Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

КИТАЙ. Как много в этом слове…(20)

Аватар пользователя shed

Более тысячи двухсот лет назад приключилась в Китае история, героиня которой стала источником вдохновения для поэта, источником слабости для императора, и дожила, - в виде памятников – до наших времен.

Поэт написал в честь этой красавицы стихотворение, представление о котором дают вот эти строки: --- Нам, птицам неразлучным,// судьба одна дана,//  как двум ветвям на древе,// сплетенным, как одна.// И пусть земля и небо // конечны под луной,// грустить я буду вечно,// пока вы не со мной

Император, старше красавицы на тридцатник, совсем потерял от нее голову, раздарил высокие должности ее родственникам, жадность которых  и безудержное воровство ими казенных/ народных денег привели к восстанию против императора и к потере им своей возлюбленной.

 

Поэта звали Бо Цзюйи (772—846 гг.). Творил он во времена династии Тан. Когда поэты нередко бывали чиновниками. Или  чиновники – поэтами. – Кому как нравится, тот так и считает.

 

Такая смесь, - поэт/ чиновник, крайне опасна для самого носителя этих двух ипостасей.

 

Скажешь неподходящее слово в своих стихах, - не только должность, но и голову потерять можешь.

 

Сфальшивишь даже однажды, - пытаясь угодить Боссу – быстро потеряешь талант поэта, который произрастает только на почве естественности, правды, честности перед самим собой.

 

Тем более она опасна, если поэт-чиновник пишет, - как это делал  Бо Цзюйи – стихи обличительные.

 

Одно из первых его стихотворений такого рода - "Я смотрю, как убирают пшеницу":

 

--- А я за собою// какие знаю заслуги? // Ведь в жизни ни разу // я сам не пахал, не сеял.// А все ж получаю // казенные триста даней, // До нового года // зерно у меня в избытке. // Задумаюсь только, // и мне становится стыдно, // И после весь день я // не в силах забыть об этом (Перевод Л. Эйдлина).

 

Честно говорить о современности, возвращать человека к человечности, писать простым и понятным языком – вот каков должен быть поэт, считал Бо Цзюйи.

 

Говорят, что свои стихи Бо Цзюйи читал старой служанке и оставлял только те, которые она понимала. Уже при жизни поэта его произведения пользовались большим успехом не только у просвещённого сословия, но и у простолюдинов. (В том числе и поэтому, похоже, стихи Бо Цзюйи популярны и у нынешних китайцев. Примерно так же, как стихи Хафиза, или Омара Хайяма популярны в Иране наших времен).

 
Однако это не значит, что поэт выбирал примитивные сюжеты и слова. Бо Цзюйи глубоко изучал конфуцианство, даосизм и, особенно, буддизм. Он много путешествовал по монастырям, в том числе находившимся вокруг Ханчжоу, и оставил немало стихов о своём пребывании в этой местности.

В Китае есть поговорка «на небесах есть рай, на земле есть Сучжоу и Ханчжоу».


В Сучжоу мы с вами пока еще не были, а вот насчет Ханчжоу, - город и вправду прелестный.

 

И днем, и ночью.


Ханчжоу известен как одна из 7 столиц древнего Китая. Также Ханчжоу считается чайной столицей Китая, особенно знаменит местный чай Лунцзин. Широко известен и ханчжоуский шелк, история его производства насчитывает уже около 5000 лет.

 

Но главной достопримечательностью города является озеро Сиху. Вид на это озеро и стоящие на нем маленькие пагоды украшает самую ходовую в Китае купюру - 1 юань.

 

Китайский юань Жэньминьби. Купюра номиналом в 1 CNY, реверс (обратная сторона).

 

 

Китайский юань Жэньминьби. Купюра номиналом в 1 CNY, аверс (лицевая сторона).

 

В 2011году озеро было включено в список объектов культурного наследия ЮНЕСКО.

Название Сиху, или Западное озеро, оно приобрело лишь в VIII веке, благодаря как раз нашему знакомцу, поэту Бо Цзюйи, бывшему некоторое время губернатором  Ханчжоу (предыдущее название, Цаньтанху, было забыто).

 

Бо Цзюйи выстроил на озере дамбу, защитившую земледельцев от засухи.

 

Кроме этого, тонко чувствовавший красоту этих мест губернатор распорядился благоустроить дорогу вдоль дамбы, чтобы сделать прогулки у озера более приятными.

 

Он же, но уже как поэт, ввёл в  художественную литературу название озера – Сиху.

 

Впоследствии поэты эпохи Сун, также служившие в Ханчжоу, Ян Ваньли и Су Дунпо (Су Ши), оставили об озере поэтические строки. Так повелась поэтическая традиция любования этим местом, продолжающаяся до наших времён. А Су Дунпо (Х век) ещё и построил очередную дамбу, поскольку, как и Бо Цзюйи,  был в свое время назначен на должность губернатора.


 

Дамба, построенная Бо Цзюйи

 

Та же дамба, вид сверху:

 

Особенностью озера Сиху и прибрежных вод Янцзы с давних времён являются лотосы.

Кстати, если вы никогда не пробовали лотосов - Ханчжоу идеальное для этого место.  Считается, что здесь выращивают самые вкусные цветы. Конечно, едят не сам цветок, а «лотосовые семечки» из уже отцветшего бутона, самые свежие «семечки» продают рано утром. Товар дефицитный, поэтому в одни руки их отпускают не больше, чем на десять юаней.


Именно лотосы (цветы, а не семечки) обращали на себя внимание поэтов, описывающих Сиху.

 

Бо Цзюйи говорит о том, что цветы лотосов ярче пламени, а речные воды весной зелёным оттенком походят на  листья китайского индиго.

Строго говоря, индиго - это не совсем синий цвет, а находящийся между собственно синим и фиолетовым.
Этот один из древнейших красителей мира взял свое самое распространенное сейчас в мире название у реки Инд: древние греки называли его индикон, а в латынь вошло слово индикум.

 

Самое забавное заключается в том, что, хотя род Indigofera насчитывает примерно 700 происходящих преимущественно из тропиков и субтропиков видов, родиной Индиго истинного (Indigofera tinctoria aka True indigo, Chinese Indigo, Ezo-Yama-Hagi) является регион, включающий Китай, Корею и Японию, а вовсе не Индию.

 

В Китае найдены кусочки окрашенных им тканей, относящиеся к третьему тысячелетию до н.э.

 

Озеро славится своими знаменитыми «десятью видами озера Сиху» 西湖十景. Каждый вид обозначен 4 иероглифами, представляющими собой игру слов, поэтому перевод можно привести лишь приблизительно:

«Осенняя луна над гладким озером» 平湖秋月,
«Весеннее цветение на дамбе Суди» 蘇堤春曉,
«Ветер в лотосах, подобный печальной мелодии» 曲院風荷,
«Гром в горах и отблески заходящего солнца» 雷峰夕照 (Другой вариант перевода «Пагода Лэйфэн на закате»),
«Остатки снега на разрушающемся мосту» 斷橋殘雪,
«Волны от ив на воде и пение иволги» 柳浪聞鶯,
«Луна, отражающаяся в трех омутах» 三潭印月,
«Рыбки в цветочной заводи» 花港觀魚,
«Два горных пика, пронзающие облака» 雙峰插雲,
«Вечерний колокол Наньпина» 南屏晚鐘.


На некоторое время озеро лишилось одного из классических видов, когда в 1924 обрушилась пагода Лэй Фэн.

 

Первоначально построенная в 975 году, пагода рухнула в 1924 году, - после столетий забвения и вандализма со стороны местных жителей. Которые беззастенчиво приватизировали кирпичи пагоды.

 

Не корысти ради, а токма медицинской пользы для: считалось, что кирпичи  эти обладали магическими лечебными свойствами.

После реконструкции в 2002 году, на руинах оригинальной башни была построена новая Пагода, ставшая популярной достопримечательностью у туристов.

 

Лэй Фэн до сих пор остается важным местом для буддистов и используется для поклонения их духовному учителю и основателю буддизма Шакьямуни. На первом этаже находится музей, в котором выставлены экспонаты, найденные среди руин оригинальной пагоды.


На территории Пагоды находится огромная библиотека, в которой собрано большое количество старинных рукописей, а также множество статей и стихов о Лэй Фэн.

 

Полюбоваться прекрасным видом на древние руины, на озеро и на город  можно со второго этажа.

 

Вид с пагоды Лэй Фэн:

Город не виден - он за горами и справа

 

А вот и он, с другой точки:

 

Ханчжоу не самый маленький город Китая, там живет более 7,0 миллионов человек.

 

Пруд созерцаний.

 

Фотограф успел заснять чудесный вид со снегом. Который лежал всего полдня.

 

Источником слабости героиня упомянутой в начале материала истории стала для императора Сюань-цзун / Ли Лунцзи (8 сентября 685 – 3 мая 762), при котором династия Тан достигла высшей точки своего развития. И при котором (712756 годы правления) эта династия начала свой путь вниз – к распаду…

 

Сюань-цзун  был, вероятно, первым Правителем крупной державы, отменившим смертную казнь.

В бытность Сюань-цзуна в 730-х годах было завершено составление «Свода законов династии Тан».

Во внутренний политике Сюань-цзун стремился к обеспечению политического спокойствия в стране. Он также много сделал для налаживания эффективной работы административного аппарата, назначив новых способных канцлеров Яо Юаньцзи и Лу Хуайшена. Была введена единая система государственной службы.

Было конфисковано имущество и земли буддистских монастырей, которые на тот момент возымели значительную силу.

Были осуществлены шаги по улучшению финансового и экономического состояния: на 6-летний период освобождались от налогов лица, которые зарегистрировались в специальных конторах. Численность налогоплательщиков возросла до 800 тысяч семей.

Для решения проблем с перенаселением (в его правление население Китая составляло 45 млн человек) император издал приказ, который поощрял солдат селиться с семьями на местах размещения своих гарнизонов, особенно за пределами Китая, в частности на Ордосе, современной Внутренней Монголии, Туркестане

 

Во внешней политике Сюань-цзун пытался не проводить крупных военных кампаний, ограничившись оборонительными войнами.

 

С целью улучшения организации обороны была введена должность цзедуши (военного губернатора), которому подчинялось до 12 префектур. На севере их возглавляли, как правило, варвары.

 

В 714 году заключён мир с правителем тюрок Капаган-каганом. В том же году пришлось отражать нападения киданей и тибетцев. Войны велись преимущественно в Ордосе. После убийства Капаган-кагана, империи в 715 и 720 годах пришлось вести, с переменным успехом, ожесточенные войны с тюрками.

 

В 730—732 и 735 годах китайской армии в союзе с уйгурами удалось разбить наголову войска киданей, что на долгие годы обезопасило территорию Китая.

Земли династии Тан по состоянию на 742 год

 

Однако, со временем Сюань-цзун всё больше отходил от дел. С 736 года всё большее влияние на государственные дела и политику в целом оказывал первый министр Ли Линфу, определявший направления развития государства до своей смерти в 752 году.

А император больше времени стал уделял роскоши и веселью. В это время он увлекся буддизмом, но не оставлял даосизма, приказав иметь в каждом доме текст трактата Лао-цзы.  Сюань-цзун включил даосские тексты в перечень необходимых знаний при сдаче экзаменов. По приказу императора была основана специальная школа для изучения даосизма.

На время отхода Сюань-цзуна от дел приходятся внешнеполитические неудачи империи. В 751 году китайская армия в битве при Таласе потерпела поражение от арабов.



Когда 9 июня 747 г. братья Аббасиды и их верный соратник Абу Муслим развернули в Мерве свои чёрные знамёна, объявив о начале восстания против Омейядов, согдийские князья, не смирившиеся с владычеством мусульман, восприняли это событие как последний шанс вернуть свободу и сохранить веру предков. Свои надежды он связывали с Китаем, чьи войска в это время активно продвигались на запад.

В 748 г., воспользовавшись междоусобицей среди тюргешей, Ван Чженсян, наместник поганичного округа Бэйтин, взял и разрушил их бывшую столицу Суяб, недалеко от оз. Иссык-Куль.

Китайские войска двинулись дальше, и в 749 г. Гао Сяньчжи, наместник императора, занял Шаш/Чач (Ташкент), воевавший с союзником Китая - Ферганой. Гао Сяньчжи арестовал правителя Шаша по подозрению в измене и завладел его богатствами. Сын казнённого в Китае правителя обратился за помощью к арабам.

Приближение китайцев воодушевило согдийских сепаратистов. В 750 г. самаркандский царь Тургар (носивший также мусульманское имя Язид) отправил посольство к танскому императору, прося его принять Согд под свою опеку.

В 751 г. китайские войска и присоединившиеся к ним отряды из Ферганы, Кашгара, Кучи и Шаша - всего 30 тыс. человек - вошли в Таласскую долину, туда же подтянул свою конницу ябгу карлуков, вассал Китая. Общее командование осуществлял кореец Гао Сяньчжи - бесстрашный человек, огромного роста, широкоплечий.

Когда сведения о появлении китайцев на границах Халифата дошли до Абу Муслима, он, опасаясь за судьбу арабского гарнизона в Таразе, отправил на выручку осаждённым отряд йеменской конницы под командованием Зияда ибн Салиха, усиленный хорасанцами и подвластными согдийцами. На стороне арабов выступили также тюргеши, желавшие отомстить китайцам за разрушение Суяба.

Противодействующие армии сошлись на реке Талас в июле 751-го и четыре дня не решались вступать в битву. Решающим моментом битвы стал переход карлуков на сторону арабов.

По словам Л. Н. Гумилёва, «они решили, что китайцы хуже, чем арабы. Они не говорили, что арабы лучше, чем китайцы, нет. Был вопрос не о том, кто лучше, а кто хуже. Китайцы всё-таки хуже».

Тем не менее, уже в 753 году карлуки вновь выступают как союзники Китая :)

Между тем на границах страны назревала еще одна война. Тангуты объединились с тибетцами и перерезали Великий шелковый путь, который связывал Китай с внешним миром. Армии одна за другой двигались на запад и гибли там от стрел кочевников и пустынных бурь.

 

Насильно мобилизованные крестьяне не желали умирать на чужбине, и их удерживала в строю только боязнь за родных: тот, кто покидал строй, обрекал свою родню на смерть.

 

Для борьбы с врагами китайцы привлекали на службу воинов из кочевых племен, делая их генералами и даже военными губернаторами (цзедуши). Именно к таким наемникам все больше переходила власть на окраинах Китая. Одним из них был Ань Лушань, тюрок по происхождению, сделавший карьеру при столичном дворе и ставший военным губернатором северных пограничных земель.

В 752 году после смерти Ли Линфу новым первым министром становится Ян Гочжун. При нем расцвели коррупция и вымогательство.

В результате конфликта последнего с Ань Лушанем, , в 755 году началось восстание против императора.



Шипящий на седока верблюд. Фигурка эпохи Тан.

Ань Лушань двинулся в центральные районы и занял город Лоян, но в битве при перевале Дунгуань потерпел поражение. Тогда император отозвал войска из Восточного Туркестана. В начале 756 года Ян Гочжун убедил императора атаковать Лушаня, но правительственные войска попали в ловушку и были разбиты.



Путешествие/бегство императора Сюань-цзуна в Сычуань, картина художника Цю Ина (1494—1552)

Через три дня Сюань-цзун бежал из столицы Чанъань на юг. Во время перехода солдаты казнили Ян Гочжуна. После этого Сюань-цзун был не в состоянии был продолжить борьбу и передал в 756 году власть сыну Ли Хэну. Последний в течение 757—758 года одолел мятежников и вернулся в столицу. Вслед за ним переехал в Чанъань и Сюань-цзун.

 

Вместе с Ян Гочжуном была казнена и любимая наложница императора Ян Гуйфэй, приходившаяся  Ян Гочжуну двоюродной сестрой. Та самая, - источник вдохновения для поэта, и источник слабости для императора. Императора Сюань-цзун.

 

Вариантов истории любви императора и его наложницы бесчисленное множество.

Согласно одному из них, Ян Юйхуань/Гуйфэй родилась в 719 году во времена династии Тан, в начале царствования императора Сюань-цзуна. Её прапрадед Ян Ван (кит. 杨汪) был одной из ключевых фигур во время правления императора Суй Ян-ди и после падения династии Суй служил одному из претендентов на престол. Был убит, когда проходил процесс становления династии Тан.

 

Юйхуань, рано оставшись сиротой, воспитывалась в богатом доме дяди, получила прекрасное образование, научилась писать стихи, петь и играть на музыкальных инструментах, играть в шахматы, ездить верхом

В 739 году придворный евнух Гао Лиши словно невзначай зазвал Сюань-цзуна в дворцовую купальню, где принимала ванну неизвестная юная красавица. Это не считалось нарушением этикета: Сын Неба мог входить куда угодно. Незнакомка показалась ему прекрасной: густые черные волосы, алые губы, молочно-белая кожа. Может быть, несколько полновата… Но императору нравились как раз такие красавицы.



Казалось, девушка не подозревает, что за ней следят, но перед тем, как взять из рук служанки шелковый халат, она кинула в сторону ширмы лукавый взгляд, поразивший Сюань-цзуна в самое сердце. Поэт Бо Цзюйи так описал этот момент:

--- Опершись на прислужниц, она поднялась —
О, бессильная нежность сама!
И тогда-то впервые пролился над ней
Государевых милостей дожд
ь

Выйдя из купальни, император призвал Гао Лиши и велел разузнать все о ней. Тот явно был готов к такому вопросу и бойко выпалил, что ее зовут Ян Юйхуань, ей девятнадцать лет, и она уже почти три года замужем за сыном императора Ли Мэем.

После такой свадьбы Юйхуань могла покинуть дворец в Чанъани только после смерти — своей или супруга. В последнем случае ее ждало заточение в одном из буддийских монастырей.

Но жизнь распорядилась иначе. Как говорят в Китае, женщина поймала за хвост золотого феникса. Отчасти это было заслугой хитрого Гао Лиши, который для укрепления своего влияния решил показать императору юную красотку, прекрасно понимая, что она не может не понравиться. Такие попытки он предпринимал не раз, но лишь с Юйхуань евнух «попал в яблочко»…

А Сюань-цзун тем временем потерял и сон, и покой. Забыв о делах государства и о готовящемся походе против кочевников, он думал только об одном: как бы заполучить красавицу в свой гарем. Как ни странно, выход придумала она сама, сообщив мужу, что хочет уйти в монастырь. Это было единственной возможностью, когда знатная китаянка могла добиться расторжения брака. Правда, в таком случае она лишалась всего имущества.

И вот принцессе обрили голову и дали монашеское имя Тайчжэнь — «Высшая истина». Очевидно, она нашла способ заранее договориться с влюбленным императором, поскольку ее не отправили в дальнюю обитель, а поселили тут же во дворце, чтобы она вместе с другими монахинями молилась за здоровье императора.

 

Уже через несколько дней Сюань-цзун смог осуществить свою мечту и встретиться с «Высшей истиной». Молитвы монахини Тайчжэнь оказались чудодейственными: здоровье 55-летнего императора явно улучшилось. Днем он с удвоенной энергией занимался делами, а вечером направлялся в павильон, где среди зажженных курильниц его поджидала прелестная монахиня.

 

Конечно, все знали, где государь проводит ночи, но комедия продолжалась целых пять лет, пока принцу Мэю не нашли новую жену. После этого Сюань-цзун официально ввел возлюбленную в свой дворец, присвоив ей звание Гуйфэй — «Драгоценная супруга», как издавна именовали любимую наложницу императора.

Окрестности горячего источника Хуацин неподалеку от Сиани до сих пор хранят память о красавице Ян Гуйфэй. Здешние пейзажи считаются одними из лучших в Поднебесной

 

Настоящей супругой она стать не надеялась, поскольку уже побывала замужем. К тому же она не могла иметь детей, но на императорские чувства это никак не влияло: у него и так было 27 сыновей от разных жен и наложниц.

На свитке эпохи Тан император с Ян Гуйфэй, славившейся умением лихой наездницы, отправляется на конную прогулку

Китайские историки пишут о Гуйфэй по-разному. Одни считают ее безвольной игрушкой в руках придворных клик, другие — коварной интриганкой, принесшей государство в жертву своим амбициям.

Возможно, то и другое справедливо, однако она окружила Сюань-цзуна бесконечной лаской и заботой. «…и в весенней прогулке всегда она с ним, и ночами хранит его сон».

Чтобы сберечь здоровье немолодого возлюбленного, она составила для него лечебную диету, от которой сохранились некоторые рецепты. Например, императору готовили молодые побеги бамбука, жаренные в меду.

Сама Гуйфэй поддерживала здоровье при помощи кисловатых зеленых плодов личжи (личи). Они росли только на юге, в горах Сычуани. За ними Сюань-цзун отрядил специальных гонцов, которые ежедневно за сотни ли доставляли к завтраку фаворитки корзину спелых фруктов…

Под пером поэта банальная история придворной фаворитки превратилась в историю бессмертной любви, известную сегодня всем жителям Китая.

К гробнице Ян Гуйфэй, воздвигнутой возле Сиани, до сих пор приходят пары, чтобы повторить клятву влюбленных в вечной верности.

--- Крепче золота, тверже камней дорогих // Пусть останутся наши сердца, // И тогда мы на небе иль в мире людском, //Будет день, повстречаемся вновь.

В "Вечной печали" поэт пишет о великом человеческом чувстве, о тоскующем по убитой возлюбленной несчастном императоре, как о простом смертном, достойном сожаления. Это, кстати, единственный случай, когда Бо Цзюйи заинтересовали душевные страдания власть имущих.

 

Через несколько лет он напишет стихи, в которых так скажет об обуревающих правителей чувствах: "Надменные, едут они на военный праздник... Они наедятся - сердца их будут спокойны. Они охмелеют - сильней распалится дух...".

 

Бо Цзюйи. «Спрашиваю у друга»:  

 

--- Посадил орхидею,// но полыни я не сажал.// Родилась орхидея,// рядом с ней родилась полынь.// Неокрепшие корни// так сплелись, что вместе растут.// Вот и стебли и листья// появились уже на свет.// И душистые стебли,// и пахучей травы листы// С каждым днем, с каждой ночью// набираются больше сил.// Мне бы выполоть зелье, -// орхидею боюсь задеть.// Мне б полить орхидею, -// напоить я боюсь полынь.// Так мою орхидею// не могу я полить водой.// Так траву эту злую// не могу я выдернуть вон.// Я в раздумье: мне трудно //одному решенье найти./ Ты не знаешь ли, друг мой,//как в несчастье моем мне быть?

… Так вот мы, человеки, и живем, пытаясь постичь и разрешить противоречия, - внутренние и внешние.

Как тогда, так и сейчас. Из века в века, из года в год.

=======================

Использованные источники:

 

- http://www.livelib.ru/author/22442

 

- http://www.philology.ru/literature4/eydlin-87.htm

 

- http://www.proza.ru/2013/07/26/1548

 

- http://china-hongkong-traveler.blogspot.ru/2011_07_11_archive.html

 

- http://russian.cri.cn/1001/2010/09/17/1s353183.htm

 

- http://wilduser.livejournal.com/87931.html

 

- http://www.val.ru/classone.asp?ft=156

 

- http://www.fototerra.ru/Kitaj/Hanchzhou/Oleg-Korobov-11499.html

 

- http://hiddenchina.org/places/hangzhou

 

- http://m-tsyganov.livejournal.com/151531.html

 

- http://toptropicals.com/catalog/uid/indigofera_tinctoria&language=ru.htm

 

- http://stirringtrip.com/hanchjou/dostoprimechatelnosti/pagoda_lyey_fyen.html

 

- https://ru.wikipedia.org/wiki/Сюань-цзун_(династия_Тан,_712—756)

 

- http://counterlightsrantsandblather1.blogspot.ru/2011/01/tang-dynasty-imperial-tombs.html

 

- http://alternativahist.borda.ru/?1-9-60-00000196-000-0-0

 

- http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/2770/

 

- https://ru.wikipedia.org/wiki/Мятеж_Ань_Лушаня

 

- http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1220854

 

- http://iknigi.net/avtor-viktor-usov/80589-v-gareme-syna-neba-zheny-i-nalozhnicy-podnebesnoy-viktor-usov/read/page-6.html

 

- http://www.philology.ru/literature4/eydlin-87.htm

 

- http://valya-15.livejournal.com/52771.html

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Sobolevsky
Sobolevsky(3 года 5 месяцев)(07:28:09 / 04-01-2015)
Большое спасибо. На одном дыхании.
Аватар пользователя Аббе
Аббе(4 года 4 месяца)(08:05:08 / 04-01-2015)

Великолепный трактат "О достижении меры и о превышении меры". Они прекрасны в своём чувстве, император и наложница. Но, вслед расцвету столь странного союза выяснилось, что Китай слишком мал, для того, что бы стать опорой для великого чувства.

Ань Лушань - ведь они искал справедливости? Жена сына - ведь она потомок великого мужа иной эпохи? Они в одно время строили свои замки добра и счастья. 

Но не выдержал фундамент и Китай рухнул. Превышение меры сбросило империю в смерть. 

Прекрасно и смертоносно. Смерть, как обязанность жизни. Смерть, как условие жизни. 

И поэт, который не захотел увидеть превышение меры. 

Каждый из них прав. И сумма их праведностей не смогла уместиться на просторах от Кореи до Йемена.

Аватар пользователя Federal
Federal(5 лет 10 месяцев)(09:49:18 / 04-01-2015)

Прелестно.

Аватар пользователя Cat-Advocate
Cat-Advocate(3 года 10 месяцев)(11:00:32 / 04-01-2015)

Моё общение с китайцами научило главному: никогда не суетись! на любой минус всегда есть свой плюс, важно его разглядеть.

Грузили рельсы в Китай со ст.Тайга в канун нового 1997 года. 30 декабря. Обнаружилась подстава: в двух вагонах из трёх под рельсами загрузили совсем не то, вместо б/у рельс Р-65 старую 30-х годов рухлядь от ЖД - стрелы, переходы, рельсы 40-х годов и т.п. Я заметалась: встречать новый год вдали от дома, одной, под ёлкой убогого ресторана, по полу которого шмыгали туда-сюда крыски... совсем не хотелось. Но китайцы были спокойны: варили прямо в номере свою лапшу, угощали меня чаем  с какими-то травками-специями, ждали отгрузки. Я приуныла. Они же даже посмеивались, типа - приедем домой, откроем музей российских металлоизделий и так отобьём убытки. Хотя я знала, что им этого так не простят.  Дело кончилось тем, что в конце дня получили-таки отгрузочные накладные, и я со спокойной душой умчалась домой. Успела. Да ещё заработала значительную по тем временам кучку у.е. Китайцы за всё платили наличными. Когда разбирались с причинами "пересортицы", узнала, что если б не было отгрузки, китайцам могли приписать растрату гос.средств и отдать под суд. А так - все отчитались за пересортицу, скорректировали цену и мирно разошлись. Правда, контракт на несколько тысяч тонн был потерян. Но все - целы, на свободе и при минимальных интересах. От бандитов, организовавших подставу, Бог отвёл, т.к. на больших объёмах и проблемы могли стать большими. И это - ПЛЮС.

Аватар пользователя Homo 2.0
Homo 2.0(4 года 6 месяцев)(10:57:21 / 04-01-2015)

Истинная любовь и сама плодовита, и вокруг неё все расцветает.

А это бешенство вагины. Антитеза любви.

И с этим  бешенством единственной вагины не смогла справиться целая страна. Что лишь указует на мощность этого орудия истребления.

Так что надо иметь различение!

Аватар пользователя житель провинции

бешенство

Э... так ведь это император запал на красавицу. А она просто воспользовалась обстоятельствами.

Аватар пользователя Homo 2.0
Homo 2.0(4 года 6 месяцев)(14:25:39 / 04-01-2015)

ага, конечно. Но это та сфера, где каждый мужчина подвешен за свои тестикулы. Так что не будем в этом копаться.

Впрочем вы правы в том, что тот кто не может управлять своей головкой, не должен допускаться к управлению империями.

Аватар пользователя kab249
kab249(5 лет 8 месяцев)(10:57:38 / 04-01-2015)

Спасибо.

Аватар пользователя dmitr79
dmitr79(3 года 4 месяца)(12:14:36 / 04-01-2015)

Спасибо. Пишите больше и чаще

Аватар пользователя lindorenan2
lindorenan2(5 лет 10 месяцев)(12:52:43 / 04-01-2015)

я читал Бо Цзюйи...он мне нравится. Но он не единственный поэт Китая.

Здесь государь проводит дни с гостями.

Я слышу: музыка звучит опять.

Те, что в халате с длинными кистями,

Купаться могут здесь и пировать.

Но шелк, сияющий в дворцовом зале, -

Плод женского бессонного труда.

Потом мужчин кнутами избивали

И подати доставили сюда:

Вина и мяса слышен запах сытный,

А на дороге кости мертвецов:

интересно, из какого это века?

Аватар пользователя shed
shed(5 лет 2 недели)(13:07:42 / 04-01-2015)

Переводы есть разные, у меня такой имеется:

«...И супом из верблюжьего копыта
Здесь потчуют сановных стариков,
Вина и мяса слышен запах сытый,
А на дорогах — кости мертвецов».

Это знаменитый поэт Ду Фу, любимец императора Сюань-цзуну.

То есть, век тот же - VIII

Экзамен сдан ? :)

Аватар пользователя житель провинции

Поэта звали Бо Цзюйи (772—846 гг.). Творил он во времена династии Тан. Когда поэты нередко бывали чиновниками. Или  чиновники – поэтами. – Кому как нравится, тот так и считает.

В Китае чиновники перед вступлением в должность сдавали экзамен, одним их составляющих которого было стихосложение. Не все, конечно, были выдающимися поэтами, но все умели изъясняться в стихотворной форме.

Аватар пользователя vadesi
vadesi(5 лет 1 месяц)(15:31:38 / 04-01-2015)

. Одним из них был Ань Лушань, тюрок по происхождению, сделавший карьеру при столичном дворе и ставший военным губернатором северных пограничных земель.

Ань Лушань был не тюрком, а ираноязычным согдийцем из Бухары, это явствует даже из его фамилии (Ань), которая происходит от китайского названия Парфии (Аньси=Anxi). Более того, его имя (Лушань) расшифровывается как фонетическая передача на китайском знакомого нам всем имени Равшан

(His surname suggests his father’s Bukharan origin, and his given name Lushan (< *luk ṣan) was recognized by W. B. Henning as transcribing rwxšn- [roxšn-] “light, bright” (apud Pulleyblank, p. 333, n. 1).)

Согдийцы тогда практически монополизировали внешнюю торговлю Китая, их "главы караванов" распоряжались не только торговыми делами, но и всем что касалось взаимоотношений иностранцев, проживающих в Китае, с китайцами. Именно в Китае сохранились согдийские произведения искусства (саркофаги, каменные престолы с рельефами) по которым можно судить о домусульманских (зороастрийских и пр.) верованиях согдийцев и хорезмийцев - в Ср. Азии их уничтожили мусульмане, а до Китая, куда бежали от арабов остатки сассанидской элиты, и где на протяжении долгих веков процветали сначала бактрийские, а потом согдийские купцы, они не добрались.

http://www.iranicaonline.org/articles/personal-names-sogdian-1-in-chinese-sources

Among the seven surnames, Kang and An are the oldest and were attested already in the Han time. However, in the older days Kang represented Kangju (12), which denotes a nomad state once ruling the area including Sogdiana, while An is short for Anxi (13), a transcription of Aršak “Arsaces,” i.e., the Parthian state, dating back to the Han period. An Shigao (14), who came to China in the 2nd century and was alleged to be a Parthian crown prince, is the earliest example of An as a surname. Later, when Kangju and Anxi no longer existed, the names came to be applied to Samarqand and Bukhara respectively.

Аватар пользователя IrMa
IrMa(3 года 1 неделя)(17:03:46 / 04-01-2015)
Спасибо. Интересно в таком новом свете перечитать 'Любимую мартышку дома Тан'
Аватар пользователя shed
shed(5 лет 2 недели)(21:09:50 / 04-01-2015)

Да, интересно.

Мастер Чэнь красочно в своих двух книгах этот кусок китайско-согдийской истории отразил.

Аватар пользователя PIPL
PIPL(3 года 11 месяцев)(22:28:02 / 04-01-2015)

Спасибо!

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...