Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

ИГИЛ и Центральная Азия: Они пугают, а нам не страшно?

Аватар пользователя кислая

Самопровозглашенное «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ, или ISIS по-английски) захватывает все новые и новые территории на Ближнем Востоке.

Несколько недель назад оно подступило к границам Турции, уничтожая на пути всех «иноверцев» - христиан и мусульман другой школы. Волна популярности ИГИЛ выходит уже и за пределы их региона: присягать на верность новому мусульманскому движению начали уже афганские и пакистанские талибы.

Недавно представители ИГИЛ заявили, что их организация ставит одной из своих задач дестабилизировать обстановку и в мусульманских странах Центральной Азии, а также в России. При этом неоднократно появлялись сообщения о том, что уроженцы постсоветского пространства уже вовсю сражаются в рядах боевиков ИГИЛ.

 Мнение экспертов:

Алексей Малашенко, председатель программы «Религия, общество и безопасность» в Московском Центре Карнеги, сопредседатель программы «Межнациональные отношения в России и СНГ», доктор исторических наук, профессор политологии, один из ведущих российских специалистов по проблемам ислама.

- Я не думаю, что ИГИЛ как-то кардинально повлияет на ситуацию в центральноазиатских странах и тем более - в России. Как говорится, «кишка у них для этого тонка». Это движение уже скомпрометировало себя «рубкой голов». Ведь СМИ постоянно передают о казнённых. И представители и власти, и оппозиции в странах Центральной Азии, естественно, дистанцируются от этого движения; их позицию можно выразить мнением, что «у нас не Ближний Восток и такого у нас не будет». Но вот что касается того, чтобы как-то повлиять на внутреннюю ситуацию, спровоцировать какое-то народное выступление или общественно-социальный проект, - это может быть.

Что касается рекрутирования в ряды ИГИЛа мусульман, то думаю, что эта проблема преувеличена. Неизвестно досконально, сколько там сейчас боевиков из ЦА и России. Думаю, что немного. Во всяком случае, «узбекских батальонов» там нет. Известно, что в войне в Сирии участвовали боевики из России – из Махачкалы, Татарстана, но точное количество опять-таки неизвестно. Речь может идти о десятках, но никак не о тысячах.

Россия де-факто уже участвует в борьбе против ИГИЛ. Участвует многомиллиардными поставками противникам движения, на Ближнем Востоке есть российские советники. Но как будет развиваться ситуация дальше, сложно сказать. Это всё верхушка айсберга. Долгоиграющий феномен. Мы - часть исламского мира и, конечно, будем участвовать во всех этих процессах.

Если же говорить о странах Центральной Азии, то я не думаю, что им надо серьёзно опасаться ИГИЛ. Не об этом надо думать и не этого бояться. У них своих внутренних проблем множество, которые надо решать. Это и транзит [власти], и приграничные, и экономические, и политические вопросы.

Ядгор Норбутаев, военный специалист, блогер, международный обозреватель «Ферганы.Ру»

- Прежде всего, следует отметить, что опасно не столько само ISIS как государство и военная сила, сколько та идеология, которую проповедуют его адепты. Данная идеология распространяется наподобие опасного вируса, и человечество ещё не до конца осознало всю степень угрозы, с этим связанной. То есть известны симптомы болезни, её клиника, но как с ней бороться - никто не знает. Пробуют лечить её редкими «припарками» (бомбардировками), похоже, что без особой веры в окончательное выздоровление.

Идеология ИГИЛ (вирус), как и положено любой болезни, прежде всего, поражает «слабые» государства (организмы). Экономически отсталые, бедные, те, где население угнетается собственными правителями и проч. Отметим, что болезни подвержены именно мусульманские страны или страны, имеющие крупные мусульманские анклавы. Японии, к примеру, никакое ИГИЛ угрожать не может. Более защищены и те страны, в которые ограничен въезд гастарбайтеров, переселенцев, беженцев и т.д.

Как и для любой идеологии (инфекции), для принципов ISIS характерно распространение вне зависимости от географического положения объекта покорения (заражения).

Ещё одно характерное свойство: по всему уже видно, что ИГИЛ в ближайшем будущем будет опираться не столько на свои вооружённые силы, сколько на методы ведения войны нетрадиционными способами, так что их одними лишь заслонами на границах не остановишь. В мусульманские страны их эмиссары будут проникать, как не ведающие границ грызуны - переносчики заразы.

Из сказанного следует, что государства ЦА в большей, а отдельные республики РФ в несколько меньшей степени, являются «лакомыми кусками» для последователей идеологии ИГ. Ссылки на то, что данные народы уже давно стали «атеистическими», считаю неправомерными.

Простите за банальность, но идеология ИГ представляется крайне привлекательной для «сил зла» со всего мира. Вспомним, как потянулись к афганским талибам представители узбекской оппозиции и как в Чечню «понаехали» любители повоевать со всего Ближнего Востока. Так что многие обездоленные мужчины из ЦА скоро будут поставлены перед выбором: ехать батрачить в Россию за гроши или же воевать за Великую Идею, причём за хорошие деньги.

Поскольку методы борьбы с ИГ и с его идеологией до сих пор ещё не найдены и не опробованы на практике, то и говорить о какой-то «помощи» преждевременно. Сами же государства ЦА в этом смысле полностью беззащитны и напоминают небольшое стадо мелкого рогатого скота, привязанное на опушке леса, где водится волк. Ещё раз подчеркнём, что победить ИГ традиционными военными способами вряд ли кому удастся, а уж тем более крайне слабым армиям азиатских царьков.

«Ночью в кишлак вошли несколько неизвестно откуда прибывших бородачей, провели с местным населением разъяснительную беседу, а к утру уже все женщины вышли в парандже, куда-то исчезла милиция и т.д.».

Россия к сотрудничеству с США в обозримом будущем не готова, так же как и Америка при её нынешнем президенте вряд ли пойдёт на полномасштабную военную операцию, скорее всего, ограничится фрагментарными бомбовыми ударами. Следует также учитывать негативный опыт прошлых лет: вооружая региональных противников ИГ, можно тем самым взрастить ещё более кровожадных монстров.

Андрей Грозин, политолог, заведующий отделом Средней Азии Института стран СНГ, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук.

- Мы сегодня можем только гадать насчёт серьёзности угроз ИГИЛ. В последнее время появилось множество публикаций по поводу того, что в рядах этого движения растет количество выходцев из Центральной Азии и России. Но надо понимать, что сегодня в центральноазиатском регионе на ИГИЛ можно списать всё, что угодно. Вот, например, недавно в Ташкенте (Узбекистан) были вывешены флаги ИГИЛ. Так на этот счёт существует версия, что это провокация СНБ (Служба национальной безопасности Узбекистана – прим. ред.), так как просто так, без разрешения властей, вывесить там какой-либо флаг очень сложно.

Да, рекруты из стран региона в ИГИЛ есть. Часть из них останется на Ближнем Востоке, но часть и вернётся, и вот эта-то часть сможет дестабилизировать обстановку.

Также появилась информация, что ИГИЛу присягнуло Исламское движение Узбекистана, но информация исходит тоже от СНБ. Возможно, что у спецслужб заинтересованных стран есть свои информаторы в этом движении, но полноценно на занятых ИГИЛ территориях они не работают. Иначе бы ракеты не били «в молоко». Значит возможный разведывательный ресурс уже исчерпан.

Недавно Евгений Сатановский (президент Института Ближнего Востока – прим. ред.) в журнале «Военное обозрение» опубликовал статью, в которой предрекает весеннее наступление ИГИЛ на Туркмению. Это тоже неизвестно, будет так или нет, потому что их планов мы не знаем досконально. Все публикации в СМИ на эту тему можно назвать «гадательной» аналитикой.

Но точно можно сказать, что молодые мусульмане с российских Северного Кавказа и Поволжья, а также из центральноазиатского региона в ИГИЛ, конечно, присутствуют, но только в качестве «пехоты» или командиров нижнего звена.

Угрозы же как таковые, пока, думаю, больше похожи на «потрясание саблями», во всяком случае, в краткосрочной перспективе – у ИГИЛ и без этого забот хватает. Но в среднесрочной перспективе – всё возможно.

Если же говорить о способности стран ЦА самим противостоять угрозе ИГИЛ, то они на это не способны. В России многие говорят, что у Узбекистана самая сильная армия в регионе. Но ведь никто её боеспособность не проверял. Она воевала с несколькими десятками боевиков в 1999-2000 годах, но это не проверка на прочность. То же можно сказать и о таджикских военных, даже несмотря на то, что у них есть опыт гражданской войны. Я считаю, что у этих государств нет ресурсов парирования таких угроз. С мелкими вызовами они могут справиться, а систематические террористические удары, какие мы сегодня наблюдаем на Ближнем Востоке, они вряд ли выдержат.

Таким образом, они могут рассчитывать только на помощь США и РФ. Но США вряд ли предоставят серьёзную помощь. Россия в такой войне тоже не заинтересована. Она получит в таком случае афганскую войну-2, только более серьёзную, с лучше оснащённым противником. Ей это тоже совершенно не нужно. Можно ограничиться ракетно-бомбовыми ударами, но никак не «ограниченным контингентом». Ну и как плата за помощь – необходимая России внешнеполитическая ориентация этих стран и экономические вопросы. Всё как всегда.

Также сложно сказать и о том, насколько будет развиваться в борьбе с ИГИЛ сотрудничество РФ и США. Мы поставляли и поставляем технику Ираку, Сирии, думаю, тот уровень помощи, который уже есть, представляется Москве вполне достаточным.

Какое-то более тесное сотрудничество вряд ли необходимо. Ведь что такое ИГИЛ для США? Во-первых, борьба с ИГИЛ – это американский PR-проект под ближайшие выборы. Во-вторых, попытка остановить исламистов «на дальних подступах» и, в первую очередь, обезопасить своих ближневосточных союзников. В-третьих, это действительно борьба с терроризмом. И, наконец, в-четвёртых, желание сохранить своё влияние в регионе, которое в случае победы ИГИЛ рассыплется в пыль.

Так зачем России помогать США в достижении чисто американских целей? В этой ситуации было бы странно со стороны Владимира Путина предлагать помощь США.

Борис Кагарлицкий, социолог, публицист, политолог.

- Все опасения по поводу ИГИЛ совершенно не беспочвенны, но опасность не является настолько серьёзной, как её некоторые представляют. Российская Федерация к ней готова. Но пик исламского экстремизма в самой России уже прошёл, и он наступает вне её границ. Сейчас более реальным представляется рекрутирование в ряды ИГИЛ молодых мусульман из разных стран, в том числе из ЦА и РФ. Вот это, действительно, происходит. Но дальше этого дело вряд ли пойдёт.

Если говорить о возможности центральноазиатских государств постоять за себя, то и тут всё зависит от масштабов угрозы. ИГИЛ и так воюет, и новые фронты им не нужны. Поэтому и столкновений армий там, скорее всего, не будет. Но могут быть спровоцированы народные выступления. Это напрямую зависит от народного недовольства своими правительствами. Например, в Узбекистане.

С другой стороны Россия, вернее, российские генералы, хотели бы более тесно сотрудничать с США в борьбе с ИГИЛ. И не столько из-за того, что им очень хочется воевать, сколько из-за того, чтобы заработать тем самым снятие с РФ международных санкций.

Гейдар Джемаль, политолог, председатель Исламского комитета России.

- Все угрозы ИГИЛ вполне реальны. Что касается Центральной Азии, то режимы этих стран от возможных проблем со стороны ИГИЛ способны защитить только самих себя, так как настроили против себя свои же народы, на которые ИГИЛ и может опереться.

Если же говорить о России, то в сообщениях о дестабилизации обстановки в этой стране я вижу определённый элемент дезинформации. ИГИЛ не ставит перед собой задачи вступать в конфликт с Москвой, им выгодно то напряжение между РФ и США, которое существует сегодня. Ядро ИГИЛ – это бывшие сотрудники политической разведки Саддама Хусейна, которые проходили подготовку ещё в советском КГБ. Поэтому они прекрасно понимают логику политической игры и не собираются толкать Москву в объятия Вашингтона. А вот Центральная Азия – другое дело. Её они рассматривают как зону своих интересов. Поэтому и рекрутирование молодых мусульман в ИГИЛ, в том числе и из центральноазиатского региона, шло, идёт и будет ещё активнее. Ведь ИГИЛ сегодня является флагом политического ислама.

Разумеется, с такой угрозой Центральная Азия справиться не сможет. И они уже побежали за помощью к России, что было видно на прошедшей недавно Минской встрече глав государств СНГ. У узбекского лидера Ислама Каримова после того, как ИГИЛу присягнуло на верность ИДУ, вообще от страха зашкалило в мозгу. Он готов на всё и на все условия, чтобы остаться у власти. Каримов сегодня один из самых ненавидимых своим народом диктаторов в мире. Более 10 млн. узбеков вынуждены были покинуть свою родину, и все они находятся в оппозиции к Каримову. Ему есть чего бояться. Ведь если ИГИЛ пойдёт в Узбекистан или Таджикистан, то не «широким фронтом». Оно просто взорвёт ситуацию в этих странах изнутри.

Россия же вряд ли будет вмешиваться в войну США с ИГИЛ, так как ей это не выгодно. Тут много факторов, которые указывают на то, что это не её война. Пусть США сами и разбираются с этой проблемой.

Александр Коновалов, политолог, эксперт по вопросам безопасности, президент Института стратегических оценок.

- Все угрозы ИГИЛ более чем серьёзны. Это сегодня основная военная угроза для России. Ни НАТО, ни США, никто другой, только ИГИЛ. Ведь у них цель - создание мирового Халифата на огромном пространстве, куда входили бы и Центральная Азия, и часть российских регионов. Поэтому и рекрутирование бойцов из этих областей идёт постоянно. Для них не существует государственных границ в наборе новых боевиков, кроме того, они не испытывают проблем со средствами. Так, например, они захватили несколько нефтяных скважин в Ираке и очень удачно торгуют этой нефтью. Это самая богатая террористическая организация.

Страны Центральной Азии ни в коем случае не смогут противостоять этим исламистам без опоры на РФ или США. Но США далеко. Да и они ограничиваются ракетными или точечными ударами, не привлекая войска. А без наземных операций, только одними бомбардировками, войны не выигрывают. С другой стороны, Россия для ЦА ближе как территориально, так и ментально, так как много десятилетий они прожили вместе в одной стране СССР. Поэтому РФ обязательно будет помогать, хотя бы для того, чтобы между ней и ИГИЛ остался определённый буфер и чтобы война не перекинулась уже на российскую территорию.

Если же говорить о каких-то совместных действиях США и РФ против ИГИЛ, то тут нет ничего определённого. США сами находятся в этом отношении в жёстких условиях. У РФ менее развиты военные технологии, что бы она могла предложить со своей стороны? Какие-то военные базы? Могла бы. Считаю, что две страны должны более тесно сотрудничать в этом направлении. Но такого сотрудничества я, к сожалению, не предвижу – слишком сильно для этого на данный момент между ними испортились отношения, в первую очередь, из-за Крыма и Украины.

Алишер Ильхамов, историк, социолог, ассоциированный научный сотрудник лондонской Школы восточных и африканских исследований (SOAS).

- Вероятность повторения иракско-сирийского сценария ИГИЛ в Центральной Азии я считаю близкой к нулю. Феномен ИГИЛ во многом связан с перемещением и концентрацией в том или ином регионе мира глобальных сил суннитского джихадизма. Эти силы перемещаются по миру и концентрируются там, где имеется достаточное количество раздражителей, а также возникают благоприятные условия и среда для достижения успеха. В Ираке и Сирии – это в основном борьба с шиитами, которые контролируют центральные органы власти в тех странах, где значительно суннитское население и где сунниты чувствуют себя ущемленными в своих правах. Ни того, ни другого (то есть ни достаточно сильных раздражителей, ни благоприятных условий для оперативных действий) в Центральной Азии на сегодняшний день не имеется. Тот факт, что на верность ИГИЛ присягнули "Талибан" и ИДУ, пока мало что значит с оперативной точки зрения.

В то же время имеется угроза внутренней дестабилизации в странах региона, особенно в Узбекистане и Таджикистане, где подавление инакомыслия и коррупция властей достигли невиданных размеров и, соответственно, ослабла легитимность этих властей в глазах населения. А исламисты всегда были способны воспользоваться недовольством масс и предложить альтернативу существующим автократическим режимам. Это будут, скорее, доморощенные исламисты, чем посланцы ИГИЛ. Хотя нельзя сбрасывать со счетов и наблюдающийся процесс интернационализации джихадистского движения. Этот процесс будет, скорее всего, служить фоном для внутреннего конфликта в странах региона, чем решающим фактором, определяющим ход событий. Поэтому говорить о необходимости прямой военной поддержки со стороны внешних сил не приходится. Такой необходимости просто нет. Достаточно провести внутренние реформы, обеспечить экономический рост и ликвидировать (или хотя бы сократить) ту пропасть, которая образовалась между населением и властями. Это разрядило бы обстановку, тем самым ослабив раздражители для исламистов и джихадистских движений. Всякое внешнее вмешательство только усугубит ситуацию, приведя в движение националистический фактор.

Аркадий Дубнов, журналист, эксперт по Центральной Азии.

- Основные угрозы дестабилизации странам Центральной Азии находятся внутри самих стран, это коррупция, бедность, безработица, плохое управление, непотизм, экология... И если идеологи ИГИЛ смогут предложить или, если хотите, навязать малообразованному мусульманскому населению региона альтернативу исламского счастья в виде всемирного халифата, да еще слепить собирательный образ ужасающего врага в виде кяфира («неверного») Запада, играющего заодно с Россией, то всякое может случиться. Что касается угроз для России, то вижу их в основном в виде отдельных терактов, типа того, что был совершен недавно в Чечне.

Рекрутирование в качестве боевиков ИГ граждан Центральной Азии и России уже давно стало реальностью. Сотни боевиков, этнических выходцев из ЦА и российского Северного Кавказа, воюют в рядах ИГИЛ. И количество их, скорее всего, будет возрастать. В августе этого года через Пакистан в афганскую провинцию Кундуз, граничащую с Таджикистаном, были переброшены, одна за другой, две группы боевиков ИГИЛ, общей численностью около 120 человек, среди которых были арабы и выходцы из Северного Кавказа. Их попытка установить там шариатские порядки встретила ожесточенное сопротивление местных  моджахедов, которые разбили пришлых чужаков, а оставшихся в живых вынудили убраться из Кундуза.

Разумеется, странам ЦА потребуется помощь, главным образом, российская. И власти некоторых из них, если не и говорят об этом вслух, то намекают. К примеру, на последнем саммите СНГ  в Минске президент Туркмении Бердымухамедов заявил, что  потенциал СНГ необходим для поддержания региональной безопасности.  В Ашхабаде уже столкнулись с угрозой на своих границах с Афганистаном, которую сейчас интенсивно укрепляют инженерными сооружениями. Вполне может потребоваться дополнительная помощь и Таджикистану, имеющему самую протяженную границу с Афганистаном. 

США, в отличие от России, вряд ли готовы будут непосредственно вовлечься в помощь ЦА своими дополнительными военными инфраструктурами. Это вызовет резкое противодействие России, - так уж устроен, к сожалению, сегодня мир, - поэтому в столицах ЦА  постараются избежать такого сценария. России ничего не надо требовать от ЦА за свою поддержку, уже само возможное возвращение российского военного присутствия в регион станет платой, которой Москве будет достаточно.

Россия готова применить свои вооруженные силы для борьбы с ИГИЛ только в зоне своих национальных интересов, как она их понимает, - то есть на постсоветском пространстве  или, в крайнем случае, на Балканах, если такие славянские страны, как Сербия, попросят об этом в случае угрозы для них со стороны исламистов. Но это слишком маловероятно, чтобы говорить об этом серьезно. Также маловероятным представляется сегодня, во всяком случае, пока Барак Обама в Белом доме, реальное российско-американское сотрудничество в борьбе с ИГИЛ. Разве что Москва при определенных условиях откажется от своего права вето при принятии решения Совбеза ООН, дающего мандат на военные действия антиИГИЛовской коалиции.

http://www.fergananews.com/articles/8283

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя кислая
кислая(3 года 5 месяцев)(19:50:56 / 19-10-2014)

В продолжение темы:

Борьба США с международным терроризмом имеет явный антироссийский подтекст..

На днях из Брюсселя пришла информация о том, что НАТО отказывается от сотрудничества с Россией на афганском направлении. Более того, альянс исключает возможность вернуться к прежнему уровню партнерства с российской стороной.

Причины очевидны – «заморозка» вызвана глубокими расхождениями по сирийскому и украинскому вопросам. Но в любом случае демарш НАТО стабильности в регионе не способствует. Напротив, это вполне укладывается в представления многих экспертов о том, что Североатлантический альянс целенаправленно замыкает «дугу нестабильности» в южном подбрюшье России.

В США было принято, а на саммите НАТО в Уэльсе поддержано решение о начале новой войны с международным терроризмом в Ираке, Сирии, частично в Пакистане и Афганистане. Главный враг – террористическая группировка «Исламское государство». Кстати, это те самые повстанцы, которые «взращивались» Вашингтоном, получали от него военную помощь, тренировались у американских инструкторов на территории Турции и стран Персидского залива, а окрепнув, отправились в «свободное плавание». Теперь Вашингтон с ними как бы начинает бороться.

«США недооценили религиозную основу так называемых повстанцев. Спецслужбы стран залива, вкладывая в эти группировки гораздо меньше, чем США, смогли очень быстро переориентировать их на другие цели. Да так, что результат поверг в шок даже циничные американские спецслужбы: несколько десятков американцев и европейцев обезглавлено под видеозапись, массовые изнасилования детей и женщин… Деятельность исламистов в странах Большого Среднего Востока, включая Афганистан, стала напрямую угрожать стратегическим интересам США», – сказал в беседе с автором руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин.

Но вот что характерно: когда режим Башара Асада в Дамаске согласился с бомбардировками позиций «халифата» в Сирии, Турция, которая ранее всячески дистанцировалась от антитеррористической операции своих союзников по НАТО, мгновенно оживилась. Анкара, используя действительно сложнейшую ситуацию, сложившуюся вокруг курдских беженцев, просьбы курдов Сирии о помощи и «опасность», которую несут исламисты мавзолею эмира Сулеймана – деда основателя османской империи Османа Первого (а этот маленький эксклав считается турецкой территорией) – моментально приняла решение о возможности прямого ввода своих войск в Сирию. Дамаск, разумеется, категорически против. Потому что всем становится ясно: т.н. «антитеррористическая операция» становится очередной попыткой свержения существующего сирийского режима.

Между тем, дуга нестабильности охватывает все новые регионы. Фрустрации вот-вот перекинутся в Ливан, Иорданию, Афганистан. Боевики «Талибан» в начале сентября заявили о переходе в «ИГ». 26 сентября лидер другой экстремистской организации Исламское движение Узбекистана (ИДУ) Усмон Гозии заявил об объединении с «ИГ». А уже это несет очевидную опасность для Центрально-азиатского региона. Эксперты не исключают, что под прикрытием происходящего, говоря о необходимости противостояния «халифату», американцы попытаются укрепиться на южных рубежах России – в Центральной Азии. То есть использовать фактор борьбы с исламистами так, как это делает ныне Турция – для осуществления своих совершенно конкретных геополитических задач.

Да, пока очевидных признаков, свидетельствующих о подготовке к созданию в регионе баз США, или НАТО нет. Но разговор об этом может пойти уже в ближайшей перспективе. Причем одной из целей станет воспрепятствование развитию Евразийского экономического союза (ЕАЭС). «Сделать это можно лишь в том случае, если будут дестабилизированы Средняя Азия и Казахстан, «взорвутся» границы и начнется перемещение вооруженных групп, потоков и людей. Где-то это будут«доморощенные» боевики, где-то – опытные комбатанты, спонсируемые спецслужбами извне», – считает Александр Собянин.

Эксперт пояснил, почему угроза для Средней Азии и Казахстана видится наиболее актуальной, чем, например, на Кавказе. «На Южном Кавказе Россия за 20 лет выстроила глубоко эшелонированную мощную систему, которая готова к любым масштабным вспышкам в этом регионе, включая возможную карабахскую войну, включая возможную войну Азербайджана и Армении, включая маловероятную реваншистскую попытку Грузии. Кавказ укреплен. Среднеазиатское направление не может быть укреплено априори. И дело не только в огромных рубежах с Казахстаном (сухопутная российско-казахстанская граница имеет протяженность 7,5 тысяч км). Это зона, где проживают народы, объединенные общей мусульманской, советской, русской культурой. Среднеазиатский исламизм тесно взаимосвязан и взаимопроникаем с исламизмом Волги, Урала, Западной Сибири. Именно сюда стремятся вооруженные группы религиозных радикалов. Скорее всего, кроме традиционных экстремистских групп типа Исламского движения Узбекистана, могут быть задействованы и граждане стран Центральной Азии, которые в настоящее время участвуют в сирийском конфликте на стороне антиасадовских сил. Таких насчитывается только по официальным данным более 4 тысяч человек. По возвращении на родину они могут представлять серьезную угрозу местным политическим режимам, силовые структуры которых, за исключением Таджикистана, участия в реальных боевых действиях не принимали. Опыт переброски боевиков с Ближнего Востока в страны СНГ у западных спецслужб уже есть. В ходе гражданской войны на Украине ополченцы Новороссии не раз сообщали, что в боях против них участвуют наемники из Сирии.

В свете всего этого появление в странах Центральной Азии американских баз видится вероятным. Известно, что США приглядываются к Карши-Ханабаду и Термезу в Узбекистане, не сбрасывают со счетов и Казахстан. «Появление американских военных объектов на территории этих республик маловероятно в нынешних условиях, но вполне возможно», – допускает Александр Собянин.

Отметим, что США, потеряв в Киргизии свою авиабазу, начали вести переговоры с властями Узбекистана. Несмотря на то, что формально законы страны запрещают создание на ее территории подобных объектов, военное присутствие США может быть оформлено в виде логистического центра или Центра оперативного реагирования, который со временем фактически станет выполнять функции военной базы. В начале сентября в Ташкенте побывал командующий Центральным командованием вооруженных сил США генерал Ллойд Джей Остин. Он провел серию встреч с узбекскими официальными лицами, а также был принят президентом страны Исламом Каримовым. Информация о проводившихся по инициативе США переговорах по размещению американских военных в Узбекистане просочилась в оппозиционные узбекские СМИ.

Александр Собянин считает, что Среднюю Азию готовят к масштабному взрыву, но это будет не сейчас, а в следующем году. Эксперт убежден, что американцам нужно присутствовать там, где они будут стравливать народы, разжигать войну, им нужно управлять ситуацией на месте. «Пока в России не будет принято решение возвращаться в Среднюю Азию ответственно, а оно пока не принято, нет возможности даже помогать серьезно силовым структурам Узбекистана и Таджикистана в борьбе с исламистскими группировками. Россия может только оружие поставлять, это она делает и так. Это мы делаем и на Украине. Не мы начали эту войну. Но мы готовы помогать. Мы готовы к любым действиям в ходе войны. Понимая, что затевают американцы, мы в тоже время не можем повлиять на этот процесс, на их подготовку к взламыванию Узбекистана и Казахстана. Именно от дестабилизации Узбекистана и Казахстана может рухнуть вся региональная система. Главная цель США – расфокусировать внимание РФ, создав ей новые проблемы вдоль и без того нестабильных и уязвимых военно-стратегическом отношении южных рубежей», – сказал Александр Собянин.

В свою очередь, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований Константин Сыроежкин убежден, что США очевидно переигрывают Россию, а Москва, как представляется, по-прежнему не пытается выработать целостной политики ни в отношении СНГ вообще, ни в отношении Средней Азии – в частности. «Россия действует ситуационно и, к сожалению, не всегда адекватно», – считает эксперт. Что же касается ориентации американцев на Узбекистан, то, по его мнению, это «чисто тактический ход, лишь на период вывода сил коалиции из Афганистана». В дальнейшем США снова вспомнят о правах человека и т.д., убежден политолог. Главная же цель заигрываний Вашингтона с Ташкентом – «оказать влияние на внешнеполитические позиции соседнего Казахстана, особенно в контексте снижения уровня его участия в интеграционных проектах совместно с Россией и Китаем». К тому же американцам, конечно же, хотелось бы видеть более «лояльную» позицию Астаны в отношении, например, сирийского кризиса и проблемы Ирана – заключил казахстанский эксперт.

Виктория Панфилова

http://ru.journal-neo.org/2014/10/19/rus-bor-ba-ssha-s-mezhdunarodny-m-terrorizmom-imeet-yavny-j-antirossijskij-podtekst/


Пы. Сы. В отношении Москвы Сыроежкин - дурак, но США оценивает здраво.

Аватар пользователя vzdorovje
vzdorovje(3 года 3 месяца)(13:38:58 / 06-11-2014)

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...