Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Непростые поиски евразийской идентичности. Часть вторая

Аватар пользователя Salei

Сегодня наши страны стоят перед общей глобальной задачей формирования системы подготовки людей, образованных и понимающих суть развития Евразийского союза, его целей и задач – от детского сада до вуза. Задача элиты (в рамках Евразийского союза) – быть носителем целостной системы идей, которые будут привлекательны как гражданам стран, входящих в ЕАС, так и нашим партнерам. Соответственно, задача формирования элиты включает в себя не менее, а, может быть, гораздо более важный вопрос – формирование целостной системы ценностей Евразийского союза, ради которых он, собственно говоря, и формируется и которые должен защищать в ходе своего взаимодействия с другими центрами силы в мире.

 

Идеология как система ценностей

Тот тезис, что любая общественная жизнь в сильном государстве протекает под пристальным надзором и управлением со стороны государства, сегодня не нуждается в особо тщательном обосновании – значительная часть продукции Голливуда, этой машины по промывке мозгов западного потребителя и одновременно избирателя, демонстрирует сказанное с пугающей наглядностью. Достаточно вспомнить, какой фильм в этом году получил пресловутого «Оскара» и за что и какую реакцию это вызвало в мире.

Проигрыш советской идеологической машины западной был связан не с тем, что у нас была идеология, а у них нет. Идеология была и у них, только средства работы с населением были гораздо более эффективными, более тонкими и незаметными. Тем не менее рассмотрение данного вопроса в контексте сегодняшнего дня целесообразно начать с оценки того, что у нас было ранее, то есть еще во времена Советского Союза, поскольку сегодня никакой целостной системы ценностей вообще нет. Общество распалось на отдельные страты, каждая из которых проповедует свое. Когда отсутствует единая для всех база, это препятствует консолидации общества и способствует росту в нем внутренних противоречий. При всех сложностях процесса такой фундамент в Советском Союзе был, именно благодаря ему и были совершены все те достижения, которыми мы до сих пор гордимся. А вот если бы его не было, то еще большой вопрос, сохранился бы Советский Союз в ходе испытаний 1941-1945 годов.

В материале «Формирование Евразийского союза: что может сделать элита» я тезисно уже останавливался на том, что собой представляла советская система ценностей и как работал весь механизм «идеологического обеспечения» функционирования советского государства. Главное – присутствовали базовые ценности и понятия, которые существуют в обществе всегда, безотносительно к конкретному общественному строю. Это – понятия Родины, Отечества, родной земли, народа, ценности любви, дружбы, братства, флага, герба, гимна и т.д. и т.п., все то, что формирует у человека нравственную и гражданскую систему самоидентификации.

Так что сегодня мы находимся не на пустом месте. У нас за спиной – огромный и, подчеркиваю, успешный опыт создания прогрессивной идеологии или системы ценностей, который был принят не только народами СССР, но и ряда других стран мира. Она – советская социалистическая система ценностей – позволила многим из них сбросить с себя оковы западного колониализма, выйти из положения сырьевых колоний и перейти к более устойчивой модели социально-экономического и общественно-политического развития.

Поэтому, думаю, стоит идентифицировать советскую систему ценностей не с периодом упадка Советского Союза по причине предательства элиты, а с периодом наибольшего могущества Советского Союза, которого он достиг на рубеже 1960–1970-х годов.

То есть базис – есть. Тем не менее существует серьезная проблема соотнесения этого базиса с той идеологической картиной мира, которая была нам навязана после распада СССР. И здесь речь идет о вещах фундаментальных. Например, в каких параметрах и как должна существовать частная собственность, а на что она распространяться не может в принципе? Государство предоставляет бесплатный социальный пакет (образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение и т.д.) своим гражданам или нет? К сожалению, ясности в этих вопросах пока никакой, и евразийский интеграционный проект пока ограничивается экономической тематикой.

Если мы обратимся к опыту Запада, то увидим, что в основании европейской идентичности лежит «европейская система ценностей». Например, профессор Фолькер Кроненберг, политолог Боннского университета, следующим образом описывает данное понятие: «Европейскую идентичность можно считать коллективным сознанием Европы, состоящим из многих слоев, переплетенных между собой культурных и исторических аспектов. Мир, свобода и благосостояние являются теми элементами, которые сформировали сознание европейцев. А на европейскую идентичность особенно повлияли общие цели: в момент создания ЕС все хотели не допустить повторения ужасов Второй мировой войны. Греческая и римская античность, эпоха Просвещения и гуманизма, а также права человека являются основными историческими понятиями европейской культуры. Основной заслугой европейского Просвещения считается тот факт, что человек и его свобода оказались в центре внимания. Европа может опираться на такие ценности, как права и свобода человека»[1].

Многое ли нас разделяет? Мне кажется, что нет. Свобода слова, права человека, идеалы эпохи Просвещения и гуманизма являлись составным элементом и советской системы ценностей. Советский Союз нес в своем идеологическом ядре право на труд, на бесплатное образование и здравоохранение, идеи свободы, равенства и братства всех народов мира. Была, конечно, и другая составляющая – сильнейшая роль государства и понимание того, что все эти свободы возможны лишь в той мере, в какой не затрагивают системных устоев государства. В условиях враждебного окружения и войны по всем азимутам это была вполне естественная реакция. Как только данное понимание происходящих процессов советской элитой было отодвинуто на «задворки истории», начался идеологический проигрыш советской системы западной.

К слову, и сам Запад демонстрирует сегодня явственные признаки деградации как раз по причине отсутствия пропорции между частным и государственным. Личная свобода превратилась во вседозволенность и перелилась через край, приговорив к смерти общественные и государственные институты, которые не могут уже справиться с разгулом демократии. Если Европа не остановит эти процессы гниения, она совершит самоубийство.

То есть если к краху СССР привела одна крайность – тотальное доминирование государственнического подхода, то нынешний крах европейских ценностей обусловлен другой крайностью – полным уничижением государства и тотальным доминированием прав и свобод индивидуума при минимуме обязанностей.


Параметры будущей системы ценностей

Попробуем рассмотреть ключевые параметры будущей системы ценностей Евразийского союза.

Первое. Что мы строим – социальную или либеральную модель общества и государства? Это ключевой вопрос формирования системы ценностей ЕАС. Сейчас и в России, и в других странах – возможных участниках ЕАС параллельно существуют и либеральная, и социальная модели, что порождает серьезные противоречия. Государство (чиновники) разрешает богатым жить по либеральной модели, всем другим говорится: мы строим для вас социальное общество. Но люди видят это противоречие, особенно когда государство постоянно освобождается от груза социальных обязанностей. И если мы хотим строить справедливую модель государства и общества, то рано или поздно это противоречие необходимо будет решать.

Олигархический слой в странах ЕАС никогда не был созидательным, а только перераспределительным, а сегодня он стал паразитарным, играющим против своей страны и народа – Россия рассматривается как территория зарабатывания не совсем чистых денег, а Запад – как место их хранения.

Этот вывод подтверждается и сухой статистикой. «По оценкам банка Credit Suisse, на долю российских миллиардеров из списка Forbes приходится свыше 30% совокупного богатства страны. Столь колоссальной степени концентрации и централизации капитала нет ни в одной другой стране G8 и G20, ни в рамках БРИКС, ни в рамках стран – экспортеров нефти.

Для сравнения: в Китае, размер экономики которого по паритету покупательной способности в 4,5–5 раз превышает экономику России и в котором также приблизительно сотня долларовых миллиардеров, на их долю приходится не более 2% совокупного богатства страны. Аналогичный показатель характерен для мировой экономики в целом – 1,5–2%. Даже в стране «победившего капитализма», в США, где насчитывается в четыре раза больше долларовых миллиардеров (порядка 400 человек), на их долю приходится менее 7% совокупного национального богатства»[2].

При этом, несмотря на то что Россия занимает 3-е место в мире по количеству долларовых миллиардеров (уступая только США и Китаю), контролирующих все наиболее высокорентабельные секторы экономики (за исключением ВПК и отчасти нефтегазовой промышленности и банковского сектора), Россия, по тем же оценкам, «не входит даже в первую двадцатку стран по числу долларовых миллионеров. То есть тех людей, которые сделали свое состояние не на разворовывании бюджетных средств и незаконном присвоении наиболее лакомых кусков государственной собственности в ходе незаконных кредитно-залоговых аукционов и ваучерной приватизации, а преимущественно благодаря созидательной деятельности во благо страны».

О чем это говорит? О том, что вопрос определения модели государства требует своего скорейшего решения.

Второе. Каким должно быть соотношение частного, общественного и государственного? В этом вопросе, чтобы не загружать внимание читателя моделями, просто приведу примеры стран, в которых эти три фактора сочетаются наиболее гармонично – Германия, Швеция. Эти страны представляют собой среднюю модель между более жестким либерализмом, как в США и Британии, и той командной системой государственного патернализма, которая была свойственна СССР. Естественно, я привел эти две страны не для того, чтобы сказать, что можно просто списать существующие у них пропорции и соотношения частного, общественного и государственного, а для примера, чтобы на анализе существующих в этих странах пропорций, с учетом наших условий и традиций создать свое оптимальное соотношение.

Третье. Отношения государства с церковью. Последнее время очень много говорится о необходимости повышения роли Русской православной церкви в деле возрождения России. С этим тезисом я полностью согласен. Но вот что касается общей евразийской идеи, то мне представляется, что она не должна идти в рамках какого-либо религиозного формата. Наоборот, для успеха проекта он должен быть максимально детеологизирован, чтобы в его рамках себя свободно чувствовали апологеты любой из религий, неверующие и агностики. Тогда и проект сможет перейти непосредственно от территории России на другие земли и стать подлинно имперским. То есть церковь должна быть вне государства и политики, а государство, как и Евразийский союз, должны оставаться светскими.

Четвертое. Национальное и интернациональное. Любое объединение стран и народов может развиваться только при условии интернационализма, т.е. признания всех наций и народностей равными друг другу. Таким было государственное образование, которое существовало на советской территории. Иного и быть не могло: в самом понимании империи заложено то, что она многонациональна.

Евразийский союз – это не попытка возрождения СССР в какой бы то ни было форме, но не использовать его позитивный опыт в процессе евразийской интеграции будет глупо и недальновидно. Ведь базовые принципы, положенные в основу первого в мире социалистического государства, были верными. Теперь необходимо наполнить их новым содержанием с учетом велений времени, научно-технического и социального прогресса.

[1] http://www.dw.de/непростые-поиски-европейской-идентичности/a-16511067

[2] http://www.odnako.org/magazine/material/show_24448/ 

Андрей Рязанов

 

Империя

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Простотак

1. социальную или либеральную модель.

любой крупный капитал работает прежде всего на себя и отстаивает свои интересы. свои интересы он всегда будет ставить выше государственных. поэтому если строить государство, а не некоторое экономическое сожительство а-ля евросоюз, то крупный капитал должен быть загнан в жесткие рамки и поражен в правах. конечно это надо сделать максимально хитро и мудро.

2. каким должно быть соотношение частного, общественного и государственного?

у госуправления - одна крупная неприятная черта - появляется "инфантильность" населения, мол за нас все сделает государство; если ее мудро решить, то предпочтительность госуправления в эпоху кризисов очевидна.

3. Отношения государства с церковью.

Религиозный институт - это прежде всего социальный институт. Как можно отдалять социальный институт от государства? Церковь вне политики - это что-то из области мракобесия, а-ля утверждения что солнце вращается вокруг земли. такого никогда не было и не будет, это невозможно.

Кроме того ислам ВСЕГДА будет максимально участвовать в политике, и пытаться выгнать православие - значит ставить эти социальные институты в неравные условия.

4. Национальное и интернациональное.

Одна из главных ошибок СССР была в деэтнитизации русского населения, тогда как другие нродности кроме советской самоидентификации, сохраняли и поощряли этническую самоидентификацию.

Нужно усиливать русскую самоидентификацию и этнитизацию, а не россиянскую. В этом основа и будущая мощь объединенного государства.

Аватар пользователя Сердитый
Сердитый(4 года 10 месяцев)(03:34:56 / 30-03-2013)

Такая историческая Россия,которую рисует автор-очень быстро развалится.

Сводить распад СССР только к предательству элиты-безграмотно

 

Комментарий администрации:  
*** Уличен в антисоветской лжи и манипуляциях ***

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...