Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

9 ноября родилась Александра Николаевна Пахмутова

Аватар пользователя PIPL

Этот день в истории:

Автор таких долгоиграющих хитов, как «Нежность», «Белоруссия», «Команда молодости нашей», «Старый клен», «Как молоды мы были», «Беловежская пуща», «Надежда» и многих-многих других — интервью СМИ не дает уже более 20 лет. Однако «АиФ» какое-то время назад удалось уговорить композитора на личную беседу. Далеко не все ответы Александры Николаевны вошли в печатную версию интервью. Вот то, что осталось «за кадром» беседы.

— Александра Николаевна, помимо эстрадных песен, вами написано немало произведений в жанре академической музыки. Не обидно, что в России их практически не знают?

— Понимаете, можно написать очень хороший квартет или очень хорошую симфонию. Критики одобрят, зрители консерватории поаплодируют. И все! А если написать удачную песню — приходит феноменальный успех. И если говорить о востребованности академической музыки, то мне обидно не за себя, а за огромную, богатую, невероятную советскую композиторскую школу. Ну что говорить обо мне, если сейчас очень мало звучат такие композиторы, как Шостаковичи Прокофьев, например. А их знает весь мир! Нужно привлекать внимание молодежи к этой музыке. А этого нет. Кто-то скажет: «Молодежь говорит, что это ей неинтересно!» Ну и что?! Не нужно опускать руки. Пусть молодые люди послушают эту музыку еще раз, и еще раз, и еще раз. Ведь для того, чтобы по достоинству оценить великое, выдающееся литературное произведение — надо просто много читать. Тогда появится интерес не только к сюжету, но и к таинству слова. С музыкой тоже самое. В классической музыке, как и в эстрадной, тоже есть произведения, которые могут быть понятны и любимы миллионам людей. Я очень люблю музыку, поэтому знаю, сколько есть академических произведений, которые лучше чем мои, но при этом совсем не звучат нигде.

— Нет ли у вас ощущения невостребованности в настоящее время?

— Этим я абсолютно не страдаю. Может быть, невостребованность и была, но в период общей политической суматохи. Тогда всем было не до песен.

— Ваши песни стали, что называется, народными. Они довольно часто звучат и по телевизору, и по радио, их перепевают молодые исполнители. А гонорары вы за это получаете?

— Конечно. Есть российское авторское общество, которое перечисляет мне деньги. Меня они вполне устраивают. Это хорошая прибавка к пенсии. Но гораздо большие отчисления я получаю из-за рубежа. У меня как-то случилась забавная история: позвонил какой-то совершенно незнакомый человек из Израиля с просьбой разрешить ему использовать мою мелодию в качестве звонка мобильного телефона. Это было очень мило.

— Сегодня вы живая легенда. А были периоды в жизни, когда вы были в опале?

— Конечно, были. У меня полно песен, которые запрещали. Одно время напали из-за песни «Малая земля». Говорили, будь то бы мы с Добронравовым посвятили ее Брежневу. Потом негатив вызвала «Песня о Ленине». Там были строчки: «Ильич прощается с Москвой». Нам сказали, что Ленин не может прощаться с Москвой. Он навечно в ней. Не пропустили песню про ветеранов Первого белорусского фронта. Это очень ласковая песня, но в ней были строчки: «Любимцем нашим был маршал Рокосовский, а и лично маршал Жуков повел нас на Берлин». В то время был один герой — Брежнев. Какие там еще маршалы?! Сейчас подобное невозможно себе представить, а тогда это было сплошь и рядом. Я звонила в политуправление, кричала, ругалась, но все это было бесполезно. Впрочем, в основном, песни не пропускали, запрещали из-за текстов. Лишь однажды у меня пытались запретить песню из-за музыки. И эта песня — «И Ленин такой молодой». Она писалась, как финальная композиция для Съезда комсомола. Но цензорам она показалась слишком сумасшедшей. Роковые барабаны, ритм, энергетика... Попросили все исправить. Я сказала: «Да-да, конечно! Я подумаю!» Но на самом деле, я никогда и ничего не исправляла в своих песнях. В и итоге композиция вышла, но спустя года полтора после ее написания.

— Композитор Джакоммо Россини как то сказал: «Дайте мне счет из прачечной и я положу его на музыку». Вы могли бы подписаться под этими словами?

— Конечно! Подобные эксперименты очень любил ныне покойный композитор Микаэл Таривердиев. Он мог взять любую газетную статью и написать на основе ее текста песню. Поэтам с ним работать было очень легко. А вы послушайте современную рекламу на телевидении. Там же сплошные оратории! Поют прозу на голоса, и делают это очень красиво. Так и хочется сказать — сбылась мечта Россини!

— Знаю, что вас долго уговаривали вступить в компартию. Почему вы так упорно отказывались?

— Дело в том, что в любой идеологической системе помимо ее истинных приверженцев всегда существуют и те, кто на ней откровенно паразитирует. Возьмите то же христианство: кроме аскетичных страдальцев, святого Себастьяна, Иисуса Христа и других, под прикрытием этой религии хорошо устраивались так называемые «декамероновские» монахи, которые сладко ели, гуляли с женщинами, ничего не делали и, в общем, жили лучше всех. В коммунистической идеологии, как мы знаем, было то же самое. Одни кидались за идеи в огонь, мужественно переносили пытки, бесплатно отстраивали страну, другие прикрывались за их спинами и отстраивали себе чужими руками роскошные дачи. Как раз люди, которые относились к коммунистической идеологии крайне цинично, и тащили меня в партию. Я отлично понимала, что, получив от меня заявление, эти псевдокоммунисты сядут в черную «Волгу» и уедут в свои загородные хоромы, а я с этого момента буду обязана на них работать, утопать в новых проблемах. Я бы ничего не написала, вступив в партию, поскольку примитивные серые бюрократы затолкали бы меня насмерть своими поручениями.

— Но вы же писали песни о коммунистах...

— Мы писали о тех святых людях, многие из которых сегодня вынуждены собирать бутылки и рыться в помойках. Или, к примеру, обидно, что о Зое Космодемьянской в настоящее время иначе как о психопатке не говорят. По большому счету, если бы я поддалась в свое время уговорам и вступила в партию, сейчас бы не за что не стала сжигать и топтать ногами свой партбилет, как многие. Мне было бы просто стыдно.

— У вас такое количество народных хитов, что кажется, будь то вы знаете какой-то секрет. Можно ли вывести формулу хита?

— Формулу вывести можно, но не нужно. Теоретически я за неделю могу любого научить писать песни, в том числе шлягерные, поскольку хорошо знаю технологию. Существуют конкретные средства, которыми можно вызвать так называемый «скандеж», то есть с помощью определенной ритмики и гармонии заставить зал подхлопывать и подтопывать песне, есть приемы, вызывающие у человека желание многократного прослушивания той или иной мелодии, но я считаю использование подобных приемчиков музыкального обольщения нечестным по отношению и к музыке, и к слушателю. Это все равно, что сознательно вскружить девушке голову, оставаясь к ней абсолютно холодным. Вряд ли великий Чайковский писал свою «Ромео и Джульетту» для того, чтобы обязательно понравиться публике.

http://nabiraem.ru/press/happy/44283/

Мои Поздравления!!!

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя wafa61
wafa61(4 года 11 месяцев)(21:43:12 / 09-11-2014)

Хотел написать что-то хорошее про ПАХМУТОВУ -не получается. Рядом с её талантом слова кажутся какими-то банальными, блеклыми. Вообщем: троекратное УРА!!!

Аватар пользователя Aнgpeü
Aнgpeü(4 года 4 месяца)(21:54:41 / 09-11-2014)
Мои поздравления. Как молоды мы были.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...