Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Российская промышленность в 2008-2014 годах: от кризиса до?..

Аватар пользователя кислая

Уроки истории необходимо учить и использовать, чтобы не повторять прошлых ошибок. Применительно к ситуации в экономике и промышленности сейчас самое время оглядеться на экономические потрясения прошлых лет и, сделав корректировку на изменившиеся внешние и внутренние факторы, разработать комплекс мер для стабилизации ситуации.

В 2008-2009 годах Россия, как и большинство других стран, преодолевала последствия финансово-экономического кризиса. Именно тогда пришло понимание того, что традиционных статистических и аналитических инструментов не всегда хватает для достоверного и оперативного мониторинга ситуации в промышленности. В условиях нестабильной экономической ситуации государственные органы власти и бизнес решительно нуждаются в оперативности, достоверности и полноте информации о состоянии экономики для принятия эффективных решений, в особенности касающихся необходимости применения и наборе антикризисных мер в промышленности. По заданию Минпромторга России в 2008-2009 годах Институт Проблем Естественных Монополий разработал альтернативные промышленные индексы, а также предложил ряд показателей, ранее не применявшихся широко для макроэкономического анализа [1]. В текущей непростой экономической ситуации можно использовать 6-летний опыт наблюдений за развитием промышленности для взвешенной оценки текущего состояния и ближайших перспектив.

Актуальность создания альтернативных промышленных индексов

Существует два принципиальных метода получения базовых макроэкономических показателей: агрегирование статистической информации от предприятий («метод снизу») или корректный аналитический расчет на основе базовых интегральных достоверных показателей («метод сверху»).

Расчет индекса промышленного производства (ИПП) – основной индикатор состояния промышленности – осуществляется агрегированием первичных статистических данных. Основным недостатком ИПП как инструмента анализа является именно трудоемкость процесса сбора и обработки информации, что приводит к относительно низкой оперативности (не ранее середины следующего за отчетным месяца) и ограниченной репрезентативности индекса. Кроме того, в выборку для расчета попадают данные только от крупных и средних предприятий по ограниченной номенклатуре продукции.

До 2014 года для расчета ИПП использовались различные «корзины» товаров-представителей на региональном и федеральном уровнях, что не давало сопоставимости индексов по Российской Федерации и ее субъектам. В результате уточненные индексы, составленные на основании полной выборки данных, часто отличаются от оперативных в разы. В период стабильного экономического роста это не сильно влияет на индикаторы развития промышленности в целом, но в условиях экономической нестабильности дает запоздалые сигналы о реальных трендах.

Альтернативный метод – аналитический расчет на основе базовых показателей. Экономика страны – взаимосвязанная система, поэтому существуют устойчивые корреляционные зависимости между базовыми макроэкономическими показателя ми. Корректное нахождение этих зависимостей позволяет получить оперативные (на 3-4-й день после окончания отчетного месяца) и достоверные индикаторы развития промышленности. Индексы ИПЕМ основываются на косвенных интегральных показателях – потреблении электроэнергии (индекс ИПЕМ-производство) и погрузке грузов на железнодорожном транспорте (индекс ИПЕМ-спрос). Эти данные отличаются высокой достоверностью и оперативностью, поэтому индексы, основанные на их динамике, исключают многие недостатки ИПП как инструмента анализа.

Итоги 2014 года

За январь – декабрь 2014 года индекс ИПЕМ-производство снизился на 0,1% к аналогичному периоду прошлого года. Индекс ИПЕМ-спрос также упал, составив с начала 2014 года 1,7%. 

ИПП в 2014 году, напротив, вырос на 1,7% благодаря рекордному росту, зафиксированному официальной статистикой в декабре 2014 года (к декабрю 2013 года), который составил 3,9%.

За счет чего же был зафиксирован столь огромный для кризисного времени рост в промышленности? Ответ прост – за счет одного из недостатков ИПП, который заключается в том, что учет в индексе продукции с длительным производственным циклом происходит в месяц его завершения, хотя работа над ее выпуском осуществляется в течение нескольких месяцев. В декабре отмечается День энергетика, и к этой торжественной дате не только вводятся новые электростанции, но и сдаются турбины.

Так, в декабре 2014 года по отношению к декабрю 2013 года в категории «Турбины газовые» был зафиксирован рост выпуска более чем в 3 раза. Этот факт во многом и предопределил появление статистического выброса.

Уроки кризиса 2008-2009 годов

Самые интересные особенности в динамике развития промышленности можно увидеть на сопоставлении данных о промышленном производстве и спросе на промышленную продукцию, подкрепляя выводы анализом вспомогательных показателей. В период стабильного экономического роста различия между индексами производства и спроса незначительны и непринципиальны. Однако в период нестабильной экономической ситуации их значения сильно разнятся, и эта разница выражается, например, в росте складских остатков. Потребление товаров в экономике более волатильно, чем производство в промышленности. Вспомогательный показатель «остатки грузов на складах грузотправителей» позволяет учесть эту разницу. Для начала попробуем проиллюстрировать это на примере развития кризиса 2008-2009 годов.

Вопреки распространенному заблуждению кризис в российской промышленности начался не в октябре – ноябре 2008 года, как это принято считать и как показала динамика индексов производства (ИПП и ИПЕМ-производство), а почти на полгода раньше – в апреле – мае 2008 года, когда началось резкое падение динамики спроса на промышленную продукцию и затаривание складов. Фактически индекс ИПЕМ-спрос отразил негативные тенденции в экономике на 5-6 месяцев раньше индексов производства (рис. 1). Объем остатков грузов на складах грузоотправителей за это время вырос с 15 млн т в апреле – мае до 23 млн т в ноябре, то есть более чем в 1,5 раза (рис. 2). Для того чтобы перестроиться на работу в изменившихся условиях спроса, российским промышленным компаниям понадобилось время до декабря 2009 года, так как необходимо было откорректировать не только собственные производственные планы, но и договорные отношения с поставщиками и субпоставщиками. И только в декабре 2009 года началось снижение складских остатков.

Кризис оказал различное по глубине влияние на разные сектора российской промышленности, что впоследствии определило темпы восстановления и роста (рис. 3).

Добывающие секторы зафиксировали максимум падения на уровне 11%, в среднем же кризисный период был пройден со снижением на 5-6%.

Максимальное падение низкотехнологичных секторов (производство пищевых продуктов, текстильное и швейное, производство изделий из кожи и обуви, изделий из дерева и обработка древесины, целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность) соответствовало среднему по промышленности – около 20%. Глубину снижения спроса предопределила основная отрасль низкотехнологичного сектора – производство продуктов питания. Столь серьезное падение показателей не означало, что на селение стало меньше питаться, просто спрос от дорогих продуктов с высокой добавленной стоимостью сместился в сторону более дешевых, что и определило глубину падения.

Среднетехнологичные отрасли (производство кокса и нефтепродуктов, химическое производство, резиновых и пластмассовых изделий, прочих неметаллических минеральных продуктов, металлургическое производство и производство готовых металлических изделий) – это главным образом отрасли, нацеленные на удовлетворение инвестиционного спроса. Однако инвестиционные программы – это первое, на чем начинают экономить компании в кризис. Резкое снижение спроса на продукцию металлургии и строительные материалы предопределило падение всего сектора среднетехнологичных отраслей на 20-25%.

И, наконец, высокотехнологичный сектор (производство транспортных средств, машин и оборудования, электрооборудования, электронного и оптического оборудования) пострадал сильнее всего. Снижение объемов производства достигало 45%, а по отдельным отраслям – 60%. Российские машиностроение, электротехника и автопром развивались до кризиса главным образом на волне ажиотажного спроса и дефицита предложения. В кризис же объем рынка резко сократился, и конкуренция с зарубежными производителями обострилась до предела.

Ограничить уровень падения немного помогли инвестиционные программы субъектов естественных монополий, которые только продолжали расти, крупные национальные проекты, а также меры таможенного регулирования и ослабление рубля. 

История посткризисного восстановления

Считается, что активная фаза кризиса для российской промышленности закончилась в ноябре 2009 года, о чем в декабре 2009 года и объявил Владимир Путин [2]. Это подтверждают и индексы производства. Однако очищенные от сезонности индексы спроса по секторам выявили, что низшая точка падения была пройдена еще в августе – сентябре 2009 года, когда начался восстановительный рост спроса в секторах добычи полезных ископаемых и среднетехнологичных отраслей на фоне общего оживления инвестиционной активности. Падение же высокотехнологичных и низкотехнологичных отраслей затянулось и продолжалось вплоть до весны 2010 года.

Однако самым верным индикатором стабильного развития ситуации в промышленности является сонаправленное поведение (одновременный рост) индексов спроса и производства, которое установилось только в марте – апреле 2010 года. Именно эту отсечку и можно считать датой окончания кризиса для российского промышленного сектора. Однако пытливый читатель заметит, что весь 2009 год логично сопровождался снижением складских остатков, хотя с началом восстановительного роста объем остатков снова начал расти. Объяснение этому кроется не столько в макроэкономических причинах, сколько в снижении показателей эффективности работы самого железнодорожного транспорта из-за проведения структурной реформы, и, как следствие, последовавших за этим ограничений возможностей ОАО «РЖД» влиять на качество управления перевозочным процессом через оптимизацию использования вагонного парка.

Самое интересное в поведении аналитических и статистических показателей началось спустя 2 года после окончания кризиса. Дело в том, что стабильный рост во всех секторах продолжался вплоть до конца 2011 – начала 2012 года. Причем, если добывающие и низкотехнологичные отрасли промышленности успели преодолеть условную планку 2008 года по объемам спроса и продолжили рост, то в среднетехнологичных и высокотехнологичных секторах рост на всем протяжении этих лет имел явную восстановительную природу, так как уровень 2008 года в них так и не был преодолен.

В начале 2012 года значения индекса спроса начали снова и довольно существенно отставать от индексов производства, тренды индексов ИПЕМ-спрос со снятием сезонности во всех секторах, кроме добывающего, пошли вниз [3]. Снова кризис или просто новый этап развития промышленности? В пользу кризисных явлений говорило расхождение динамики индексов производства и спроса. Однако процесс шел очень медленно, развиваясь не таким образом, как это было в 2008 году. Движение индексов можно было охарактеризовать как поиск точки равновесия в условиях замедления общей экономической активности, но более точные оценки были затруднительны.

В тот момент стало очевидно, что для более глубокого анализа и понимания происходящих процессов необходимо рассматривать дополнительные статистические показатели, в первую очередь динамику инвестиций в основной капитал как отражение перспектив развития ситуации со стороны бизнеса. Однако при оценке абсолютного объема и динамики инвестиций в российских условиях всегда необходимо делать очистку от государственных и квазигосударственных инвестиций, доля которых в общем объеме очень велика и динамика которых не только не является отражением рыночных тенденций, а зачастую используется как инструмент влияния на экономику и работает в противофазе с частными инвестициями.

Но даже без разделения по источникам финансирования можно увидеть (рис. 4), что именно в этот момент произошел перелом в динамике инвестиций: весь 2012 год они на ходились в положительной зоне, но темпы их роста постоянно замедлялись. Тут необходимо оговориться, что реализация большинства инвестиционных проектов – достаточно длительная и сложная процедура, поэтому динамика инвестиций в основной капитал реагирует на изменение конъюнктуры с заметным опозданием. Зато в 2013-2014 годах динамика инвестиций стабильно сокращалась, что говорит о нежелании акторов рынка продолжать вкладывать деньги в развитие промышленности из-за отсутствия веры в перспективы роста спроса.

Последние тенденции и взгляд в будущее

Как видно из графиков, динамика спроса весь 2013 год отставала от динамики производства, что свидетельствовало о непропорциональном развитии промышленного сектора экономики и подтверждалось ростом складских остатков в этот период. В 2014 году ситуация стала совсем запутанной:

  • индекс ИПЕМ-производство стал системно отставать от ИПП Росстата, чего не наблюдалось с самого начала расчета альтернативных промышленных индексов;
  • инвестиции продолжили снижаться, несмотря на относительно стабильную и положительную динамику ИПП; 
  • индекс ИПЕМ-спрос продолжил отставать от индексов производства, но данная диспропорция в 2014 году впервые за все время наблюдений сопровождается не ростом, а снижением складских остатков.

Если анализировать чуть глубже, то можно сделать несколько предположений, почему такое несогласующееся друг с другом поведение показателей стало возможным. Вероятная причина может крыться, например, в росте выпуска в отраслях ОПК. Отдельные статистические данные по отраслям ОПК в официальной статистике недоступны, однако их результаты учитываются при расчете общего ИПП. Косвенным подтверждением данной теории является тот факт, что внутренний российский рынок с конца 2013 года начал снова генерировать рост спроса на цветные металлы (рис. 5), хотя высокотехнологичные отрасли промышленности, которые традиционно потребляют основной объем цветных металлов (электротехника, кабельная промышленность, гражданское авиастроение), не показывали в этот период роста производственной активности.

Если предположения верны, то даже такие меры государственной поддержки промышленности можно только приветствовать, особенно с учетом относительно недавнего вступления России в ВТО, что наложило серьезные ограничения на доступные к использованию меры поддержки: практически 90% всех применявшихся в 2008-2010 годах антикризисных мер в промышленности теперь формально использовать нельзя. Разрешенными остаются фактически только меры по поддержке спроса, как, например, в автомобильной промышленности, но эффективность их применения в других отраслях является сильно ограниченной.

С другой стороны, ситуацию в экономике уже можно оценивать как довольно критическую, а значит, стоит хотя бы на время пересмотреть свое отношение к безукоризненному выполнению обязательств в рамках ВТО (как это часто делает, например, Китай) или смириться с возможностью будущих судебных разбирательств, но, несмотря на это, использовать проверенные антикризисные рецепты, как зачастую поступает большинство государств – членов ВТО. Существуют и более тонкие методы реализации мер господдержки, усложняющие возможность обжалования со стороны других государств – их перевод на уровень регионов. Однако этот подход значительно усложняет администрирование процесса. В любом случае ситуация такова, что антикризисные меры в промышленности необходимы. Причем, учитывая опыт прошлого кризиса [4], нужен комплексный план их реализации, и чем быстрее, тем лучше, иначе текущие экономические и политические события уже в скором времени найдут свое отражение в индексах производства.

Список использованной литературы

1. Альтернативные методы мониторинга динамики промышленного производства / Н. В. Порохова, Е. Н. Рудаков, Ю. З. Саакян // Проблемы прогнозирования. – 2012. – № 4. – С. 36–53.

2. В. В. Путин провел заседание Президиума Правительства Российской Федерации [Электронный ресурс]. URL: http://archive.government.ru/docs/8827 (дата обращения: 30.01.2015).

3. Мониторинг ситуации в промышленности на основании индексов ИПЕМ в I квартале 2012 года // Техника железных дорог. – № 2 (18). – 2012. – С. 22–27.

4. Карта отраслей промышленности: путь к экономическому росту / Ю. З. Саакян, А. В. Григорьев // Техника железных дорог. – № 3 (11). – 2011. – С. 22–32.

Евгений Рудаков, зам. руководителя департамента исследований ТЭК ИПЕМ

http://www.ipem.ru/news/publications/913.html

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...