Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Росатом всем покажет "Кузькину мать"

Аватар пользователя Не тот человек

На выставке "70 лет атомной отрасли. Цепная реакция успеха", которая пройдет в московском манеже с 1 по 29 сентября, посетители смогут увидеть копию самой мощной в истории термоядерной бомбы, известной как "Кузькина мать" или "Царь-бомба". Об этом сообщается на официальной странице госкорпорации в социальной сети Facebook.

Стоит добавить, что копия легендарной бомбы будет доставлена из Российского федерального ядерного центра в Сарове поздним вечером 22 августа специальным трансп


Оригинал длинней, вырезал только новость: http://www.rg.ru/2015/08/18/bomba-site.html

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Красный аноним

Это интересная выставка, надо сходить. Интересно, почём билеты? На текущие выставки около 300, значит, будет где-то так же.

Аватар пользователя Ficher
Ficher(3 года 1 месяц)(19:31:23 / 18-08-2015)

Все правильно. Чтобы помнили. 

Аватар пользователя PIPL
PIPL(3 года 11 месяцев)(19:38:15 / 18-08-2015)

Виновница торжества:

Аватар пользователя kasakoff2003
kasakoff2003(3 года 3 недели)(19:46:50 / 18-08-2015)

Вот хорошее издание Атомный проект СССР. Документы и материалы. В 3 томах (12 книгах) http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4686730

Аватар пользователя dazed
dazed(2 года 4 месяца)(19:47:16 / 18-08-2015)

из европы плохо видно, шибко далеко.

надо написать: на берлин.

и поближе подвезти.

Комментарий администрации:  
*** Заподозрен в ссылочном спаме, под наблюдением ***
Аватар пользователя dazed
dazed(2 года 4 месяца)(19:56:01 / 18-08-2015)

кстати про бомбу:

Перетолчин Дмитрий

Ещё одно «наследие предков». Часть III. Политический детектив к 70-летию создания атомной бомбы


Дипломат Мигель Сиррано считает, что не только уран, но и атомные бомбы, сброшенные на японские города были немецкого происхождения. По его мнению после поражения Третьего Рейха пять немецких атомных бомб попали в руки союзников. Созданы они были путем применения «имплозивной науки», в которой немецкий эксперимент с атомными бомбами были лишь одним из этапов «в долгой серии более важных и глубинных исследований». При этом парадоксом является то факт, что для нацистской Германии атомный проект во многом двигали евреи, как Хоутерманс или Герц, а для СССР «фашисты» как фон Арденне или Ланге...

5. ОХОТНИКИ ЗА УРАНОМ

Совершенно секретно


"Систематические бомбардировки городов, в которых находились ука­занные выше лаборатории и заводы, а также быстрое продвижение Красной Армии и союзников, поставили германские научно-исследовательские орга­низации, занимавшиеся проблемой № 1, в чрезвычайно тяжелое положение… Почти все здания лаборато­рий уничтожены бомбардировками и пожарами, имущество их подверглось многократным эвакуациям" 


Отчет о работе оперативно-чекистской группы генерал-майора т. Кравченко в области выявления данных по проблеме № 1 12 ноября 1945 г.


Однако выхватить победу из челюстей поражения в «пять минут пополуночи фюреру помешало стремительное приближение советских войск и бомбардировки «союзников». 23 августа 1943 года закончилась Курская битва, советские войска вышли к Днепру, стало очевидно, что очень скоро они окажутся в Европе. Показательно совпадение, что на следующий день на Квебекской конференции Рузвельт и Черчилль объявили об открытии второго фронта к маю 1944 года.
Совпадения и разрушительные бомбардировки объясняют слова генерал-лейтенанта Лесли Гровса, сказанные им сразу после Курского сражения: «Мы должны теперь стремиться сохранить в тайне от русских наши открытия...». Кстати, именно с подачи Гровса подряд на строительство завода по производству атомного оружия получила компания «E.I. du Pont de Nemours & C°», до этого совместно с «Union Carbide & Carbon Corporation» (после слияния «Dow Chemical Company») являвшейся подрядчиком по наработке необходимого количества урана, в 1943 году к урановой проблеме подключилась «Monsanto Chemical C°», эксплуатацию завода поручили фирме «Eastman Kodak». Все эти корпорации через швейцарский офис структурно входили в «Farbenindustrie I.G.», так что, говоря «наши открытия ...», заместитель начальника инженерных войск по строительству Гровс не сильно лукавил душой. В 1944 году британские ВВС уничтожили предприятие «Degussa», на котором производилась очистка урана, в следующем году по распоряжению Гровса 612 летающих крепостей обрушили на поставлявший урановый металл завод «Auergesellschaft», с зубной пастой которого экспериментировал Джеймс Чедвик, 1506 тонн фугасных и 178 тонн зажигательных бомб, стерев его с лица земли.
Логику, так называемых «союзников» можно понять: пока Гитлер оплачивал грабежом восточных территорий поставки необходимых ему для захвата новых территорий материалов, игра шла своим чередом. Но вопрос в том, как он себя поведёт, если «пять минут пополуночи» достанет из рукава «взрывчатку размером со спичечный коробок». Кроме того, Красная Армия движется такими темпами, что придёт в Берлин на готовое до наступления «пяти минут пополуночи», а это влечёт за собой пересдачу карт Второй Мировой и поэтому все действия союзников после августа 1943 года это битва за наследие Третьего Рейха и место банкующего.
С момента основания «S-1 Uranium Committee» Гровс принимал участие в его заседаниях со стороны военных, после очередного заседания в 1942 году строитель циклотронов Эрнест Лоуренс и его друг и коллега Роберт Оппенгеймер повезли сотрудников комитета и военных в знаменитую Богемскую рощу (Bohemian Grove), в тени деревьев которой и был окончательно сформирован не менее знаменитый «манхэттенский проект» - «Manhattan Engineering District» (Нью-Йорк), под командованием полковника Джеймса М. Маршалла, научным руководителем которого стал Роберт Оппенгеймер, а общее руководство осуществлял Лесли Гровс.
Государственный департамент США о проекте атомной бомбы будет извещён только в феврале 1945 года в канун Ялтинской конференции и то только «в силу некоторых обстоятельств». Кроме того, когда для технологических линий завода Y-серии (атомный проект) потребовалось десять тонн серебра, полковник Маршалл встретился со вторым секретарём казначейства США Д. Беллом и договорился, что позаимствует их в хранилище Вест-Пойнта, а работники «серебряного Форт-Нокса», не только оставят это втайне, но даже не отразят на балансе. Такое свидетельство того, что «государственные органы США» являются лишь ширмой, за которой реализуются частные интересы узкой группы лиц, откровенно описано в мемуарах непосредственного участника событий Лесли Гровса.
В ноябре 1944 года Объединенный комитет начальников штабов США организовал Комитет промышленно-технической разведки с задачей “поиска в Германии технологий, полезных для послевоенной американской экономики”, только в один подкомитет входили 380 специалистов, представляющие интересы семнадцати американских компаний. В рамках проекта Ванневар Буш и Лесли Гровс станут вдохновителями операции, которую Гровс назовёт своей фамилией в греческом переводе "Рощи" - «Alsos». В состав комиссии вошёл член Национальной Академии Наук США, физик Сэмюэль Гоудсмит, с задачей собрать информацию по крайней мере о десяти научных программах, развиваемых в Германии. Представительские функции в странах Европы выполнял майор Р. Фурман.
Однако самым примечательным участником миссии был Борис Теодор Паш (Boris Theodore Pash) или Борис Фёдорович Пашковский, сын православного священника и секретаря миссии РПЦ в Сан-Франциско в эмигрантских кругах заработавший себе прозвище «Вий». Его первой операцией было участие в депортации японского населения в американские концентрационные лагеря. Операция «Alsos» была настолько секретна, что в управлении военной разведки в дела миссии посвятили только полковника Чарльза Николаса, в штабе Эйзенхауэра о её существовании знал также только один офицер, а на конечном этапе операцией руководил шеф органов безопасности всего проекта по созданию атомного оружия «Project Y» полковник Лансдейл.
Если в первой части операции в Италии команда Паша состояла из четырёх переводчиков, четырёх сотрудников контрразведки и четырех научных сотрудников, то размах охоты за немецким ядерным потенциалом показывает состав группы в 480 человек и 24 учёных. В первую очередь они пытались отыскать лаборатории по обогащению урана по пробам воды. Один из сотрудников миссии Роберт Блейк в шутку выслал бутылку вина с просьбой оценить и его, получив ответную секретную радиограмму: «Вода отрицательна. Вино обнаруживает активность. Посылайте еще». Сотрудники миссии решили, что их юмор оценён, после чего майор Фишер так увлекся коллекционированием и пересылкой «образцов» вина, что был принят местными французами за американского винодела. До начала операции полковник Паш находился в Лондоне, ожидая высадки союзных войск, под прикрытием которых должна была работать его миссия.
"Чтобы обеспечить наши интересы, я вынужден был пойти на довольно рискованное мероприятие, которое впоследствии стало известным под названием "операция "Убежище". По этому плану американские части должны были продвинуться в интересующий нас район, овладеть им и удерживать его до тех пор, пока нужные люди будут захвачены и допрошены, письменные материалы разысканы, а оборудование уничтожено."
Лесли Гровс«Теперь об этом можно рассказать. История Манхэттенского проекта», 1964 г.
6 мая 1945 года Дёниц отдал приказ немецким войскам не оказывать сопротивления двигающимся к Праге американским подразделениям. В этот же день 3-я американская армия Джорджа Паттона, игнорируя подписанные между СССР и находящимся в изгнании чешским правительством договорённости, а также достигнутые союзниками в ходе Ялтинской конференции соглашения о зонах влияния, пересекли чешскую границу. Американцы удерживали заводы «Skoda» до появления частей Красной Армии. Именно на территории завода «Skoda» располагался Специальный штаб Каммлера (Sonderstab Kammler), откуда осуществлялось руководство всеми высокотехнологичными разработками Третьего рейха.
Когда советские войска заняли расположенный в советской зоне оккупации научно-исследовательский центр в Нордхаузене, выяснилось, что оборудование и сотни ракет «А-4»(«V-2») уже вывезены американцами. Справедливости ради надо заметить, что такое же отношение было к договорённостям с английскими «союзниками», несмотря на то, что Управления Специальных Операций (УСС) Великобритании и США действовали совместно, координируясь штабной секцией G-3, под командованием генрал-майора Буль, позднее переименованную в Штаб специальных войск (ШСВ).
"30-й штурмовой отряд, сотрудники организации Моnuments Men, участники проекта "TICOM" и операции «Алсос» — все они двигались в авангарде каждой армии Западных союзников в поисках немецких военных технологий, награбленного нацистами имущества и спрятанных сокровищ. Работа их была настолько закрытой, что лишь сегодня подвиги этих людей становятся известными из документов, многие годы хранившихся под грифом секретности".
С. Данстен, Д. Уильямс, «Серый волк. Бегство Адольфа Гитлера»
У англичан поисками технологий занимались “Т-войска”, в частности помощник директора секретной службы ВМФ, адмирала Д. Годфри Ян Флеминг, автор детективов о Джеймсе Бонде, присутствовавший на суде по делу «Metropolitan-Vickers» в качестве журналиста. Его «Особое инженер­ное подразделение Бригады специального назначения» входило в Управление совместных морских операций адмирала лорда Лу­иса Маунтбеттена, впоследствии его переименовали в «30-й разведывательный отряд» по номеру кабинета в здании Ад­миралтейства на улице Уайтхолл в Лондоне, который занимала легендарная секретарша Флеминга мисс Маргарет Пристли, пре­подаватель истории в Университете Лидса и прообраз мисс Манипенни в романах о Джеймсе Бонде.
С Яном Флеменгом сотрудничал член специальной структуры, созданных в 1943 году французских тайных вооруженных сил (FFC), под названием «Марко Поло – Промонтуар» - Жак Бержье. Настоящее имя этого уроженца Одессы было Яков Михайлович Бергер, с 1936 года он ассистировал физику Андре Хельбронеру в исследованиях торможения электронов в тяжелой воде. В ноябре 1943 года Бержье был арестован и оказался в Маутхаузене, после окончания войны продолжил поиски немецких ядерных технологий в специальной службе Direction générale des études et recherches. После войны Бержье напишет: «Нам было известно, что в Германии упорно велись работы над расщеплением ядра. Сейчас можно сказать прямо, что союзники недооценивали значение этих работ. Секретные обзоры – в частности, обзор профессора Гаудсмита – страдали неполнотой и каким-то блаженным оптимизмом. В области атомных исследований немцы продвинулись гораздо дальше, чем принято думать».
«По мере того, как союзнические армии всё глубже проникали на территорию германского фатерлянда, группы учёных и специалистов отправлялись рыскать по Райху, выискивая немецкие патенты, секретные оружейные разработки, и, прежде всего, выясняя, в каком состоянии находится немецкий проект атомной бомбы».
Джозеф П. Фаррел «Райх Чёрного Солнца»
Если бы не жертвенный героизм Бориса Пашковского не было бы ни Хиросимы, ни Нагасаки. 16 кубиков радия из немецкой лаборатории города Вайда, находящегося всего в 10 км от стремительно приближающегося восточного фронта «атомный шпион» вывез на своём «виллисе» в обычной сумке, отчего получил радиоактивный ожог бедра.
Подобная самоотверженность продиктована отчаянной ситуацией с американским «Project Y»: «Основной темой была проблема обеспеченности проекта урановой рудой. По мере обсуждения выяснилась весьма неблагоприятная ситуация» - вспоминал руководитель программы Л. Гровс.
Когда в 1944 году Рузвельт и Черчилль договорились применить бомбу против Японии, наполнять её было нечем, на совещании в октябре 1942 года определили, что для бомбы необходимо от 4 до 40 килограмм плутония. Такая неопределённость поставила Гровса в положение «повара, которому приказано обслужить неизвестное количество гостей: или 10, или 1000» и совершенно не позволяла определить масштабы строительства необходимых промышленных установок, немецкие же учёные определили пределы потребности в границах от 10 до 100 кг уже в начале 1940 год. Кроме того этом американские ученые всё еще не могут точно определиться с методом разделения изотопов, а менеджмент «DuPont» сразу сослался на то, что они химики, а не физики и пока тоже не знают как теоретические наработки воплотить в технологические линии.
В Германии же с начала 1940 года параллельно разрабатывалось несколько методов обогащения урана:  массспектрометрический метод, метод изотопного шлюзования, метод ультрацетрифугирования. В ноябре 1943 года была закончена первая очередь Клинтонского инженерного завода «Y-12» в Ок-Ридже, который оставался единственным производящим предприятием вплоть до 1946 года. По свидетельству руководителя проекта Лесли Гровса к концу 1943 года американцами было наработано 2 милиграмма (!) плутония, чуть больше в 1944-ом, «получить слегка обогащенный уран к 1января 1945 г. не удалось», тем временем в Германии, согласно показаниям данным советской разведке Николаусом Рилем, к концу войны было произведено 20 тонн «чистых препаратов урана». В Германии циклотрон оружейного предприятия «Anschütz» были пущены в серию. Согласно докладной записки начальника 4-го спецотдела НКВД СССР В. А. Кравченко от 12 ноября 1945 года «в Германии было около 10 тонн металлического урана при сырьевом запасе в 1944 году около 500 тонн чистой окиси урана, около 2 тонн тяжелой воды из Норвегии».
9 сентября 1944 года группа «Alsos» в составе Гоудсмита и Калверта прибыли в столицу Бельгии, получив доступ к данным бельгийской копании "Union Miniere du Haut-Katanga". Урановая руда «Union Miniere de Haut Katanga» из района об обязательном контроле над которым в своём письме упоминал фон Корcвант была обнаружена в 1922 году и являлась для Гровса «единственной надеждой», в первую очередь, потому что содержала 65 процентов чистой окиси урана, тогда как сырьё из Канады и Южно-Африканского Союза (в настоящее время ЮАР), контролируемое Великобританией, лишь десятые и сотые доли процента. С 1928 года добычу из района Катанга как и 70% всего хозяйства Конго контролировал конгломерат «Societe Generale de Belgique», его глава Эдгар Сенжье, видимо не дожидаясь применения расовых законов, уехал из Бельгии в США в 1940 году, а уран послужил материалом для немецкого проекта «Projekt U» и американского «Project Y».
По документам с 1940 года "Union Miniere du Haut-Katanga" обслуживала резко возросшие заказы урана от немецких фирм, изучая которые Гоудсмит и Калверт установили, что в 1940 году 60 тонн соединений урана приобрела «Auergesellschaft» и некоторое количество ушло через год немецкой компании «Degussa». Кроме того, документы зафиксировали необычно крупную поставку урана немецкой компании «Рогес» в июне 1942 года. Около 115 тонн очищенного и частично очищенного уранового сырья, а также 610 тонн неочищенного сырья, 17 тонн урановых сплавов и 110 тонн отбракованного материала были закуплены Германией в 1943 году. Затем в том же году в Германию было отправлено еще 140 тонн очищенных урановых материалов. Это сырьё в разной степени готовности собирал Борис Пашковский.
В своих мемуарах Гровс сетует, что 40 тонн найти так и не удалось. 19 мая в Портсмуте (Portsmouth), штат Нью-Гемпшир капитулировала подводная лодка “U-234” из норвежского Кристиансанда (Kristiansand) с 560 кг уже обогащенного урана на борту, другой лодкой была “U-401” из немецкой военно-морской базой Вильгельмсхафен также с грузом окиси урана. Он должен был быть доставлен в Японию, и узнав о намерении капитана Хаазе сдаться, четыре японских офицера, находившихся на борту лодки покончили жизнь самоубийством. 15 октября 1945 года официально прекратила свою работу миссия «Alsos» и Гоудсмит объявит, что «немецкие исследователи постоянно делали серьёзные научные ошибки, были высокомерны и самодовольны и усердно служили гитлеровскому режиму», на само деле есть все основания предположить, что -
"Они сбежали с награбленными богатствами Европы, ракетными науками и еще более экзотическими технологиями, некоторые из которых были настолько передовыми, что они до сих пор остаются засекреченными в папках правительства США"
Джим Маррс (Jim Marrs), "Восход Четвертого рейха" (The rise of fourth Reich)
Таким образом, успев построить лишь одну очередь завода в Ок-Ридже, который к 1945 году изготовил ничтожное количество необходимого урана, американская закулиса умышленно выжидала, когда советские войска выбьют дух, из ставшего опасным для них протеже Гитлера, чтобы воспользоваться выкраденными технологиями быстро скончавшегося «тысячелетнего рейха» для установления собственного мирового господства. А чтобы скрыть воровство от СССР, еще формально считавшегося союзником, Гейзенберг был вынужден рассказывать, что немецкие ученые во всём ошиблись и ничего не добились.

6. «ПРИШЕСТВИЕ ХРИСТА» ДЛЯ УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ   «Атомная бомба — вот второе пришествие Христа!» Уинстон Черчилль  Мистик, писавший прославляющие Гитлера книги и дипломат Мигель Сиррано считает, что не только уран, но и атомные бомбы, сброшенные на японские города были немецкого происхождения. По его мнению после поражения Третьего Рейха пять немецких атомных бомб попали в руки союзников. Созданы они были путем применения «имплозивной науки», в которой немецкий эксперимент с атомными бомбами были лишь одним из этапов «в долгой серии более важных и глубинных исследований». При этом показательна послевоенная связь Мигеля Сиррано с одним из основателей и первым директором Аненербе Германом Виртом.
В связи с этой историей примечательно и то, что в рамках программы «Alsos» французские спецслужбы разыскивали и загадочную личность с псевдонимом Фулканелли, в июне 1937 года встречавшимся с Фредериком Содди и сообщившего тому, что «алхимики основывали свои исследования на моральных и религиозных воззрениях, в то время как современная физика родилась в XVIII веке из развлечения нескольких вельмож и богатых вольнодумцев».
Вывезенный группой «Alsos» в Великобританию руководитель гёттингенского отделения института кайзера Вильгельма Карл фон Вейцзекер, говоря об атомной бомбе, пророчески заметил: «Если бы американцы и англичане были порядочными империалистами, они уже завтра бы сбросили ее на Россию. Впрочем, они никогда не сделают этого. Скорее они сделают из нее политическое оружие. Конечно, это неплохо».
В первую очередь за выступление против СССР выступал Черчилль, но его попытки привлечь в этом вопросе на свою сторону Рузвельта не увенчались успехом. Аналогично ситуацию описывает американский исследователь Тернер: «Рузвельт не был склонен быть втянутым в формирование объединенного фронта против Сталина». 12 апреля 1945 года команда лейтенанта Лансдейла обнаружила запасы урана в Штассфурте. В этот день американский президент после послания И.В. Сталину с твердыми пожеланиями сохранить тесный союз и дружбу, но получил обширное кровоизлияние в мозг и через несколько часов неожиданно скончался. Как вспоминал сотрудник пресс-бюро английского посольства в Лиссабоне Э. Н. Дзелепи: «смерть Рузвельта воскресила, последнюю надежду Гитлера», угасшую лишь после стремительной атаки на Берлин.
  «… но против этой войны с СССР возразил первым президент США Франк Делано Рузвельт и почему-то после этого… внезапно скончался, а затем в июне месяце 45-го года крест поставил Имперский генеральный штаб Великобритании…»
Леонид Ивашов, д.и.н, профессор кафедры международной журналистики МГИМО , «О переформатировании этого мира» 2013 г.
  Смерть влиятельного союзника была настолько неожиданной, что Сталин написал личное письмо вдове Элеоноре Рузвельт с предложением отправить в США своего личного доктора для проведения вскрытия, которое было отвергнуто. Отказ неудивителен в свете заявления миссис Рузвельт в теледебатах с лидером лейбористской партии Хью Гейтскеллом и философом Бертраном Расселом: «пусть человечество лучше погибнет, чем победит коммунизм». Уже через неделю труп президента доставили в его имение, вопреки всем правилам не проведя вскрытия и не дав проститься с телом. Он не успел произнести подготовленную для конференции ООН в Сан-Франциско речь: «…нужно навсегда положить конец этому нерациональному, неразумному способу разрешения разногласий между правительствами путем массового уничтожения людей». После известия о смерти американского лидера Мартин Борман предсказывал «полную переме­ну отношения Западных держав к советскому наступлению в Ев­ропе» и возможность сепаратного мира.
Так и произошло, через несколько дней после смерти Франклина Делано Рузвельта года помощник военного министра США и президент «General Motors» Джон Д. Маклой, являвшийся главным поставщиком товаров для военного ведомства, принял участие в закрытой встрече, прошедшей в Госдепартаменте 15 апреля 1945 года. Собравшиеся обсуждали, как переформатировать симпатизирующее СССР общественное сознание американцев и направить военные интересы общественности с Германии на Советский Союз.
На самом деле подобный разворот «союзников» был определён еще в 1943 году предшественником ЦРУ – Управлением стратегических служб (УСС) США, которое к началу Квебекской конференции составило утверждённый Объединенным комитетом начальников штабов США «Меморандум № 121», третий пункт которого гласит: «Попытаться повернуть против России всю мощь непобежденной Германии, пока управляемой нацистами или генералами». Такой разворот реализовывался на деле, чему явно мешала принципиальная позиция Рузвельта:

«Спустя много месяцев после капитуляции Германии в английской зоне оккупации продолжали существовать в полной неприкосновенности одетые в военную форму ча­сти германской армии общей численностью почти в пол­миллиона человек; американские военные власти в сво­ей зоне оккупации начали снаряжать и вооружать под видом «рабочих рот» и всевозможных «охранных ча­стей» тысячи польских, югославских и украинских фашистов»
Альберт Кан, «Измена Родине. Заговор против народа»

В мае 1945 года под надзором фельдмаршала Монтгомери возникло новое немецкое формирование – группа «Норд-вест» и назначен её командующий – фельдмаршал Буш. При каждом из немецких командующих состоял английский военный советник-контролер. Официально для внешнего мира считалось, что эта система создана для «расформирования» немецких войск. 22 мая был утверждён план «Немыслимое», предполагавший начало Третьей Мировой войны 1 июня 1945 года с удара по советской группе войск полумиллионной группировкой англо-американских сил и стотысячными остатками вермахта через северную Германию. Согласно этого плана предполагалось отбросить Советские войска к довоенным границам, под давлением начала бомбардировок Москвы заставить Сталина уйти в отставку, сменив государственный строй СССР.
Преемником на посту президента США стал вице-президент Гарри Трумэн, в последние месяцы возглавлявший Специальный комитет Сената по вопросам национальной оборо­ны, который занимался расследованием крупных расхождений в расходовании средств, предназначенных для Военного ведомст­ва. Только став президентом, Трумэн был посвящен, что расходование средств связано с «Манхэттенским проектом».
В мае же был учрежден комитет по применению нового оружия, куда вошли Министр Обороны США Генри Л. Стимсон, Ванневар Буш, президент Гарварда химик Джеймс Конант, Госсекретарь США Джеймс Бирнс. Для решения технических вопросов при комитете состояла Научная комиссия в составе Оппенгеймера, Лоуренса, ответственного за разработку самой бомбы Комптона и Ферми. Трумэн добивался отсрочки последней трехсторонней встречи в Потсдаме, выжидая, когда американские ученые создадут «позицию атомной силы» для его переговоров с советскими руководителями, рассчитывая «получить дубину, чтобы ударить по этой стране».
В день прибытия американской делегации в Берлин 16 июля 1945 г. прошло удачное испытания атомной бомбы, очевидцы вспоминали изменение в манере поведения Трумэна и Черчилля после известия об успешном испытании атомной бомбы. Однако когда президент США сообщил Сталину об обладании новым сверх оружием, однако тот прореагировал настолько сдержанно, что Трумэн и Черчилль подумали, что советский лидер просто не понял, о чем идет речь, и их попытка оказать давление на советского руководителя успехом не увенчалась. «Было очевидно, что атомная бомба не занимала никакого места в напряженных трудах и заботах» - вспоминал Черчилль о Сталине и своём провале шантажа: «Этой последней конференции, в Потсдаме, суждено было прозвучать похоронным звоном для моих надежд». 25 июля премьер-министр покинул конференцию, на следующий же день его партия потерпела поражение, а уже 28 июля место Черчилля за столом конференции занял лидер лейбористов Клемент Эттли.

«Русские… больше всего восхищаются силой, …США и Великобритания, создав ассоциацию народов, говорящих на английском языке, должны разговаривать с ними с позиции силы»
 Уинстон Черчилль

 

В августе было принято решение сбросить атомную бомбу на японские городе Хи­росима и Нагасаки, через несколько дней Япония капитулировала, а США стали монопольными владельцами ядерного оружия. Риторика бывшего английского премьер-министра побудила Сталина в ответе корреспонденту «Правды» 26 марта 1946 года отметить, «что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают Гитлера и его друзей», потому как наличие атомной бомбы по сути воскресила именно гитлеровские планы, вновь сделав их актуальными.
«После атомной бомбардировки Трумэн утверждал, что решился на такой шаг по рекомендации военных, чтобы «спасти жизни 100000 американских парней». На самом деле, это было сделано для того, чтобы показать всему миру, и в первую очередь СССР, что США обладает огромной силой и невероятной жестокостью. Цель бомбардировки Хиросимы и Нагасаки была вовсе не в том, чтобы принудить Японию сдаться, она итак уже стояла на коленях. Требовалось убедительное доказательство полного военного превосходства над Советским Союзом. …Настоящей целью атомного опустошения в Хиросиме и Нагасаки была Москва»
 Уильям Ф.Энгдаль«Боги денег. Уолл-стрит и смерть Американского века»

Необходимость применения атомной бомбы опровергает и Черчилль в своих мемуарах: «Было бы ошибочным полагать, что судьба Японии была решена с помощью атомной бомбы. Ее поражение стало неизбежным еще до того, как упала первая бомба, и было предопределено подавляющей морской мощью…».
Скрывая последствия, оккупационная Администрация США намеренно прятала отчеты о смертях от радиации и болезней в Хиросиме и Нагасаки, где был отдан приказ «всем, кто делал какие-либо съемки сдать их в штаб-квартиру американской администрации». Комментируя американские ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, британский эксперт в области атомной энергии П. Блэкетт в 1949 году писал: «Сбрасывание атомных бомб явилось не столько последним актом Второй мировой войны, сколько первой большой операцией холодной дипломатической войны с Россией». Аналитическая группа правительственных специалистов под руководством Пола Нитце подготовила секретный доклад, где указывалось, что «Япония капитулировала бы определенно до 31 декабря 1946 года, а по всей вероятности — до 1 ноября 1945 года, даже если бы атомные бомбы не были сброшены». Более того японцы и сами заявили о готовности сдаться при условии сохранения императора, о чём Трумэн знал.
Кроме того Лесли Гровс преднамеренно утаил от президента петицию семидесяти крупнейших учёных, работавший в США над созданием бомбы, настаивавших, что бомбу нельзя применять «до тех пор, пока условия капитуляции не будут объявлены публично, и Япония, получив чёткое представление об этих условиях, откажется сдаться».

«…суть дела ясна. Применение атомной бомбы диктовалось соображениями политического порядка. Война с Японией была лишь предлогом. Она практически кончилась и была бы сразу же завершена с помощью вмешательства Советской Армии»
 Э. Н. Дзелепи, сотрудник пресс-бюро английского посольства в Лиссабоне
  Через две недели после капитуляции Японии, 18 сентября 1945 года Директива 1946/2 «Основы формирования военной политики» назвала СССР следующим главным противником. В СССР не могли поверить в данные разведки, докладывавшей в ноябре 1945 года о планах нанесения ядерного удара двадцатью зарядами. В следующие пятнадцать лет их количество, предусмотренное планом «СМОП» вырастет до четырёх тысяч, однако собрать всех козырей в свои руки им не удалось, даже несмотря на то, что так называемые «союзники» еще в 1943 году попытались поставить под свой контроль мировые запасы урана.
У советского «уранового проекта» ощущалась нехватка наработанного урана, 8 декабря 1944 года ГОКО СССР постановлением № 7102сс определил мероприятия по обеспечению развития добычи и переработки урановых руд важнейшей государственной задачей. В 1945 году поисками оружейного урана занималась комиссия из нескольких десятков человек в составе Кикоина, Харитона, Флёрова, Арцимовича, Неменова, Головина под руководством заместителя наркома внутренних дел Ивана Серова. Кроме Советской зоны оккупации Германии, аналогичная работа по выявлению участников и учреждений немецкого атомного проекта была развернута на территории Австрии и Чехословакии, куда после окончания войны был направлен один из асов советской внешней разведки генерал-майор Н.И. Эйтинтон. Физик И. Н. Головин обнаружил в Радиевом Институте Вены 320 кг урана, которые были переправлены в СССР вместе с тем, что осталось от оборудования института кайзера Вильгельма в Берлине, включая циклотронную лабораторию "Siemens", и вместе с Густавом Герцем, главой той самой лаборатории «Siemens Forschungslaboratorium II». Как руководитель сухумского объекта «Г» («Агудзеры») он станет лауреатом Сталинской премии 1951 года, членом Академии Наук СССР и руководителем научного совета при Совете Министров ГДР.
Тщательное расследование помогло Харитону и Кикоину обнаружить 100 тонн окиси урана, что существенно сократило срок работы над проектом атомной бомбы, за успешные испытания которой начальник исследовательского отдела «Auergesellschaft» Николаус Риль был премирован автомобилем «Победа», премией в 350 000 рублей и стал Героем Социалистического Труда. Об этом родившимся и выросшем в Петербурге ученом можно сказать, что в СССР в отличии от остальных двухсот виднейших немецких физиков и семи тысяч немецких специалистов, он просто вернулся на историческую родину, страну куда многие ехали с большим желанием, чем в так называемые «демократии»:

10 мая 1945г, Манфред фон Арденне

Исследовательская лаборатория электронной физики Берлин-Лихтсрфсльдс-Ост, Юнгфернштиг, 19.

Г[осподи]ну председателю Совета Народных Комиссаров СССР Москва, Кремль

«… Я приношу уверения, что буду с особой радостью приветствовать совместную работу с центральными научными учреждениями СССР. […] С сегодняшнего дня я представляю в распоряжение Советского прави­тельства мои институты и самого себя» С совершенным почтением Манфред фон Арденне

 

Все немецкие специалисты работали на контрактной основе. Знаменитый фон Арденне станет научным руководителем Сухумского физико-технического института, лауреатом Сталинской премии, вернется из СССР с количеством средств, достаточных для открытия в ГДР частного научного института в Дрездене, в том числе изучавшего методы борьбы с раком. Совместно с фон Арденне в СССР переехал разработчик аппаратуры для измерения кинетики ядерного взрыва Роберт Дёпель, будущий заведующий кафедрой Воронежского Университета и директор прикладной физики в Электротехнической высшей школе в Ильменау, разработчики центрифуги Гернот Циппе и будущий советский академик и вице-президент академии наук ГДР Макс Штейнбек, её будущий президент Макс Фолмер, построивший первую в СССР установку для производства тяжелой воды, а также бывший советник А. Гитлера по науке и председатель наблюдательного совета «Farbenindustrie IG», и в то же время будущий лауреат Сталинской 1951-го и Государственной 1956-гг. премий, кавалер ордена Ленина и Трудового Красного Знамени, член Академии Наук СССР Петер Тиссен. Со временем в Берлин вернулся и еще один бывший сотрудник «Farbenindustrie IG» Фриц Ланге, став директором Института биофизики. Парадоксом является то, что для нацистской Германии атомный проект во многом двигали евреи, как Хоутерманс или Герц, а для СССР «фашисты» как фон Арденне или Ланге.
Сотрудничество немецких физиков сорвало суть плана специальной операции «Epsilon» в рамках миссии «Alsos», согласно которому «союзники» планировали вывезти всех специалистов, работавших над проблемой №1 по списку, составленному доктором Уолтером Колби. Хотя согласно докладной записки начальника 4-го спецотдела НКВД СССР генерал-майора Кравченко «основная часть немецких ученых, материалов и документации оказалась у союзников».

Комментарий администрации:  
*** Заподозрен в ссылочном спаме, под наблюдением ***

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...