаса, основавшего здесь собор (разве возвышенные контрофорсы соборов, не есть священный лес?). Официально, в стране где проходит собор, король отлучен папой, который оказался в самом сердце Франции - Клермонте, советуясь о походе с Тулузским графом и Адемаром, местным епископом. Выходит и поход вдохновили они? На юге Франции стоит Авиньон, тот самый Город пап, и живут греки, чьим самым знаменитым городом считается Марсель. Уже здесь, можно увидеть линии иных нарративов - каких греков защищали эти первые "крестоносцы"? Ведь никакого Иерусалима не упоминает ни один источник речи Урбана. 

 Эти походы южан известны хорошо. Их результатом стали мифы востока и греко-латинская колонизация Балкан. Есть своя история и у крестоносцев севера.  Исследуя историю так называемыхсеверных крестовых походов, совсем не обязательно верить в сказанное там в буквальном смысле. Начиная с самого слова "крестовый". За этим явлением стоит мощная мифологемма о развитых германцах, покоривших дикие племена прибалтов и славян. Обе стороны используют этот нарративный миф в полной мере. Одни - для оправдания своего высшего значения, другие, для поиска иного бытия в виде никем не видимой, но великой утраченной культуры. Стоит напомнить, что Германия как явление никогда не существовала. Между Тацитом и Гогенцоллернами имперского  разлива, понятие Германия было скорее условностью, чем географическим или этническим компонентом. Наполеон не нашел ничего лучшего, чем назвать созданный им конгломерат из разношерстных государств - Рейнским Союзом. Львиную долю созданной в 1871 Германской империи, составляли северные владения Пруссии, в то время как южная Германия, утратив свою независимость, сохранила обособленность. Поэтому мыслить, распространяя нынешние представления на прошлое, пагубная привычка, внушенная намерено не столько от попыток что то скрыть, сколько от привычки воспитания. Мода на над-этнические сверх конструкции и национальный тренд заложенный Наполеоном III, сделали свое дело - нивелировали частности и особенности локальности, позволив унифицировать огромные сверх-территории, ставшие прототипом нынешних государств Европы, но полностью уничтожили суть событий и прошлого, принеся их в жертву целесообразности, повсюду расставив жестко настроенные границы восприятия. В этом плане моно-этничность Франции или Германии, или Англии или Испании или Италии - есть не более чем плод труда создателей Новой Европы, когда откровенно  династические и аристократические режимы, уступили место территориальным конгломератам, чьи основания нуждались в новых обоснованиях для собственного существования, включая инсталляцию предыдущих управителей в новое умысливание мира. Точно так же, придуманный "славянский мир", родился на почве попыток создать свое противопоставление "римскому" и "германскому". Мода на французское и превосходство немецкого стилей, вылились в поиск нового культурного кода, некоей модной конфигурации, для противопоставления и кодирования местного населения. Ничего более лучшего, чем балканские мифы, которые по сути есть кальки мифов Запада (восточный, но Рим, греки мнящие себя наследниками античности, которую им вновь таки подарила западная школа восприятия, нарисовав для них место в прошлом на основании того, что флорентийцы переняли их манеру и образ мыслей для себя, сами став образцом манер и образа мыслей для остальных),  не смогли найти и использовали конгломерат идей, рожденных в недрах православных борцов патриархатов востока,  с внешним врагом. Именно поэтому, в "славянский мир", условно входят только православные "славяне". Ни чехи, ни поляки, будучи культурно иными формациями, не признают единый исходник, предпочитая уходить в нейтральные воды общего языкового сходства и не более. Панславизм, как и пангерманизм, это такой же миф  нарративного восприятия, сугубо набор интерпритаций, не дающий увидеть происходящее в более широкой перспективе. Пан-слависты с их любимой темой добрых и единых славян, нисколько не сомневаются в ненависти романо-говорящих испанцев к романо-говорящим галам, но и мысли не допускают что у "славян" - так же. Крах системы Венского конгресса 1815 года, есть главная причина всех последующих войн и перипетий. Революции 1848 г. должны были  открыть доступ всем перегринам к римскому достоинству. Вместо этого, они открыли ящик Пандоры.  Впрочем, революции, это коло воров, никогда не происходили снизу - их дирижеры как правило всегда при власти в режиме, который эти революции сметают.

   Возвращаясь к прошлому, хочу еще раз напомнить, что излагаемое ниже, есть лишь попытка и не обязательно самая верная, осмыслить прошлое и выудить из него не столько стройную новую картинку мира, сколько векторы разрыва нынешнего закабаления ума и восприятия. Прошлое не может уже считаться основанием для принятия решений будущего - понятие преемственности теперь лежит не в Традиции, но в свободной Воле, а посему прошлое это скорее напоминание, как мы оказались где мы есть и каким образом был выложен Путь.
   Учитывая сложность последних текстов, сложность не столько от изложенного в них, но от перехода из рационального мышления рефлекторных импульсов к чему-то над-, заставляет смотреть на историю прошлого вне контекста привычного разумного прочтения мира как цепи обоснованных и взвешенных событий, и вне контекста вульгарного материализма - съел, выпил, сдох. Разумеется все это есть и строители соборов ходили в те же отхожие места, что и кухарки с конюхами. Смысл не в опошлении или возвышении, и духовность и материализм, есть болезни одинаковой разрушительности. Вопрос скорее в разрыве привычной последовательности восприятия истории от простого к сложному, где под простым и сложным видится исключительно организация быта. На деле же, интеллектуальная часть средневековья куда сложнее, чем нынешняя. а идейный фон Нового Времени в разы плотнее нынешних инфо-потоков. Шаг перехода от одного способа мыслить к другому, не менее радикальное явление, пусть и упускаемое из виду, как изобретение колеса и открытие силы электричества. Конечно же, в определенных местах, а не в каждом доме и каждой обители. В связи с этим, я постоянно даю такие вот пространные введения и объяснения - пользуясь одной и той же базой слов, я вкладываю в свою семантическую базу иные значения - Миф, Путь, красное или синие - это арго. По сути, это причина дихотомии блогов - кто знает, тот поймет о чем я.

   Некоторые моменты изложенные ниже, сокращены в своей аргументации, а иногда и просто подаются как тезисные формулы, так как я более не вижу для себя необходимости делать долгие объяснения и не стремлюсь более к связанной картинке мира.
  Поэтому все нижеизложенное есть мое и только мое мнение-рассуждение, которое не обязано ни к чему сподвигать и не призвано полемизировать для утверждения оного над чужим мнением. Равно, это и мой эксклюзив. В конце концов, традиционная история является так же сугубо мнением, вошедшим в привычку и некогда, радикально противоречило с привычной на то время картиной мира. К тому же, еще раз повторю, нынешняя историческая наука сильно различается на условном западе и условном востоке. По сути, восточная историография, особенно в Восточной Европе - это реванш за 19 век и попытка продолжить монолог обид, прерванный Первой мировой. Условно же западная историография, давно сдала все свои позиции считающегося на востоке традиционного умысливания, кроме хронологии. Словарный аппарат нынешних монографий, способ изложения и специфика мышления, радикально отличны от историографии позапрошлого и даже прошлого века. с ее тяжелым слогом и постоянной попыткой придерживаться линии хороших\плохих правителей, воспринятой из библейских нарративов. Но это отдельная тема и упомянута она исключительно как призыв расширять свое мировоззрение и тогда волна кричащих о "фальсификаторах" истории или заговорщиках иезуитах, сойдет на нет. Чем меньше стакан, тем больше буря.
  
   Фоном всех событий на Севере Балтики, который я не могу назвать ни севером Германии или севером Польши, в силу того, что это уже поздние акцептации, является поступательное движение некой группы на восток вдоль побережья, в окружении антуража из священников\жрецов, позднее поименнованных жрецами Римской Церкви, и под знаменами христианизации язычников, что само по себе несколько сомнительное явление. В этом посте, я уже говорил об этнической и временной составляющей данного явления. В свое время, мне стало интересно провести прямые между событиями, разбросанными в разные исторические эпохи и посмотреть как они "состыковываются" друг с другом. Смысл был в том, что многие явления оставляли впечатление разорванного действа, где причины лежат в сотнях веков от последствий и где результаты порой намного лучше описаны событиями седой древности, а не предыдущей эпохой.
    Оставив костяк и последовательность фактов, я опустил некоторые хронологические привязки и соединил между собой именно события, как отдельные явления внутри идентичных или соседствующих пространств. Нечто схожее с собиранием паззла, с той лишь разницей, что я искал логику в самой картинке, а не собирал по готовому шаблону. Смотря по привычной линейной хронологии, цивилизация, под видом христианского мировоззрения, якобы неизменного и прогрессивного, наступает поступательно с границ Римской империи, постепенно охватывая восточную Европу.  Одним из проявлений этой цивилизаторской миссии, представлены Северные походы, которые обычно трактуются как экспансия Германии против славян и балтов, а так же зачем то называются Крестовыми походами. Начнем с освобождения от семантической нагрузки. Никаких северных крестовых походов не было в помине. Это не просто утверждение, это факт, уже практически признанный и "официальной" историографией. К примеру, шведский поход против финнов в 1154 г, рисуется историками 19 века как начало христианизации и колонизации Финляндии. На деле, христианство официально стало религией Швеции лишь в 1248 г, а данный поход был в лучшем случае частной инициативой какого-нибудь ярла или мелкого королька, в купе или в союзе с каким нибудь епископом - чья роль жреца была куда выше в те времена, чем нынешнее сугубо репрезентативное положение. Те же самые моменты надуманности интерпретаций звучат в описании колонизации земель между Эльбой и Одером - некий начальник армии саксонского короля Оттона (10 в), названный в некой грамоте пограничником (marchio), в глазах немецких историков становится маркграфом обширных земель, хотя ни наличие такого образования в системе Империи, ни само его присутствие на этих землях нигде не задокументировано. Зато есть карта, указывающая на трибутарность огромных территорий Империи (штриховка на карте внизу):

  
Та же самая проблема с атрибутированием внутри контекста, с таким как бы явным по значению походом против венедов в 1147 г. Все классически верно - злобные немцы идут толпой против беззащитных славян, после чего на этих землях насаждается христианство. Территория все та же -"великое славянское восстание" в 983 г, лишило Империю всех северных завоеваний (которых собственно и не было - та самая марка Биллунгов, чье существование плод фантазий прусской имперской историографии 19 века). Вновь семантика - что такое Венды? Якобы славянское племя, что якобы очевидно. В Пуатье, Франция, течет река Вандея - тот самый кровавый департамент Французской Революции. На юге, в Италии, есть провинция Венето - все регионы имеют устья рек. Если вдобавок, еще и развернуть наоборот написание Вандея, то получим ...Данав, те. Дания. Собственно, против кого тогда поход? Я намеренно говорю Империя, так как страна, которой правили некие Саксонцы, называлась Священной Римской Империей, а до этого - Восто-Франским королевством - нигде не употребляя этнический компонент. Ведь термин "франк", толкуют как "свободный", что может подразумевать группу этносов объеденных по кастовому признаку иерархии, которые позднее изобразят в угоду моменту, неким сверх-племенем.
   Равно, участие саксонских и затем салических династических правителей (Саксонская и Фрнконская династии СРИ)  в этих северных походах, несколько размывается твердым убеждением, что они являются одновременно императорами Римской империи, а так же короля римскими. Ведь общеизвестно, что Саксония, эта страна имеющая в немецком набор непроизносимых звуков (Sachsen), вошла в круг "цивилизованных" государств в ...774 году (саксонские походы Карла Великого). Но что, если это не так? Что если, устойчивый мир хронологического порядка есть лишь теория, нужная, чтобы обосновать:
 а) связанность Саксонии и Франкии
 б) вписать Саксонию в круг "немецких" государств 
 в) обосновать колонизацию Балтики именно в русле этнической и религиозной парадигмы политики?

 С последним все предельно ясно - данная концепция в большей степени есть явление прусской имперской политики, в которой "немецкому" уделялось роль связующего звена над другими этно-группами и обосновывалось право на землю  в терминах национальной истории. Ту же самую политику произведут в ином немецком государстве, со столицей в Петербурге, заменив название этноса, но оставив суть политики.  Все это концепции пост наполеоновского мира с попытками оправдать господство Прусии в северной Германии. Так как сама Пруссия была военным орденом и территорией колонизируемой на правах орденской территории (читай - военного жречества), впоследствии впитав в себя разношерстные территории с разными причинами и обстоятельствами инкорпорации, то в основу объединения всех этих земель была положена старая идея этнической общности. Ведь правом на возникновение Пруссии, была ее религиозная составляющая. Отвергнув ее, она как бы утратила и права на земли, которыми владела и все последующие события, есть привязка к Брандербуржской марке - без нее Пруссия сугубо не-легитимная территория. Частный вопрос, наподобие Курляндии. Схема идентичная в конструировании Австро-Богемских отношений в разрезе имперского статуса о рангах.
   Это только в германских языках, слово Германия не имеет никакого значения - в романских все предельно просто - херманос в испанском до сих пор значит "братья". Слово Herr, переводится с немецкого как "господин" - сиречь Германия - страна господ, страна братьев - ничего этнического, так как Священная Римская империя германского народа, в более верном звучании есть Священная Римская империя братского народа - совсем иная концепция. К тому же, рожденная сугубо в другом языке - сами себя немцы не называют ни немцами, ни германцами, ни как еще - максимум "дойч"
  Поэтому все этнические компоненты северных событий, включая раж славян против немцев и наоборот, есть не более чем домыслы мира, умысленного на Венском конгрессе 1815 года. В походе 1147 г против Вандейцев-Венедов, брали участие поляки и датчане, а так же целый рой епископов-жрецов, что вовсе не означает миссионерство и заботу о душах, но скорее говорит о борьбе с конкурирующими организациями. Причиной этого похода  было отнюдь не желание обидеть "мирных" славян - но вполне прозаичное:

 а) прекратить набеги на датский полуостров
 б) расширить территорию королевства Дании.

  В связи с чем, в эту же череду походов можно включить и завоевание Саксонии Карлом Великим в 774-804 г. Ведь по сути, он то же стремился прекратить набеги на свои земли со стороны саксов и заодно, мечом и огнем, христианизировал последних. Карта событий для франского периода истории Саксонии такова:


Видно, что франки на условный 774 г, контролируют весьма небольшую территорию вокруг Рейна, в то же самое время, долина реки Везер позволяет "саксам" проникнуть в самое сердце владений "франков" идущих вдоль притоков Рейна (Зигу). Первая же карта, указывает с большой вероятностью, что именно контроль над речной системой Рейна и побережьем Северного моря,был главным предметов забот "франского" короля. Спустя столетие, саксонская династия Людольфингов- Оттонидов, станет правителями восточного королевства франков, первыми императорами Священной Римской Империи. Если на мгновение допустить, что Саксония к этому времени не была инкорпорирована во "франконский" мир, то картина предстает весьма и весьма печальная для стройной теории постепенного развития - язычники и дикари с Севера, станут основателями некоего Римского государства, что по иному ставит вопрос борьбы за инвеституру в Империи. Но это уже другая тема.
  Немало доставляет мук и само слово "сакс". В соседней Польше есть так же своя Саксония - некое первое государство с тем же непроизносимым набором букв -

которые на деле могут обозначать не некое государство, но описание территории - есть такое слово "чаща", которое могло лечь в основу этих "территорий".
   Таким образом, если сложить воедино территории  северных "походов", включив в них и прибалтийские земли, то получится такая карта:


Красной линией обозначены южные границы завоеванных земель. Даты указывают на время их завоевания, стрелки - направления откуда шла экспансия. Синей линией обозначен примерный предел ареала "северных людей" - викингов, норманов или как угодно их называть. Отдельно вынесена дата "приглашения"  некоего Рюрика на земли северного региона восточной Европы - по мне это все та же экспансия, записанная иными словами. 

Чтобы не ходит вокруг да около, основная идея, выводимая из этой карты - практическая одновременность происходящих событий, в которых обширная территория южных  побережий Северного и Балтийского моря, была включена в письменную историю. Я намеренно избегаю слов "завоевана", "колонизирована" и тд. Это термины отношений и они придут позже. На данном этапе существует обширная территория, связанная между собой общностью границ и скорее всего общностью культуры и этносов. Внутри всего произошедшего, немалую роль отводят христианской церкви - немалую, так как доля церковных принцев была вовсе не равна десятине. Внизу карта, где обозначены примерные границы (фиолетовым) основных церковных владений внутри очерченной территории:


По сути, если убрать риторику про мирное "христианство", а так же рискнуть и пойти далее, убрав и вовсе риторику про христианство, встает картина огромной жреческой власти на огромных территориях. В таком случае уже не будет вызывать удивление, что внутри этой же территории, та что обозначена красной линией, находились основные протестантские страны в пределах 16-17 века. Именно  путем конфискации церковных земель у римской церкви, было образовано множество светских владений, начиная от Соединенных Провинций, и заканчивая Пруссией и Курляндией.  Синий круг - аккурат ложится на страны Кальмарской Унии, где Дания выступала гегемоном над Швецией и Норвегией. Так же станет ясно, почему Реформация стала "саксонским бунтом". и что собственно мозаика Севера, складывалась отнюдь не на этнической основе. Дополнительно, можно указать, что именно здесь возникло Ганноверское курфюршество, давшее Англии ее правящую династию и породившее миф о саксонском завоевании римской Британии. Здесь же сформировалась Пруссия, главный идейный колонизатор бывшей Священной Римской Империи, равно как и самой Англии - миф о старых саксонцах, чтобы облегчить приход саксонцев новых.  Эти же территории стали основным полем деятельности торгового союза Ганзы. Последнее. пожалуй, самый самое неясное и самое запутанное явление Севера. По сути, речь идет о торговой гильдии, которая в то же время не столько гильдия, сколько союз городов-партнеров.Но и внутри этой схемы, единица отсчета вовсе не город, но круг купцов, для которых город место сбора и отсчета их деятельности.  Само слово толкуется как "союз" со старо-немецкого. Но  слово Ганза, появляется лишь в 1356 г, когда Лига была основана. До этого, для обозначения все тех же купцов, говорили "варяг". Другими словами, получается весьма интересная дихотомия - в "старой" истории, до северных походов, есть некие аморфные племена балтов, живущие в лесах и глухих углах Балтики, есть воинственные скандинавы, которые ради наживы бороздят моря и реки, доходя до Италии и Сицилии, затем, в новой истории, есть рыцари Церкви и Ганзейские купцы. Проведя параллели, можно увидеть эти самые аналогии, где "викинги" вполне идентичны рыцарям Церкви, или вернее сказать Орденам и дружинам, обеспечивающим мир там, куда придут принцы церкви и купцы с поселенцами. Сами варяги - пираты и воины-торговцы, есть те же Ганзейцы. которых превратили в дикарей (что вполне может иметь место быть в реальности - кто сказал, что для торговли нужно быть джентельменом?). Наконец, и это давно не секрет. на Балтике была своя активная религиозная жизнь, которую крепко держали в своих руках жрецы "язычники". Последний штрих - самым крупным и главным портом Балтики до Ганзы, был порт Висбю, на острове Готланд.
   Его разорение в 1361 году датским королем, аккурат после основания самой Ганзы, уничтожило Висбю как конкурента в торговле на Балтике и сделало Любек бесспорной столицей всей торговли на восток от Ютландии.
  Соответственно, складывая логику событий. можно сделать примерно такую реконструкцию -  конфликт на Севере Балтики, связан не с этническими или какими иными явлениями, но есть конфликт двух существующих систем-миров. Я намеренно не употребляю слово "государств". Условные "викинги", являют собой иную сторону конфликта в этих событиях, представляя собой нечто среднее между торговцем и воином, пиратом и поселенцем. Вместе с ними шли торговцы и колонизаторы со стороны Балтики - с условным центром торговли на независимом острове Готланд и с поддержкой жреческих коллегий, которые составляли не столько духовную, сколько военную и интеллектуальную силу. Реакцией на экспансию Балтики, стала война со стороны континентальных племен и государств, которые помимо прочего воевали с друг другом, заключали союзы и меняли стороны в вопросах религии. Итогом, стала победа со стороны жрецов условного Рима, над жрецами условного Мира, с заменой предыдущих "викингов" на "орденских братьев", купцов Висби на купцов Любека и его союзников и наконец, заменой капищ одной веры на капища другой. Внутри этой мозаики возникли сложные образования - как государство Данов, нормандская Англия-Британия, Франкия, Священная Империя, Польша и тп. Весьма приближенно, этот процесс следует читать в пределах 1150-1250 гг (думается эти даты стоит сократить еще более, но я имею ввиду ориентиры в официальной хронологии). Падения саксонского герцога из династии Вельфов в 1180 г, являет переломный момент - именно поэтому саксы отнесены к "цивилизованным" народностям-землям, а балты показаны как "язычники". Так были решены некие внутренние проблемы существования династических и имперских союзов. Более того, как кажется, все эти события следует поднять по шкале хронологии еще выше, в пределы 14-15 вв, собственно в тот период, когда и создавались Ганза и Кальмарская уния, объеденившая Скандинавию и завязанная на события внутри Померании. Это как бы итог столкновения двух миров. Столкновения эти могли идти по разным сценариям. Вполне возможно, что часть автономных событий была раздута до все-европейского масштаба. Вполне возможно, что подоплека этих походов и перемен внутри структуры старого мира на Балтике, лежит в иной плоскости и не имеет ничего общего к дихотомии конфликтов - внутренняя война, внешняя общая агрессия, природная катастрофа - все могло иметь место быть и на данном этапе, всякая реконструкция однобока тк исходит из существующих наррративов, выхолощенных под потребности поздних эпох.
  Снова подчеркну - здесь нет никакой этнической составляющей. Здесь нет никакой войны немцев против славян и нет никакого геноцида последних. Все это явления позднего времени и поздних толкований. Во многом надуманных толкований, так как такое понятие как "немецкий" само по себе позднее явление, которое скорее определяло принадлежность к тому или иному культурному пласту, а не этносу. Вполне может оказаться, что "немецкий", это эквивалент "городскому", где в замкнутом пространстве возникала своя культура, навязанная внешнему миру путем экспансии литераторов - ведь наши познания в прошлом языков базируются на фиксированной букве, а не живой речи. То, что походы викингов отнесены, во многом намеренно, в раннюю эпоху, есть указатель на "принятие" их как "своих", те это не столько история, сколько маркер пост-истории, когда вчерашние враги стали союзниками и потому все "конфликты" отнесены в безопасную "древность". Как и в случае с саксами. В других случаях, возникал симбиоз, основанный на неких общностях, как скажем религиозных, и потому пришельцы становились частью местных, ассимилируясь с ними, как в случае с чехами или поляками. Это отнюдь не исключает конфликтов, ведь даже говорящие на одном языке, часто ненавидят друг друга сильнее чужих народов.
  Данная реконструкция, весьма условно очерчивает конфликт внутри северного региона исходя из логики событий  и их подобия. Разумеется, это двоякий аргумент. Подобие еще не есть тождественность. Особенно когда речь идет о нарративах, где замешаны интересы правителей и смутные воспоминания прошлого, зачастую искаженные до неузнавемости. Вполне может оказаться, что пресловутые варяги или викинги, это шведские солдаты времен Густава Адольфа, которые еще только учились быть христианами и для которых рассказывать истории своих походов с упоминанием Одина и Тора было так же естественно, как их потомкам ходить в христианские соборы. Позднее, их истории были записаны как "древние" саги, породив некую теорию о воинственных скандинавах. В источниках редко упоминается местность откуда приходили эти "викинги". Когда бургундский аббат писал о разорении норманами его земель. то для него и житель Парижа вполне мог быть норманном - те северянином.
   Не стоит забывать и о густоте населения. Чтобы там не кричали сторонники великих городов прошлого и пан-слависты, земли восточнее имперских кругов, были глухоманью вплоть до недавнего времени. Даже в начале 17 века, вся Скандинавия с трудом могла похвастаться более чем 800 тыс жителей. В Прибалтике итого меньше. Поэтому цифры в 100-200 тыс населения для всей территории захваченной орденскими войсками в 13 веке в Ливонии и Эстонии, звучат и так оптимистично. Эти земли были не пустыми, но и не густонаселенными. По большому счету их колонизация, дело недавнего времени, Еще в обозримом прошлом, большая часть Германии или Речи Посполитой, за пределами рек и их долин, была покрыта чащами и полупустыми территориями. Активная вырубка лесов начинается лишь в пределах 12-13 вв, когда по разным данным, Западная Европа лишилась до трети своих прежних лесов. Обычно это связывают с активной политикой освоения земель и развитием земледелия в связи с ростом популяции. Однако это может быть и более поздним явлением - скажем быть связанно с наступлением Малого Ледникового Периода, когда резкое похолодание в Европе, заставило интенсивно искать источники тепла и естественно, что поселения в лесу были более ближе к ресурсам, чем дальние города и села в долинах. Отсюда и миграции на юг, как бегство от наступающего холода, а не от мифического перенаселения.  Рост и сокращение населения никогда не были поступательными. Во всяком случае на словах историков, которые в недоумении отмечают скачки в демографии. Фактически мы имеем поступательный рост населения только начиная с 17 века. Это то, что можно реально отследить и проверить по каким то документальным и архивным материалам. Все что до этого, скорее интерпретации в духе "чума погубила", "война разорила", "города росли" и тп. Скажем во время эпидемий в средние века или в новом времени в Венеции, говорят о 30 000 умерших, о 100 тысячах умерших и тд и все за достаточно короткий период времени. При этом никто не заботится указать куда девались трупы и как пополнялось население. Интенсивно размножалось? Современные исследования показывают, что коммуны и традиционные общества более склонны к поддержанию одного и того же уровня населения на протяжении долго времени, чем к его наращиванию. Эмиграция? Но если в одном месте прибыло, то в другом убыло. В 19 веке, с развитием угольной промышленности и резким ростом населения в городах и областях вокруг залежей угля, а так же в районе Лондона, основным источником пополнения служили мигранты из других областей. Статистика показывает что с ростом населения угольных регионов, некоторые регионы глубинки теряли до 70%  и более, своего населения, что показывает динамику роста населения в прямой зависимости с обратной потерей оного в других регионах. Только резкое изменение в уровне жизни, с нарушением естественных механизмов коррекции популяции, позволяет получать положительный прирост в целом по территории.
  Не стоит забывать и об относительности цифр. В первой половине 17 века, население Франции оценивается в скромные по нынешним меркам 11-12 млн жителей, а сама Франция считается едва ли не самой густонаселенной страной Европы. Соседняя Священная Римская Империя могла похвастаться цифрами в 15 млн жителей, включая обширные земли австрийских Габсбургов. В то же самое время северные области Нидерландов напоминали скорее Дикий Запад времен колонизации - редкие поселения разбросанные по пустынным землям. И это речь о 17 веке. Что же говорить о более ранних эпохах? Или других территориях, которые находились за пределами густоты населения? Та же Речь Посполитая фактически наново колонизировала все Поднепровье, а засечная черта Московии, определяющая границы перманентных поселений, еще вплоть до начала 17 века. проходила в районе 100-120 км от нынешней Москвы. Впрочем что такое засечная черта еще нужно обсудить. 
   Данные игры с цифрами, опасны еще и тем, что персонализируют историю. Рассуждая о толпах и тысячах, весьма просто говорить о массовых гибелях и массовых потерях в населении. Но как быть, если все жители на перечет и деления город\село, это весьма четкое распределение ролей - скажем в одном регионе есть 150 бюргеров, 30 аристократов, 400 вилланов и пара десятков монахов. Общество жестко фиксировано и живет по сути в кастовом режиме отношений. Любой конфликт внутри этого общества персонален и личностен. Но стоит изменить пропорции, дописать пару нулей и уже можно говорить о де-персонализированных процессах и борьба тех же аристократов уже сводится не к охоте за головами, но к "земельному вопросу".
  
  Это все было фоном для собственно обсуждения ниже.
  На севере Германии, находится триада старых городов - торговые свободные города Любек, Бремен и Гамбург, последний оплот имперских городов в 19 веке и основные ворота в северные воды. Все три города были частью пресловутой Ганзы, чья история и торговые пути, сформировали мозаику балтийского побережья. Все три города достаточно стары и уходят в глубь веков своими корнями. Все три города колоритны и заполнены историческим контентом весьма основательно. Пострадавший от бомбежек Гамбург не может похвастаться такими же старинными кварталами и улицами как Любек или Бремен, где сохранились в нетронутом виде улицы по 300 лет и более, но тем не менее, именно Гамбург в свое время был центральным и главным портом северной части нынешней Германии.
  Условно вся их история начинается в 13 веке или около того, вскоре после чего, такие вот малые поселения как начальный Гамбург,  вдруг становятся вольными городами, а впоследствии, фактически участвуют в основании Ганзы. Земли вокруг этих городов скорее похожи на дикий запад раннего средневековья.  Собственно, учитывая все вышесказанное, становится понятным, что изначальная роль этих поселений, была в  создании собственной сети торговых портов и колоний на территориях, которые были осваиваемы или получены, или завоеваны. Причины, почему новые поселенцы не селились в городах прежних жителей, уже обсуждались в посте про немецкую колонизацию на востоке. В контексте того времени, форма и вещественность быта и жизни, были такой же неотъемлемой частью само-определения, как религия или род. Пришлые европейцы, так же не селились в поселениях индейцев в Америке, а в странах Азии, предпочитали строить свои отдельные кварталы-города.
  Внизу карта территориальных приращиваний свободного города Бремен:

Судя по датам, все территориальные приобретения приходятся на период становления и активной деятельности Ганзы, аккурат после 14 века. Это еще раз показывает, что идея недавнего освоения этих земель не так уж и радикальна. Второй момент - это расположение города Бремен в  глубине территории. По сути он находится достаточно далеко от устья реки Везер, на которой и стоит. Могут сказать, что это в целях безопасности. Но безопасность вещь условная и для большой армии это не проблема. А малой армии укрепленный город вряд ли боялся. Впрочем, укрепления города позволяли ему не бояться много чего.  В связи с обмелением реки Везер, Бремен даже основал себе новый порт - в 1827 году город купил участок земли возле устья и заложил новый город - Бременхафен (Гавань Бремена). Что ж, такое бывает и воды мельчают. Недалеко от Бременского порта, находится городок Куксхафен, принадлежащий Гамбургу - хотя здесь не было порта, тем не менее, этот клочок земли служил местом расположения крепости, призванной охранять вход в реку:

Показательно, что оба города имеют свои "представительства" вдали от собственного расположения, что приводит к предположению, что данные города могли ранее находится намного ближе к морскому побережью.  Именно это, позволяет сделать предположение, что физико-географическая составляющая в вопросе Севера, может играть куда большую роль, чем собственно экономическая экспансия. Что если, Северные земли, могли одно время не быть доступными или представлять собой труднопроходимые местности в виде болот, заиленных пространств и прочего сложного для освоения и поселения ландшафта местности? Да, тема "потопа" не нова и ее активно мусируют. приписывая то каким то сверх-мощным катастрофам, то еще чему нибудь. Я не склонен драматизировать и ближайшее прошлое, в районе лет 300 документированной истории, не говорит ни о каком значительном поднятии или опускании уровня воды. Следовательно, речь скорее всего идет о событиях куда более ранних или не столь радикально быстрых. 
  С помощью специальной программы, я решил смоделировать данные ситуации,  "подняв" уровни воды для данного региона. Внизу собственно, результаты подобных допущений. 

   При определенном уровне поднятия воды, триада Ганзы становится портовыми городами - Бремен стоит на острове посреди моря, Гамбург - на берегу, Лаунебург и Люнеберг, два центральных города саксонского герцогства Вельфов, превращаются в два порта на противоположных концах залива, Висмар, Любек - такие же портовые города:


Учитывая возможные погрешности карты и неровности уровня воды (предположительного), Куксхафен становится небольшим островком, на котором действительно могла находится крепость или маяк. Данная береговая линия получается при поднятии воды в пределах 9-11 м выше нынешнего уровня. Такой же уровень воды, даже более - до 20 метров поднятия, нисколько не затрагивает уже упомянутый город Висбю, столицу Готланда и центр Балтийской торговли до Ганзы. Основание двух поселений - Бремерхафена и Куксхафена для Бремена и Гамбурга соответственно, говорит о начале оттока воды, вновь таки в неком  обозримом историческом прошлом, возможно в период хаотического состояния - наполеоновских войн. Конечно можно считать что это связано с увеличением массы кораблей и неспособностью их заходит в более удаленные по реке порты, но даже этот аргумент отодвигает срок обмеления лишь в пределы 1750-1770 гг.
  Удивительно, но  при уровне воды в 20 м - город Франкфурт стоит тоже на берегу длинного залива в Балтику :


Возможно тогда и вся Ганза по сути - империя островов и морских кланов?
    Естественно программа условна и не передает всего колорита и рельефа погружения - это лишь расчетная программа, но она дает повод задуматься. Вначале - почему поляки называют шведскую навалу и гражданскую войну внутри Речи - Потоп, а не Руина как украинцы или Замятня как кревы. Может оба события совпали и воды пришли с завоевателями? Или напротив, воды уходили, оставляя оголенными земли? Вот как выглядят эти земли в разрезе владетельный территорий :

Обширные и "церковные" земли на территории побережья, вкупе с дикими фризами, которых соседние правители вынуждены были покорять и в 15 веке.  На данный момент эти территория являют собой обратный процесс - затопления водой, что может привести к мысли - наступление воды и отступление ее, с образованием значительных изменений в береговом рельефе, процесс долгий, но циклический и на данном этапе идет обратный цикл - затопления. Данных, говорящих, что некогда Британия была соединена с континентом предостаточно. Есть и сказания о мифической затонувшей в Северном море земле Доггерленд. Правда ее погружение относят к временам якобы восьми тысячелетней давности, но что мешает именно этой земле быть страной тех самых викингов, которые вынуждены были бежать с тонущей земли и буквально наново искать себе родину? Что мешает циклу затопления в одном месте, сменяться циклом поднятия в другом? На деле, мы очень мало знаем о собственной планете и ее переменчивом состоянии. Освобождение от воды обширных земель, могло вызвать внутренний кризис в их прежнем микро-мире и породить волну экспансии, эмиграции, бегства, приведшей к тому, что мы называем сейчас историей. 

  Игры с уровнем воды странным образом хорошо ложатся на привычные сведения из истории. В какой то мере, это объясняет отсутствие колоний в Новом свете у германоязычных стран - у них хватало внутреннего колониального пространства.  В той же степени, это проводит одномоментную паралелль между освоением за-европейского пространства и развитием кораблестроения, с развитием северных торговых путей. Кораблестроение стало необходимостью, так как речные пути сообщения уже не могли соединять территории (как в случае с Англией и континентом), увеличение уровня воды, позволяло строить более крупные торговые суда и баржи для рек, позволяя развивать и морскую торговлю.  При этом не стоит принижать речную торговлю. Обороты и влияние речных купеческих гильдий, во многом были куда выше и обширнее, чем их морских братьев. Рост морской торговли на самом деле явление совсем недавнее. Именно рискованность и сложность такой торговли, позволяли получить грандиозные прибыли различным возникающим Торговым компаниям.
  Одновременно с тем, расцвет Ганзы, который обычно относят к 14-15 вв, мог происходить и позже, совпадая с эпохой открытий и колоний за Атлантикой. Во всяком случае, в отличие от спонсируемых государством колониальных прожектов, завязанных на крупные капиталы и армии, или в отличии от торговых операций Средиземноморских морских республик, Ганза не имела пред собой никаких предшественников и является продуктом собственного воспроизводства, связанная исключительногородскими интересами городских купцов и патрициев.
  Как уже говорилось, неформальной и формальной столицей Ганз, был город Любек.


   Внутренний план указывает на наличие некой узкой полосы, которая, как и в случа с Нюрнбергом, являет собой нечто схожее с островом-ладьей, возможно ранее это была священная территория торга - или первое укрепление на узком острове, став прототипом для других подобных поселений, что добавляет некой сакральности в сам подход к обустройству своего пространства древними купцами.
   Замечу, никого не смущало,что столицей Ганз,был откровенно славянский город, равно как и сами славяне, какого бы они ни были племени, жившие в Любеке, явно не испытывали никакого антагонизма к другим городам и их жителям. Понятие города и общий интерес, был куда важнее, чем нация, язык или даже религия.
  Кстати говоря о религии, стоит отметить, что рассуждения о язычестве балтов, постоянно наталкивается на некие противопоставления и неверные толкования. По сути, многое из того что нам известно - есть плод фантазий более поздних писателей. Посмотрим на дома жителей другого ганзейского города - Бремена:


Это точно не седая античность - там где смогли уцелеть подобные барельефы, могут красоваться даты постройки домов - 1621, 1738 и тд. Перед нами весьма откровенное язычество как бы античного толка, которое в той же массовости присутствует по всей Европе. Христианской Европе, стоит заметить. Европе, которая строит соборы и церкви, и якобы убивает друг друга во имя толкования книг и веры. Люди готовы убивать во имя своих богов, но все не так просто с самими богами и убивающими людьми. Разве может быть совпадением, что первый император созданного государства Россия, назвал свою столицу  по имени ганзейской конторы Новгорода - Sankt Peterhof? Из таких мелких деталей, рисуется куда более странное полотно, требующего внимательного прочтения отнюдь не неких мифических тайн, но вполне открыто и явно лежащих явлений. Хочешь спрятать - оставь на виду. Да собственно и прятать не нужно. Вся беда современного восприятия истории, исключительно в толковании событий и не понимании, что мышление есть мотиватор поступков, но именно мышление, есть и блокиратор понимания. Исходя из предпосылок сформировавшегося в 19 веке мышления, современный человек, несмотря на все его гаджеты и прорывы, так и не смог перебороть себя в плане утверждающих схем реальности. Его ментальные модели, оказались намертво привязаны к жестко сфокусированному видению себя и окружающего мира, который в свою очередь оказался преломленным в видении его потомками тех, кто оказался внутри этой модели восприятия. Моя мысль весьма проста - не зная языка, невозможно прочесть текст. Ткань реальности - тот же текст, смоделированный своим языком. Утраченный код, рождает незнание. И тогда вступают в силу волхвователи, которые считают, что нашли ключи к пониманию. Мы отталкиваемся от некой модели правильного и не правильного, сидящей в голове и построенной на муниципальном образовании, сдобренном смесью из интернета и телевизора. Книги уже давно стали редкостью. Факты - заложником толкователей. Но и это не главная беда. Утрачен системный язык кодировки. Без этого языка невозможно прочесть прошлое. Вернее оно читаемо, но сугубо на уровни тех смыслов, которые сгенерированы нынешним системным кодом-языком-мыслью. Из полных энергии и жизни миров, можно суметь выудить лишь скучный перечень банальностей, чем собственно и занято система исторического образования, создающая ментальные схемы с уже прописанными кодами, внутри которых автономность события нивелируется и оно выходит с уже готовым ярлыком толкованием, дающим связанную картинку мира, которая в свою очередь, ничуть не реальней любой иной картинки мира. Даже более того, порой она исключительно анти-реальна. Сложность в толковании прошлого исходит из того, что не всем были доступны различные -альности мира. То, что для одних было ре-ально, для других могло быть одновременно ре-ально, ду-ально и не-ре-ально. Одновременно и отнюдь не в терминах истина\ложь, но в доступах к видению моделей и кодов, из которых формировались реальность, дуальность и нереальность. Так город есть ре-альность, но Миф - это не -ре-альность, тем не менее именно реальность города открывает восприятию путь в нереальность, которая всего лишь означает, что мир Мифа, обладал физикой отличной от той, в которой мы себя заключили и флуктации вокруг живущих тогда, разнились предельно, создавая живущие внутри друг друга сферы миры.
   Говоря сугубо в терминах материальной ментальной модели капитализма, где прописано поведение и результат действий, кажется, что суть любого товарного движения, есть исключительно в получении материальной выгоды и создании капитала с его возможностью  множить вещи. Но так ли это? Так ли видели себя купцы Ганзы? Так ли видели свои действия купцы Венеции? В своей ментальной модели восприятия, мы находим отклик своим постулатам - войны за ресурс, капитал, торговые интересы и так далее. Мы так привыкли мыслить - мир движение товаров и денег, не более того. Но что, если это не так? Что если, мир был создан движением денег и товары были движением иной цели, рушившей иные миры? Динамика куда сильнее чем кажется. Нидерланды возникли как перераспределители зерна с Балтики в угоду испанским и португальским заказам (16 век), вытеснив ганзейцев с их собственных территорий. Хрупкое равновесие было нарушено и монополии датчан, с одной стороны сдерживающие торговлю между Северным и Балтийским морем, а с другой стороны охранявшие ее же, был положен конец новыми договоренностями - английские и голландские купцы стали проникать в Балтику. Сама Дания рухнула, утратив Швецию и Финляндию. К 1560 г, голландцы контролировали около 70% тяжелых  балтийских перевозок, а фламандцы в то же время стали ключевым игроком между севером и пиренейскими портами.  Не лишним будет напомнить, что Речь Посполитая в немало степени обязана своим возвышением торговле зерном, а Прибалтика поставляла морские товары - лес, доску, пеньку и тд. Что в таком случае так называемая Испанская монархия, если ее порты контролируют голландцы, а финансы всецело зависят от генуэзских купцов? Кто тогда истинные колонизаторы Америк, испанский крестьянин разоренный в собственной стране, или генуэский банкир, требующий сверхприбылей от короны, которую он финансирует и говоря современным языком, взял в лизинг. Как правильно прочесть все эти события? А ведь тут нет даже намека на выход за пределы традиционного толкования или привычной схемы истории. Всего лишь сместились акценты....
   И что мир дуальность, есть мир иного восприятия, прописанный в самом слове? Где "дуо", вовсе не "два", но dieu, бог. В конце концов, ведь скрытый язык, арго, есть производное от серебра (аргентум), а свет (ор) от золота (аурум).
  Наверное, чтобы добраться до этого слоя слов и мыслей, стоит расшатать свою реальность и сквозь ее швы увидеть проблески иных миров...
  

   Говоря о мирах, стоит помнить, что пространство определенного явления всегда ограниченно и поступательно. Нет никакого извечного цикла - мечта романтиков о повторяющемся торжестве сезонного повторения деревенской жизни.  На деле, в терминах движения товаров и денег, все бумы, всегда сопровождаются упадками. Процветание всегда временно, что заставляет задуматься о дье-альности этого процесса. Словно нечто, мигрируя, оживляет скрытые ресурсы, а внешнее проявление, лишь отражение скрытого. Впрочем, ничто не мешает утверждать и обратное - плоть так же влияет на дух, как и дух на плоть.
  В этом контексте, "дух" истории - ее нарративы, порой не совпадает  с ее "плотью" - остатком материального проявления. В этом плане, либо следует признать сверх-духовность явления, либо усомниться в его нарративе. Что будет, если посмотреть на восток в перспективе вышесказанного об освоении Балтики и смещенной земле? Колонизация новых земель выглядит скорее чересполосицей странностей, чем оправданным разумным поступком. Иными словами, стандартный нарратив, не может дать определительный круг событийного явления - слова живут отдельной жизнью, устремляясь в собственном вихре.
   В данном контексте, мало что поможет и археология или другие сопредельные науки. В конце концов, если искать Трою, то любой курган может ею стать. В этом плане стандартная компановка восточно-европейского нарратива, выглядит такой же унылой и надуманной.  В определенный момент, копия нарратива о римской империи и варварах, находит свое отражение внутри восточно-европейской Ойкумены.  Византия и Славяне, становится той же дихотомной формацией, внушающей мысль о Цивилизации и Варварах. Оставив в стороне спор об истории, обратимся к контекстным ремаркам, которые создают фон, в котором якобы обязан развернуться нарратив. Миры ромеев востока, с их новой столицей - новым Римом, в городе на проливе Босфор, соседствуют с мирами развитой Асии и не развитых Дунайских племен. Периодически проскальзывают спорные аргументы, в которых Дунай не столь дик, племена его величественны, а культура их не хуже римской. Однако никаких нарративных источников в пользу лучшего состояния дел на север от Дуная - нет. Есть исключительно умысливания, строящие свои собственные схемы, на основании противопоставления себя иным нарративам - слависты задались задачей обосновать идею панславянскую общность и на основании языкового явления, утверждать этно-кульутрно-генетическое родство. Впрочем это болезнь не только славистов. Но кто сказал, что говорящий на каком то языке, является потомком обучивших этому языку? Некогда, огромные пространства севера России, были заселены финскими племенами. Ареал проживания этих же племен по Волге был значительно шире. В итоге, нынешняя картина имеет совсем иное соотношение. Фины никуда не делись, как и потомки остейзских немцев и других народов - но все они говорят по русски, будучи ассимилированы государственной политикой Российской империи. Равно как и многие евреи, не знают больше родного языка, но представляют собой русскоязычную условно культрную городскую прослойку из смеси разнородных идей условного Цивилизованного мира. В связи с чем, мерилом явления, делать язык становится весьма и весьма сложно. В конце концов, именно привязка к печатной словесности, убивает скрытые мотивы языка, не давая понять, что истинное арго всегда звучит на основании звуков многоязычия. В этом значении, условный русский, такой же суржик, как и английский. Поэтому нет смысла указывать на многочисленные финские, татарские или иные элементы внутри русского языка, как признак его не чистоты или не славянскости. Равно как обратное эмоциональное оспаривание, есть не более чем управленческий код внушенной системной идеологемы. Этот язык использовали не для условных славян и его явление связанно совершенно с иными процессами, которые не имеют ничего общего к нынешним реалиям. В отличии от того же английского языка, русский оказался связующим звеном на достаточно плотном и однородном участке - он выполнил роль английского в Америке, для Америки восточного разлива, той самой Terra Marine, которая вовсе не про Марию, в ее иконическом явлении. Равно и русский язык, не про язык и славян, но про явление иного порядка. Но об этом чуть позже. На данном этапе, я лишь выскажу мысль, что с помощью языка вполне можно сформировать насмешливые нарративы.Тут речь вовсе не о издевке для получения минутного удовольствия от унижения другого, здесь ракурс восходит к теории муз и соотвественно, расположение акцентов, создает гармонику порядка, чтение которого по правилам, позволяет увидеть смыслы внутреннего вложения. Здесь сложно сказать, что авторы были осведомлены. Хасиды давно урезали кабалу в толковании и это знак для всех. На деле, иврит самый простой и вульгарный способ сокрытия. Скрыть на арго куда сложнее, а сокрытие на арго при использовании суржика, сложнее еще больше, так как откровенно говоря, суржик и есть арго первой ступени. Поэтому в момент сокрытия, оставшиеся правила могли быть превратно истолкованы так как редко писались и нуждались в живом общении, когда именно посредством слов и звуков, передавались скрытые смыслы. Все остальное - процесс ухода осознанно в будущее от этого момента и в прошлое от этого момента, где оба движения равнозначны для шкалы умысливания иных существ.
  Попытаюсь сказать несколько проще, так как эта мысль станет постулатом в дальнейшем изложении.
  На рубеже 17 и 18 веков, произошел некий перелом, который виден в виде не раскрытого круга событий, приведших к созданию некоего Нового Мироустройства. Для разных обитателей ойкумены, в зависимости от их географии и собственного вида, эти события отразились по разному и стали совершенно разными катализаторами. Для условно простых смертных, это начало поступательного движения с использованием Разума в виде инструментария на базе инсталлируемых моделей и форм мышления, которые очертили круг понимания. В какой то мере, успокоение физики мира, позволило создать эмпирическую последовательность воспроизводимых явлений, которые и стали описанием мира. На основании этих самых эмпирических выводов, были созданы новые модели поведения и они, вместе с изменением физики мира, повлияли на все устройство обитаемого пространства, когда человек стал умысливать себя в ракурсе меры вещей. Одновременно, иные существа, утратили окончательно чувство роя, (именно это говорят Мильтон и Блейк, каждый по разные стороныощущения, один в виде иносказательного Мифа, второй в виде проекции разрушенного роя, флуктациями умирающей плоти божества, отравляющего сознание чувствительных к нему бастардов). Самое сложное в этом, понять что нынешний мир сменил законы своей физики именно в виду гибели центрирующего вида, способного создавать в определенных местах, иные явления и при этом сам по себе влиять на носителя, в данном случае - пространство жизни, планета, ойкумена и тд.  Часть сохранила знания, часть утратила или забыла его, часть просто помнила внешние проявления. Это внутреннее чувство знания, сродни забыванию и утрате возможности действовать - смена физики мира, привела к неспособности проявления, что в свою очередь породило ригидность Традиции,основная проблема которой - отсутствие питающего начала. Попытки  с-имитировать прошлое путем повторения внешних ритуалов и действий, уже не имели силы, но были надстройками, сами нуждающимися в силовом поддержании, что обернулось падением Старого Режима, где главной составляющей было не явление санкюлотов, но неспособность "элиты", решать свои конфликты внутри своего круга, без вовлечения всех сословий. Униженное понимание, что плоть вчерашних высших, отныне равна плоти вчерашних низших, есть главное и ведущее начало Революции, где утверждение Героя, есть попытка вернуть божественное в плоть путем абсорбации пространственной власти и фокусировки внимания на новом христе - мессия оборванцев так и не смог утвердиться над снегами России - niege de la rus,  нежитью деланной красной.
   Открытие постоянства мира позволила верным угадать механический век и копия големов в виде машин, создала новый промышленный век, где условно деньги и власть в согласии с друг с другом, попытались воссоздать прежнее устройство мира, путем его улучшения рациональными методами - именно здесь лежит начало мертвечины - отравления мира и купола божественного сада, чье истончение привело к нескольким проблемам - вопросу Рубежа и вопросу Преграды. Естественной границы уже не было и она была проведена по неестественным подобиям - отсюда этот усиленный пан-славизм и пан-германизм как спор о землях и гранях.

  Возвращаясь к нарративному объяснению, нельзя без удивления смотреть на саркастическую
картину мира славянского расселения. Без всякого намека на удивление, так называемый Нестор летописец, рассказывает о первичных племенах славян, которые разошлись по восточному кругу - кресу. Для уха все названия кажутся автохтонными, но для уха би-лингвального слушателя, картина совершенна иная. Ведь читающий Повесть, был Просвещен и ему даны были все ключи в виде имен и созвучий, он знал "антику" и знал язык галлов - что тогда в его звучании тиверцы и уличи? Разве это не тиберцы и юлии? Волыняне станут болонцами, галичане - галами, вятичи - жителями Бетики или Беотии. Кривичи - суть краковцы, от крук - черный ворон. Древляне - дье ребель, бого-восставшими (их роль в повести суть такова и есть). Князья станут символами - Хельг, есть намек на Хелиг рекс - Священную империю, а Владимир, в своей латинской транскрипции - Сигизмунд, собирательным образом для красной страны. Нарративы княжеского разброда один в один повторяют нарративы Пястов из Полья, где сама Полония, есть и страна плененная и страна Польная - пустая, нижняя.  Нарративы мятаний Василия Темного из Москвы, повторяют нарративы князька Василия из Теребовля. Титул государь есть калька с балканского господар и появляется этот титул со времен Елены Валашанки (с дунайского княжества Валахия), что откровенно говорит, чьи мифы стали в основании идей третьего рима, что вновь таки в терминах местного суржика есть третейский обычай - срединный путь. Эта нашпигованность искусственными компиляциями и искусственными нарративами свойственна не только пространству красного мира. Свои нарративы звучат и в истории любой иной страны Европы. Вновь оговорюсь - это вовсе не фальсификаты. Такими их можно рассматривать лишь в случае попыток привязать историю не к виду, но к земле. Если же вид пришел в новую землю, то и его нарративы есть нарративы уже новой, обретенной родины, где на деле никто ничего не скрывает, но говорить на своем языке для своих.
   Посмотрим несколько иллюстрирующих примеров. Привычный нарратив, подает историю противостояния Франции и Испании как некий конфликт радикально различных явлений. Один - якобы просвещенный и прогрессивный. Второй - мракобесный и ретроградный. При этом, считается что война идет меж двух народов, не понимающих друг друга, где один пытается отстоять свою независимость от навязываемого гегемоном тотального подчинения. Но, что французы, что испанцы не были на момент противостояния единой нацией. Оба обер-этноса говорили на десятке диалектов одного плана - как чех понимает словенцы, хоть и произносит те же слова по другому, так и француз понимал испанца в вульгарном произношении, общаясь между собой на якобы производных латыни, что говорит о едином пространстве умысливания. Так же, не лишне сказать, что тотальный нарратив Испании, есть компиляция условностей - никогда не существовало идеи единой Иберии и никогда воинствующие государства полуострова, Леон, Кастилия, Арагон, Галисия, Португалия и прочие - не были ни едины, ни взаимоустремлены. Напротив - антагонизм не скрашен до сих пор. Явление единого пространства-мира, есть явление 18 века, когда "античность" всецело поглотила умы державных мужей и все обустройство мира стало мыслиться через формулу Urbi et orbi  - Город и жители (орбита видимости). Отсюда возникновение головастиков - вместо резиденций правителей прошлого, которые так любил 17 век, стали появляться монстры-столицы. Париж, Лондон, Неаполь, Берлин - примеры разрастания Города над орбитой видимости. Эта модель умысливания, будучи созданной в качественно иной мыслительной среде, в иной форме изложения, своими нарративами ближе к нам так как по времени она меньше отстоит от нас и по качеству вида носителей и создателей этого нарратива, не сильно отлична от нашего вида и нашей инсталляции разума. Мы мыслим с ними одним разумом. Посему то Вольтер читается легче, чем Локк или Спиноза. Последствием этого стало мышлением терминами страны-мира. Некие условные Франции или Англии, извечно бывшие,  существуют в головах намертво вбитыми аксиомами. Отсюда эти "Истории Франции" или "Истории России", без всякого зазрения говорящие об истории других государств и народов, как собственных преемниках. Это и есть -orbi. Мышление через орбиту мира.
  Позже придут формации наций, которые трансформируют космополитичные orbi в не-дружественные nation. До этого были Короны и Династии. Учитывая данные модели, можно легко понять, что идея содружества Речи Посполитой или Священная Империя, лежат вне пределов этого смысла, в то время как все национальные Orbi, есть явление после  просвещенного века, когда нарративы совмещались. В такой оптике, единая Испания, или единая Русь, есть отражение все того же Рейха - Государства с большой буквы, которое очерчивает над-бытийный круг - в нем нет еще столиц, династов или корон. Это явление умысливания, которое не выразимо в словах Рацио, но зато ясно указывает на другой край Мифа. Рейх - это пространство куда падает тень бога и где звучит зов роя. Куда смещается тень, туда и движется рейх, туда движется рой, там звучит нарратив для вовлеченных и инициаторов. Это упрощенное прочтение, оно не отменяет понятия заимствования или компиляции. В конце концов, компиляция нарративов не есть самоценность или само-зло. Это явление внутри определенного пространства и времени, в полной зависимости от видового наполнения среды нарратива. В этом плане всегда сложно разделять, где настоящее, а где перенесенное. Где подлинное, а где карго для копирования. Даже простые вещи могут стать непреодолимым препятствием. Можно долго рассуждать о роли Великого княжества московского, писать книги или строить идеологемы, но факт есть факт - такого государства никогда не существовало. Любой образованный историк, скажет, что титул ВКМ есть историографический неологизм.  В природе было только Великое княжество Владимирское, а княжество Московское, без приставки - было сугубо частным леном династии. Это радикально смещает акценты, одновременно указывая откуда пришла эта нарративная формула. Императоры Священной Римской Империи, из династии Габсбургов, никогда не имели реальной власти через свои родовые земли - как эрцгерцоги Австрии, они не имели голоса в выборе Императора. Таковым обладал лишь король богемский, чью корону Габсбурги ревниво охраняли для себя. Любые заворушки в Чехии стоит понимать именно так - утрата Богемии для Габсбургов была равносильна утрате всякого влияния на выбор Императора. Но в умах, Габсбурги остались именно императорами Австрии - новодельного титула, который сместил акценты внутрь их владений после уничтожения СРИ. Равно как, вникая далее, титулы короля Богемии так же являются уже достаточно поздними названиями - вошедшими в дипломатический обиход в Новое Время. Средневековье знало лишь Корону Святого Вацлава, как и в отношении обширной Паннонии, которую сейчас упорно зовут Венгрией, существовало лишь понятие Короны святого Стефана. В Речи Посполитой, все польские земли до конца существования Res'и носили название просто - Корона.
   Диссонанс наступает при наложении данных нарративов на материальную картину мира пространства, того самого orbi. В терминах определенного контекста, само явление может занимать весь горизонт событий, но в последующей интерпретации, быть сугубо малым явлением. Попытки переноса из будущего в прошлое картины мира, всегда чреваты конфликтами. Речь не только о преувеличении цифр - раздутии показателей и значения, в духе новомодных "империй" древности - вместо Азии с ее персидскими царями, парфянцами и прочими сверх-державами, нынешней азией стала Восточная Европа. "Открытие" Орды, Тартарий и прочего не существующего вне нарративного идеологического цикла, постулирования, схоже с открытием "вавилонов" и "шумеров". Разница лишь в том, что нарратив ближневосточных "империй" завязан на библейские аксимомы, а восточно-европейские нарративы - на почивший советский союз. "Немцы", укравшие историю "русских", в отличии от последних обзавелись единым государством на столетие позже (1871), так что говорить об конкурирующих этносах в эпоху создания исторических нарративов Руси, мягко говоря не корректно. Обоснование историчности не есть фальсификация, но скорее очередное "искусство".  В отличие от запада, выбравшего трагичный пафос смерти и возрождения, восточные немцы предпочли Талию с ее цветением и бумом. Отсюда и основные парадигмы веселого века женственных правителей империи Петра - камень Дам, Петрус Домус.
   В такой же мере, стоит воспринимать и ганзейское присутствие на востоке Балтики. Это равно-стороннее проникновение в пласт культуры или культур, которые имеют свой собственный нарртив, условно вписанный по территориальному умысливанию в нарративы обшей тн "руской истории".

   Бумажный нарратив преподносит существование некой Новгородской Республики как максиму сокрытия для всего севера - это одновременная структура отсчета между прошлым славным и прошлым бесславным. Фактически, Новгород на Болхове, есть разрешенная отдушина для анти-империалистического высказывания. Звучит несколько тяжеловесно, но именно Новгроду отдали честь быть столицей Севера, точкой схождения Руси и тп явлений, которые нужно было куда то деть, чтобы они не мешали строить иные нарративы. В отличии от стройной княжеско-царской теории умысливания абсолютистского государства, где некий хороший князь уничтожает плохих, забирая их земли и на протяжении веков все правители этой династии озабочены исключительно идеалами некой "древней Руси", Новгород стал отражением купеческой республики, мало чем по сути отличной от Республики Св Марка или Генуи или иной подобной формации Южных Вод. Что неизменно приводит к мысли об инаковости его природы. Так же как патриции Венеции не мыслили себя ни итальянцами, ни частью некой Италии, жители Новгорода В(Б)еликого, не принимали себя никакой частью никакой над-формации и существовали исключительно внутри собственного мира. Даже вычищенные нарративы, показывают, что северное пространство земель, в большей степени было завязано на Литву и собственные мифы, чем на некие славянские - московские-руские идеологемы.  Новгород был разорен и не единожды "собирателями земель" - оба раза "Иванами", вокруг которых - Третьего и Четвертого, вращаются одни и те же точки фокусировки - борьба наследников, царевичи Дмитрии, Новгород, войны с Ливонией, Курбские, бояре и даже само имя-прозвище Грозный, есть удачное измышление от первоначального Грязный -Фрязин. Ведь в истории Ивана Третьего есть свой Иван Грозный-Фрязин (см), что недвусмысленно намекает откуда есть пошла Опричина и кто в ней кто. Недаром Иван 4 называл себя "немцем".
  Эта ткань нарративов лишь малая часть возможных аллюзий, существующая в том же пространстве разрыва смыслов, растянутых по векам и искаженных до не-узнаваемости. Вновь, говорить о фальсификации - говорить не понимая о чем идет речь. Раздвижение и переписывание событий в новом ключе, есть добавление нового цикла, а значит инкорпорация нового аспекта правителя, который приобретает отдельное существование, оторванный от целого. Это свойство вовсе не руской истории, хотя я бы предпочел говорить об Московии, как отражении иного смысла, утраченного с приходом настоящих руских в начале 18 века. Точно такую же картинку можно увидеть и при рассмотрении главного антогониста веселых цариц - султаната скучных мужей, блистательной Порты, где внутренние вложения растянуты в отдельные нарративы. История Османов - сыновей Гус-ман, представлена как отдельная линия мелких князей западной Анатолии, ставших правителями территорий бывшей Византии. Однако, если посмотреть на территорию их первичных действий, то она охватывает аккурат Оприксион - старую фему якобы 6-7 вв нэ, чьи генералы управляли дворцовой стражей императоров. Что тогда походы первых османов в а-хронологичной оптике? Завоевания или очистка вверенной территории от мятежников с периодическими конфликтами с центром за распределения наград и влияния?
  Чтобы показать имеемое ввиду, стоит глянуть на более нейтральные библейские нарративы. Классическое токлование хронологии событий внутри Старого Завета, указывает что некий вождь Моисей в условном 1230 г до нэ, вывел некое племя в инуб страну. Его дело продолжил иной вождь - Исус Навин. Спустя около 300 лет, этот народ создал свое "царство" с династией царей в Иерусалиме и несколькими династиями в Самарии (Израильское царство). В этой линии нарративов все разложено и предельно ясно. Но стоит слегка качнуть это собрание историй, как весьма быстро сместятся акценты.  Исус Навин может вполне стать Егу, полководцем захватившим Северное царство и уничтожившим прежнюю династию, а так же проведшим религиозную реформу. Их поступки и действия идентичны, как и имена, измененные только в переводных библиях. Но в одной оптике умысливания, персонаж приобретает черты пророка и ученика пророка, во второй - он очередной авантюрист с религиозным уклоном, чья секта захватила власть. Так, фигура Моисея становится фигурой масштабируемой в свой собственный нарратив и в частность меньшего формата - некий частный учитель частного полководца. Расстановка по шкале хронологий данных нарративов, приовдит к тому, что тн Закон Моисея становится не более поздним явлением, возникшим в среде уже имеющей свои культурные коды, а первоосновой возникновения этих кодов, через призму которых правятся все остальные тексты.
  Поэтому и возникает смещенная реальность, которая внутри единого восприятия, цельности, есть лишь геометрия пространства, но в линейном мышлении, она вынужденна развернутся в череду последовательностей, где логика утрачивается тк противоположные даты на условной сфере одного временного цикла, становятся одновременными лишь при условии умысливания той и той стороны сфер. При разложении же, они вынужденны включить между собой цепочку верхней или нижней окружности, создавая иллюзию времени как череды последовательностей, под которую новый ум затачивает восприятие.
   Отсюда состояние, когда проговариваемое не учитывает цельного. История Новой Европы, плохо учитывает свои частности - Малый Ледниковый период, обез-лесивание, возможные изменения береговой линии и так далее. Но именно в этих явлениях лежит ключ к пониманию. Какой смысл запрещать вырубку леса и спорить о правах на лес, если дерево есть просто дерево? Но если оно источник тепла и важный ресурс, тогда это ключевой вопрос выживания.  Если так, то когда жил реальный Робин Гуд? В 13 веке, который знал тепло, или в 17, когда пришли холода?
   Холод и голод, куда лучше объясняют походы викингов, чем смутные теории о перенаселении или пассионарности. Каждая эпоха имеет свой смысл и только ему она служит, не тратя годы и даже столетия на бумажные глупости кабинетных ученых.
  Это цикл цельного процесса, толкующий не о мертвой материи и экспансии человека как венца творения, это призыв к цельному мышлению, когда совокупность явления, позволит воссоздать картинку, которая будет не столь уютна как бродячие народы и рыцари, не столь проста, как перечисление дат и имен, не столь наивна, как вера в прогресс или разум.

Припасть к источнику.

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя bom100
bom100(5 лет 10 месяцев)(19:09:33 / 22-08-2015)

Аватар пользователя Botanik12
Botanik12(2 года 11 месяцев)(19:17:42 / 22-08-2015)

а это типа дорожка между мирами

Комментарий администрации:  
*** Кидаюсь на людей аки бешеный виртуальный пес ***
Аватар пользователя Добренький

Проще надо быть, проще...

Аватар пользователя lataragan
lataragan(2 года 3 месяца)(20:36:02 / 22-08-2015)

@ Холод и голод, куда лучше объясняют походы викингов, чем смутные теории о перенаселении@

изучение реальной истории, к примеру  колонизации бондами островов Северных морей , совпадение исчерпания новых пригодных мест  для макропоселений с концом вендельского периода быстро отправляет хрустобулочные "нарративы" в их  законное место-эпос.

Комментарий администрации:  
*** Клон nopasaran (почти дословные дубли комментов), блокирован ***
Аватар пользователя eprst
eprst(5 лет 7 месяцев)(21:31:40 / 22-08-2015)

Рабочий роет котлован, вдруг бац! - и гнёт об породу инструмент.

Вот какая неудачная ситуация, думает...
Кой-как отковыривает кусок породы, об которую погнул инструмент, и даёт бригадиру:

— Вот об эту елду, Кузьмич, инструмент сломал, туды её в качель.

— Странно! Вроде должон инструмент всё молоть! - удивляется мастер.


Бригадир приходит к инженеру и говорит:

— Михаил Максимыч, мы тут при ройке котлована, об эту руду инструмент погнули. Примите меры, а то не можем инструментом рисковать.

— Странно, по спецификациям инструмент должен быть крепче! - чешет репу инженер.

Приносит инженер кусок породы физику и говорит:

— Посмотрите, Геннадий Саввович, что это за руда крепче стального сплава №ххх с алмазным покрытием.

— Странно! Судя по пористой структуре эта порода должна быть очень хрупкой!

Подходит физик к теоретику:

— Герман, а как это может фрактальная сводчатая микроструктура оксида металла сопровождаться сильно плотным электронным распределением электронов связи типа так, что атомы связываются крепче чем в кристалле алмаза?

— Странно! В работе N в семидесятых было показано, что блоховское решение для случая квазипериодической решётки, к которой NN свёл фрактальную структуру, реализует квазинепрерывную плотность состояний Zagge для тетраэдрических решёток!

Идёт теоретик к математику спрашивает:

— Слушай, Саня, а разве учёт членов выше третьего порядка может привести к появлению серии решений уравнения NNN в случае NNNN с нелинейной правой частью?

— Да, там есть такой вариант, если асимптотически третье слагаемое стремится к нулю на бесконечности не хуже чем минус вторая степень.

— Ааа, Гена как раз и говорил, что там дисперсия пор нетипично узкая. Понятно, спасибо.

Ловит теоретик физика в коридоре и объясняет:

— Если дисперсия пор невелика, то фрактальная пористая структура сводится к тетраэдрической сингонии квазикристалла, а не к гексагональной.

— Ааа, то есть мы тут имеем дело с губками первого рода. Понятно, пустим проект алмазного покрытия NNNNN, они достаточно крепкие должны быть.

Рассказывает физик инженеру:

— Мы тут доработали алмазное покрытие, должно теперь эту породу брать. Вот вам несколько опытных образцов, опробуйте.

— А что это за руда была?

— Да там поры мелкие слишком.

— Ааа, то есть просто своды крепче. Понятно, ну пока этим подолбим.

Отдаёт инженер бригадиру новый инструмент:

— Иван Кузьмич, вот новый инструмент, его лучше покрыли.

— Ааа, так там просто покрытие плохое было! Спасибо, а то я за сохранность инструмента не могу отвечать, когда его чёрти–как покрывают.

Даёт бригадир рабочему инструмент:

— Держи, на этот инструмент покрышки не скупили.

— изучение реальной истории, к примеру  колонизации бондами островов Северных морей , совпадение исчерпания новых пригодных мест  для макропоселений с концом вендельского периода быстро отправляет хрустобулочные "нарративы" в их  законное место-эпос. 

Ааа, так там просто жиды полировку пожалели! Эх, развалили страну…

Аватар пользователя kwaier
kwaier(3 года 9 месяцев)(21:19:08 / 22-08-2015)

Насколько я помню, походы викингов как раз приходились на средневековый климатический максимум, когда пшеница в норвегии вызревала за полярным кругом.

Аватар пользователя GoldenWorm
GoldenWorm(4 года 10 месяцев)(21:56:54 / 22-08-2015)

Господи, это ж целое поле скурить надо было...

Аватар пользователя Аббе
Аббе(4 года 4 месяца)(23:11:03 / 22-08-2015)

Автора заклинило в Европе. Увы, это ограничило его поиски. И часть из его помыслов - выглядит несколько "малообоснованной".

Недурно бы привязать к тексту гляциологию и гляциостазию. Ледник, таяние ледника, прогиб земной коры под ледником и всплывание земной коры после ухода ледника.

Аватар пользователя eprst
eprst(5 лет 7 месяцев)(23:12:12 / 22-08-2015)

Бгггг

Аватар пользователя Fandaal
Fandaal(2 года 12 месяцев)(03:19:17 / 23-08-2015)

Слово "нарратив" в каждом абзаце, а где и по два. После 50-го "нарратива" стало корёжить, но дочитал.

Автор сочинил свою собственную историю. Молодец. 

Аватар пользователя Алеман
Алеман(2 года 11 месяцев)(08:09:28 / 23-08-2015)

Они появлялись из ниоткуда, получали свое описательное явление внутри пространства римской империи, и, если покидали ее границы, то исчезали навсегда. Вне пределов римского фокуса, варвары не существуют, ибо некому их отражать между тем и этим.

 Пелевиным повеяло). 

Центров, желающих описать варваров, стало больше и сомнительно, что история станет менее запутанной.

Про крестовые походы понравилось. С интересом читал, до места где про национализм и войны Каталонии,Леона,Новгорода,Московии. Пару тройку стратегий поиграть, там национализм позднее изобретение и все увлечённо воюют друг с другом, пусть рекомендует новым историкам).

Аватар пользователя robin
robin(5 лет 9 месяцев)(11:16:56 / 23-08-2015)

блин откуда берутся такие потоки мозга, задолбали эти портянки...

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...