Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

23 января 1976 года Реактавр

Аватар пользователя PIPL

Этот день в истории:

23 января 1976 г. на площадке приземления Кислово под Псковом на базе 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии прошло первое сбрасывание боевой машины десанта БМД-1 с экипажем внутри на парашютно-реактивной системе ПРСМ-915. Значение этого проекта в истории развития отечественной парашютно-десантной техники заставляет посвятить ему отдельный рассказ.

После успешного десантирования внутри БМД-1, совершенного Л. Зуевым и А. Маргеловым, на очереди была еще одна более сложная и ответственная задача — освоить десантирование части экипажа внутри БМД-1 на парашютно-реактивной системе (ПРС) — без платформы. На смену “Кентавру” (не в последнюю очередь благодаря командующему ВДВ, который настырно доказывал в высших партийно-правительственных инстанциях страны перспективность нового метода доставки бойцов и техники к цели, его скорейшего освоения для усиления мобильности “крылатой пехоты”) вскоре пришла новая, еще более совершенная система “Реактавр”. 
Скорость снижения на ней была в 4 раза выше, чем на “Кентавре”. В психофизическом отношении десантнику, конечно, труднее (очень близко оглушительный рев и грохот, вырывающееся из реактивных сопел пламя). Но зато резко уменьшилась уязвимость от огня противника и время от момента выброски из самолета до приведения БМД в боевое положение.

Программа «Реактавр» («реактивный кентавр»).

НТК ВДВ совместно с промышленностью и ГНИИАКМ решал очередную задачу, поставленную командующим Маргеловым по десантированию БМД-1 на парашютно-реактивной системе в комплексе «Реактавр» (реактивный «Кентавр»). Система насколько сложная и поначалу капризная, настолько и перспективная, позволяющая бронедесантным полкам ВДВ добиться фантастической боеготовности.

Система имела только один купол площадью 540 квадратных метров («Кентавр» десантировался на пяти куполах по 760 квадратных метров), блок из трех двигателей мягкой посадки и два пенопластовых амортизационных бруса под днищем боевой машины.

23 января 1976 года на парашютодроме 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии Кислово впервые в мире осуществляется сброс боевой техники вместе с экипажем из самолета с использованием парашютно-реактивной системы.В экипаж входили А. Маргелов и Л. Щербаков.

С 1976 года на вооружение ВДВ были приняты парашютно-реактивные системы «Реактавр». Они позволили уменьшить время сбора личного состава и техники на площадке приземления после десантирования. Так, на экспериментальных учениях в 1983 году было проведено десантирование восьми объектов с системами «Реактавр».

От момента выхода первой машины из самолета до сбора всех восьми машин на удалении 1. 5 км от площадки приземления прошло всего лишь 12-15 мин., тогда как при раздельном десантировании экипажей и техники на это потребовалось бы 35-45 мин.

Сочетание обоих видов парашютных систем удалось найти в не так давно разработанной и принятой на вооружение парашютной бесплатформенной системе. Имеются на вооружении ВДВ и парашютно-реактивные системы ПРСМ-925 для десантирования БМД-1 и ПРСМ-925 для десантирования БТР-Д и другой техники на их базе из военно-транспортных ИЛ-76 и АН-22.

В настоящее время разработаны бесплатформенные системы для БМД-1 (БМД-2) и машин на ее базе ПБС-915 и для нового семейства машин на базе БМД-3 «Бахча» — ПБС-950. Такой комплекс средств получил название «Шельф». С помощью ПБС-915 можно десантировать объекты весом до 8, 5 тонн, а ПБС-950 — до 13 тонн.

http://d-pankratov.ru/archives/6022#more-6022

 

23 января 1976 г. на площадке приземления Кислово под Псковом на базе 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии прошло первое сбрасывание боевой машины десанта БМД-1 с экипажем внутри на парашютно-реактивной системе ПРСМ-915. Значение этого проекта в истории развития отечественной парашютно-десантной техники заставляет посвятить ему отдельный рассказ.

Вскоре после удачно проведенного 5 января 1973 г. эксперимента с комплексом «Кентавр» по десантированию двух членов экипажа внутри БМД-1 на парашютно-платформенной системе поступило распоряжение командующего ВДВ генерала армии В.Ф. Маргелова о подготовке к десантированию части экипажа внутри боевой машины на парашютно-реактивной системе (ПРС). Собственно, возможность такого десантирования предусматривалась уже на раннем этапе разработки ПРС для БМД-1 («Объект 915»).

Из всех отработанных к тому времени вариантов средств десантирования техники из военно-транспортного самолета ПРС наилучшим образом отвечала задаче. По сравнению с парашютно-платформенными средствами ПРС в несколько раз сокращала время от выхода боевых машин из мест дислокации до вступления их в бой в тылу противника. В самом деле, подготовка к десантированию БМД на парашютной платформе с МКС требовала много времени и материальных средств, особенно при массовых десантах, которые планировалось применять в «большой» войне. Десантные платформы, уже загруженные боевыми машинами, буксировались к аэродрому на колесах-дутиках из мест дислокации грузовыми автомобилями со скоростью до 10 км/ч, а нужно было еще точно «подкатить» платформу к самолету, что делалось вручную.

Многокупольная система перевозилась отдельно дополнительным автотранспортом, монтировалась на машине непосредственно у самолета, и только потом получившийся моногруз с помощью тельфера заводился в грузовую кабину самолета. Перевозки к аэродрому требовали наличия хороших дорог, так как по бездорожью буксировать платформы с боевой техникой было невозможно. Подготовка платформ к десантированию, загрузка и крепление на них боевой техники, сосредоточение к местам стоянки самолетов, монтаж; парашютной системы, погрузка в самолеты занимали до 15-18 ч (по опыту полковых учений) . Это мало соответствовало требованию повышенной боеготовности и оперативного применения воздушных десантов.

В противоположность этому конструкция парашютно-реактивных систем позволяла хранить БМД-1 в парках со смонтированными на них средствами десантирования в положении «по-походному». К местам ожидания для погрузки в самолет машины выдвигались своим ходом, причем способ размещения на них средств десантирования позволял совершать марш по пересеченной местности на расстояние до 500 км и при необходимости даже вести огонь из штатного вооружения. На месте экипаж мог сразу начать перевод ПРС в положение «для десантирования», что занимало не более 30 мин. Затем БМД-1 двигалась для погрузки в самолет также своим ходом (бесплатформенные парашютные системы десантирования, обладающие теми же достоинствами, появились позже). Таким образом, значительно сокращалось время от выхода из парка до погрузки в самолет. Этому способствовало сооружение силами войск аэродромов вблизи мест базирования БМД-1, осуществлявшееся по требованию командующего ВДВ.

Само десантирование также ускорялось, поскольку скорость снижения груза на ПРС достигала 20-25 м/с (примерно в 3 раза выше, чем на парашютно-платформенной системе), а у самой земли за счет работы тормозной двигательной установки снижалась почти до нуля. Это увеличивало точность десантирования. ПРС, смонтированная на БМД-1, составляла меньшую долю десантируемого моногруза как по массе, так и по габаритам, что в целом позволяло в составе одного воздушного эшелона десантировать больше грузов. Кроме того, боевая машина десантировалась с повышенным количеством боеприпасов и топлива. После приземления ПРС не оставляла вокруг машины огромных полотнищ парашютов — «белого болота», нередко мешавшего ей начать движение.

http://ser-sarajkin.narod2.ru/ALL_OUT/TiVOut10/PdtUniv/PdtUniv056.htm

Рассказ о "Кентавре"

http://aftershock.news/?q=node/278948

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...