Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Ъ-Власть: Приключения электронщика

Аватар пользователя Композитор
Как российские электронные музыканты завоевывают мировую сцену

В течение ближайшего месяца на российских танцевальных фестивалях выступят самые успешные отечественные электронные музыканты, стремительно завоевывающие мировую сцену. О том, в какой музыке искать новых русских суперзвезд, рассказывает Борис Барабанов.

Со времен группы t.A.T.u. никто из русских поп-артистов не был по-настоящему востребован за рубежом. Мы там со своей музыкой никому не нужны. Этот тезис воспроизводят из года в год, особенно в пору вручения международных музыкальных наград, которые если и перепадают, то только нашим большим звездам классики. И неважно, что номинируются на Grammy (и порой даже небезуспешно) музыканты с русскими корнями, такие как Регина Спектор или Zedd. Обычному слушателю ведь хочется, чтобы сегодня на "Русском радио" — завтра в международных чартах. Для удовлетворения тщеславия такого рода существует "Евровидение", туда съездили практически все наши значимые звезды эстрады. Но после "Евровидения" каждый раз встает вопрос: "Что же с победителями будет дальше? Вспомним ли мы года через два хотя бы их имена?"

А ведь для того, чтобы увидеть совершенно осязаемые успехи, нужно просто немного сместить угол зрения. В числе хедлайнеров фестиваля Alfa Future People, который пройдет с 17 по 19 июля в Нижнем Новгороде,— Arty (N99 в лучшей сотне журнала DJ Mag), Bobina (16-я строчка в рейтинге DJ Mag), Swanky Tunes (участники фестивалей Global Gathering, Ultra Music Festival, Tomorrowland, Creamfields), Matisse & Sadko (выбор в категории "важный дебют" в шоу диджея Пита Тонга на BBC Radio 1). Людям, не слишком погруженным в танцевальную культуру, эти регалии скажут меньше, чем Grammy и чарты Billboard, но специалисты могут оценить их по достоинству. Тем более что все эти артисты — русские. И значит, вполне могут рассчитывать на кусок огромного пирога электронно-танцевальной индустрии, переживающей бум во всем мире.

О подъеме российской электронной музыки заговорили еще в начале 2000-х, когда ростовская группа ППК подписала контракт с диджеем Полом Окенфолдом и попала на 3-е место британского чарта с синглом "Ressurection", основанным на музыкальной теме Эдуарда Артемьева. Но потребовался еще десяток лет, чтобы такие случаи стали нормой. В "жирные" 2000-е танцевальная музыка в России была скорее саундтреком к безудержному и безоглядному веселью, вслушивались в нее постольку поскольку. А еще говорили, что у нашей электронной музыки отсутствует russian touch, нет своего лица.

В "жирные" 2000-е танцевальная музыка в России была скорее саундтреком к безудержному и безоглядному веселью

Во всем, как всегда, виновата Москва. Если в 2006-2007 годах эталонной клубной единицей был какой-нибудь "Дягилевъ" с его гламуром, фейс-контролем и ремиксами на Юрия Антонова, то в последние пять лет клубы дифференцировались стилистически, определились в своей репертуарной политике, и теперь судить о московской клубной культуре по впечатлениям десятилетней давности нельзя ни в коем случае. На смену танцам для богатых и успешных, а также для их спутниц и девушек, мечтающих таковыми стать, пришла музыка для ценителей, для тех, кто отличает дип-хаус от тек-хауса, и считает, что коммерческий продукт, обозначаемый аббревиатурой EDM (electronic dance music),— это лишь верхушка айсберга.

Подтверждением этому является история клуба "Арма-17", который на протяжении нескольких лет входил в топ-10 лучших клубов мира по версии библии танцевальной культуры — журнала DJ Mag. В прошлом году команда "Армы-17" показала фантастические для Москвы результаты на своем первом фестивале Outline. 9 тыс. человек для андеграундного фестиваля с не известными массовому слушателю артистами — это очень много. Молодые люди пришли туда за новой музыкой. И в этом году придут снова, второй фестиваль состоится 4-5 июля. Если мейнстримовые фестивали, оперируя ограниченным набором имен, завлекают слушателя дополнительными активностями — кинопоказами, спортом, техникой, то на Outline идут в первую очередь за музыкой. Даже странно преподносить это как нечто сенсационное. И все же ярмарка тщеславия закончилась, цирк а-ля "Дягилевъ" надоел, нужно что-то новенькое. Если хотите, новые ценности.

Карьерные лифты в танцевальной культуре работают гораздо быстрее, чем в поп-музыке. Европейские рекорд-лейблы постоянно находятся в поиске молодых талантов. В сегменте электронной музыки задача лейбла — организация вечеринок и букинг артистов. В этом отличие от привычных компаний, работающих с рок- и поп-исполнителями. Сам бизнес, построенный вокруг танцевальных фестивалей, стал такой большой и доходной историей, что для него понадобились рекруты во все возрастающем количестве. Старые артисты расписаны, они стоят больших денег, нужны новые герои. Поэтому, все демозаписи, которые присылают молодые музыканты, на танцевальных лейблах действительно слушают, а не выбрасывают на помойку сразу же, как это часто бывает в поп-индустрии.

Бурно развивающемуся интернету наплевать на столицы. Электронщикам не обязательно околачивать пороги продюсерских центров, имеющих выходы на федеральное ТВ. Диджей может выступить в хорошем клубе на разогреве у заезжей звезды и мгновенно получить предложение сыграть в его радиошоу. Музыкант посылает трек на лейбл, и если он хорош, его немедленно выпускают в новой компиляции. В разных центрах притяжения электронной сцены, то на дип-хаус-платформах, то в техно, стали появляться русские имена. Необходимый контакт между европейскими продюсерами и русскими талантами обеспечила московская клубная индустрия.

"Точной статистики нет, но Москва — это самый клубный город в мире,— говорит арт-директор Alfa Future People Михаил Черский, он же диджей Майк Спирит.— Не удивляйтесь. Счет маленьким непритязательным клубам с барчиком и непонятной музыкой в городах идет на сотни, но тех, что готовы регулярно принимать артистов серьезного европейского уровня, единицы. В Москве их штук 20, больше, чем где-либо. Если говорить о главных игроках, то это клубы "Арма-17" и Gipsy. За последние пять лет арт-директора перебрали всех достойных внимания музыкантов. Многие получили в России мультивизы, обзавелись друзьями и "местными" женами, чуть ли не прописались здесь. Если брать модную тек-хаус-культуру, то, например, французская команда Apollonia, герои Ивисы и одни из главных артистов клуба DC10 , постоянно играют в Gipsy".

Майк Спирит затрудняется с определением точки отсчета в этой новой русской волне электроники. Может быть, это была играющая минимал-техно-группа Антона Кубикова и Максима Милютенко SCSI-9, выпустившая несколько альбомов на культовом лейбле Compact. Может быть, артисты дип-волны — Антон Зап и украинец Vacula. Одним из ведущих артистов лейбла хаус-гуру Сника I'm A House Gangster стал питерский музыкант Андрей Tripmastaz, к слову, уроженец Челябинска. Он делит себя между Сником и лейблом легенды Ричи Хоутина Minus. Последний в свою очередь приглядывается к электронной артистке из Донецка Насте, которая уже играет в DC10 и распродает пластинки тысячными тиражами.

Российский музыкант вполне может быть успешным интернациональным артистом, если просто посмотрит на индустрию сквозь другую оптику

Историй успеха множество. Переквалифицировавшийся в диджеи персонаж реалити-шоу "Каникулы в Мексике" Кирилл Слепуха отправил свой трек на радиошоу голландца Хардвелла, Хардвелл сказал: "Отличная композиция, я сделаю ее треком недели". Или вот совсем недавний пример — трио Tantsui, исполняющее дип-хаус. Они только что уехали на Ивису — играть в новом клубе The Heart, запущенном при участии Cirque du Soleil. Три выступления в неделю на протяжении четырех месяцев — звучит неплохо. Менеджеры клуба просто нашли их видео в YouTube. Что уж говорить о самом, вероятно, успешном российском техно-музыканте — уроженке Иркутска Нине Кравиц, которая выступит на ближайшем Outline. Максимум, что у нее было в Москве,— собственные вечеринки в "Пропаганде" и хорошая группа My Space Rocket, которая так и не "выстрелила". Теперь у нее собственный лейбл Trip, а в престижной серии DJ-Kicks вышла ее персональная компиляция.

Конечно, ни у кого нет иллюзий насчет популярности этих персонажей за пределами танцевально-электронного сообщества. Речь скорее о том, что российский музыкант вполне может быть успешным интернациональным артистом и неплохо зарабатывать, если просто посмотрит на индустрию, как сейчас говорят, сквозь другую оптику. Нет, о сотнях тысяч и миллионах долларов, которые платят хедлайнерам EDM-фестивалей вроде Скриллекса и Дэвида Гетты, речь пока не идет. Даже русским артистам первого ряда можно рассчитывать максимум на €10 тыс., средний же заработок за вечер, как правило, — €2-3 тыс. Но это честные, понятные деньги, в которые вложено много труда и ума, поэтому у их обладателей очень большие перспективы.

Источник:http://kommersant.ru/doc/2739563

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя theshowcase
theshowcase(4 года 11 месяцев)(10:53:16 / 30-06-2015)

Эх, где ж те времена Станции 106'8,  Аэродэнса, Инстанций безоблачного горизонта... Тогда это был действит андеграунд. А сейч -- все перенасыщено и опопсело.

Аватар пользователя Композитор
Композитор(3 года 2 недели)(11:30:39 / 30-06-2015)

http://www.b2tu.ru/pressa/publicaci/01-publicaci.html
Пока мой стоп-кран не сорван, буду творить
www.geometria.ru Тюмень
2012 сентябрь
Детская улыбка на грубом мужском лице, походный рюкзак поверх кипенно-белого пиджака и непринужденная манера общаться с людьми. Он любит хороший коньяк, мечтает выступить в Японии и требует, чтобы все обращались к нему на «ты» - иначе обижается. 
В свои 51 маэстро российской электронной сцены Мартин Ландерс даст фору любому молодому ди-джею. За свою длинную музыкальную карьеру он успел объездить полмира и выступить на крупнейших российских и европейских площадках.  
В Тюмени он частый гость. Интервью о музыке, клубной культуре и современности. 
 Если бы не музыка, то что тогда стало бы делом вашей жизни?Если бы взяли, был бы водолазом, но по здоровью не прошел! А так, кроме музыки для меня больше ничего не существует. Вот уже больше 20 лет кроме музыки я вообще ничем другим практически не занимаюсь. Плюс подводный мир. 
 Каким было ваше первый выход на сцену? И какие эмоции вы испытываете сейчас?Кто-то сказал: «Настоящий артист волнуется всегда», и я подписываюсь под этим высказыванием. Я считаю, что если ты выходишь к зрителям, становишься за вертушки, подходишь к инструменту и не волнуешься, то ты просто умер для публики. Если ты что-то делаешь наотмашь, просто так, то это уже не творчество. Тогда нужно идти работать садовником, слесарем, но только не артистом. 
 Как бы вы описали стиль «техно» человеку, который не имеет о нем никакого представления?Да очень просто! Техно – это музыка ни о чем! Она ничего не несет и ничего не пропагандирует. Это состояние души, это работа фантастических механизмов, это магнетическая монотонность. Все очень просто. 
 Как человеку вашего возраста видится современная клубная культура? Есть ли в ней, на ваш взгляд, какая-нибудь философия?В наше время клубная жизнь – это, в первую очередь, дань моде. В любом течение, есть своя идея, своя философия. Однако, то что происходит в последние 2-3 года на клубной сцене я могу назвать застоем, никак иначе. Попсовое правило «чем проще, тем лучше» добралось даже до техно. И это печально. 
 Для кого ваша музыка?Я никогда себе не представляю своего слушателя. Я играю для всех. Если тебе это нравится – кайфуй! Я не думаю о том, модно это или нет, я просто делюсь тем, что есть у меня внутри. 
 Чувствуете ли связь с публикой на своих выступлениях?Всегда! Если ее нет, то все выступление и еще 2 недели после этого пойдут насмарку. 
 Что самое сложное в вашей профессии?Человек, который за вертушками – он управляет толпой. У тебя нет права обманывать их, не дорабатывать, кривить душой. Я лично так никогда не делаю. Нельзя идти на поводу у толпы. Если завтра меня попросят включить частушки, я никогда этого не сделаю, пусть это делает другой ди-джей, но только не я. Это человек, который постоянно что-то пробует новое, меняет, переставляет. Если все происходит по написанному листу, то это не работа для ди-джея, это уже рутина. Это никогда не будет интересно. 
 Что происходит с Мартином Ландерсом, когда он слушает свои прошлые треки?Я бы все переделал, все переиграл иначе. Не взирая на свой возраст, я все время эволюционирую, все время развиваюсь и иду вперед. Я не знаю, когда это закончится, когда будет нажата кнопка «стоп». И если бы мои прошлые треки создавались бы сегодня, они создавались бы иначе. 
 Сейчас практически каждый, кто встал за пульт называет себя ди-джеем. Каждый второй мнит себя им. А где ваше место в этой огромной толпе?Я не считаю себя ди-джеем изначально. Я проводник музыки, я просто делюсь тем, что у меня есть. А насколько это хорошо, пусть оценивают другие. Слово «ди-джей» уже приняло оттенок нарицательности, чуть ли не ругательным. Ди-джей, который склонился с мышкой к монитору – это не ди-джей. Для этого нужно придумать какой-нибудь другой термин. 
 Есть ли такой клуб, в котором вы мечтаете выступить?Да, это в White club в Лондоне. Это фантастическое сюрреальное место вместимостью около 150 человек. Это полностью белая комната, стены, пол, потолок в которой сделаны из жидкокристаллических матриц. Ты не заходишь в помещение, а будто бы проваливаешься в белое пространство. Я бы очень хотел сыграть там. 
 Какой должна быть вечеринка, чтобы она запомнилась вам?Она должна быть нетривиальной. К примеру, помню, одну вечеринку в Куршавеле, я играл для небольшой компании людей на кухне, это было необычно и очень запоминающееся.

Кто был вашими учителями?

Меня совершенно никто не учил стоять за пультом. Я много лет работал на радио, и освоил азы, а потом все пришло с опытом, с экспериментами. Своими учителями я могу назвать ту музыку, которую я слушал в то время, когда был молод и все только начиналось. Музыка продолжает учить меня и сейчас, вся музыка – от джаза 20-х годов и заканчивая трансом 2015.  
 Можете ли вы назвать себя человеком современным?Очевидно, актуальным – да, а современным - не знаю. Я не понимаю бесконечное общение через IPod, IPhone. Люди лишаются частной жизни. Я считаю это зомбированием общества. Я не понимаю, почему у каждого дворника в руках должен быть IPod? Почему, если все слушают радио, я его не слушаю? Если все смотрят телевизор – я его не смотрю. И сказать, современный я человек или нет, я не могу, я не знаю. 
С другой стороны - пойдёмте со мной на танцпол и сами скажете, современный я человек или нет. 
 Если бы Вам предложили снять фильм про вашу жизнь, то какой из ее периодов вы хотели бы осветить?Юность. Мою бурную юность, когда все начиналось, все становилось. 
 Есть ли у вас секрет успеха?Секрета никакого нет. Тебе либо везет, либо нет. Ты либо окажешься в нужном месте в нужное время, встретишься с нужными людьми и все получится, либо нет. Все зависит от того, как карты лягут, как сложатся все обстоятельства. 
 Ваш проект Lator распался. Вам проще выступать одному или работать в команде?Не проще, а интереснее. Однозначно в команде. Естественно, проще привезти одного артиста, разместить его, оплатить, провести выступление. Но настоящий кайф получаешь только от взаимодействия на сцене с другими артистами, выступая в тандеме, делая какой-то музыкальный проект вместе. 
 Что сейчас происходит с клубной культурой в России?Начать нужно с того, что у нас в России нет ни одного ди-джея. Думаю, вам знакомо имя Pete Tong, например. Вот это ди-джей. Это команда 64 человека, которые стоят за этим именем и занимаются клипами, выступлениями, радио и так далее. 
У нас у ди-джея в лучшем случае есть только директор. 
Музыка под названием Джаз практически все время в нашей стране находится в андеграунде. А клубная культура и подавно. 
Если в Москву приедет, например, Стинг – то об это знают все, если приедет звезда электронной музыки, об этом знают только сугубо интересующиеся этим направлением люди. Если польское MTV может позволить себе трансляцию 3-х часового выступления Карла Кокса, то наше телевидение – никогда. Клубную культуру не освещают в СМИ, ее никто не видит. Просто знают, что что-то там происходит по ночам, а что именно – неизвестно. Поэтому второго Окефольда в России не будет никогда. 
 Что бы вы, как представитель клубной культуры, хотели бы в ней изменить?Музыка всегда социальна, ее роль – воспитывать людей. Когда у нас существует «Радио Шансон» - о чем мы с вами будем говорить? Когда людей пропитывают воровской, тюремной романтикой, о какой культуре музыки может идти речь? В СССР хотя бы была цензура, и спустя годы я понимаю, что это не так плохо. Мы не смотрели кино третьего сорта, мы шли в кинотеатры и получали шедевры. А сейчас у нас то, что было в Америке 200 лет назад – Дикий Запад, отсутствие цензуры и вседозволенность. Пока дела обстоят так, менять что-либо совершенно бессмысленно. 
 Как в молодом возрасте не потерять интерес к жизни и не отупеть?Все дело в твоих интересах. У кого-то есть интерес к музыке, у кого-то к водке, а кто-то собирает спичечные коробки. Каждый выбирает своё. Я считаю, что главное не останавливаться. В свои 17 лет я кричал: « Никакой классики, никаких скрипок». Сейчас же в 51, я слушаю и классическую музыку тоже. Плох тот, кто так и остался на прежнем уровне. Тем более, что сейчас все в открытом доступе – два клика мыши, и ты скачал все дискографию группы. Не гонитесь за количеством, делайте ставку на качество, смотрите глубже и думайте. Вот и все.

После этого разговора Мартина Ландерса ждал еще одни – теперь уже музыкальный диалог с публикой. Немного подготовки и «старый пират», как он сам себя называет, готов к бою.  
В Тюмень он обещает вернуться очень скоро, с новыми треками. Все-таки, это один из его самых любимых городов в России.

Дарья Козачок,  
специально для Geometria.ru Тюмень
публикации

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...