Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

«Тайна двух океанов» в формате 4 D. Запахи смерти (43).

Аватар пользователя shed

Часть III (27). Заговор или колыбельная: БаЮ-баюшки-БаЮ ?

 

Известный разведчик/летописец Британии Арнольд Тойнби писал в 1931 году: «По всему миру люди всерьез рассматривали и публично обсуждали возможность того, что западная общественная система может сломаться и перестать работать…».  Поэтому на переходный период (пока ФРС еще не вошла в полную силу) Господам нужен был именно такой человек, как Рузвельт: умеющий беспрекословно выполнять все  то, что велят Господа, убеждая при этом народ, что делает нечто противоположное. То есть, человек опытный, изощренно хитрый… Трумэна на арену цирка вбросили уже в другой ситуации, когда водруженной на Престол марионетке мозги и опыт были совсем не нужны.

Ковка Челяди из Жестоких Ублюдочков. Зачем и как (6) ?

 

Нужна же стала шавочка с визгливым лаем. С конкретной задачей: запугать СССР/ Сталина  Бомбой и заставить нашу страну покориться «всесильной» Америке. Забавно, кстати, что за те 82 дня, которые Трумэн пробыл вице-президентом, информировать его о Бомбе Рузвельт счел делом совсем ненужным.

Тому рассказали о ней лишь в день «возведении на престол». После «неожиданной» смерти президента Рузвельта.

12 апреля 1945 года Гарри Трумэн, ставший после выборов 1944 года вице-президентом вместо Уоллеса, пошел в кабинет спикера палаты представителей Сэма Рэйберна заняться обычным делом – поиграть в покер и опустошить запасы виски.

По прибытии его попросили срочно позвонить Стиву Эрли, в Белый дом. Эрли попросил его незамедлительно приехать.

А в Белом доме Элеонора Рузвельт сообщила Трумэну, что президент скончался. Придя в себя, Трумэн выразил соболезнования и спросил, может ли чем-то помочь.

На это миссис Рузвельт ответила: «А может, это мы можем чем-то вам помочь? Ведь теперь все неприятности ложатся на ваши плечи».

Принятие присяги, три обалдевших члена одной семьи: Сам, жена и дочь

В присутствии сотрудников администрации, членов правительства и своей семьи Трумэн принял присягу президента страны. «Я, Гарри Си. Трумэн, — сказал он, держа правую руку на Библии, — торжественно клянусь честно исполнять обязанности президента Соединенных Штатов и буду делать все для сохранения, защиты и охраны Конституции Соединенных Штатов», — и неожиданно для всех поцеловал Библию.

Церемония продолжалась одну минуту. Америка получила нового, 33-го президента.

Вернувшись домой, Трумэн первым делом позвонил своей 92-летней матери, которая сказала своему 60-летнему сыну: «Гарри, старайся, но играй по своим правилам».

Съесть то он съесть, да кто ж ему дасть…

Мозгов и опыта для такой работы у Гарри было маловато, а вот рвения – избыток. Настолько, что иногда Смотрящим шавку даже одергивать приходилось.

23 апреля 1945 года Трумэн собрал советников по внешней политике на последнее совещание перед встречей с Молотовым.

Новоиспеченный президент, как и ожидалось, попытался скрыть свое невежество в обсуждаемых вопросах за напускной смелостью. Он пообещал не спасовать перед Молотовым и потребовать, чтобы СССР перестал нарушать ялтинские соглашения. А что касается ООН, то США «будут и дальше осуществлять в Сан-Франциско свои планы, а если русские не хотят присоединиться к нам, пусть идут ко всем чертям».

На встрече с Молотовым, состоявшейся ближе к вечеру, Трумэн сразу вошел в роль «крутого парня» и, недолго думая, обвинил Советы в нарушении ялтинских соглашений, в частности положений по Польше.

Когда Молотов объяснил, что Польша, граничащая с СССР, представляет особую важность для его государства и что по данному соглашению в Люблинское правительство должны войти дружественно настроенные поляки, а не представители лондонской группы, враждебно настроенные к новому режиму, Трумэн попросту пропустил его объяснения мимо ушей.

А когда Молотов попытался затронуть другие вопросы, Трумэн грубо перебил его: «Мы закончили, господин Молотов. Буду признателен, если вы передадите мои слова маршалу Сталину». Молотов ответил: «Со мной никогда в жизни не говорили в подобном тоне». Трумэн презрительно бросил: «Выполняйте свои обязательства, и тогда с вами не будут говорить в подобном тоне». Молотов, возмущенный подобным отношением, бросился вон из комнаты.

Многие годы спустя Молотов по-прежнему вспоминал «властный тон» Трумэна и «глупые попытки» показать, «кто тут главный».

Вскоре после этой встречи Трумэн похвастал Джозефу Дэвису, бывшему послу США в СССР, как он «сразу перешел в атаку. Задал ему трепку, а под конец пробил “двойкой” в челюсть».

Чуть позже, поняв, что грубая тактика поведения с СССР не дала желаемых результатов, Трумэн дважды встретился с Джозефом Дэвисом в надежде получить ценный совет.

Трумэн признался Дэвису, что его тирада «потрясла» Молотова, и тот «побледнел как мел». Трумэн заключил, что его «жесткий метод» сработал, поскольку в Сан-Франциско советские делегаты уступили и не стали требовать признания Люблинского правительства. Но вскоре после этого отношения между двумя державами резко ухудшились.

«Как вы думаете, – спросил президент, – я поступил правильно?»

Американский президент признал, что сел в лужу и повел дело совершенно неправильно. Дэвис записал самокритичные слова Трумэна в своем дневнике: «Неудивительно, что я переживаю из-за случившегося. Это огромная ответственность, а я меньше всего подхожу для того, чтобы нести ее. Но выпала она на мою долю». И насмешливо добавил: «Покоится здесь Вильямс Джо, / Он делал все, что мог. / Он прыгал выше головы, / Но он – не Господь Бог».

Так что пришлось Трумэну тактику общения с Молотовым менять. В том числе и с помощью контрпартнера Молотова – Бирнса.


 

Все довольны, все смеются (кроме молодого Громыко)

Сталин, Трумэн, Бирнс и Молотов на Потсдамской конференции, 18  июля 1945

 

Тем более, что Трумэн, как он ни хорохорился, побаивался встречи с зубрами международной политики, Сталиным и Черчиллем, в рамках Потсдамской конференции.

И не зря: на фотографиях из Потсдама хорошо видно, что Трумэн вначале явно чувствовал себя не в своей тарелке рядом ними.

В резиденции Черчилля на Потсдамской конференции. 

Ничего удивительного в этом не было. Опытом работы на таком уровне не обладали ни сам Трумэн, ни его «спец» по международным отношениям Бирнс.

Почти сразу после того, как Трумэн стал президентом США, с ним встретился английский посол в США лорд Галифакс, пришедший к выводу, что новый президент – «посредственность чистейшей воды… Недалекий дилетант, хоть и доброжелательный», окруженный друзьями, больше похожими на «мещан из миссурийской глубинки»


Трумэн, Джеймс Бирнс (слева) и Генри Уоллес в ожидании поезда с телом Рузвельта (апрель 1945 года). Бывший наставник Трумэна Бирнс стал ближайшим советником нового президента по внешней политике. Позднее ему удалось убедить Трумэна снять Уоллеса с должности министра.

Близкий друг Трумэна и его личный секретарь Мэтью Коннелли позднее писал об отношениях Трумэна и Бирнса:

«Мистер Бирнс приехал из Южной Каролины, поговорил с мистером Трумэном, и тот сразу решил, что ему предстоит стать госсекретарем. Боюсь, мистер Бирнс считает мистера Трумэна полным ничтожеством, а себя большим умником».

Возможно, Бирнс и был умнее, но из этих двух политиков, которые в значительной мере повлияли на послевоенный мир, Трумэн был образованнее: он закончил полную среднюю школу, а Бирнс бросил ее в возрасте 14 лет...

Хотя со стороны и казалось, что Потсдамская конференция проходит в дружественной обстановке, на самом деле именно она ознаменовала собой отход от политики долгосрочного сотрудничества. Новости об успешном испытании атомной бомбы убедили Трумэна, что США прекрасно проживут и не думая об интересах СССР, и своим отношением к Сталину он демонстрировал это очень красноречиво.

Отправившись в обратный путь на борту военного корабля «Огаста», президент США заявил группе офицеров, что упрямство Советов больше не имеет значения, «поскольку теперь у США появилось оружие такой мощи и качества, что нам больше не нужны русские – как и любая другая страна».

Получив сообщение об испытании Бомбы, Трумэн и Бирнс решили, что теперь у них появилась возможность ускорить капитуляцию японцев на американских условиях и без советской помощи, а значит, они могли отказаться от территориальных и экономических уступок, обещанных СССР.

Трумэн, позволявший Черчиллю и Сталину играть первую скрипку на нескольких заседаниях, стал держаться с ними довольно высокомерно. Вот как У. Черчилль описывает происходившее на следующем заседании: «Я ничего не понимал. Когда он пришел на встречу, уже прочитав сообщение, то стал другим человеком. Он постоянно затыкал русским рот и вообще вел себя на заседании, как хозяин».

Если, как говорят, револьвер увеличивает рост любого человека до двух метров, то успешное испытание атомной бомбы превратило коротышку Трумэна в настоящего великана, и теперь он возвышался над самыми ужасными диктаторами в мире.

Раздувшись до размера огромной Гориллы от осознания всесилия и безнаказанности:

Смотрите все, как я могу! Всех ревом оглушу, заломаю-испепелю!!!


Почувствовать себя Всемогущей Гориллой Трумэну/Америке помогли вот эти два ни в чем непохожих друг на друга человека:



Возглавить проект «Манхэттен» в конце 1942 года  было поручено бригадному генералу Лесли Гровсу. Который в свою очередь, организовать и возглавить основную лабораторию проекта в Лос-Аламосе  доверил Оппенгеймеру.

Эти двое были полной, абсолютной противоположностью друг другу. Гровс был в чуть ли не в три раза тяжелее, чем щуплый ученый, который, несмотря на рост в шесть футов, весил 128 фунтов в начале проекта и 115 – к его концу.


Гровс был родом из бедной семьи, Оппенгеймер – из богатой. Они отличались религиозными взглядами, привычками в еде, сигаретах и выпивке, а особенно в политических пристрастиях. Гровс был закоренелым консерватором, Оппенгеймер – непримиримым левым, а большинство его студентов, друзей и родственников и вовсе были коммунистами.

В конце 1945 года Гровс открыто отстаивал «превентивный» удар по СССР. Он считал, что США не должны позволить никому из потенциальных конкурентов «создавать атомное оружие и обладать таковым. Если такая страна начнет создавать атомное оружие, мы должны пресечь ее способность к этому прежде, чем она зайдет достаточно далеко, чтобы угрожать нам».

Ученые, пытавшиеся добиться международного контроля над ядерной энергией и гарантировать гражданский контроль внутри страны, всегда считали Генри Уоллеса своим союзником в правительстве, больше всех заслуживающим доверия. Оппенгеймер посетил его в октябре и сообщил о том, что ученые обеспокоены растущей напряженностью в отношениях с СССР и тем, что Бирнс использовал «бомбу, словно пистолет, стараясь добиться во внешней политике того, что нам нужно».

Он понимал: в ответ русские создадут собственную бомбу, и очень быстро. Оппенгеймер жаловался, что ученые «утратили былое мужество», и теперь все их мысли занимают «социально-экономические последствия создания бомбы». Уоллес был потрясен глубиной обеспокоенности Оппенгеймера: «Я никогда не видел, чтобы человек так сильно нервничал, как Оппенгеймер. Создавалось впечатление, что он чувствует неизбежность гибели рода людского».

Однако эффект от частых настойчивых советов Уоллеса, как правило, оказывался недолговечным. Другие советники Трумэна улавливали куда более угрожающий смысл в действиях СССР и находили возможность убедить президента смотреть на мир их глазами. К ноябрю они уже называли Уоллеса и прогрессивных друзей Трумэна «красными» и советовали президенту «не обращать внимания на то, чего добиваются от вас эти “красные”».

Пока Трумэн не скупился на атомные угрозы, общественность содрогалась при мысли о возможности атомной войны. В начале 1946 года женский журнал Ladies’ Home Journal советовал читательницам: «Чем бы вы ни занимались, вы должны вставать, ложиться спать и выполнять свои обязанности с одной мыслью» – как не допустить ядерной войны.

Генри Уоллес согласился с этим и стал убеждать Трумэна более настойчиво добиваться международного контроля над атомным оружием.

В начале 1946 года Трумэн сделал вид, что прислушивается к голосам ученых и Уоллеса. По вопросу использования ядерного энергии был составлен отчет Ачесона–Лилиенталя, который оказался в значительной мере результатом работы Оппенгеймера.

Согласно прописанному в отчете плану, международное Управление по ядерным разработкам должно было контролировать добычу, очистку и использование всего атомного сырья в мире, денатурацию расщепляющихся материалов и превращение их в материал, применимый в мирных целях. Самостоятельную деятельность государств в этих «опасных» областях следовало запретить. План преднамеренно сводил к минимуму потребность в проверке на местах, чтобы увеличить шансы на получение согласия Советского Союза.

В тот момент Господа решили, что пора с цирком заканчивать, и на авансцену выдвинулся главный Смотрящий первой половины ХХ века, земляк Бирнса, уроженец Южной Каролины, 75-летний финансист Бернард Барух:

Фото 1920 года

Барух стал вносить изменения в первоначальный текст проекта соглашения, шпигуя его проверками и другими условиями, которые должны были заставить Советский Союз отказаться подписывать документ.

Мало того что Ачесон и Лилиенталь пытались убедить его убрать эти условия; их поддержали даже Трумэн и Бирнс.

Но Барух остался непреклонным, угрожая уйти в отставку, если его план не примут, и Трумэн, которому, - как пишет Оливер Стоун – «катастрофически не хватало лидерских качеств, отступил».

А как могло быть иначе ? – Кто американского президента ужинает, тот его и танцует.

А Барух в 1940 году пролил на Трумэна деньги дождем, когда тот сильно отставал от соперников по выборам в сенат и отчаянно нуждался в средствах.

Руководство СССР выждало 10 дней и лишь после этого разгромило предложение американцев. «Правда» заявила, что план Баруха – «продукт атомной дипломатии и отражает очевидное стремление к мировому господству».

Советский Союз представил встречный проект, предлагавший полностью запретить производство, хранение и применение атомного оружия. Существующие запасы подлежали уничтожению в течение трех месяцев.

Ответ США был очень миролюбив.

Они объявили о решении продолжать подготовку к испытанию атомной бомбы 1 июля на атолле Бикини в архипелаге Маршалловых островов …

В разворачивавшейся гонке ядерных вооружений было безумие, которое лучше всех выразил Льюис Мэмфорд, когда узнал о грядущем испытании. В статье, опубликованной в газете Saturday Review под заголовком «Господа, вы безумны!», Мэмфорд писал:

«Мы, американцы, живем среди безумцев. Эти безумцы правят нашими делами во имя порядка и безопасности. Главные безумцы претендуют на чин генерала, адмирала, сенатора, ученого, госсекретаря, министра и даже президента. Главный же симптом их безумия таков: они совершают поступки, которые в конечном счете приведут к уничтожению человечества, но при этом искренне считают себя нормальными, ответственными людьми, живущими нормальной жизнью и работающими ради логически обоснованных целей.

Неуклонно, день за днем безумцы совершают безумные поступки – столь стереотипные, столь банальные, что они кажутся нормальными поступками нормальных американцев, а не массовыми импульсивными желаниями людей, помешанных на всеобщей гибели. Без какого-либо согласия со стороны общества безумцы взяли на себя смелость постепенно вести нас к тому заключительному акту безумия, который обезобразит лицо планеты и уничтожит род людской, а возможно, положит конец всей жизни на земле".

Через 4 года Горилла-Трумэн вдруг скукожился до своих обычных размеров, - маленькой обезьянки/шавки.

 

Успев, к несчастью, облагодетельствовать Бомбой Хиросиму и Нагасаки.

А потом, через эти 4 года понял, вслед за Господами, что монополия на Бомбу/Большую Дубинку у Америки кончилась.

Громкость лая и степень визгливости следовавших друг за другом  Главных Шавок (Трумэна, Эйзенхауэра, Никсона) от этого не уменьшились, но сбрасывать Бомбу на СССР (да и вообще ее применять, - в той же Корее), как на Хиросиму, их Господа резко передумали…


6  предыдущих материалов на тему Господ и Челяди в Америке:

 

- http://aftershock.news/?q=node/266294

- http://aftershock.news/?q=node/271489

- http://aftershock.news/?q=node/271672

- http://aftershock.news/?q=node/271840

- http://aftershock.news/?q=node/273470

- http://aftershock.news/?q=node/276326

========================

Использованные источники:

- Оливер Стоун и Питер Кузник, «Нерассказанная история США». – М.: КоЛибри, Азбука- Аттикус, 2014


- Назар, Сильвия, «Путь к великой цели: история одной экономической идеи». Москва : АСТ CORPUS, 2013

 

- http://www.trumanlittlewhitehouse.com/key-west/president-truman-biography.htm

 

- http://texasswimming.blogspot.fi/2012/11/quote-of-day_21.html

 

- http://www.trumanlibrary.org/photographs/displayimage.php?pointer=13367

 

- http://wwiiletters.blogspot.ru/2008/03/harry-s-trumans-diary-entry-for-july-9.html

 

- http://www.kingsacademy.com/mhodges/03_The-World-since-1900/07_World-War-Two/07j_Final-Assault-on-Germany.htm

 

- http://www.litmir.me/br/?b=220121&p=54

 

- http://www.litmir.me/br/?b=220121&p=65

 

- http://age-of-mammals.ucoz.ru/index/socialnoe_povedenie_gorill_1/0-639


- http://www.litmir.me/br/?b=220121&p=55

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Federal
Federal(5 лет 10 месяцев)(08:57:05 / 29-12-2014)

Фото со Сталиным очень говорящее. На нём видно расстановку сил.

Аватар пользователя lester
lester(5 лет 1 месяц)(12:22:31 / 29-12-2014)

Пока читал, побег смотреть биографию Оппенгеймера. Веселый юноша был оказывается.

Аватар пользователя LvKiller
LvKiller(3 года 4 месяца)(10:00:58 / 29-12-2014)

Американский гитлер - Барух - красава. Готов пожертвовать денег на заводик, выпускающий рояльные струны. Дабы больше не было таких вот гитлеров. Не будет и шавок.

Аватар пользователя Читатель518351n
Читатель518351n(4 года 6 месяцев)(13:15:17 / 29-12-2014)

Из самых удачных, на одном дыхании прочел бы, если б елку не позвали наряжать))

Аватар пользователя Omni
Omni(5 лет 2 месяца)(18:23:17 / 29-12-2014)

Замечательно.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...