Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Еще раз про Левиафана и унтерменьшей

Аватар пользователя Nemoo
Букв много, но всё по делу:

Чудовище24 января 2015 г. в 23:26

Всё-таки уговорили меня сказать пару слов про "Левиафана". Но я не кинокритик, и даже не киногурман. Рассуждать о художественных достоинствах и недостатках ленты, о нюансах игры актёров, мастерстве оператора и оригинальных режиссёрских ходах мне неинтересно.

Равно как и об особенностях драматургии. Даже с учётом того, что в основу сценария положен американский сюжет, а прототипом главного героя был реальный человек - Марвин Джон Химейер, - и его трагическая история.

На мой вкус в данном конкретном случае и рассуждать-то, честно говоря, особо не о чем. Так что я со своей колокольни. О роли, так сказать, искусства в жизни общества.

Хотя, и с моей колокольни довольно занятен тот факт, что и предыдущий фильм Звягинцева должен был называться "Хелен" и рассказывать про английскую или американскую жизнь. Как ни крути, а без Америки не обойтись.

В прошлом году с эпической картиной российской действительности, описанной не каким-нибудь там CNN или BBC, а непосредственно "из первых рук" познакомились европейские зрители. Официальная премьера ленты в России ещё не состоялась. А когда кино экспортное - всегда есть повод задуматься для чего оно было снято и кому предназначалось в первую очередь. Тем более фильм, который на Каннском кинофестивале взял приз не за что-нибудь, а за лучший сценарий, затем стал первым в истории российским фильмом, удостоенным американской премии "Золотой глобус", а также вошёл в число номинантов на премию "Оскар".

Кроме того, его признали лучшим иностранным фильмом в Мюнхене и Лондоне. Всего кажется около 20 международных премий на текущий момент. Могу, конечно, ошибаться, но, по-моему, даже Тарковский не был удостоен такого оглушительного внимания. 

Впрочем, я не поклонник артхауса, я поклонник Шопенгауэра ("Кто ясно мыслит - ясно излагает"). При других обстоятельствах вряд ли стала бы смотреть такое кино. Но мне стало очень любопытно в чём же причина феноменального успеха российских кинематографистов за рубежом в условиях жесточайшей информационной войны, когда западная пропаганда усиленно работает над образом России как изгоя, вселенского зла и угрозы глобальному миропорядку? В независимость разного рода международных кинофестивалей и киноакадемий от глобального миропорядка я верю примерно также, как в независимость от него "свободной прессы". 

Как по мне - так причина лежит на поверхности. Этот фильм - яркая, развёрнутая и убедительная иллюстрация к старому фронтовому бестселлеру одного известного европейца. Произведение называлось "Der Untermensch", автором его был Генрих Луйтпольд Гиммлер.

Но то, что годится в разгар горячей войны, - на информационных фронтах холодной требует изображения более тщательного и тонкого. Плюс необходимая адаптация к изменившимся обстоятельствам и времени. Иными словами при общности стратегических целей и задач обработка массового сознания производится другими тактическими средствами.

Сам этот термин, "недочеловек", равно как и ряд базовых идей, был заимствованы нацистами у американского "историка, журналиста и политического теоретика "Лотропа Стоддарда, который в книге "Бунт против цивилизации: угроза недочеловека" среди прочего утверждал, что после прихода к власти большевиков Россией стал управлять один из самых дегенеративных в мире народов (русский). Книга была написана в 1922 году и переведена на немецкий в 1925-м. Пятью годами позже Альфред Розенберг в "Мифе XX-го века" честно укажет Стоддарда в качестве автора концепции "славянского унтерменша". 

Уже не раз говорила прежде, но всё же вновь хочу обратить внимание на то, что у немецких нацистов, пребывавших у власти всего 12 лет, не было ни времени, ни резервов заниматься созданием полноценной теоретической базы. Она представляла собой эклектичную компиляцию изысканий различных авторов - преимущественно французских и британских. Не забывая, разумеется, и США как родину расизма. "Отцом нашего духа" Йозеф Геббельс называл сэра Хьюстона Стюарта Чемберлена, а труды Жозефа Артюра де Гобино, включая "Эссе о неравенстве человеческих рас" были разобраны на  цитаты и вошли в школьные учебники Третьего Рейха. Тот факт, что Европа всю ответственность взвалила на Германию, открестившись от собственного как теоретического, так и практического участия в безобразии говорит не в её пользу. Это означает, что уроки истории остались неусвоенными. (И, кстати, ровно такая же картина образовалась с еврокоммунизмом.)

Стоддард был членом американской исторической Ассоциации и Академии политической науки. Откровенный расизм, который он пытался обосновать "научно" никого не смущал, труды его свободно переиздавались и пользовались большой популярностью. Он утверждал, что бо́льшей частью культурных достижений мир обязан "нордическим" расовым типам, к коим, безусловно, относил англо-саксов. Разделив весь мир на высшие и низшие расы и подробно описав "чёрную" и "цветные" угрозы, Стоддард не обошёл вниманием и Россию. Российская Империя в его представлении была бесплодным, абсолютно азиатским государством с наличием в управляющей основе европейского элемента, мыслящего правильно, "прозападно". Но с падением монархии и уничтожением аристократии, которая сдерживала и направляла в относительно приемлемое русло расово неполноценные о́рды, 

"Русские состоят преимущественно из примитивных расовых пород, некоторые из которых (особенно татары и другие азиатские кочевники)являются отчетливо "дикими"  племенами, которые всегда демонстрируют инстинктивную враждебность цивилизации." 

населяющие огромные пространства, само существование государства русскихстало угрозой мировой цивилизации. Под "русскими" подразумевались все народы, населявшие Российскую империю, а угроза виделась в том числе и западному образу жизни, который обеспечивал высшим расам комфорт и сытость. Ибо отныне, как утверждал автор, Россия готова была не только не стыдиться идеи "святой бедности", но и нести ее соседним народам. При этом нельзя не отметить, что называя одним из главных принципов русского "недочеловека" культивирование "святости нищеты", американский теоретик помимо прочего вложил в свою теорию всю глубину традиционного протестантского непонимания смысла отношения православия к материальному благополучию. Я бы назвала эту ошибку одной из основных разделительных линий между восточной христианской цивилизацией и западной. Но в общем и целом "до слёз знакомый образ". (с)

Вообще, в критике, вернее в негативном отношении к расовым теориям нацистов зачастую неоправданно большое внимание уделяется собственно антропологическим моментам - констатации самого факта генетической неполноценности с измерениями черепов и прочей экзотикой. Но само существо, содержание этой "неполноценности" заключалось именно в неспособности к высшему духовному развитию, к высшей культуре и прочим высшим параметрам высшей цивилизации, в том числе в неспособности рабского сознания унтерменшей к свободе. Именно поэтому некоторые народы кочевали из арийских в недо- и обратно в зависимости от потребностей политической конъюнктуры, но независимо от обхвата черепной коробки, цвета волос и состава крови. 

Стоддард был уверен, что большевизм - это "идеология русских, вышедшая из толпы". Тот факт, что коммунизм родился в Германии, став своеобразным венцом и ответвлением в общем ракурсе развития либеральной философии XIX века, он считал настолько несущественным, что не уделял ему никакого практического внимания. А между тем, здесь, как ныне говорится, не всё так однозначно. 


Фридрих Энгельс, будучи, несомненно, истинным арийцем, в ряде статей (часть из них благополучно вошла в собрание сочинений с грифом "Печатается по Постановлению ЦК КПСС", да только кто ж их читал ...) писал, что "речь идет не о братском союзе всех европейских народов, а о союзе революционных народов против контрреволюционных", и, в частности, говорил о необходимости"истребительной войны и безжалостного террора" по отношению к "природным контрреволюционерам" - "славянским варварам" . Эти славянские варвары не только"никогда не имели своей собственной истории", но и "всюду были угнетателями всех революционных наций", в то время как немцы были для них "не только символом прогресса и революции, но также просветителями и носителями цивилизации". Поэтому он был уверен: "В ближайшей мировой войне с лица земли исчезнут не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы. И это тоже будет прогрессом!".

Вряд ли нужно напоминать, что с этими марксистскими идеями мы познакомились при весьма трагических обстоятельствах и в несколько ином исполнении. Кстати, теоретически - даже менее кровожадном. Если Гитлер и полагал славян Untermenschen, то Энгельс говорил об их тотальном уничтожении. Если Гиммлер в ноябре 1943 года заявлял: "Живут ли другие народы в довольствии или они подыхают с голоду, интересует меня лишь постольку, поскольку они нужны нам как рабы для нашей культуры", то Энгельс в январе 1848-го желал стереть с лица земли даже "имя этих маленьких наций с бычьими головами". В свою очередь нацисты никогда не отрицали, что "классовая борьба присутствовала в немецком прошлом, и она никуда не исчезнет и в будущем". Просто они полагали её внутринациональным делом. Но речь по-прежнему шла о братском союзе европейских народов ("Новой Европы", "Объединённой Европы"), которому Россия встала поперёк концепции.

Занимаясь по сути обоснованием колониальной политики европейских держав, Энгельс руководствовался вовсе не классовыми интересами немецкого пролетариата, а национальными интересами немцев как единой нации. Для разделения народов на "высшие" и "низшие" он использовал авторское понятие "жизнеспособности". 

Народы, которые никогда не имели своей собственной истории, которые с момента достижения ими первой, самой низшей ступени цивилизации уже подпали под чужеземную власть или  лишь при помощи чужеземного ярма были насильственно подняты на первую ступень цивилизации - нежизнеспособны и никогда не смогут обрести какую-либо самостоятельность.

При этом "естественное право" "жизнеспособных" наций казалось Энгельсу настолько очевидным, что его регулярно одолевал сарказм: 

Поистине, положение немцев и мадьяр было бы весьма приятным, если бы австрийским славянам помогли добиться своих так называемых “прав”! ... И все это в благодарность за то, что немцы дали себе труд цивилизовать упрямых чехов и словенцев, ввести у них торговлю и промышленность, более или менее сносное земледелие и культуру!

Всех-объемлющий интернационализм появился в марксистской теории и практике позже, когда она стала марксистко-ленинской. Знаменитый манифестов лозунг "Пролетарии всех стран соединяйтесь!" по умолчанию подразумевал отнюдь не весь рабочий класс планеты. История являла собой в первую очередь историю борьбы прогрессивных и реакционных народов, а уже внутри первых вступали в свои права и конфликты интересы правящих и угнетённых классов, порождавшие революции как "естественный" двигатель прогресса. 

Нет такой страны в Европе, где в каком-нибудь уголке нельзя было бы найти один или несколько обломков народов, остатков прежнего населения, оттеснённых и покорённых нацией, которая позднее стала носительницей исторического развития. Эти остатки наций, безжалостно растоптанных, по выражению Гегеля, ходом истории, эти обломки народов становятся каждый раз фанатическими носителями контрреволюции и остаются таковыми до момента их полного уничтожения/истребления (bis zu ihrer gänzlichen Vertilgung) либо до их полной денационализации, как и вообще уже самоё их существование является протестом против великой исторической революции.…Миссия всех других  [нежизнеспособных] крупных и мелких племён заключается, прежде всего, в том, чтобы погибнуть в революционной мировой буре. 


При первом же победоносном восстании французского пролетариата... австрийские немцы и мадьяры освободятся и кровавой местью отплатят славянским народам. Всеобщая война, которая тогда вспыхнет, рассеет этот славянский Зондербунд ... 


Россия с точки зрения классиков марксизма была не просто реакционной монархией (таковой они считали и собственную). Она была  государством реакционной нации. 

За это трусливое, подлое предательство революции мы когда-нибудь еще жестоко отомстим славянам… На сентиментальные фразы о братстве, обращаемые к нам от имени самых контрреволюционных наций Европы, мы отвечаем: ненависть к русским была и продолжает еще быть у немцев их первой революционной страстью ... Мы знаем теперь, где сконцентрированы враги революции ... и никакие фразы и указания на неопределенное демократическое будущее этих стран не помешают нам относиться к нашим врагам, как к врагам.

Нельзя не отметить, что "первая революционная страсть немцев" чудесным образом стала первой революционной страстью либеральной, евроориентированной славянской оппозиции. Есть такие цитаты, где без предварительного указания авторства невозможно определить носителя мысли - то ли революционный немец, то ли революционный украинец, то ли кто-нибудь из отечественных революционных борцов с режимом и, по непременному совместительству, пламенных антикоммунистов:

Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Она усилилась только благодаря тому, что стала virtuosa в искусстве рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира... Так же, как она поступила с Золотой Ордой, Россия теперь ведет дело с Западом. Чтобы стать господином над монголами, Московия должна была татаризоваться. Чтобы стать господином над Западом, она должна цивилизоваться... оставаясь Рабом, т.е. придав русским тот внешний налет цивилизации, который бы подготовил их к восприятию техники западных народов, не заражая их идеями последних.

Автора на всякий случай всё же укажу - Карл Маркс. И, хотя он явно не принадлежал к нордическому типу, оспорить его негласный вклад в арийские теории потомков вряд ли возможно. Занятно, что в поисках обоснования природной неполноценности русских, Маркс вовсе не обходил вниманием сугубо расистские вопросы "крови" и "почвы". Да ещё в прелюбопытных, очень актуальных сюжетах: 

Догма Лапинского, будто великороссы не славяне, отстаивается господином Духинским (из Киева, профессор в Париже) самым серьезным образом с лингвистической, исторической, этнографической и т.д. точек зрения; он утверждает, что настоящие московиты, т.е. жители бывшего Великого княжества Московского, большей частью монголы или финны и т.д., как и расположенные дальше к востоку части России и ее юго-восточные части… Выводы, к которым приходит Духинский: название Русь узурпировано московитами. Они не славяне и вообще не принадлежат к индогерманской расе, они – intrus [пришельцы], которых требуется опять прогнать за Днепр и т.д… Я бы хотел, чтобы Духинский оказался прав, и чтобы по крайней мере этот взгляд стал господствовать среди славян.

И в другом месте (тоже письмо к Энгельсу):

Очень хорошая книга, которую я пошлю тебе…, это П. Тремо “Происхождение и видоизменение человека и других существ” (Париж, 1865). При всех замеченных мной недостатках, эта книга представляет собой весьма значительный прогресс по сравнению с Дарвином… Применение к истории и политике лучше и содержательнее, чем у Дарвина. Для некоторых вопросов, как, например, национальность и т.п., здесь впервые дана естественная основа. Например, он исправляет поляка Духинского, теорию которого о различиях в геологии России и западнославянских земель он в общем подтверждает, отмечая ошибочность его мнения, будто русские - не славяне, а скорее татары и т.д.; считает, что ввиду преобладающего в России типа почвы славяне здесь татаризировались и монголизировались; он же доказывает (он долго жил в Африке), что общий тип негра есть лишь результат дегенерации более высокого типа.

«На одной и той же почве будут повторяться одни и те же характеры, одни и те же способности… Истинной границей между славянскими и литовскими расами, с одной стороны, и московитами - с другой, служит главная геологическая линия, проходящая севернее бассейнов Немана и Днепра… К югу от этой главной линии, задатки и типы, свойственные этой области, отличаются и всегда будут отличаться от тех, которые свойственны России

Ещё одна цитата из цикла дежавю:

Европа [стоит] перед альтернативой : либо покорение ее славянами, либо разрушение навсегда центра их наступательной силы - России. ... О немецких интересах, о немецкой свободе, о немецком единстве, немецком благосостоянии не может быть и речи, когда вопрос стоит о свободе или угнетении, о счастье или несчастье всей Европы. Здесь кончаются все национальные вопросы, здесь существует только один вопрос! Хотите ли вы быть свободными или хотите быть под пятой России?

Составляя программу для Женевского конгресса Интернационала, в разделе "Международная политика" Маркс и оставил только один вопрос: "О необходимости уничтожения московитского влияния в Европе путем осуществления права наций на самоопределение и восстановление Польши на демократических и социальных основах". Т.е. право наций на самоопределение - оно только для Польши, и не ради Польши как таковой, а как средство "уничтожения московитского влияния в Европе". В повестку дня Конгресса это предложение вошло как пункт №9: "Московитская угроза Европе и восстановление независимой и единой Польши". Польше как антироссийскому форпосту вожди мирового пролетариата вообще уделяли особое внимание. Остаётся только гадать - то ли Польша верно следует заветам Маркса, то ли Маркс верно определил её эрогенную зону. 

Можно продолжать цитировать и дальше, ибо много интересного разными теоретиками было понаписано, а практиками реализовано. Тут главное вовремя остановиться. Что я, собственно, хотела сказать: на демаркационной линии Запад-Восток при всей тактической разносортице различных идеологий их общая стратегия отношения к России всегда была неизменной. Навязчивый "Drang nach Osten" уже тысячу лет периодически завладевает умами наших западных партнёров. (И это тоже не фигуральный, а буквальный тезис. Автором концепции колониальной экспансии западноевропейских народов на восток называют либо Карла Великого (VIII-й век), либо императора Священной Римской империи Фридриха I Барбароссу (XII-й.) Очевидно, что сегодня мы вступили в очередной подобный этап, когда "кончаются все национальные вопросы" и остаётся только один, одинаково хорошо известный всем свободным людям - и классикам марксизма, и руководству Третьего Рейха, и Госдепу с Европарламентом. 

Вот эта голова Медузы Горгоны, клубок идей, сплетённых порой так тесно, что уже невозможно вычислить кто здесь курица, а кто яйцо, благополучно дожила до наших дней. И совершенно неважно в каком обличье и под каким названием она сегодня существует. Порождённые либерализмом нацизм и коммунизм при всей декларативной ненависти друг к другу воплотились в неолиберализме вполне себе гармонично. При этом я намеренно, дабы не растекаться мыслью по древу, обхожу вниманием причудливый иудейский аспект всех названных идеологий. Основные пакеты идей, мифов и методов местами слились, отчасти дополнили друг друга, в чём-то были творчески развиты, но цели никаких существенных изменений не претерпели. За исключением коммунизма в советском варианте, который (при родстве методов и общих с коллегами устремлений к идеократии) цели подчинить Россию Западу не ставил. Хотя и произвёл в ней катастрофические разрушения по природе несовместимости любой разновидности либерализма с её, России, существом.

Поэтому "Левиафану" уготована та же роль, что и упомянутым трудам цивилизованных авторов - решение задачи расчеловечивания противника и оправдание любых радикальных операций по спасению от "государства-чудовища" тех, кого ещё можно спасти. С последующим приобщением к цивилизованному миру в качестве благодарного рынка сбыта и дешевой рабсилы.

Андрей Звягинцев and Ко сделали не только роскошный, но и очень своевременный подарок западной пропаганде. Первоисточник всегда стóит дороже сторонних аналитиков. И создатели фильма не настолько глупы, чтобы этого не понимать. 

Далее я попытаюсь вкратце ответить на стандартный набор "прав", сопровождающий всякое "творение". 

Про свободу слова, творчества и самовыражения. Я никогда не понимала, да и впредь не собираюсь понимать её как полную свободу индивида от ответственности за сказанное, сотворённое и выраженное, как реализацию священных индивидуальных желаний вне зависимости от этики, времени, обстоятельств и последствий. Особенно когда последствия легко просчитываются. Художник не может самоустраниться от вопроса во имя чего он работает - во имя мира или во имя войны. Широкоизвестную мысль "Жить в обществе и быть свободным от общества - нельзя" Ленин позаимствовал у того самого Гоббса, по аналогии с "Левиафаном" которого Звягинцев назвал свой фильм. 


Первый в истории "Золотой глобус" случился вовсе не от того, что американский зритель увидел в образе Левиафана своё, американское государство-чудовище, британец - английское, а француз - французское. Никаких массовых общечеловеческих рассуждений о природе государственной машины и её конфликте с личностью не было, нет и не будет. Штатный кинокритик The Guardian восторженно назвал картину "шедевром" на весьма определённых и прозрачных основаниях: "Левиафан - это отрезвляющая и убедительная трагическая драма о коррупции и запугивании в современной России, действие которой разворачивается на фоне масштабной опустошённой панорамы ... Левиафан показывает мир, управляемый пьяными, депрессивными, агрессивными людьми ... Левиафан - это зловещая и пугающая работа, ...однако он имеет блестящие перспективы и возможности."  

Хотя, конечно, никакой драмы там нет. Исходная история американского героя - это история бунта одиночки, смысл которых (и истории, и бунта) в "шедевре" полностью и осознанно ликвидирован. "Я ожидал, что это будет фильм о сопротивлении, а это фильм о смирении" - так комментатор радио "Свобода" описал свои впечатления в беседе с автором. Но увы, ни смирения, ни надежды в фильме тоже нет. "В нашей истории к финалу картины мы находим растерянного и раздавленного человека, тут трудно говорить о каком-то волевом акте либо сопротивления, либо смирения, потому что смирение - это обратная сторона сопротивления, это волевое решение человека."  - ответил автор. И даже два храма, символические образы которых появились "неслучайно" и "продуманно" (Интервью так и называется -"Два храма и остов чудовища"

 ) - это разрушение и пустота. "Дыра в пространство"вместо катакомбной Церкви и "пустые небеса" вместо существующей. 

Это фильм ни о чём с точки зрения законов жанра. Но это прекрасная иллюстрация необходимости и оправданности действий западных политиков по отношению к России с точки зрения пропаганды. Безвольный, недееспособный электорат, удавленный чудовищным режимом и пьющий горькую в атмосфере всеобщего предательства. Бессмысленность существования, безнадёжность положения, в котором русский человек становится "не Иовом, а выброшенным на берег китом, имеющим огромные размеры, но не имеющим силы - массивным, инертным, ожидающим лишь смерти, которая положит конец его мучениям". (Из того же британского кинокритика.) Как говорится, шампунь с кондиционером в одном флаконе. И насущная потребность в революционных действиях, и очевидная необходимость организации их извне. 

В этом, и только в этом качестве будут использовать "шедевр" в процессе формирования массового общественного сознания. Отдельные эстеты, способные при желании выудить глубокий смысл даже из "Чёрного квадрата", или путём сложных раскопок вычислить опосредованные намёки на что-нибудь доброе, разумное и вечное, а уж тем более провести аналогии с формой существования собственных государств - они так и останутся отдельными эстетами. "Die einzige Rettung vor dem Monster Russland ist Wodka" (Единственное спасение от монстра России - водка) - гласит недавний заголовок DIE WELT

 . В подтверждение этого замечательного своей новизной тезиса издание среди прочего печально рассказывает о том, как путинские СМИ замалчивают произведённый "Левиафаном" фурор и скрывают международный успех режиссёра. И птичку безусловно становится жалко. Немцы - народ сентиментальный. 

Про "он так видит". Всякий человек видит не только то, что хочет, но и то, что в принципе может увидеть через призму своего внутреннего зрения. Меня всегда приводили в некоторое недоумение требования "имеет право" там, где речь идёт о возможностях. Всё равно, что настаивать на праве человека крупных габаритов влезть в брюки 40-го размера. Но "видеть" не означает нена-видеть, хотя одно вырождается в другое чаще, чем хотелось бы. Россию автор не увидел. Её в "Левиафане" нет. Как нет там и Америки, если попробовать перенести то, что вышло в аутентичную американскую обстановку, с американскими ландшафтами, именами и названиями. Там нет ни Англии, ни Франции, ни Польши, ни Болгарии, ни какого-нибудь Египта. Сколь ни велика реальная возможность найти во всех этих странах реальные примеры столкновений людей с властями и реальные драмы. Там даже германского государства времён Третьего Рейха - и того нет. Есть жуткий образ воображаемой, несуществующей страны, которой дали имя "путинская Россия". Чтобы именно такой её и представлял себе западный обыватель, внимание которого постарались обеспечить как могли. 

Отдельно хотелось бы отметить, что художника, который не в состоянии изобразить окружающий мир нормативным языком вряд ли можно именовать художником. Скорее ремесленником, потакающим похотям толпы. Художники всегда умели изображать бездны горя, боли и несправедливости в обычных выражениях. Мат - это выхлоп эмоций автора, своего рода самообслуживание. А я всегда была уверена, что призвание художника - вовсе не "самовыражение" и не удовлетворение личных чувств и амбиций. Его категорический императив - как минимум "не навреди", если уж с "помоги" не ладится. Но останавливаюсь на этом я только потому, что запрет нецензурной брани был воспринят западными кинокритиками как пример вопиющего тоталитарного попрания свободы слова, которое встало на пути "шедевра". 

Впрочем, и отечественные ценители прекрасного не отстают: "Что теперь делать с запрещенной новым законом лексикой, неизвестно. Скорее всего, ее комичным образом запикают, и режиссеру, сопротивляющемуся этому решению, придется смириться с прихотью Левиафана - точно так же, как и герою картины Николаю, у которого подлец-мэр хочет отобрать домик." Особо примечательно в этой цитате то, что по существу для "борцов с режимом" описанная в фильме эпическая "драма" равносильна "запикиванию" мата. Это вещи одного порядка. "Точно так же". Ну да. Точно так же рыдали и над трагической утратой 37-го сорта сыра поминая всуе 37-й год. 

Про "он так любит". Любящий никогда не отдаст родителя на поругание. Родина - она и в Америке mother-country, и в Европе patrie. Даже очень высокохудожественный поцелуй Иуды - не любовь. Он останется иудиным действом сколь бы глубокомысленными рассуждениями не сопровождался. Какие бы доводы ни приводились в оправдание. Какой бы культовой и модной ни была его постановка. Да и двадцать "золотых глобусов" вполне сгодятся на эпизодическую роль тридцати сребреников по текущему курсу. Ибо за всеми мудрствованиями всегда останется простой вопрос: "друг, для чего ты пришел?" . Возможно когда-нибудь настанет тот момент, когда за криками "распни её, угрожающую нашему миропорядку", творческая группа пожелает вернуть золотые глобусы первосвященникам и старейшинам. Они же ответят как водится: "что нам до того?".

Имею ли я что-нибудь против того, чтобы снимались такие фильмы? Нет, не имею. Я ничего не могу поделать с тем, что на свете существуют люди, которым в глаз попал осколок троллева зеркала

 . Но я категорически против, чтобы подобное снималось на средства государства. Это бесчестно. Тем более, что даже этот факт свободные любители высокого искусства обернули в свою пользу. Марк Кермод , английский писатель, телеведущий и кинокритик: "В нынешних условиях любой фильм, который может похвастаться официальной поддержкой Министерства культуры Российской Федерации воспринимается с подозрением. Однако ... Левиафан случайно проскочил под радаром тоталитарного режима. В этот раз искусству повезло больше, чем в случае с Pussy Riot."  Пусть снимают за свой счёт, за счёт своих покровителей, на деньги Акунина или Макаревича, как угодно. Известные борцы с режимом - люди чрезвычайно угнетённые, но крайне небедные. 

И последнее. Левиафан - это не государство. Библия вообще не о государстве. Библия о человеке. Тем не менее уже как минимум лет сто идеологи секулярного мира активно пытаются пристроить библейские образы для обслуживания своих идей и придания им сакральной многозначительности. Но вот тому, кто прежде Звягинцева использовал образ Левиафана как аллегорию государства - упомянутому английскому философу Томасу Гоббсу, - я хотела бы уделить немного внимания. Во-первых, потому, что авторы ссылаются на него непосредственно: 

Левиафан имеет две отсылки. Первая – это Книга Иова и финальная сцена этого сюжета, разговор Господа Бога с Иовом, когда тот предлагает ему взглянуть на Левиафана и описывает ему что это. И вторая отсылка – к Томасу Гоббсу, к его философскому трактату, который называется «Левиафан». Это трактат о государстве, то есть государство для Гоббса это и есть Левиафан, государство, его власть, светская власть и власть церковная. Эти аллюзии, отсылки – как это ни назовите - для нас и были главными в этом проекте.

Во-вторых, потому, что в былые времена с Библией обходились честнее. И, в-третьих, потому, что Томас Гоббс писал свой труд будучи свидетелем гражданской войны в Англии, известной также под названием английской буржуазной революции. Революции, которая ставила либеральные цели и закончилась казнью монарха, братоубийственной бойней и диктатурой. 

Гоббс обратился к образу Левиафана в утверждении необходимости государства для благополучной жизни общества практически в первых строках:

... тот великий Левиафан,который называется Республикой, или Государством (Commonwealth, or State),по-латыни - Civitas, и который является лишь искусственным человеком, хотя иболее крупным по размерам и более сильным, чем естественный человек, дляохраны и защиты которого он был создан.

Хрестоматийным произведением "Левиафан"

  стал благодаря впервые сформулированной теории общественного договора, согласно которой добровольный отказ людей от части своих естественных прав и делегирование их вышестоящей инстанции (суверену) привёл к образованию цивилизованного (в хорошем смысле слова) общества и появлению государства и права. При этом однажды возникшее (как переход от анархии к гражданскому обществу) государство может в дальнейшем принимать самые разнообразные формы, но основное его предназначение - поддержание Закона во имя установления гражданского мира, - остаётся неизменным. Сам Гоббс из трёх возможных форм государственного устройства (монархия, аристократия и демократия) наиболее совершенной полагал монархию. Однако и различение форм правления не имело для него решающего значения, ибо "народ правит во всяком государстве". 

Различие между этими тремя родами государства состоит не в различии власти, а в различии пригодности, или способности каждого из них к осуществлению той цели, для которой они установлены, а именно к водворению мира и обеспечению безопасности народа.

Впоследствии эта теория получила развитие в трудах Локка, Руссо и Джона Ролза, "американского философа, основоположника либерально-государственной концепции внутреннего и международного права". Общественный договор использовался и в Декларации Независимости США как основа и гарантия соблюдения демократии. Даже английская Википедия со ссылками на "Интеллектуальную историю либерализма", "Историю политических учений (от Древней Греции до современной Америки)" и Стэнфордскую философскую энциклопедию любезно сообщит

  любому желающему, что "в изданном в 1651-м году "Левиафане" Гоббсом создана теория общественного договора, составившая основу  большинства более поздних трудов западной политической философии" и "разработаны основы европейской либеральной мысли", в том числе "либеральное толкование закона, которое оставляет за человеком свободу делать всё, что прямо не запрещено законом". Я не буду подвергать критике эти суждения, ибо в данной конкретной ситуации важно не то, что я думаю по этому поводу, а то, что именно так представлен Томас Гоббс и его "Левиафан" в академической западной литературе и именно такой взгляд является общепринятым.  

Отдельные кинокритики эту "небольшую несостыковочку" почувствовали и пару-тройку раз в зарубежных рецензиях мне попались туманные намёки на тему наш Левиафан - это у кого надо Левиафан (почти (с)). Не то что ихний. И вообще Левиафан не только государство, но и чудовище морское, страшное и ужасное. Вон тот гигантский скелет неведомого зверя. 


А между тем, Левиафан у Гоббса отнюдь не чудовище в привычном смысле слова. Это лишь обозначение могущественной естественной силы, которую человек не может преодолеть, а из чувства самосохранения не должен и стремиться. 

Это больше чем согласие или единодушие. Это реальное единство, воплощенное ... посредством соглашения,заключенного каждым человеком с каждым другим таким образом, как если бы каждый человек сказал другому: я уполномочиваю этого человека или это собрание лиц и передаю ему мое право управлять собой при том условии, что ты таким же образом передашь ему свое право и санкционируешь все его действия. Если это совершилось, то множество людей, объединенное таким образом в одном лице, называется государством, по-латыни - civitas. Таково рождение того великого Левиафана или, вернее (выражаясь более почтительно), того смертного Бога, которому мы под владычеством бессмертного Бога обязаны своим миром и своей защитой. 

...

До сих пор я обрисовывал природу человека, чья гордость и другие страсти вынудили его подчиниться государству, и одновременно силу его властителя, которого я сравнивал с Левиафаном, взяв это сравнение из последних двух стихов 41-й главы книги Иова, где Бог, рисуя великую силу Левиафана, называет его царем сынов гордости. Нет на земле, - говорит Бог, - подобного ему, он сотворен бесстрашным; на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости. Но так как этот Левиафан смертен и подвержен тлению, как и все другие земные существа, и так как на небесах (хотя не на земле) существует тот, кого он должен страшиться и чьим законам он должен повиноваться, то в последующих главах я буду говорить о его болезнях, о том, отчего он умирает, и о тех естественных законах, которым он обязан повиноваться.

...

Основной естественный закон. Первая часть этого правила содержит первый и основной естественный закон, гласящий, что следует искать мира и следовать ему. Вторая часть есть содержание естественного права, сводящегося к праву защищать себя всеми возможными средствами. 

Второй естественный закон. От этого основного естественного закона, согласно которому люди должны стремиться к миру, происходит другой закон, гласящий, что в случае согласия на то других человек должен согласиться отказаться от права на все вещи в той мере, в какой это необходимо в интересах мира и самозащиты, и довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, которую он допустил бы у других людей по отношению к себе. Ибо до тех пор, пока каждый человек держится за это право - делать все, что он хочет, все люди будут находиться в состоянии войны. Однако если другие люди не желают следовать его примеру и отказаться от этого права, то нет никакого основания для кого бы то ни было лишиться его, ибо это означало бы скорее отдать себя на разграбление (чего никто не обязан желать), чем показать свою готовность к миру. Именно таков закон Евангелия: поступай по отношению к другим так, как ты желал бы, чтобы другие поступали по отношению к тебе. И это закон всех людей: quod tibi fieri поп vis, alteri ne feceris.

Так говорил Томасс Гоббс. А так Андрей Звягинцев в записи

  для французского радио:


Я воспринимаю это так. Человек, вручая суверену свою свободу взамен на гарантии безопасности и удовлетворение социальных нужд, по сути - я, может быть, очень сильно сейчас выражусь - по сути, это подписание контракта с дьяволом. Поскольку человек отдает суверену свое главное достояние - свою свободу и свое достоинство.

Следом идут пояснения Инги Домбровской: "Контракт с дьяволом - это не только история гоббсовской модели общества, это и история ветхозаветного Иова. В Книге Иова рассказывается история сделки Бога с Сатаной, заключивших пари на душу праведника Иова. Бог обрушил на Иова всевозможные беды, проверяя на прочность его веру. Эти две параллели, Иова и Гоббса, сходятся."

Иными словами, хотелось бы ещё больше наоборот, да больше некуда. Если уж выражаться сильно - то не первый, а второй Левиафан соответствует условиям контракта. А первый ... Первый заканчивается словами: 

... те, кто цепляется за отдельные тексты, не принимая во внимание основной цели, не могут ничего ясно вывести из них. Напротив, бросая атомы Писания как пыль в человеческие глаза, они делают всякий смысл более темным, чем он есть на самом деле, - обычная уловка тех, кто ищет не истины, а собственной выгоды.

Впрочем, "Это, прежде всего, фильм о том, как живут люди в современном российском обществе, и в этом плане картина достигает таких обобщений, которые в своей подлинности и объемности не нуждаются в том, чтобы их рационально перетолковывали." (с)

* * *


Бесконечно тянется степь русской территории - это Восточная Европа. Внезапный и резкий контраст, культурная пропасть в сравнении между Центральной Европой и этим огромным пространством. 

Плохо обрабатываемая плодородная почва могла бы быть раем, Европейской Калифорнией, а в настоящее время - это заброшенная, запущенная на огромных пространствах земля, которая по сей день катится  в бездну культурного нигилизма. Эта земля является вечным обвинителем, выступающим против недочеловека и его господствующей системы. Эта земля щедро полита горючими слезами, черная земля.   

Конечно же, развитые народы Центральной и Западной Европы хотели заполучить эту землю, она была их целью. Сначала это были Готы и Варяги, которые основывали здесь империи и привносили культуру. Ганские, шведские, фламандские, нидерландские, швабские и нижнесаксонские поселенцы, пытались принести свет в темноту. На протяжении столетий из этих земель звучал крик о помощи. Петр Великий, Екатерина ІІ и все остальные звали немецкого крестьянина и немецкого офицера, европейского ученого, врача и инженера. И снова и снова силы тьмы одерживали верх, дух, пришедший на помощь, был бессмысленно и варварски уничтожен.

Как противовес недочеловеку - борцы за все то благородное и доброе, что не дает Европе скатиться в ворот дикости и безумия.


Г.Гиммлер, 1943Автор: Наталия Завьялова
Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Cat-Advocate
Cat-Advocate(3 года 10 месяцев)(08:33:50 / 26-01-2015)

Заказной понос. Если б не имя Звягинцева, и читать бы не стала.

Аватар пользователя alexsword
alexsword(6 лет 1 месяц)(08:35:41 / 26-01-2015)

много уже этого левиафана на ленте, не надоело тратить время на рядовую говноподелку?

Аватар пользователя Igoris
Igoris(3 года 11 месяцев)(09:15:55 / 26-01-2015)
+. Всё бы ничего, пусть самовыражаются, как хотят, хоть Фабержье к брусчатке приколачивают. Но почему в данном случае -- за счёт государства ???
Аватар пользователя Xexen
Xexen(3 года 11 месяцев)(08:37:41 / 26-01-2015)

Энгельс в январе 1848-го желал стереть с лица земли даже "имя этих маленьких наций с бычьими головами".

Вообще-то, когда цитируешь автора, очень желательно давать ссылку на произведение, в котором цитируемый автор высказал свое мнение.

Сейчас много всяких цитат гуляет по интернету. Но после проверки частенько выясняется, что цитаты выдуманы совсем другими авторами.

Комментарий администрации:  
*** Мистер "Сомнительная Копипаста" ***
Аватар пользователя Nemoo
Nemoo(3 года 5 месяцев)(08:57:32 / 26-01-2015)

Хотите послушать Фридриха Энгельса? «Австрийские немцы и мадьяры освободятся и кровавой местью заплатят славянским варварам. Всеобщая война, которая тогда вспыхнет, рассеет эту славянскую лигу и сотрет с лица земли даже имя этих маленьких наций с бычьими головами. В ближайшей мировой войне с лица земли исчезнут не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы. И это тоже будет прогрессом» (соч. , 1 изд. , т. 7, с. 282; 2 изд. , т. 6, с. 186).

Аватар пользователя Xexen
Xexen(3 года 11 месяцев)(09:15:00 / 26-01-2015)

Вообще-то это не про русских. Это про Австрию, Венгрию и революцию, в которой славяне австровенгрии приняли сторону контрреволюционеров.

И он, как истиный революционер, ненавидел всех, кто в своей массе боролся против революции.

Комментарий администрации:  
*** Мистер "Сомнительная Копипаста" ***
Аватар пользователя vadesi
vadesi(5 лет 1 месяц)(10:22:30 / 26-01-2015)

Вообще-то это именно про русских - Россия тогда австриякам сильно  помогла войсками.

Аватар пользователя Xexen
Xexen(3 года 11 месяцев)(10:45:17 / 26-01-2015)

Нет. Там не про русских.

О них (а точнее о царе русском) есть только несколько упоминаний в этой статье.

Можете проверить.

https://www.marxists.org/russkij/marx/cw/t06.pdf

Комментарий администрации:  
*** Мистер "Сомнительная Копипаста" ***
Аватар пользователя Igoris
Igoris(3 года 11 месяцев)(09:17:08 / 26-01-2015)
Ну Маркс ещё тем русофобом был, даром, что из кошерных.
Аватар пользователя Xexen
Xexen(3 года 11 месяцев)(09:46:39 / 26-01-2015)
А что: в те времена были евреи, которые любили Россию (особенно живущие за пределами России? :)
Комментарий администрации:  
*** Мистер "Сомнительная Копипаста" ***

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...