Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

К вопросу "А нас-то за шо?" Они просто уже давно готовы сдохнуть за Америку.

Аватар пользователя Бедная Олечка

       Вспомнила о романе интересного американского беллетриста Артура Хейли "На высотах твоих", один эпизод из которого произвёл на меня гг в 90-х неизгладимое впечатление. В настоящее время он стал не по-хорошему актулен.

       А. Хейли создавал блестящие остросюжетные описания некоторых сторон американской действительности. Самые популярные его романы - "Отель" и "Аэропорт". Во всяком случае, во времена наличия и падения железного занавеса всё это читалось взахлёб, на одном дыхании.

       Так вот, отрывочек из "На высотах твоих". Тайное заседание правительства Канады. Джеймс Хауден - премьер-министр. Готовность людей сжечь свою страну в ядерном пламени в угоду американским боссам прямо таки завораживает. Роман написан в 1962 г.

Итак, 

       Переводя взгляд на присутствовавших, Хауден собрался с мыслями. Готовясь вчера ночью к заседанию, он выстроил четкую последовательность шагов, которые следовало предпринять до встречи в Вашингтоне. Одна жизненно важная задача, которую было необходимо решить на самой ранней стадии, заключалась в том, чтобы убедить других членов кабинета в своей правоте. Именно поэтому в первую очередь он собрал здесь этих людей в узком кругу. Если он добьется одобрения среди них, он заручится надежной поддержкой, которая сможет оказать нужное воздействие и склонить к согласию остальных министров.

       Джеймс Хауден надеялся, что сидевшие перед ним пятеро коллег смогут разделить его взгляды и разберутся в возникших проблемах и альтернативах. Если же из-за недостатков чьих-то умов, менее острых, чем его собственный, произойдет совершенно ненужная затяжка с решением, это может привести к катастрофе.

       — Не может быть более никаких сомнений, — начал премьер-министр, — в ближайших намерениях России. Если когда-либо и существовали какие-то сомнения, события последних месяцев рассеяли их полностью. Достигнутый на прошлой неделе альянс между Кремлем и Японией; предшествовавшие ему коммунистические перевороты в Индии и Египте, где установлены сателлитные режимы; наши дальнейшие уступки по Берлину; ось Москва — Пекин с ее угрозой Тихому океану; рост числа ракетных баз, нацеленных на Северную Америку, — все это приводит к одному только выводу. Советская программа мирового господства приближается к кульминационной точке — и не через пятьдесят или двадцать лет, как мы, успокаивая самих себя, некогда полагали, а уже при жизни нашего поколения, в текущем десятилетии.

       Естественно, Россия предпочла бы одержать победу, не прибегая к войне. Но в такой же степени очевидно, что она рискнет развязать войну, если Запад будет стоять на своем до конца, и Кремль не сможет достичь желаемых целей иными средствами.

За столом прокатился сдержанный шумок вынужденного согласия. Премьер-министр продолжал:

       — Россия в своей стратегии никогда не боялась жертв. Исторически у них человеческая жизнь ценится куда дешевле, чем у нас, и они и теперь не побоятся никаких жертв. Многие люди, конечно, — в нашей стране и за ее пределами — будут сохранять надежду, точно так же, как они не теряли надежды, что Гитлер добровольно перестанет пожирать Европу. Я не хочу принижать значение надежды — это чувство необходимо уважать и лелеять. Но здесь, среди нас, мы не можем позволить себе такой роскоши, мы должны составить ясный и недвусмысленный план нашей обороны и выживания.

       Произнося эту фразу, Джеймс Хауден вспомнил свои слова, сказанные Маргарет вчера вечером. Что именно он сказал? “Борьба за выживание должна вестись, потому что она сохраняет жизнь, а жизнь — это захватывающее приключение”. Он надеялся, что сказанное им окажется правдой — теперь и в будущем. Он продолжал:

       — То, что я сейчас изложил, конечно, не новость. Не новость и то, что наша оборона до определенной степени интегрирована с обороной Соединенных Штатов. Новостью для вас будет то, что в последние сорок восемь часов мне было сделано лично президентом США предложение повысить степень этой интеграции до столь же высокого, сколь и драматичного уровня.

Сидевшие за столом встрепенулись с нескрываемым и острым интересом.

       — Прежде чем изложить вам суть предложения, — сказал Хауден, тщательно подбирая слова, — мне бы хотелось коснуться еще одного аспекта. — Он повернулся к министру иностранных дел. — Артур, незадолго до того, как мы собрались здесь, я попросил вас дать оценку нынешней ситуации в мире. Я бы хотел, чтобы сейчас вы повторили ваш ответ.

       — Хорошо, премьер-министр. — Артур Лексингтон отложил зажигалку, которую задумчиво вертел в руках. Его розовощекое лицо было необычайно серьезным. Оглядев своих соседей слева и справа, он заявил ровным негромким голосом:

       — По моему мнению, в данный момент международная напряженность столь серьезна и опасна, какой она не бывала в любой другой период с 1939 года.

Спокойные, точно выверенные слова вызвали у присутствующих тревогу. Люсьен Перро спросил вполголоса:

— Неужели все действительно так плохо?

       — Да, — ответил Лексингтон. — Я убежден в этом. Согласен, осознать это нелегко, поскольку мы так долго балансировали на лезвии ножа, что кризисы вошли у нас в привычку. Но в конце концов наступает момент, когда положение выходит за пределы кризиса. Думаю, сейчас мы весьма близки к этой черте.

       Стюарт Коустон мрачно прокомментировал:

       — Пятьдесят лет назад все было легче. По крайней мере каждая новая угроза войны следовала через какой-то пристойный промежуток времени.

       — Все так, — в голосе Лексингтона звучала усталость. — Полагаю, вы правы.

       — Тогда, значит, новая война… — Люсьен Перро оставил свой вопрос незаконченным.

       — Я лично считаю, — ответил ему Лексингтон, — что, несмотря на нынешнюю ситуацию, войны не будет как минимум еще год. Возможно, больше. Однако из предосторожности я уже проинструктировал наших послов в любой момент быть готовыми жечь документы.

       — Ну, это сгодилось бы для старомодных войн, — заметил Коустон. — Со всякими этими вашими дипломатическими выкрутасами.

       Он достал кисет и стал набивать табаком трубку.

       Лексингтон пожал плечами.

       — Возможно, — согласился он с мимолетной усмешкой.

       В течение этого точно рассчитанного отрезка времени Джеймс Хауден намеренно ослабил свое влияние на собравшихся, оставаясь молчаливым свидетелем дискуссии. Сейчас он вновь взял бразды правления в свои руки.

       — Моя личная точка зрения, — твердо заявил премьер-министр, — совпадает с тем, что изложил Артур. Настолько, что я распорядился о немедленном частичном переезде правительственных служб в помещения, подготовленные на случай чрезвычайного положения. Секретный меморандум по этому поводу ваши ведомства получат в течение ближайших нескольких дней. — Расслышав нескрываемо изумленные восклицания, Хауден жестко добавил:

       — Лучше слишком рано, чем слишком поздно. — Не ожидая комментариев присутствующих, он продолжал:

       — То, что я сейчас скажу, для вас будет новостью, но прежде мы должны напомнить самим себе о том положении, в котором окажемся, когда начнется третья мировая война.

Сквозь пелену табачного дыма, который постепенно наполнял зал, премьер-министр внимательно оглядел присутствующих.

       — В нынешнем состоянии Канада не способна ни вести войну — во всяком случае, самостоятельно, — ни оставаться нейтральной. Во-первых, мы не располагаем для этого необходимой мощью и, во-вторых, нам не позволяет этого наше географическое положение. И это не просто мое мнение, а реальный факт нашей жизни.

Сидевшие за столом не сводили глаз с его лица. “Пока, — отметил он про себя, — нет никаких признаков их несогласия. Оно может возникнуть позднее”.

       — Наша оборона, — заявил Хауден, — носила и носит лишь символический характер. Ни для кого не секрет, что ассигнования Соединенных Штатов на оборону Канады хотя и не столь велики, как обычно бывают военные расходы, но все же превосходят весь наш бюджет в целом.

Впервые с начала заседания подал голос Адриан Несбитсон.

       — Но это вовсе не благотворительность, — заявил старик угрюмо и надменно. — Американцы станут защищать Канаду только потому, что у них нет другого выхода: они тем самым будут защищать самих себя. Мы не обязаны быть благодарными им за это.

       — Благодарность никогда не испытывают по обязанности, — резко возразил Джеймс Хауден. — Хотя должен признаться: иногда благодарю судьбу за то, что у наших границ находятся достойные друзья, а не враги.

       — Что правда, то правда! — воскликнул Люсьен Перро; зажатая в зубах сигара дернулась вверх. Отложив ее в пепельницу, Перро хлопнул по плечу сидевшего рядом Адриана Несбитсона. — Не беспокойтесь, дружище, я буду благодарен за нас обоих.

Эпизод удивил Хаудена. По традиции он предполагал, что самая серьезная оппозиция его ближайшим планам будет исходить из Французской Канады, которую представлял Люсьен Перро, из Французской Канады с ее исконным страхом перед посягательствами и вторжением, с ее укоренившимся историческим недоверием к влиянию извне. Неужели он просчитался? А может быть, и нет, сейчас судить еще рано.

       — Позвольте мне напомнить вам некоторые факты, — в голосе Хаудена вновь зазвучали твердые командные нотки. — Нам всем известны возможные последствия ядерной войны. После такой войны выживание будет зависеть от наличия продовольствия и его производства. Страны, чьи производящие продовольствие районы будут отравлены радиоактивными осадками, можно считать уже проигравшими битву за выживание.

       — Но уничтожено будет не только продовольствие, — вставил Стюарт Коустон без тени своей обычной улыбки.

       — Однако производство продовольствия имеет решающее значение, — Хауден повысил голос. — Города могут быть превращены в руины, и с доброй частью из них так и случится. Но если впоследствии обнаружится чистая, неотравленная земля, земля, которая даст продовольствие, то те, кто останется невредимым, смогут выбраться из-под завалов и руин и начать заново. Продовольствие и земля, чтобы его производить, — вот что будет действительно иметь значение. Мы вышли из земли, к земле и вернемся. Вот где лежит путь к выживанию! Единственный путь!

На стене зала Тайного совета висела карта Северной Америки. Джеймс Хауден подошел к ней, провожаемый взглядами своих коллег.

       — Правительство Соединенных Штатов, — сказал Хауден, — осознает, что производящие продовольствие регионы должны быть защищены и сохранены в первую очередь. Они намерены обезопасить такие области на своей территории любой ценой.

       Премьер-министр повел рукой по карте.

       — Молочное производство — северный Нью-Йорк. Висконсин, Миннесота; многопрофильные фермерские хозяйства Пенсильвании; пшеничный пояс — обе Дакоты и Монтана; кукуруза Айовы; животноводство Вайоминга; специализированные культуры Айдахо, северной части Юты и к югу от нее; ну, и все остальное, — рука Хаудена соскользнула с карты. — Вот что они будут оберегать в первую очередь, а уж только потом — города.

       — Земли Канады при этом во внимание не принимаются, — негромко произнес Люсьен Перро.

       — Здесь вы не правы, — возразил Джеймс Хауден. — Канадские земли принимаются-таки во внимание. Им отведена роль полей сражений.

       Он вновь обернулся к карте. Указательным пальцем правой руки отметил цепь пунктов вблизи южной границы Канады, продвигаясь от Атлантического побережья в глубь американской территории.

       — Вот линия расположения ракетных пусковых установок Соединенных Штатов — установок для запуска ракет ПРО и межконтинентальных ракет, с помощью которых США намерены обеспечивать защиту своих производящих продовольствие областей. Вам они известны так же хорошо, как и мне, как любому начинающему в русской разведке.

       Артур Лексингтон едва слышно перечислил:

       — Буффало, Платтсберг, Прескьюайл…

       — Совершенно точно, — подтвердил Хауден. — Эти пункты составляют передовую американскую оборону и как таковые станут первыми и главными объектами советского удара. И если эта атака — русскими ракетами — будет отражена перехватом, то произойдет он прямо над Канадой.

Театральным жестом Хауден словно стер ладонью обозначение канадской территории с карты.

       — Вот оно, поле боя! Именно здесь, исходя из нынешнего положения дел, будет вестись война.

Глаза присутствующих неотрывно следили за движениями его руки. Она описала широкую петлю к северу от границы, разрезая хлебородный Запад и промышленный Восток. На ее пути встречались города: Виннипег, Форт-Уильям, Гамильтон, Торонто, Монреаль и более мелкие населенные пункты.

       — Именно здесь количество осадков будет наибольшим, — указал Хауден. — Мы можем ожидать, что в первые же несколько дней войны наши города будут разрушены, а производящие продовольствие зоны — отравлены.

       За стенами зала куранты на Пис-тауэр отбили четверть часа. В самом же зале слышались только тяжелое хриплое дыхание Адриана Несбитсона и шорох перевернутого стенографистом блокнотного листа. “Интересно, — спросил себя Хауден, — о чем думает этот человек, если он, конечно, вообще сейчас думает; и если он думает, то способен ли разум, не подготовленный к этому заранее, ухватить предостережение во всем том, что здесь говорится? И уж если на то пошло, способен ли кто-нибудь из всех них по-настоящему понять — до того, как это случится, — ход предстоящих событий?”

Основная схема, конечно, была ужасающе проста. Оставляя в стороне какую-либо случайность или ложное объявление тревоги, русские почти определенно нанесут удар первыми. И тогда траектория их ракет пройдет прямо над Канадой. Если объединенная система предупреждения и оповещения сработает эффективно, у американского командования будет в запасе несколько минут — вполне достаточно времени — для запуска их ракет ПРО ближнего действия. Первоначальная серия перехватов произойдет где-то к северу от Великих озер над южной частью Онтарио и Квебека. Американские ракеты ближнего действия не будут оснащены ядерными боеголовками, но советские ракеты понесут ядерные боеголовки с контактными взрывателями. Поэтому результатом каждого успешного перехвата станет ядерно-водородный взрыв, по сравнению с которым атомная бомбардировка Хиросимы покажется пшиком лежалой шутихи. И под каждым взрывом — а надеяться на то, что их будет всего два, слишком легкомысленно — окажется пять тысяч квадратных миль разрушений и радиоактивности.

Резко, короткими рублеными фразами он описал эту картину.

       — Как видите, — закончил он, — возможности нашего выживания в качестве дееспособной нации далеко не блестящи.

       И снова ответом ему было молчание. На этот раз его прервал Стюарт Коустон.

       — Я знал все это. Думаю, мы все знали. Но правде в глаза никогда не смотришь.., гонишь от себя эти мысли.., отвлекаешься на другие вещи.., скорее всего потому, что уж очень хочется отвлечься…

       — Это наша общая вина, — заметил Хауден. — Все дело в том, сможем ли мы сейчас посмотреть правде в глаза?

       — Как я понимаю, в том, что вы говорили, подразумевается невысказанное “если не”, не правда ли?        — Люсьен Перро испытующе вглядывался в лицо премьер-министра.

       — Да, — подтвердил Хауден. — Есть такое “если не”.

       Он оглядел сидевших за столом, потом снова перевел взгляд на Перро. Голос его не дрогнул.

       — Все, что я описал, неизбежно произойдет, если мы не предпочтем без промедления объединить нашу государственность и суверенитет с государственностью Соединенных Штатов.

       Реакция последовала незамедлительно. Адриан Несбитсон с трудом поднялся из кресла.

       — Никогда! Никогда! Никогда! — бессвязно выкрикивал он с налившимся кровью лицом. Коустон потрясение воскликнул:

       — Страна выбросит нас вон!

       — Премьер-министр, не может быть, чтобы вы серьезно… — начал было Дуглас Мартенинг, но так и не закончил фразу.

       — Тихо! — грохнул здоровенным кулачищем по столу Люсьен Перро.

       От неожиданности все остальные разом смолкли. Несбитсон тяжело опустился на свое место. Лицо Перро под смоляными кудрями было искажено злобной гримасой. “Ну вот, — подумалось Хаудену, — Перро я потерял, а вместе с ним и всякую надежду на национальное единство. Теперь Квебек — Французская Канада — будет стоять сам по себе. Так уже бывало. Квебек был тем еще камешком — зазубренным и несдвигаемым, — о который в прошлом спотыкалось не одно правительство”.

Других он уговорить сегодня сможет, хотя бы большинство из них — в этом-то он был уверен. В конце концов англосаксонская логика и склад ума помогут им разобраться и понять все, как надо, и потом, если уж на то пошло, одна англоязычная Канада смогла бы обеспечить ему необходимую поддержку. Но раскол будет глубоким, с горечью и раздорами, и оставит незаживающие раны. Он ждал, что Люсьен Перро покинет зал в знак протеста. Вместо этого Перро заявил:

       — Я бы хотел дослушать все остальное, — и мрачно добавил:

       — И, пожалуйста, без вороньего карканья.

       Джеймс Хауден вновь поразился такой его реакции, но времени терять не стал.

       — Существует одно предложение, которое в случае войны может в корне изменить наше положение. Это предложение потрясающе просто. Состоит оно в передислокации ракетных баз Соединенных Штатов — межконтинентальных ракет и ракет ближнего действия — на север Канады. Если оно будет осуществлено, большая часть радиоактивных осадков, о которых я упоминал, выпадет на необитаемые земли.

       — А ветры! — возразил Коустон.

       — Правильно, — согласился Хауден. — Если подует северный ветер, какого-то уровня осадков нам не избежать, но не забывайте, что ни одной стране не удастся выйти из ядерной войны целой и невредимой. Лучшее, на что мы можем надеяться, — это смягчение ее наиболее вредоносных последствий.

       Адриан Несбитсон запротестовал:

       — Но мы и так уже оказывали содействие…

Хауден оборвал дряхлеющего министра обороны:

       — То, что мы делаем, — это полумеры, четвертьмеры, лавирование! Если завтра грянет война, вся наша хилая подготовка окажется бессмысленной. — Он возвысил голос. — Мы уязвимы и буквально беззащитны. Нас подавят и пройдут, как Бельгию во время прошлой войны в Европе. В лучшем случае нас захватят и поработят. В худшем — мы станем ареной ядерного сражения, нация будет уничтожена, а земля наша останется бесплодной на века. Однако этого можно избежать. Времени у нас мало. Но если мы будем действовать быстро, честно, а самое главное, реалистично, мы сможем выжить, обеспечить продолжение жизни и, быть может, даже обрести величие, о котором никто из нас не мечтал.

       Премьер-министр перевел дыхание, взволнованный собственными словами. На мгновение у него захватило дух от сознания значимости своего лидерства и грозной картины предстоящих событий. “Может быть, — подумалось ему, — то же самое чувствовал Уинстон Черчилль, когда, преодолевая сопротивление других, вел их к судьбе и величию”. Мимолетно он задумался над параллелью между Черчиллем и собой. Так ли уж она трудноразличима? Другие, полагал он, могут ее сейчас и не разглядеть, хотя впоследствии она наверняка бросится в глаза.

       — Я изложил вам предложение, выдвинутое сорок восемь часов назад президентом Соединенных Штатов. — Джеймс Хауден сделал паузу. Затем, подчеркнуто четко выговаривая слова, продолжил:

       — Предложение подписать официальный союзный акт. По его условиям Соединенные Штаты берут на себя всю полноту ответственности за оборону Канады; вооруженные силы Канады распускаются и их личный состав немедленно вливается в вооруженные силы США с принесением совместной присяги на верность; вся территория Канады открывается для передвижения и маневров американской армии и, что самое важное, осуществляется передислокация с максимально возможной быстротой всех пусковых ракетных установок на крайний север Канады.

       — Боже! — чуть ли не простонал Коустон. — Боже милостивый!

       — Минутку, — попросил Хауден, — это еще не все. Союзный акт предполагает также слияние таможенных служб и совместное проведение внешней политики. За пределами этих и упомянутых мною ранее сфер наши национальное существование и независимость остаются в неприкосновенности.

Он сделал шаг вперед, разорвав наконец сцепленные за спиной руки, и уперся кончиками пальцев в овальную столешницу. Впервые в его голосе зазвучало волнение.

       — Как видите, это предложение представляется одновременно и ужасным, и радикальным. Однако могу сказать вам, что я тщательно его взвесил, оценил все последствия, и, по-моему, для нас это единственный курс, если мы как нация хотим выжить в будущей войне.

       — Но почему именно таким путем? — голос Стюарта Коустона звенел, как натянутая струна.

       Никогда ранее министр финансов не казался более встревоженным и растерянным. Словно вокруг него рушился весь старый, устоявшийся и такой привычный мир. “Не только вокруг него одного, — подумал Хауден, — мир рушится вокруг нас всех. Так бывает с мирами, хотя каждому человеку кажется, что целостность его собственного мирка гарантирована”.

— Потому что нет другого пути и нет другого времени! — Хауден выстрелил словами, как автоматной очередью. — Потому что наша готовность является жизненно важной, а на это нам отведено всего триста дней, возможно, — если будет угодно Богу — чуть больше, но не намного. Потому что наши действия должны быть молниеносными! Потому что время робкой умеренности прошло! Потому что доныне на каждом заседании совета совместной обороны над нами довлел дух национальной гордости и парализовывал принятие решений. И он станет довлеть над нами и парализовывать нас до тех пор, пока мы будем пытаться отделываться новыми компромиссами и латанием дыр!

       Спокойным голосом искушенного миротворца вмешался Артур Лексингтон:

       — Как я себе представляю, большинство людей захочет знать, останемся ли мы по такому соглашению существовать как государство или станем всего лишь американским сателлитом — своего рода незарегистрированным пятьдесят первым штатом. Как только мы уступим контроль над нашей внешней политикой — а это, конечно, так и случится, признаемся мы в этом вслух или нет, — многое будет покоиться на доверии.

       — В маловероятном случае, если подобное соглашение когда-либо будет ратифицировано, — медленно произнес Люсьен Перро, не сводя темных задумчивых глаз с Хаудена, — в него, несомненно, будет включено особое условие.

       — Предполагаемый срок действия — двадцать пять лет, — объяснил премьер-министр. — Соглашение, однако, будет содержать статью, предусматривающую, что союзный акт может быть расторгнут по взаимному согласию сторон, но не в одностороннем порядке какой-либо из двух стран. Что же касается того, что многое придется принимать на веру, — да, с этим нам придется смириться. Вопрос заключается в том, что вы предпочтете; верить в тщетную надежду на то, что войны не будет, или в клятвенное слово соседа и союзника, чье понятие международной этики совпадает с нашим собственным.

       — А про страну вы забыли? — воскликнул Коустон. — Сможете ли вы убедить страну?

       — Да, — ответил Хауден. — Полагаю, нам это удастся. И он стал объяснять им, почему он так считает; рассказал о выработанных им подходах: об ожидаемой оппозиции, о необходимости всемерно и энергично бороться за победу на выборах. Обсуждение продолжалось. Прошел час, два, два с половиной. Им принесли кофе, но дискуссия, за исключением короткого момента, не прерывалась. Бумажные салфетки на подносе с кофейными чашками были украшены изображением венков из ветвей остролиста, заметил Хауден. Ему это показалось странным напоминанием о том, что через несколько часов наступит Рождество. День рождения Христово. “То, чему он учил нас, — подумал Хауден, — так просто; любовь есть единственное достойное чувство — разумное и логичное учение, вне зависимости от того, веришь ли ты в Христа, сына Божьего, или в Иисуса, святого, но смертного человека. Но такое животное, как человек, никогда не верило в любовь — в чистую любовь — и никогда не поверит. Человек извратил слово Христово предрассудками и предубеждениями, а его церкви это учение затуманили и запутали. И вот мы сейчас, в Сочельник, занимаемся здесь такими делами”.

       Стюарт Коустон уже в десятый раз принялся набивать трубку. У Перро кончились сигары, и он курил сигареты Дугласа Мартенинга. Артур Лексингтон, который так же, как и премьер-министр, был некурящим, на некоторое время открыл было окно, но из-за сквозняка вскоре вновь захлопнул его.

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Бедная Олечка

Учитывая, что Артур Хейли - беллетрист, т.е., создатель популярных романов, расчитанные на ширнармассы, можно предположить, что апчественность давно и неуклонно готовят к перспективе стать ядерным пеплом за великую и могучую Эмэрику.

Аватар пользователя Kir2328
Kir2328(4 года 11 месяцев)(09:19:27 / 22-03-2015)

Какое еще ПРО в 60 годах? Оно сейчас то неработоспособно а уж про 60 годы и подавно.

Беллетрист причем совсем оторванный от реальности.

Аватар пользователя AlexIzm
AlexIzm(4 года 9 месяцев)(10:18:16 / 22-03-2015)

Первой попыткой создания специализированной противоракеты стал разработанный в 1960-х комплекс LIM-49A Nike Zeus — развитие серии Nike. Эта ракета, представлявшая собой усовершенствованную версию MIM-14 Nike-Hercules имела радиус действия до 320 километров и эффективную высоту поражения цели до 160 километров. Уничтожение цели (входящей в атмосферу боевой части баллистической ракеты) должно было осуществляться при помощи подрыва 400-килотонного термоядерного заряда с увеличенным выходом нейтронного излучения.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B5%D1%82%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B0#.D0.A1.D0.B8.D1.81.D1.82.D0.B5.D0.BC.D1.8B_.D0.9F.D0.A0.D0.9E_.D0.9C.D0.BE.D1.81.D0.BA.D0.BE.D0.B2.D1.81.D0.BA.D0.BE.D0.B3.D0.BE_.D0.BF.D1.80.D0.BE.D0.BC.D1.8B.D1.88.D0.BB.D0.B5.D0.BD.D0.BD.D0.BE.D0.B3.D0.BE_.D1.80.D0.B0.D0.B9.D0.BE.D0.BD.D0.B0

Аватар пользователя Kir2328
Kir2328(4 года 11 месяцев)(10:23:19 / 22-03-2015)

Исходная версия плана развертывания предполагала развернуть на территории США 120 баз «Найк-Зевсов» с 50 ракетами на каждой, что означало, что даже в идеальной ситуации каждый конкретный объект может быть защищен не более чем от 50 МБР. Общая стоимость проекта превышала 10 миллиардов долларов. В итоге, несмотря на успешную программу разработки, развертывание «Найк-Зевсов» было отменено и внимание обращено в пользу более совершенных противоракет.

Аватар пользователя вилюй
вилюй(5 лет 11 месяцев)(10:37:01 / 22-03-2015)

///Они просто уже давно готовы сдохнуть за Америку.///

совершенно не правильная постановка вопроса. Именно не готовы. Просто живут в матрице, что старший брат сказал все окей, они и верют. А тут в окно непонятная реальность.

 

Аватар пользователя babaycheg
babaycheg(3 года 7 месяцев)(08:46:23 / 22-03-2015)

на тот случай если план "а" провалится, всегда должен быть план "б". желтый камень не жахает, эбола убивает только негров, а "золотому" миллиарду уже тесно и не уютно. ядерные зачистки очень эффективный и отлично контролируемый способ  решения многих вопросов.

Аватар пользователя valeryma
valeryma(3 года 1 месяц)(09:01:16 / 22-03-2015)

>>ядерные зачистки очень эффективный и отлично контролируемый способ решения многих вопросов

Если не считать того, что потом на зачищенных территориях нелья жить.

Аватар пользователя Kir2328
Kir2328(4 года 11 месяцев)(09:18:04 / 22-03-2015)

Можно там жить,  через очень короткий промужуток времени, буквально месяц два.

Аватар пользователя valeryma
valeryma(3 года 1 месяц)(09:47:03 / 22-03-2015)

>>>Можно там жить, через очень короткий промужуток времени, буквально месяц два.

Это вы как специалист в области РХБЗ утверждаете?

Аватар пользователя Kir2328
Kir2328(4 года 11 месяцев)(10:13:13 / 22-03-2015)

Ну специалистом в области РХБЗ стать не сложно, прочтите методическое пособие и вам все станет ясно.

Вы просто стали жертвой всяких безграмотных фильмов и фантастических произведений про последствия ядерной войны.


Степень радиоактивности осадков быстро ослабляется в течение проходящих после взрыва часов.Существует правило – десятикратное снижение уровня радиоактивности происходит через увеличивающиеся в семь раз промежутки времени. То есть, через семь часов после взрыва уровень радиоактивности будет на 90 процентов меньше по сравнению с первым часом. Таким образом, через 49 часов (7 * 7) уровень радиоактивности снизится еще на 90 процентов, и так далее.

Вообще вот почитайте, тут все мифы перечислены. http://aftershock.news/?q=node/38548

Аватар пользователя valeryma
valeryma(3 года 1 месяц)(10:23:28 / 22-03-2015)

>>Ну специалистом в области РХБЗ стать не сложно

Как человек, в свое время заваливший экзамен по ОМУ (наряд по кухне, потом самоволка, девчонки, спирт, еще наряд вне очереди) не могу с вами не согласиться.

Как дочь офицера и коренная крымчанка переводивший спецам по хим. оружию со всего мира, что-то шепчет мне, что "не все так однозначно". Какие-то там долгоживущие изотопы и иные устойчивые к воздействию окружающей среды элементы и соединения... Роза ветров, там, рельеф местности, течения...

Так что спорить не стану. В теме не разбираюсь, вам виднее.

Аватар пользователя kamrad3871
kamrad3871(3 года 3 месяца)(11:56:35 / 22-03-2015)

Только почитать и делов, и зачем в СССР три училища и академия химвойск существовали ума не приложу.

на територии где бахнули ядрен батом таки да можно находиться, только вопрос в чем и сколько по времени, но вы же какие то книжки чейтали чо вам объяснять

Аватар пользователя Kir2328
Kir2328(4 года 11 месяцев)(12:07:54 / 22-03-2015)

Для того и существовало чтоб быстро ликвидировать последствия войны. А книжки вон везде в интернете есть, только такие как вы все больше фантастическим книжкам верят.

Аватар пользователя valeryma
valeryma(3 года 1 месяц)(12:35:41 / 22-03-2015)

Вы так и не ответили, вы сами - специалист в РХБЗ или погулять вышли?

Аватар пользователя Kir2328
Kir2328(4 года 11 месяцев)(13:10:08 / 22-03-2015)

Нет не специалист. Я вам могу ссылку на страничку из  книги дать, там именно этот фрагмент, по расчету доз.

http://imglink.ru/show-image.php?id=04706292e3b23d6172483f7cc7b9bbb2

Ядерное оружие. Пособие для офицеров

http://eknigi.org/nauka_i_ucheba/138849-yadernoe-oruzhie-posobie-dlya-oficerov.html


Описание: С иллюстрациями. 4-е издание, переработанное и дополненное. Настощее издание представляет собой переработанное издание пособия «Ядерное оружие», вышедшего в 1969 году. В новом издании уточнены характеристики поражающего действия ядерных взрывов на личный состав войск, вооружение, военную технику и другие объекты. Основное внимание в Пособии уделено поражающему действию наземных и воздушных ядерных взрывов. Пособие предназначено для офицеров и прапорщиков всех видов Вооруженных Сил, а также для курсантов военных училищ. Доп. информация:

Аватар пользователя valeryma
valeryma(3 года 1 месяц)(13:06:14 / 22-03-2015)

Как-то это было заметно в ваших постах выше. ОК. Что дальше? Рассказывать вам про скорость выпадения ионов цезия-137 в составе Н2О при силе ветра 3 балла на высоте 5 тыс. метров направлением на северо-запад? И расчет смертности по следу облака? Или ну его, эти ужастики, спать мешают?

Я вам лекции читать не могу, квалификация моя в данном вопросе низка. Но если вас оно и впрямь интересует, литературы в интернете более, чем достаточно. Успехов в изучении.

Аватар пользователя Kir2328
Kir2328(4 года 11 месяцев)(13:32:51 / 22-03-2015)

Ну какой цезий то? Вы что ядерную электростанцию взрываете? Ядерный взрыв , в воздухе, все изотопы короткоживущие.

Перечисляю:  алюминий-28, марганец-56, натрий-24, железо-59.

Я вам на книжку же ссылку привел, просвещайтесь. Все описано, чего сочинять если сами не в курсе.

Аватар пользователя kamrad3871
kamrad3871(3 года 3 месяца)(14:34:36 / 22-03-2015)

Ну вообще-то воинское майор и крайняя должность начхима бригады (танковой) позволяют иметь правильный взгляд на данный вопрос

Аватар пользователя юрчён
юрчён(5 лет 1 месяц)(09:05:07 / 22-03-2015)

Ведь кроме шуток, англосаксонская этика относительно чужих, это этика пахана уголовника - если англосакс проигрывает цивилизационную гонку, то он не может мыслить ни как иначе, как убить оппонента. Не признать что оппонент более цивилизованный и более мудрый, не искать с ним совместных решений относительно сотрудничества, вообще ничего не искать и не думать кроме как уничтожить подавить унизить любыми даже самыми сатанистскими методами тех кто имеет более высокое положение или может его достичь.


Они так действовали всегда - их инструмент это шантаж и ложь, наглость и предательство, убийство и лжесвидетельство, все инструменты протестантской англосаксонской этики - этики, которая приватизировала иметь истинность в своих действиях оправдываемой благими намерениями и верой в Бога, истинностью своих трактовок всего и вся. А это личина эго, от которого пошло всё падшее, и скинутое в Ад.

Аватар пользователя mastak
mastak(5 лет 1 неделя)(09:16:34 / 22-03-2015)

Каждый раз нужно вновь и вновь напоминать, что утверждения "Исторически у них человеческая жизнь ценится куда дешевле ..." - ложь в чистом виде. Придумка для оправдания своей - западной кровожадности, как сути их цивилизации.

Аватар пользователя cethtot
cethtot(4 года 1 месяц)(09:44:59 / 22-03-2015)

У них действительно так, всё оценивают в деньгах. Они и на Берлин не пошли во избежание своих жертв-надо потом платить деньги семьям погибших, инвалидам, раненным. Это сейчас уже они деньги просто рисуют, тогда всё было как золото.

Аватар пользователя иньпьянь
иньпьянь(3 года 10 месяцев)(10:25:51 / 22-03-2015)

Скорее это попытка героизм и самоотверженность русского народа, вписать в рамки истребления государством жизни граждан. Или непонимание.

Аватар пользователя Бумс
Бумс(5 лет 7 месяцев)(10:51:05 / 22-03-2015)

"Но в такой же степени очевидно, что она [Москва] рискнет развязать войну, если Запад будет стоять на своем до конца, и Кремль не сможет достичь желаемых целей иными средствами" - во-первых господа, кто не рискует; тот не пьет шампанское, а во-вторых... Москва никогда не бьет противника СВОЕЙ катаной первой, ей не охото ее об гомно-противника коим являлся крайний раз Берлин; а сегодня Фашингтон - марать. Т.ч. ближе к делу лузеры - нападайте господа)

Комментарий администрации:  
*** Канонический образец псевдовменяемого общения ***
Аватар пользователя Cat-Advocate
Cat-Advocate(3 года 11 месяцев)(09:30:29 / 22-03-2015)

хотят дохнуть за америку, не надо им мешать, нехай мрут.

Аватар пользователя gojesi1
gojesi1(3 года 5 месяцев)(11:52:59 / 22-03-2015)

наряду с Отелем и Аэропортом, у Хейли есть и третий бестселлер - "Колёса".
Печатался у нас кажется в "Вокруг света" или "Науке и жизни". Рекомендую.

Аватар пользователя леонид немцов

Осуществление судебного права не земле  стремится к унификации.следовательно национальные границы к обычным милицейским постам на случай неадекватов(их всегда не меньше 10 процентов общества) решение мировых проблем - это всеобщее создание благоприятных условий проживания на местах.от этого не уйти.людям в половине мира есть и пить нечего

Аватар пользователя rabbitson
rabbitson(2 года 12 месяцев)(13:49:54 / 22-03-2015)

Ядерное оружие слишком разбрелось по миру. Опасно. Разрыв углеводородный -

это нейтронная бомба, все более или менее под контролем.

Аватар пользователя Савва
Савва(6 лет 6 дней)(19:52:19 / 22-03-2015)

Знаете, что обидно -  основным получателем всего гешефта будут китайцы.

Посе обмена ядерными ударами, ни РФ, ни США не смогут оказывать никакого сопротивления китайцам.

Нам остается надеяться на китайскую благодарность, на что рассчитывать англосаксам, я  даже не знаю; может только на занятость Китая ближайшими соседями, вроде Японии и Филлипин. Думаю, корейцы быстро смекнут, на кого надо делать ставку и для кого строить транспортные пароходы для переброски войск.

А насчет ядерной зимы и прочей фигни, которую понапридумывали про ядреную бомбу - мы маленькие пигмеи на поверхности планеты с мизерными возможностями, любое крупное извержение вулкана делает наши войнушки детским писком в песочнице, а ядерный взрыв - ожог от сигареты на поверхности тела планеты. Мы же от этого не помираем? Больно? Конечно! Но даже если все ам. ракеты долетят до России и взорвутся как положено, даже это не уничтожит жизнь в нашей стране.

Если на нас не будет наземного наступления - мы сможем начать полноценное функционирование уже через пару лет, а через десять основные последствия от ядерных ударов будут ликвидированы.

У нас достаточно грамотное население, чтобы не ползать по зараженной территории, а наоборот - валить как можно быстрее оттудова.

Естественное количество идиотов и мародеров будет ликвидировано самым естественным способом - сами облучаться, а радиация - не вирусное заболевание. Сам облучился - сам сдох. Если вовремя закопать - даже эпидемий не будет. Есть конечно определенные проблемы с АЭС, но полагаю, что никто АЭС специально целями не считает  и не будет их бомбить. Просто из-за бессмысленности затеи. Всех все равно не ликвидируешь, а часть - не имеет смысла, их слишком мало. Разве только во Франции, но франки не будут основными получателями ядренбатонов

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...