Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

15 июня 1907года начала работу II мирная конференция в Гааге

Аватар пользователя PIPL

Этот день в истории:

В Гааге с 15 июня по 18 октября 1907 г. (со 2 июня по 5 октября по старому стилю) прошла Вторая конференция мира. Она явилась продолжением Первой конференции мира, созванной в 1899 г. по инициативе выдающегося российского юриста-международника и дипломата Ф.Ф.Мартенса с целью разработки многосторонних соглашений в области законов и обычаев войны. Вторая Гаагская конференция мира, также была созвана по инициативе России. Принятые на ней конвенции стали первой в истории международного права крупной кодификацией законов и обычаев войны, а также мирного разрешения международных споров. Кроме того, Вторая конференция сочла нужным рекомендовать государствам-участникам созыв Третьей конференции мира. Таким образом, тогда практически весь мир признал плодотворность российских международных инициатив.

Как известно, до ХХ века международное право было преимущественно правом войны, и в соответствии с так называемым правом на войну (jus ad bellum) любое государство - сторона в конфликте - могло отказаться от мирного его урегулирования и решить спор вооруженным путем. При этом международное право не делало никаких различий между государством-агрессором и государством-жертвой агрессии. Действия обеих сторон - как нападающей, так и защищающейся - считались в равной степени правомерными. Ставилось лишь одно условие - чтобы обе стороны не нарушали законов и обычаев войны. Правовые последствия войны определялись ее фактическим исходом.

Значение Гаагских конвенций, действующих и сейчас, состоит в том, что они впервые создали систему международно-правовых средств мирного разрешения межгосударственных споров, обобщив и кодифицировав разрозненную до этого практику применения отдельных средств мирного урегулирования. Эта система в принципе не претерпела существенных изменений. Кроме того, Гаагские конвенции были первой попыткой ограничить право на войну и первым шагом на пути закрепления в международном праве принципа мирного разрешения международных споров.

В Первой конференции мира участвовало 26 государств, включая Великобританию, США, Германию, Францию, Италию, Скандинавские страны, Японию. На ней были подписаны 3 конвенции: о мирном решении международных столкновений; о законах и обычаях сухопутной войны; о применении к морской войне начал Женевской конвенции 1864 г. о раненых и больных. Кроме того, конференция приняла 3 декларации по ограничению средств ведения военных действий: о воспрещении метать снаряды и взрывчатые вещества с воздушных шаров или при помощи иных подобных новых способов; о воспрещении употреблять снаряды, имеющие единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы; о воспрещении употреблять пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле. В 1902 г. в соответствии с Конвенцией о мирном решении международных столкновений была создана Постоянная палата Третейского суда, действующая и по сей день.

В августе 1905 г. российский посланник в Гааге Н.В.Чарыков сообщил министру иностранных дел Нидерландов Д.-А. ван Тетсу ван Гудриану о намерении России пригласить всех участников Первой Гаагской конференции на новую конференцию для дальнейшей разработки вопросов, обсуждавшихся на Первой конференции. Д.-А. ван Тетс ван Гудриан “с живейшим удовольствием” высказал свою искреннюю признательность, добавив, что как нидерландское правительство, так и королева “будут весьма обрадованы этим почином”. Королева Нидерландов Вильгельмина согласилась с российским предложением, а также с тем, чтобы местом проведения конференции вновь стала Гаага. Именно по инициативе России Голландии было “прочно присвоено” положение “центра международного права”, что тогда было высоко оценено голландской стороной.

26 августа 1905 года министр иностранных дел России В.Н.Ламздорф представил Николаю II записку относительно предложения президенту США и правительствам других стран о созыве конференции, на которой император написал: “Важно, чтобы в предложении нашем было вполне ясно всем державам, что Россия желает поставить на обсуждение и разрешение те вопросы, которые выдвинула последняя война (Николай II имел ввиду проигранную Россией русско-японскую войну 1904-1905 гг.), а не какие-то утопии вроде полного разоружения, что однако случилось при Первой Гаагской конференции”. В марте 1906 г. В.Н.Ламздорф предписал российским представителям за рубежом передать правительствам, при которых они были аккредитованы, ноту по вопросу о созыве Второй конференции мира в Гааге. Однако в 1906 г. конференция не состоялась, поскольку в мае 1906 г. в Женеве была созвана конференция по пересмотру Женевской конвенции 1864 г. об улучшении участи раненых во время войны.

Вопрос о проведении конференции мира в Гааге вновь был поднят в самом начале 1907 г. В марте 1907 г. министр иностранных дел России А.П.Извольский циркулярной телеграммой предложил российским представителям за границей оповестить правительства о созыве конференции в первых числах июня 1907 г. Российское правительство предложило проект программы конференции, который был принят всеми государствами.

Во Второй конференции мира приняли участие уже 44 государства: все участники Первой конференции, а также 17 государств Южной и Центральной Америки. Конференция проходила на фоне “внутренних смут и неурядиц”, вызванных революцией 1905 г. в России. Несмотря на это председателем всей конференции был руководитель российской делегации, как тогда называли, “Первый Уполномоченный” России, действительный тайный советник, российский посол в Париже, А.И.Нелидов. В состав российской делегации также входили в качестве “второго уполномоченного” профессор Ф.Ф.Мартенс, и в качестве “третьего уполномоченного” - российский посланник в Гааге Н.В.Чарыков.

В секретной инструкции главе российской делегации А.И.Нелидову министр иностранных дел А.П.Извольский писал: “Созыв Второй Конференции Мира по высочайшей воле государя императора был вдохновлен тем убеждением, что русское правительство, которому принадлежал общий почин в деле пропаганды идей международного мира, не должно выпускать из своих рук дальнейшего его направления”. […] Интересы родины “требуют, чтобы созванная по почину императорского правительства Конференция кончилась успешно и чтобы решения, к которым она приведет, соответствовали пользам России, не налагая на нее никаких обязательств, могучих стеснить ее будущее развитие и давая вместе с тем возможность пользоваться благами международного правопорядка…”. В инструкции были даны общие директивы по четырем группам вопросов, предложенных на рассмотрение Конференции. В заключение инструкции министр особо отметил, что “после войны 1904-1905 гг. России в первый раз приходится выступать здесь в вопросах мирового интереса в руководящей и ответственной роли”.

В соответствии с предложенной Россией программой предварительная работа конференция проходила в четырех комиссиях. Четвертую комиссию, в которой были сосредоточены почти все вопросы морского права, возглавлял проф. Ф.Ф.Мартенс. Выработанные в комиссиях проекты соглашений затем представлялись на утверждение конференции на ее общих заседаниях, которые проводились в историческом Рыцарском зале в Гааге, где обычно проходило торжественное открытие сессий голландского парламента.

В итоге проведенной на конференции работы были пересмотрены 3 конвенции 1899 г., приняты 10 новых конвенций относительно законов и обычаев войны, а также 1 декларация и 7 резолюций. Конференция активно занималась разработкой и принятием норм, связанных с морской войной, и восемь из принятых конвенций были посвящены войне на море. До этой конференции морское международное право находилось “в хаотическом состоянии” и “почти не поддавалось регламентации”.

Принятые конвенции, известные в современном международном праве как Гаагские конвенции 1899 г. и 1907 г., охватывали широкий круг вопросов. Это мирное разрешение международных споров; ограничение в применении силы при взыскании по договорным долговым обязательствам; порядок открытия военных действий; законы и обычаи сухопутной войны; законы и обычаи морской войны; запрещение использовать яды, оружие, снаряды и вещества, способные причинить излишние страдания; правила нейтралитета в сухопутной и морской войне. Гаагские конвенции являются действующими международно-правовыми актами (за исключением Конвенции об учреждении международного призового суда), признанными большинством стран мира.

Принятие Конвенции о мирном разрешении международных столкновений фактически положило начало процессу нормативного наполнения принципа мирного разрешения международных споров, являющегося одним из основополагающих принципов современного международного права. И хотя она не исключала войну из арсенала средств разрешения международных споров, она все же до некоторой степени ограничивала право государств на войну.

Большое значение имела Конвенция об ограничении в применении силы при взыскании по договорным долговым обязательствам. Ее суть следует из Ст. 1: “Договаривающиеся Державы согласились не прибегать к вооруженной силе для истребования договорных долгов, взыскиваемых Правительством одной страны с Правительства другой страны, как причитающихся ее подданным”. Правда, конвенция содержала довольно существенное ограничение, заключавшееся в том, что отказ от вооруженных действий “не может иметь применения, когда Государство-должник отвергает или оставляет без ответа предложение о третейском разбирательстве или, в случае принятия такового, делает невозможным установление третейской записи, или после третейского разбирательства, уклоняется от исполнения поставленного решения”.

Конвенция о порядке открытия военных действий постановила, что военные действия “не должны начинаться без предварительного и недвусмысленного предупреждения”. Оно, по мнению ее участников, могло быть как мотивированным, так и носить характер ультиматума. При этом извещение о войне не исключало возможности внезапных нападений. Положение о том, что нападающий должен предварительно и недвусмысленно известить противника о войне, было принято по настоянию России.

В Конвенции о законах и обычаях войны были признаны важнейшие принципы законов и обычаев сухопутной войны: разграничение комбатантов и некомбатантов; право населения на вооруженное сопротивление; подробная регламентация прав военнопленных; запрещение использовать яды, оружие, снаряды и вещества, способные причинить излишние страдания; запрет истреблять и захватывать неприятельскую собственность, если это “настоятельно не вызывается военной необходимостью”; запрет убивать сдавшихся и “объявлять, что никому не будет дано пощады”; требование к командирам принимать все возможные меры к охране памятников старины и культуры, а также медицинских учреждений; запрет отдавать на разграбление города и местности, даже взятые приступом; была запрещена конфискация частной собственности и грабежей, но допускалось взимание налогов, пошлин и других денежных сборов “по возможности сообразно с существующими правилами” и пр. События двух мировых войн показали, что эта конвенция не была всеобъемлющей, хотя она, несомненно, ограничивала в ряде случаев произвол сторон. В развитие этой конвенции были приняты Конвенция об обращении с военнопленными от 12 августа 1949 г.; Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г. и Четвертая Женевская конвенция 1949 г. (в части международно-правовой защиты гражданского населения и культурных ценностей).

В соответствии с Конвенцией о правах и обязанностях нейтральных держав в сухопутной войне воюющим сторонам запрещалось проводить через их территории свои войска, создавать и пользоваться сооружениями, предназначенными для вооруженных действий. В свою очередь, нейтральные государства были обязаны соблюдать равное отношение ко всем участникам конфликта. При этом отражение нейтральной державой, даже силой, покушений на ее нейтралитет не рассматривалось как враждебное действие.

Конвенция о положении неприятельских торговых судов при открытии военных действий устанавливала гарантии безопасности в отношении торговых судов, застигнутых войной в портах противника. Закреплялось, что торговое судно, которое не могло выйти из неприятельского порта немедленно или по истечении установленного срока, или которому выход не был разрешен, не может быть конфисковано - оно задерживается и возвращается собственнику после войны. Торговые суда, застигнутые войной в море, подлежали задержанию, но также не могли быть конфискованы.

Конвенция об обращении торговых судов в военные закрепляла требования, при выполнении которых торговое судно, обращенное в военное (приспособленное для ведения морской войны и т.д.), могло наделяться правами и обязанностями военного судна, если оно находилось “под прямой властью, непосредственным контролем и ответственностью Державы, флаг которой оно несет”, имело отличительные знаки военных судов своей национальности; командир корабля состоял на государственной службе и значился в списке офицеров военного флота; экипаж был подчинен правилам военной дисциплины, соблюдал в своих действиях законы и обычаи войны; судно находилось в списке судов военного флота. Эти требования позволяли провести различие между собственно военно-морскими силами и пиратскими или “незаконно военными” судами, на которые должен был распространяться иной правовой режим.

Конвенция о постановке подводных, автоматически взрывающихся от соприкосновении мин давала определение различного рода морских мин и порядок их применения. Конвенцию предлагалось подписать на 7-летний срок. Ее настойчиво проводили представители Великобритании, но она не была принята Россией и Германией.

Норма, запрещающая бомбардировать морскими силами незащищенные порты, города, селения, жилища и отдельные строения, была закреплена в Конвенции о бомбардировке морскими силами во время войны. Однако такой запрет не распространялся на военные укрепления, учреждения, склады оружия и т.д., которые могли использоваться неприятелем для нужд армии и флота, и военные суда, находившиеся в порту. В конвенции была прописана возможность бомбардирования незащищенных портов, городов, селений, жилищ и строений после специального предупреждения или оповещения, если местные власти откажутся подчиняться реквизициям продовольствия или запасов, необходимых в данное время для нужд морского флота, находившегося перед этим местом. Были также закреплены условия проведения реквизиций.

Конвенция о применении к морской войне начал Женевской конвенции 1864 года стала прямым следствием тех изменений, которые были приняты на Женевской конференции 1906 г. при пересмотре конвенции 1864 г. об улучшении участи раненых во время войны.

Конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне предусматривала неприкосновенность почтовой корреспонденции на море, освобождение от захвата рыбачьих судов и освобождение от плена экипажей неприятельских торговых судов.

Много разногласий вызвала Конвенция об учреждении Международного призового суда. Основной проблемой было отсутствие соглашения между заинтересованными государствами относительно важнейших положений, связанных с обжалованием решений национальных призовых судов, порядком установки и снятия блокады, борьбой с контрабандой, досмотром, обыском и т.д. Государствам так и не удалось достигнуть единых подходов, и данная сфера общественных отношений осталась неурегулированной. Вскоре, в 1908-1909 гг. в Лондоне прошла Военно-морская конференция, на которой удалось найти по этим неурегулированным вопросам решения и воплотить их в Декларации, касающейся законов морской войны. К сожалению, Декларация не была ратифицирована; а поскольку из-за нее осталась не ратифицированной также Конвенция об учреждении Международного призового суда, то он так никогда и не был создан.

Конвенция о правах и обязанностях нейтральных держав в морской войне определяла положение военных судов воюющих держав в портах нейтральных держав. Из всех международных актов, составленных в Гааге, эта конвенция имела наиболее существенное значение для русского флота, поскольку в ходе русско-японской войны русский флот оказался “бесприютным на просторах океанов”. На ее составление ушло более 3 месяцев напряженных прений. В итоге было существенно модернизировано действовавшее тогда английское правило о 24-часовой стоянке военных судов в нейтральных портах, и оговорен ряд отступлений от этого срока - в сторону его увеличения, в частности, для погрузки угля.

Из-за недостатка времени для выработки подробного текста специального регламента для морской войны, конференция ограничилась выражением пожелания, “чтобы Державы по возможности применяли к морской войне принципы конвенции 1899 года о сухопутной войне и чтобы выработка специального регламента была включена в программу будущей Конференции”.

В докладе от 29 октября 1907 г. на имя управляющего МИД К.А.Губастова о значении Конференции и достигнутых на ней результатах глава российской делегации А.И.Нелидов писал: “Из всех тринадцати Конвенций и одной Декларации, составивших плод трудов Конференции, кроме заключительного акта, в котором они перечислены, императорская делегация подписала десять конвенций, оставив неподписанными, впредь до разрешения императорского правительства, три конвенции: о постановке мин, о правах захвата в морской войне (где упоминается об освобождении от захвата неприятельской почты) и об установлении Призового Суда, а также и возобновленную Декларацию о запрещении метания разрывных снарядов с воздушных шаров. […] Смотря на все эти решения, с точки зрения наших интересов, нельзя не признать, что […] все вожделения наших морских и военных властей получили на Второй Гаагской Конференции полное удовлетворение”.

Вторая конференция мира оказала большое влияние на развитие международного права, став знаменательным этапом в развитии международного гуманитарного права.

Гаагские конвенции дали толчок для принятия некоторых актов, предусматривающих запрещение агрессивной войны и разрешение международных споров мирными средствами. К ним относятся выработанные в рамках Лиги наций проект Договора о взаимной помощи от 28 сентября 1923 г., Женевский протокол о мирном разрешении международных споров от 2 октября 1924 г., резолюция Ассамблеи Лиги наций от 25 сентября 1925 г. “О разоружении и безопасности”, Декларация об агрессивных войнах от 24 сентября 1927 г. Несмотря на то, что названные акты по различным причинам не имели юридической силы, они имели большое морально-политическое значение для осуждения войны, мобилизации всех миролюбивых сил. Под воздействием этих факторов были созданы необходимые условия для нормативного закрепления в международном праве принципов запрещения агрессивной войны и мирного разрешения международных споров путем заключения многостороннего соглашения. Таким соглашением стал Договор об отказе от войны в качестве орудия национальной политики, подписанный 27 августа 1928 г. в Париже 15-ю государствами (пакт Бриана-Келлога). В дальнейшем международно-правовые нормы, разработанные на Гаагских конференциях мира 1899 г. и 1907 г., получили развитие в Женевских конвенциях о защите жертв войны 1949 г. и двух дополнительных протоколах к ним 1977 г.

Советский Союз нотой правительству Нидерландов от 7 марта 1955 г. признал ратифицированные Россией Гаагские конвенции и декларации 1899 г. и 1907 г., в той мере, в какой эти конвенции и декларации не противоречили Уставу ООН, и если они не были изменены или заменены последующими международными соглашениями, участником которых являлся СССР. Российская Федерация, став правопреемницей Советского Союза, автоматически приняла на себя обязательство соблюдать подписанные Россией Гаагские конвенции 1899 и 1907 гг.

http://www.idd.mid.ru/inf/inf_40.html

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...