Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Старые песни о главном

Аватар пользователя bossjak

          Три года уж как тому назад измыслил я что-то навроде сказки. В некотором роде даже шуточной. Ну, выложил в жж и забыл. Но вот читаю я последние новости, высказывания, точки зрения, и совсем уж нешуточно хочется мне эту сказку вспомнить, да перетащить сюда на aftershock. Снабдив её лишь одним небольшим, но существенным, дополнением в виде эпиграфа из «Записок о галльской войне» тов. Цезаря Г.Ю.:


«…я ни слова не намерен говорить о предложении тех, которые называют именем капитуляции позорнейшее рабство; по моему мнению, их надо исключить из числа граждан и не допускать на собрания. Я желаю иметь дело только с теми, которые высказываются за вылазку: в их предложении все вы единогласно признаете следы старой галльской храбрости. Но не храбрость это, а слабохарактерность – не суметь короткое время вынести продовольственную нужду. Людей, добровольно идущих на смерть, легче найти, чем таких, которые терпеливо выносят лишения.»

 


          Как-то раз жители одного большого поселка собрались, посовещались и постановили, что жить без электричества далее никак нельзя. А так как на весь посёлок разом электричество было не провести, жители снесли старые хибары и построили большой коммунальный дом, в котором было и электричество и даже водопровод. Не то чтобы жители были в полном восторге от этой коммуналки, но по сравнению с тем бараками, в которых приходилось жить ранее, коммуналка поначалу казалась верхом мечтаний. И вот достигнув этого верха, коммунальщики стали мечтать уже о чём-то для себя совершенно новом. И надо сказать замечтались настолько серьёзно, что даже начали рядом с коммуналкой космодром строить. Вы только представьте: коммуналка и космодром.


          Космодром рядом с коммуналкой выглядел так необычно, что все соседи сильно недоумевали. Хотя они вообще всегда недоумевали на счёт жителей нашего поселка, где бы и как те ни жили. А когда поселок превратился в коммуналку, рядом с которой потом вообще из ничего да вдруг появился аж целый космодром, так соседи совсем с катушек съехали. Жителям окрестных поселков давно уже не давало покою то, что коммуналка занимает "слишком много места". Не то, чтобы им нужна была сама эта коммуналка, но вид из окон она портила конкретно.


          Надо сказать, что окрестные поселки были населены сплошь законопослушными потомками разбогатевших пиратов и работорговцев. Они держали отцовское золотишко в банках, жили на проценты, и были всем довольны, кроме, разумеется, соседства с коммуналкой. И эту проблему они неоднократно пытались решать. Несмотря на то, что потомки пиратов старательно корчили из себя добропорядочных граждан, нутро у них было всё равно пиратское, а потому неудивительно, что проблему коммуналки они пытались решать сообразно своим предкам: коммунальщиков неоднократно пытались выселить без суда и следствия.


          Некоторые, правда, говорят, что дело было ещё и в том, что под коммуналкой был зарыт огромный клад, и алчные потомки пиратов и работорговцев жаждали снести коммуналку, чтобы его выкопать. Но про клад стало известно не так давно, а набеги на коммунальщиков случались и задолго до того как сельчане построили собственно коммуналку. Так что, скорее всего, дело в том, что жители окрестных поселков попросту никогда не понимали коммунальщиков. Всё никак не могли взять в толк, почему те скорее или отгрохают какой-нибудь космодром, или станут развлекаться тем, что начнут бить друг другу морду, вместо того, чтоб просто выкопать клад, и сдать его на хранение в какой-нибудь пиратский банчок, как поступают все нормальные белые люди. Это было совсем непонятно, оттого и вызывало совершенно животный страх. Хотя, конечно, клад прибрать хотелось поболе.


          Однако, хотеться-то хотелось, да всё никак не получалось. Уж очень дружно собирались жильцы на защиту своей обшарпанной коммуналки. "Вот ведь придурки", - кричали побитые в очередной раз незадачливые интервенты, - "ни себе, ни людям". Под людьми, конечно, они понимали исключительно себя. А то как же! Пират, он же это, хозяин морей. Уважаемый человек, и всё такое. Кому же, как не пирату, должен принадлежать клад?!


          Но клад упорно не шёл в руки. Правда, гордые потомки пиратов не сдавались. Хотя более и не пытались нарываться на гарантированные оплеухи, они теперь сменили тактику и изливали потоки различной хулы через железную оградку, коей отгородились от греха подальше жители коммуналки. В особенности любили соседи пожурить коммунальщиков за неустроенный огород и облупившиеся стены. Правда, при этом старательно умалчивали, что стены-то были ободраны самими хулителями, а огород был расположен чуть ли не на болоте, и чтоб там хоть что-то вырастить надо вкалывать так, как ни одному пирату и не снилось.


          И более того, несмотря на все хвастливые речи дела у потомков пиратов шли всё хуже и хуже - награбленное предками золотишко стремительно заканчивалось, потому как надо было пускать коммунальщикам пыль в глаза и изображать нехилое такое благополучие. Но коммунальщики и в ус не дули, отчего соседи выли ещё сильнее, поскольку уже предчувствовали, что скоро их собственные доселе аккуратные пряничные домики потускнеют и облупятся безо всяких там набегов. И, действительно, в какой-то момент могло даже показаться, что вот-вот для коммунальщиков всё обойдётся, но произошло обратное. То ли виной всему странности нового управдома (он сменил управдома старого, как раз призывавшего строить космодром), который тоже поначалу говорил много красивых слов, но теперь всё чаще лез в общий холодильник. То ли просто осточертел жильцам весь этот коммунальный быт, но с некоторых пор у жильцов коммуналки что-то перемкнуло, и вместо того, чтобы исправлять этот самый быт, начали коммунальщики всё чаще заглядываться на то, как живут соседи, всё более забывая о том, что всё имеет суть и вес. И вот как-то раз коммунальщики огляделись, да и пригорюнились. Надо же! Действительно, стены обшарпаны, огород какой-то запущенный. И вообще на кой мы с этим космодромом так паримся?! В общем, случился у коммунальщиков банальный такой депрессняк, который захлестнул всех, не исключая, конечно, управдома.


          И вот на этом месте сказка резко прерывается и начинается реальная такая история, изложенная в песнях самих легкомысленных жителей коммуналки. В первую очередь надо отметить, что сначала коммунальщики почувствовали себя неудачниками, как и положено чувствовать себя человеку во время депресии. Что абсолютно точно выразил истинно (когда-то) народный поэт Андрей Макаревич.


 

Все очень просто. Сказки - обман.
Солнечный остров скрылся в туман.
Замков воздушных не носит земля.
Кто-то ошибся - ты или я.

Все очень просто - нет гор золотых.
Падают звезды в руки других.
Нет райской птицы среди воронья.
Кто-то ошибся - ты или я.

Лишь только весною тают снега.
И даже у моря есть берега.
Всех нас согреет вера одна.
Кто-то успеет - ты или я.

Все очень просто - в сказке обман.
Солнечный остров скрылся в туман.
Всех нас согреет вера одна.
Кто-то успеет - ты или я.



          Понятное дело, что почувствовав себя неудачниками, люди стали стремиться к тому, чтобы быть удачниками. В связи с этим коммунальщики дружно решили, что и мечтают они совсем не о том, о чём надо мечтать. И, соответственно, стали мечтать о том, о чём мечтать надо. Учитывая, что коммунальный быт, действительно, имел свои серьёзные и неоспоримые недостатки, то мечтать люди стали о тех самых уютных домиках, в которых жили соседи-пираты. Конечно, признаваться самим себе они до поры не решались, но Фрейда-то не обманешь.


 

Земля в иллюминаторе, земля в иллюминаторе
Земля в иллюминаторе видна...
Как сын грустит о матери, как сын грустит о матери
Грустим мы о земле - она одна
А звезды тем не менее, а звезды тем не менее
Чуть ближе, но все также холодны
И, как в часы затмения, и, как в часы затмения
Ждем света и земные видим сны

И снится нам не рокот космодрома
Не эта ледяная синева
А снится нам трава, трава у дома
Зеленая, зеленая трава

А мы летим орбитами, путями неизбитыми
Прошит метеоритами простор
Оправдан риск и мужество, космическая музыка
Вплывает в деловой наш разговор
В какой-то дымке матовой земля в иллюминаторе
Вечерняя и ранняя заря
А сын грустит о матери, а сын грустит о матери
Ждет сына мать, а сыновей - Земля

И снится нам не рокот космодрома
Не эта ледяная синева
А снится нам трава, трава у дома
Зеленая, зеленая трава



          Вот и синева далекого космоса уже холодный лёд, и космодром больше не снится. А ведь сказано всё это с душой. И в душу запало так, что сами

космонавты, для которых ледяная синева стала просто работой, эту песню своим гимном объявили. А ведь о чём песня? Ну, не о космосе же. Песня эта была, как и другие, именно о том заветном, о чём стали уже громко и вслух мечтать всей комуналкой: о своей собственной зеленой траве у крыльца под крышей собственного дома.

 

Мы все спешим за чудесами
Но нет чудесней ничего
Чем ты земля под небесами
Где крыша дома твоего.

Вмиг огорчения любые
Исчезнут все до одного,
Лишь вспомнишь звезды голубые
Над крышей дома твоего.

И если вдруг тебе взгрустнется,
То грусть не значит ничего,
Когда ты знаешь, что под солнцем
Есть крыша дома твоего

Мир полон радости и счастья,
Но край родной милей всего.
И так прекрасно возвращаться
Под крышу дома своего!

          И вообще, - закричали на управдома жильцы, - хватит народ сказками кормить.

 

Здравствуйте товарищи, начинаем программу телепередач на завтра, на завтра
Завтра вы увидите, то что никогда не видели, это будет завтра, завтра.
В девять часов «Золотой ключик» короткометражный сюжет,
О том как сэкономить лучше семейный бюджет
От великого до смешного, один шах… Шах-Мат-ную школу собирает Авербах

Нет, нет, нет, нет мы хотим сегодня
Нет, нет, нет, нет мы хотим сейчас

Здравствуйте товарищи, продолжаем программу телепередач на завтра, на завтра
Завтра вы увидите, то что никогда не видели, это будет завтра, завтра.
В пять часов «Математика» и «Досуг»,
«Любовный треугольник» и «Заколдованный круг»
Завтра клуб кинопутешествий покажет вам, золотые горы и банановые острова

Товарищи!
Внимание!
По техническим причинам программа телепередач на завтра переносится на завтра!


          Никакого завтра!!! Всё! Хватит. Хотим сейчас.

          И чем дальше, тем больше. Снежный ком нарастал, и вот уже история иронично запустила в окопы холодной мировой войны очередную партию агитаторов, не по холодному горячо призывавших эти окопы покидать. Показательно, агитировали агитаторы всё в ту же сторону. Что, в общем-то, не удивительно, ибо сами они выросли в этих же самых окопах. И этот факт делал их искреннее невежество совершенно неотразимым.


 

Полковник Васин приехал на фронт
Cо своей молодой женой.
Полковник Васин собрал свой полк
И сказал им: " Пойдем домой.
Мы ведем войну уже семьдесят лет.
Мы считали, что жизнь это бой,
Но по новым данным разведки
Мы воевали сами с собой".

"Я видел генералов -
Они пьют и едят нашу смерть.
Их дети сходят с ума от того,
Что им нечего больше хотеть.
А земля лежит в ржавчине.
Церкви смешались с золой
И если мы хотим, чтобы было куда вернуться -
То время вернуться домой".

Этот поезд в огне и нам не на что больше жать.
Этот поезд в огне и нам некуда больше бежать.
Эта земля была нашей, пока мы не увязли в борьбе.
Она умрет, если будет ничьей, пора вернуть эту землю себе.

А кругом горят факелы
Идет сбор всех погибших частей.
И люди, стрелявшие в наших отцов
Строят планы на наших детей.
Нас рожали под звуки маршей,
Нас пугали тюрьмой.
Но хватит ползать на брюхе
Мы уже возвратились домой.

Этот поезд в огне и нам не на что больше жать.
Этот поезд в огне и нам некуда больше бежать.
Эта земля была нашей, пока мы не увязли в борьбе.
Она умрет, если будет ничьей, пора вернуть эту землю себе"



          И вот, настал момент, когда ничейную землю всё-таки решили поделить. Т.е. однажды мы всей страной переехали из ранее неприступной коммуналки каждый в свой роскошный дворец, дорогой коттедж, уютный домик, ветхий шалаш или сырую землянку. Кому как жребий выпал. Конечно, кое-кто, во время жребия по всякому жульничал, подкидывая монетки с двумя решками, ну и, понятное дело, алчные соседи тоже в сторонке не остались. Но ведь не эти же алчные соседи дружно подпевали, что все сказки - обман? Что ж такого неожиданного было в том, что нашлись и те, кто вел себя совсем не по-комсомольски?!


          Нет-нет, давайте, всё-таки, по-честному. Что хотели, то и получили. Солнечный остров в тумане скрылся? Скрылся. В окопах не хотели больше сидеть? Не хотели. Травка зелёная под крышей дома снилась? Снилась. А если кто-то получил меньше, чем рассчитывал, то это вовсе не значит, что он получил нежелаемое. Хотеть-то все равно хотели. Просто прежде, чем хотеть, надо было головой думать, а не хотелкой. Потому как ещё неизвестно, каким боком твоя хотелка тебе же самому выйдет. Думать-то что мешало? Нет, нет, нет, нет мы хотим сегодня, нет, нет, нет, нет мы хотим сейчас? Ну, так получите! Никакого завтра. И ЦРУ тут практически ни при чём.


 

Нас построили новым порядком чуть свет.
Мы похожи на стаю бескрылых птиц.
Был объявлен ветер, но ветра нет -
Ветер трудно поднять
Шелестом газетных страниц.

Шелестит до звона в ушах:
Как шагать еще быстрее и какими нам быть?
Но мы никак не решимся на главный шаг,
Я боюсь, что мы разучились ходить.

И пускай вопрос не похож на ответ,
И вроде бы нет шор на глазах,
И вроде бы дали зеленый свет,
Но кто-то держит ногу на тормозах.

И мы травим анекдоты под морковный сок,
Задыхаясь соломой своих сигарет,
И все никак не можем поделить кусок,
Которого, в общем, давно уже нет.

И мы смеемся сквозь слезы и плачем без слез,
И следим за другими, не следя за собой.
Из тысячи вопросов главный вопрос:
Кто крайний? - Я за тобой!

И со многих ртов уже снят засов,
Теперь многословию нет предела,
Слишком много красивых и славных слов.
Не пора ли наконец заняться делом?!



          Действительно, делом заняться пора. Уж лет тридцать как. Правда, до сих пор только и слышно, что бизнес, да бизнес... Может, хватит бизнесов-

то, ась? Дело-то уже никак не терпит.


          В общем, воистину народный поэт Макар (был). Всё в точку. Однако, и народный поэт может ошибаться, хотя и не его это вина. Он же народный, что с него взять? Его глас - это глас народа, вот только говорит этот голос-то не о том, что должно, а о том, чего хочется. А это две большие разницы. Судите сами:


 

И пускай словами не разрушить стен,
И никто не верит в хозяйскую милость,
Но мы смотрим на небо и ждем пемен.
Это значит, что-то уже изменилось.

И я слышу вопрос и не знаю ответа,
Но когда наконец я закрываю глаза,
Я отчетливо вижу полоску света
Там, где ветер надежды
Наполнит мои паруса


          Ан нет. Ничегошеньки не изменилось. Скорее, даже хуже стало. Пока кое-кто с надеждой смотрел в небо, оттуда вдруг начали падать бомбы. К счастью, пока с недолётом. Но с полоской света уж точно косяк вышел. Не полоска это вовсе. Разумеется, когда Макаревич песню эту писал, что-то такое и могло издалека почудиться, однако, сегодня даже слепой может в этой полоске разглядеть вспышки молний надвигающейся бури. И надо сказать, что буря эта рукотворная. Соседи пираты, эту бурю и устроили, уверовав, что научились управлять погодой. Опасаясь, что их самих скоро начнут выселять за долги из уютных домиков, поскольку всё золотишко предков они таки прошамкали, они навострились рукотворными торнадо высасывать жильцов из отдельных соломенных хижин. Однако, молнии всё-таки вырвались на свободу и нынче грозят испепелить самих создателей. Эх, как бы тут пригодился громоотвод, который взгромоздили в своё время над коммуналкой, вот только проржавел он уже основательно - выдержит ли? Хотя уж лучше такой, чем его полное отсутствие, как у подавляющего большинства соседей.


          Но всё равно получается, что бездумно разменяв неприступную коммуналку на коттеджно-землянковый поселок, проиграли все. Оказалось, что когда земля поделена, только тогда она и становится ничьей по-настоящему. Одни это почувствовали давно и сразу, остальным от этого прозрения тоже не уберечься, как ни прячься. Потому как ходят уже по посёлку странные мутные личности, присматриваются к чему-то, принюхиваются к ветру, и, главное, зачем-то сушняк весь в кучу сгребают. И ведь даже не спросишь, зачем это им. Это в коммуналке все про всех все знали и на кухне друг с другом здоровались. Теперь не так, теперь каждый сам за себя. Остаётся только гадать, а первое, что приходит на ум при виде мутных личностей: замыслили они спалить этот беззащитный теперь поселок к чертовой матери. И потребовать бы с них ответу, да в поселке теперь нонче порядки не те: ежели с таким вопросом к такому мутному подкатишь, он тебя ещё самого за клевету и засудит. Или других мутных позовёт... Они-то мутные, сразу видно, что заодно, не то что местные. Из своих-то на помощь никто не подойдёт, если что. Скорее уж польстятся на посулы газончик прирастить. Боязно. А по сему и выходит, что многим проще снова закрыть глаза, вперившись в мнимую полоску света. Так спокойнее. Крыша дома всё-таки своего, и всё-таки не протекает, и трава у дома опять же зеленая. Пока...


          Впрочем, ещё не все предрешено. Ведь даже когда все дружно ринулись покидать окопы, звучали и совсем другие голоса. Правда, тогда эти голоса смолкали как-то вдруг, куплета не допев. Будто предвидели, и не хотели стать частью того, что должно произойти. Наверное, это потому, что они не были народными поэтами, будучи поэтами великими. И то, что они говорили тогда, они говорили нам сегодняшним. Оставляли на вырост. В надежде, что мы сегодняшние будем всё-таки и повзрослее и посильнее нас вчерашних:



http://www.youtube.com/watch?v=audL4fa0j6w


Средь оплывших свечей и вечерних молитв,
Средь военных трофеев и мирных костров,
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастроф.

Детям вечно досаден их возраст и быт,
И дрались мы до ссадин, до смертных обид,
Но одежды латали нам матери в срок,
Мы же книги глотали, пьянея от строк.

Липли волосы нам на вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой сладко от фраз,
И кружил наши головы запах борьбы
Со страниц пожелтевших слетая на нас.

И пытались постичь мы не знавшие войн,
За воинственный клич принимавшие вой,
Тайну слова приказ, назначенье границ,
Смысл атаки и лязг боевых колесниц.

А в кипящих котлах прежних войн и смут,
Столько пищи для маленьких наших мозгов,
Мы на роли предателей, трусов, иуд,
В детских играх своих назначали врагов.

И злодея следам не давали остыть,
И прекраснейших дам обещали любить,
И друзей успокоив, и ближних любя,
Мы на роли героев вводили себя.

Только в грезы нельзя насовсем убежать,
Краткий век у забав, столько боли вокруг,
Попытайся ладони у мертвых разжать
И оружье принять из натруженных рук.

Испытай, завладев еще теплым мечом,
И доспехи надев, что почем, что почем,
Разберись, кто ты? - трус иль избранник судьбы,
И попробуй на вкус настоящей борьбы.

И когда рядом рухнет израненный друг,
И над первой потерей ты взвоешь скорбя,
И когда ты без кожи останешься вдруг,
Оттого, что убили его, не тебя.

Ты поймешь, что узнал, отличил, отыскал,
По оскалу забрал это смерти оскал,
Ложь и зло, погляди, как их лица грубы,
И всегда позади воронье и гробы.

Если мяса с ножа ты не ел ни куска,
Если руки сложа, наблюдал свысока,
А в борьбу не вступил с подлецом, палачом,
Значит, в жизни ты был ни при чем, ни при чем.

Если путь, прорубая отцовским мечом,
Ты соленые слезы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почем,
Значит, нужные книги ты в детстве читал.

 

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Satprem
Satprem(3 года 4 месяца)(21:54:20 / 07-02-2015)

Хороший пост.

Спасибо.

Унёс в закладки.

Аватар пользователя mastak
mastak(4 года 11 месяцев)(22:31:16 / 07-02-2015)
Да, ждали коммунальщики, что им будет построен новый светлый дом. А оказалось, что строить нужно самим и из обломков старого.
Аватар пользователя zelya
zelya(2 года 10 месяцев)(23:09:37 / 07-02-2015)

красиво! Во!

Аватар пользователя Клоо
Клоо(2 года 9 месяцев)(14:04:19 / 08-02-2015)

"Кажется, что это было так давно,
Когда в руках держу этот альбом,
Нам было совершенно все равно,
Не имея ничего, иметь все". 

 

Кузьма Скрябин

PS   "Стихи - это высшая форма человеческой речи"  (с) из яндекса

Аватар пользователя Клоо
Клоо(2 года 9 месяцев)(14:21:17 / 08-02-2015)

 "Так что нет причин плакать,
Нет повода для грустных дум
Теперь нас может спасти только сердце, 
Потому что нас уже не спас ум


А сердцу нужны небо и корни
Оно не может жить в пустоте
Как сказал один мальчик, случайно бывший при этом:
"Отныне все мы будем не те"...

 

Аквариум, "Капитан Воронин", 1990 г.

 

Аватар пользователя Поклонница Мопассана

  Спасибо автору.

  Интересно, что истинное содержание поэтических строчек оказывается для потомков намного понятнее, чем для современников поэтов. Словно мистическая связь времён.

 

  О небо, небо, ты мне будешь сниться,

  Не может быть, чтоб ты совсем ослепло,

  И день сгорел, как белая страница:

  Немного дыма, и немного пепла...

 

                            Мандельштам

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...