Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Пример для молодых.

Аватар пользователя alexdelardge
Патриот, дышал полной грудью и широко шагал, без подпорок.

Игорь Васильевич Курчатов прожил короткую, но необыкновенно яркую жизнь. Вся она была научным подвигом. Ученый-патриот, коммунист, он отдал всего себя, без остатка, науке, прогрессу, беззаветному служению своей Родине, своему народу.

Родился И. В. Курчатов в январе 1903 года в небольшом поселке Сим, недалеко от Уфы. Его отец, Василий Алексеевич Курчатов, работал сначала помощником лесничего, а затем землемером. Мать, Мария Васильевна Остроумова, до замужества учительствовала в церковно-приходской школе. Члены семьи Курчатовых очень любили и уважали друг друга. Чтобы дать детям образование, в 1908 году Курчатовы переехали в город Симбирск (Ульяновск), и Игорь поступил в гимназию. В 1912 году серьезно заболела сестра Игоря. Врачи советовали увезти девочку на юг, и семья вынуждена переехать в Крым. Весьма скудные материальные средства не позволили жить на Южном берегу. Курчатовы поселились в Симферополе.

В гимназии Игорь учился блестяще и окончил ее в 1920 году с золотой медалью. Затем он поступил на математическое отделение физико-математического факультета Крымского университета. Годы учения совпали с послевоенной разрухой. Семье Курчатовых жилось трудно, и Игорь вынужден был одновременно учиться и работать. Был он и нарядчиком в автогараже, и пильщиком дров на консервной фабрике, и сторожем в саду, и воспитателем в детском доме. Вскоре ему повезло: он стал препаратором в физической лаборатории Крымского университета. Здесь юноша впервые познает тайны и прелесть физического эксперимента.

Весной 1923 года Курчатов окончил 3-й курс университета, за летний период самостоятельно подготовил и сдал программу четвертого, в течение того же года написал дипломную работу и досрочно закончил университет. Наверное, море навеяло мечты о дальних странствиях, судах, бороздящих океаны. И Курчатов решил стать инженером-кораблестроителем.

В 1923 году он уехал в Ленинград и поступил на кораблестроительный факультет Ленинградского политехнического института. Как и большинство студентов, Игорь вынужден был прирабатывать. Поиски работы привели его в Магнитометеорологическую обсерваторию, которая находилась недалеко от города, здесь он стал наблюдателем в электрическом павильоне.

Юноша чувствует, что его все более и более захватывает физика. Выходит, он ошибся в выборе своего пути! Корабли уже не вызывают прежнего интереса, и молодой исследователь выполняет первую научную работу: изучает радиоактивность снега в момент его выпадания. Курчатов впервые сталкивается с совершенно новой областью физики – ядерными частицами, и она кажется ему необычайно увлекательной. Он ищет себя, свое призвание, уезжает из Ленинграда и некоторое время в Крыму занимается метеорологией. В Феодосийском гидрометеорологическом институте он изучает сейши (стоячие волны, возникающие на поверхности морей, озер и других водоемов под влиянием ветра, атмосферного давления и других причин).

В 1924 году университетский учитель Курчатова профессор С. Н. Усатый пригласил его в Баку на должность ассистента кафедры физики политехнического института. Здесь Курчатов выполнил свое первое исследование по физике диэлектриков. Это были годы, когда только начала развиваться русская физика. Бакинский институт не имел материальной базы для проведения исследовательских работ. Центром физической науки в стране был в то время Ленинградский физико-технический институт.

Осенью 1925 года 22-летний Курчатов снова уезжает в Ленинград. Судьба благоволила к нему. Он стал работать в Физико-техническом институте. Институт был очень молод. Молоды были и его сотрудники. Институт в шутку дразнили «детским садом», но сами условия – хорошая материальная база, замечательный научный руководитель и воспитатель А. Ф. Иоффе, тематика, тесно связанная с актуальными проблемами физики, атмосфера энтузиазма, научных исканий, дружеской помощи, царившая здесь, – способствовали быстрому научному росту сотрудников. Курчатов, по словам Иоффе, «пришелся как нельзя лучше к этой среде не только своей молодостью, но и своим энтузиазмом, своим стремлением и умением работать в коллективе, способностью заражаться его интересами».

В институте Курчатов продолжает заниматься физикой диэлектриков. Первый его печатный труд касался прохождения электронов сквозь металлические пленки. Многие работы этого периода были выполнены молодым ученым совместно с Кириллом Дмитриевичем Синельниковым. В 1927 году Курчатов женился на его сестре Марине Дмитриевне, ставшей на всю жизнь его искренним другом и спутником. Вскоре благодаря своему большому таланту экспериментатора Игорь Васильевич становится одним из ведущих сотрудников в институте. В 1930 году ему уже поручают заведование крупной лабораторией.

В 1929 году Курчатов вместе с П. П. Кобеко изучает явление высокой диэлектрической проницаемости сегнетовой соли. Результатом этих исследований явилось открытие чрезвычайно интересного физического явления – сегнето-электричества. Молодой ученый создал строгую теорию этого явления. Он часто приезжает в Харьков, где советуется с работавшим там Львом Давидовичем Ландау и другими теоретиками. Очень скоро стало ясно, что явление сегнетоэлектричества может иметь серьезное техническое применение, и тогда по инициативе Игоря Васильевича большая группа ученых и инженеров занялась решением практических задач. За работы по физике диэлектриков Курчатову в 1934 году без защиты диссертации присвоили степень доктора физико-математических наук.

Наряду с исследовательской работой с большим увлечением он занимается и преподаванием: читает лекции по физике диэлектриков на инженерно-физическом факультете Ленинградского политехнического института. Педагогическая работа увлекала его. Нередко на лекциях он рассказывает молодежи о новых исследованиях и заражает слушателей своим энтузиазмом.

Занимается Курчатов и физикой полупроводников, но начиная с 1932 года его все более увлекает физика атомного ядра. В то время в Ленинграде существовала лишь маленькая лаборатория Дмитрия Владимировича Скобельцына, изучавшего космические лучи, да несколько человек под руководством Льва Владимировича Мысовского изучали явление радиоактивности в Радиевом институте. Курчатов стал фактическим руководителем исследований в этой области. В работе нельзя обойтись без источников быстрых частиц, вызывающих ядерные реакции, и первое, что было сделано Игорем Васильевичем, это сооружение высоковольтной установки и ускорительной трубки для получения пучка протонов с энергией. Позже подобная установка создается при его участии и в Харьковском физико-техническом институте. С этого времени атомная физика стала делом всей жизни ученого.

Курчатов отличался необычайной целеустремленностью и работоспособностью. Он находился в лаборатории до поздней ночи, во все вникал, сам монтировал приборы, делал измерения.

Вскоре на берегах Невы при участии и под руководством Курчатова был пущен циклотрон. Нелегко далось сооружение первого, самого крупного ускорителя в Европе. Дни и ночи проводила группа Игоря Васильевича у циклотрона. Нужно было найти наиболее эффективный режим работы машины.

В результате этот циклотрон давал столько частиц, сколько можно было получить с 2– 3 кг радия. Сейчас эти цифры кажутся мизерными, а тогда это означало огромную победу.

Одновременно с сооружением необходимых для работы установок Курчатов с 1934 года, особенно после открытия Ферми искусственной радиоактивности, вызываемой нейтронами, ведет напряженные экспериментальные исследования атомного ядра. В распоряжении ученого имелось очень незначительное количество нейтронов, поток их был невелик, и экспериментатору приходилось очень трудно. Академик И. К. Кикоин вспоминает, что часто можно было видеть, как по «длинному коридору института со скоростью участника в стометровом забеге мчался человек с каким-то крохотным предметом в руке. Это был И. В. Кручатов, решившийся доставить только что облученную нейтронным источником мишень в лабораторию для исследования очередного короткоживущего ядра»

В 1935 году Курчатов вместе со своим братом Борисом Васильевичем, работавшим в Ленинградском физико-техническом институте, а также Л. В. Мысовским и Л. И. Русиновым обнаружил изомерию атомных ядер радиоактивных элементов. Они облучали нейтронами обычный бром, состоящий из двух изотопов, и обнаружили, что в результате облучения образуются радиоактивные вещества с тремя различными периодами распада.

В 1939 году Курчатов заинтересовался проблемой деления тяжелых ядер. В это время в результате работ русских и зарубежных ученых был открыт новый вид радиоактивности – самопроизвольное деление урана. Суммируя зарубежные и отечественные исследования, Курчатов пришел к выводу о возможности цепной реакции на медленных нейтронах и получения атомной энергии. Он представил в Академию наук России план развития ядерных исследований во всесоюзном масштабе. Война помешала осуществлению этих планов.

В начале Великой Отечественной войны Курчатов обратился к руководству института с просьбой отпустить его на фронт. Нелегко было убедить его остаться. Тогда ученый решил приложить свои силы в области, непосредственно связанной с нуждами армии. В Физико-техническом институте под руководством Анатолия Петровича Александрова производились работы по улучшению противоминной защиты кораблей. Когда-то юноша Курчатов мечтал строить корабли, теперь он искал методы их защиты.

В августе 1941 года Курчатов вместе с Александровым и группой сотрудников уехал в Севастополь, где уже работала часть ученых. Анатолий Петрович предложил защищать суда от магнитных мин путем размагничивания кораблей. Идея была простой: по всему периметру судна прокладывались специальные обмотки с током, магнитное поле которых компенсировало магнитное поле самого корабля. Вражеские магнитные мины обычно настраивались па вертикальную составляющую магнитного поля корабля.

Условия работы были нелегкими, так как отсутствовало специальное оборудование. С приездом Курчатова и Александрова дело пошло быстрее. Игорь Васильевич поразил всех своей энергией и организаторскими способностями. Ему очень нравилась его новая работа. «Чем больше работаю с Анатолием (Александровым), тем больше доволен. Очень интересно!»– писал он жене. Вскоре Александрова отозвали, а Курчатов остался в Севастополе. Благодаря его энергии были оборудованы специальная станция, контрольные площадки, усовершенствована методика измерений. Вскоре стал применяться и другой, более экономный, безобмоточный метод размагничивания (особенно для подводных лодок). В письмах жене ученый сообщал, что живет «хорошо и спокойно», а сам подвергался ежедневной опасности, так как не только руководил, но и лично участвовал во всех работах. Часто налетали вражеские самолеты; с большой неохотой уходил Игорь Васильевич в укрытие.

Все свои знания и опыт Курчатов отдавал обороне города. По его инициативе создается первый баржевый электромагнитный трал для подрыва вражеских мин. В этот период пришла печальная весть о смерти отца в осажденном Ленинграде. Курчатов тяжело переживает ее, хотя окружающие видят его всегда бодрым и поражаются необычайной работоспособности ученого. Однажды на площадку, где производились работы, пришли английские морские офицеры. Ученый показывал им аппаратуру и работу специалистов. Англичан поразили успехи русских в этой области. Оказалось, что группа Курчатова за два месяца сделала больше, чем на британских островах за три года.

В ноябре 1941 года враг вплотную подошел к Севастополю. Командование решило эвакуировать ученых в порты Кавказа. Грузились под бомбежкой, во время атаки неприятельских кораблей. Вместе с другими Курчатов выехал в Поти. Начался новый организационный период. Ученый разъезжает по Кавказскому побережью, организуя практическую помощь фронту. В 1942 году за работы по противоминной защите А. П. Александрову, И. В. Курчатову вместе с группой других ученых присуждается Государственная премия.

В декабре Игоря Васильевича отозвали с Черноморского флота. По решению правительства физиков-атомников стали отзывать с фронтов для организации широких работ по расщеплению урана. Союзники в это время начали работы по созданию атомного оружия. И вот на горе Лос-Аламос в США возникла огромная секретная лаборатория. Усилиями многих ученых в 1945 году здесь были изготовлены три атомные бомбы.

В России также развернулись интенсивные работы в области ядерной физики. Курчатову поручили создать специальную ядерную лабораторию Академии наук России. На окраине Москвы выросли первые корпуса лаборатории, которая превратилась затем во всемирно известный ордена Ленина Институт атомной энергии, носящий ныне имя своего основателя – И. В. Курчатова. Здесь особенно ярко проявился организаторский талант замечательного ученого. Нужны были кадры – квалифицированные физики-ядерники. Их оказалось очень мало, и тогда Курчатов занялся подготовкой специалистов. Перед молодым коллективом ежедневно вставали тысячи проблем, неизученных вопросов. Нужно было искать наиболее перспективные технические решения, развивать теорию.

Эксперименты велись круглые сутки. Курчатов лично руководил работами по созданию уран-графитового атомного котла и почти не уходил из лаборатории. Наконец, первый атомный котел в России и в Европе построен, а ученый уже принимает участие в разработке и пуске последующих атомных реакторов. Создание реакторов, дающих мощное нейтронное излучение, дало возможность развивать исследования по нейтронной физике, нейтронной спектроскопии и другим областям ядерной физики.

За границей шли споры, сумеют ли русские создать атомную бомбу к 1960 году. Однако русское правительство уже в 1947 году заявило, что Россия имеет атомное оружие. Создание атомной бомбы было необходимо для защиты нашего государства в условиях возрастающей международной напряженности. Но Курчатова занимали не только бомбы и прежде всего не бомбы. На атомном полигоне, в разгар работ над бомбой, он мечтает о мирном атоме. «Мирный атом – вот наша цель, бомбы – только вынужденная необходимость», – говорил ученый. Курчатов видел в энергии атомных ядер неисчерпаемый источник, способный заменить со временем все другие виды энергии, и стремился поставить этот источник на службу человеку.

Окончание одних работ означало начало других, еще более напряженных. Курчатов не сидел в кабинете. Его можно было видеть на стройках и заводах в разных концах страны. Он проводил научные семинары, консультации, советовался с учеными и инженерами, принимал участие в разработке и создании проектов.

Много сил вложил Игорь Васильевич в атомную электростанцию. Он требовал, чтобы все было подтверждено опытом, расчетом, – ведь станция была первой в мире. Работы по атомной энергетике развернулись широким фронтом. В Велоярской и Воронежской атомных электростанциях, в ледоколе «Ленин», в атомном центре в Дубне, в атомных реакторах Киева, Риги, Минска, Тбилиси – всюду есть частица души и большого таланта Курчатова.

В последние годы жизни ученого уже не удовлетворяли атомные электростанции и ледоколы, он мечтал заставить служить человечеству энергию ядерного синтеза. Ведь путь овладения ядерной энергией лежит не только в использовании энергии деления ядер тяжелых элементов, но и в энергии превращения легких ядер в более тяжелые при так называемых термоядерных реакциях. Курчатов мечтал зажечь на земле маленькое термоядерное солнце!

Секрет термоядерных реакций, происходящих на Солнце, понят учеными, он перестал быть секретом.

Но как создать реактор, в котором можно осуществлять превращение водорода в гелий, и выделяющуюся при этом огромную энергию заставить служить людям? Прежде всего нужно создать установки, в которых могла бы проходить термоядерная реакция. Ведь она протекает при температуре порядка нескольких миллионов градусов! Открывались увлекательные горизонты, но огромными были трудности, стоящие на пути ученых.

Решение сложных научных проблем возможно лишь при коллективном творчестве, обмене идеями, опытом. И. В. Курчатов и его сотрудники считали, что наука, стоящая на службе человечества, преследующая гуманные цели, должна развиваться в условиях общения ученых многих стран, свободного обмена информацией. Игорь Васильевич обратился в правительство с просьбой разрешить опубликовать работы русских физиков по термоядерным реакциям и тем самым положить начало живому обмену достижениями ученых разных стран. Вскоре разрешение было получено.

В 1956 году академик Курчатов посетил Англию вместе с русской правительственной делегацией. В британском атомном центре Харуэлле он сделал доклад, который произвел сенсацию. Он знал, что в Англии также ведутся работы по термоядерному синтезу. Вот почему Курчатов с большим подъемом и волнением стал докладывать о работах русских ученых в области управляемых термоядерных реакций. В зале стояла напряженная тишина. Постепенно растаял лед недоверия, и аудитория хотя и осторожно, но весьма дружески восприняла доклад.

На следующий день английские газеты пестрели сообщениями о выступлении русского академика. Некоторые из них не скрывали удивления в связи с тем, что Курчатов рассказал о вещах, которые в Англии и США держались в строжайшем секрете, другие предлагали сотрудничать с Россией, третьи сокрушались по поводу того, что и здесь русские опередили их.

Начало было положено, и в 1958 году собралась Женевская конференция по мирному использованию атомной энергии. В Швейцарию съехались пять тысяч ученых, чтобы обсудить результаты многих интереснейших исследований. А Курчатов снова ушел с головой в работу. С помощью установки, которую назвали «Огра», под руководством Игоря Васильевича начались работы по получению и исследованию высокотемпературной плазмы.

Помимо титанической научной и организаторской деятельности, Курчатов находил время для выступлений перед рабочими, инженерами, студентами. Его перу принадлежат и монографии, и учебники. Правительство и народ высоко оценили заслуги академика Курчатова. Он трижды удостаивался высокого звания Героя Труда, был депутатом Верховного Совета.

Курчатов был прекрасным товарищем, необычайно чутким и внимательным человеком. К нему шли в любое время. Чтобы не тратить время на поездки домой, Игорь Васильевич жил на территории института. Его самого за неисчерпаемую энергию и неутомимость в работе в шутку называли «атомным котлом». С ним нелегко было работать, он был очень требовательным, но сам всегда работал больше всех и заражал своим страстным отношением к делу. Как научный руководитель, Курчатов отличался поразительным умением находить действительно талантливых людей – будущих ученых.

Жизнь этого замечательного человека оборвалась внезапно. День 7 февраля 1960 года начался обычно. После телефонного разговора с Киевом о форсировании атомных работ на Украине Игорь Васильевич поехал в Барвиху (под Москвой) навестить отдыхавшего там друга. Когда друзья встретились, он выбрал скамейку в парке, смахнул с нее снег и сказал: «Садись. Я хочу тебе многое рассказать». Это были его последние слова...

Похоронен Курчатов на Красной площади.

В Институте атомной энергии в вестибюле здания, где работал Игорь Васильевич, на камне высечены его слова: «Я счастлив, что родился в России и посвятил свою жизнь атомной науке великой страны Советов. Я глубоко верю и твердо знаю, что наш народ, наше правительство только благу человечества отдадут достижения этой науки».

ИМХО. Практика - это единственный критерии истины. Так вот, господа и господины, Ваша практика завела мир ТУПИК. И Хорошо забытая Практика жизни опять должна доказвать глухим людям, что спасать Человека будет только он сам.

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Лптолик
Лптолик(5 лет 2 месяца)(08:21:21 / 12-04-2013)

Хорошая статья, только последний абзац все портит!

Аватар пользователя alexdelardge
alexdelardge(5 лет 11 месяцев)(08:53:40 / 12-04-2013)

Что Вам не нравиться в последнем абзаце?

Эта статья о сильном и честном человеке, которого я ставлю в пример. (здесь, на ресурсе, есть господа, которые нам вовсе не товарищи, в разговоре с которыми просто необходимо определить, что есть наука, кто ученый, как человек живет,чем трудиться, когда побеждает... вообщем, статья об этом - обсудить основы)  

Аватар пользователя Лптолик
Лптолик(5 лет 2 месяца)(11:05:48 / 12-04-2013)

Так я и говорю, что сама статья хорошая. А вот как к жизни и достижениям Курчатова отностится фраза "Так вот, господа и господины, Ваша практика завела мир ТУПИК" я не очень понимаю. Если они обращены к Курчатову, что как бы следует из построения текста, то они просто переворачивают смысл всего поста с ног на голову. А если нет, то стоит обратиться адресно, чтобы показать что наезд не на Курчатова.

 Возможно я придираюсь, но для меня ваш последний абзац резко диссонирует со словами Курчатова, которые вы приводите: "«Я счастлив, что родился в России и посвятил свою жизнь атомной науке великой страны Советов. Я глубоко верю и твердо знаю, что наш народ, наше правительство только благу человечества отдадут достижения этой науки»". Тем более что Курчатов-то как раз никогда не является примером того "что спасать Человека будет только он сам". Он работал для Человечества, госудасрства, общества.

Аватар пользователя Pohlebkin
Pohlebkin(4 года 8 месяцев)(11:02:47 / 12-04-2013)

Знаменитый "Борода"... Я учился в одной группе с его внучкой, Леной Курчатовой. Интересно рассказывала всякие семейные предания о нём. С огромным уважением и любовью к нему относились коллеги, уважала и ценила власть.

ПЫ.СЫ. Наврал, не с внучкой, с внучатой племянницей.

Аватар пользователя Незнайка
Незнайка(4 года 8 месяцев)(11:14:17 / 12-04-2013)

Академия наук России?

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...