Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Свобода и государственная регуляция в Интернете: российские реалии

Аватар пользователя ardorman

С каждым новым десятилетием уровень свободы человека, число его возможностей возрастает. Последним значительным прорывом в этом отношении было появление Интернета в начале девяностых годов. Теперь каждый гражданин в большинстве стран мира получил трибуну с которой он мог донести любую информацию не только до своих знакомых, но и до множества посторонних людей. А если знать определенные хитрости и технологии, то число охватываемых пользователей может увеличиваться на несколько порядков. Нет ничего удивительного в том, что Интернет вызвал пристальное внимание как коммерческих структур в лице бизнесменов и маркетологов, так и представителей государственной власти в лице политтехнологов и сотрудников спецслужб.

Деятельность последних весьма схожа с деятельностью маркетинговых отделов крупных корпораций с той только разницей, что бизнес продвигает на рынок товар или услугу, а афилированные спецслужбами представители изменяют представление общества о политических процессах, о власти, о госслужащих, об образе страны, о ценностях и т.д.

Появление глобальной сети в России пришлось на первый этап постсоветского периода, когда конструктивное участие государства в делах страны было минимальным, поэтому нет ничего удивительного, что отставание РФ в налаживании государственного регулирования Интернета оказалось существенным. Многократные инициативы представителей власти, связанные с вводом ограничительных мер, на фоне мирового опыта не выглядят из ряда вон выходящими и являются лишь попыткой привести наше законодательство в соответствие с успешными наработками других стран.

Осознание важности осуществления тщательного информационного контроля российского интернет-пространства пришло к политическое руководству страны совсем недавно - вместе с непрекращающимся ростом аудитории российского сегмента (рис. 1) [1], а также вместе с активизацией со стороны наших геополитических оппонентов деятельности, направленной на смену политического режима в РФ.

Рис. 1. Изменение численность российской интернет аудитории с осени 2004 г. по осень 2012 г.

Кроме того, с наступлением XXI века функционал и возможности многих веб-ресурсов существенно возросли, а в условиях невысокой степени контроля интернета популярность Интернета как площадки для общения стала беспрецедентной за счет широкого распространения социальных сетей. Политтехнологов в этих условиях привлекла возможность создания виртуальных сообществ, способных приобретать реальные очертания за пределами Сети. Вакансий, связанных с наполнением социальных сетей материалами, созданием и расширением виртуальных сообществ, распространением новых идей и информационных вбросов, сбором людей на митинги и т. д. наблюдается на рынке труда все больше и больше. Это свидетельствует о повышении числа задач, которые органы власти решают в Интернете. Перечислим главные из них.

Задача 1. Формирование общественного мнения о политических процессах, персонах, корпорациях, странах и т.д.

Задача 2. Организация сообществ, их перевод из виртуального пространства в реальное.

Задача 3. Воздействие на власть государства-противника и на принимаемые ею решения.

Задача 4. Противодействие и нейтрализация внешних информационных интервенций.

Задача 5. Защита общества, преимущественно, детей, от вредного информационного воздействия: порнографии, пропаганды наркотических веществ, насилия, жестокости, религиозной или расовой ненависти и т.д.

Для решения этих задач, в особенности, двух последних, российскому государству приходится принимать активное участие в информационных войнах, разрабатывать и совершенствовать систему регулирования Интернета. Рассмотрим проблему противодействия и нейтрализации внешних информационных интервенций.

Противодействие внешним угрозам в Интернете

Интернет появился в России в начале девяностых годов, но долгое время руководство страны не проявляло к нему никакого интереса. Во-первых, потому, что число пользователей было сравнительно мало. Во-вторых, Интернет не нес никаких угроз процессу самовоспроизводства властных элит. Однако ситуация кардинальным образом изменилась в середине двухтысячных годов, когда по постсоветскому пространству пронеслась череда цветных революций. Львиная доля актива протестных митингов в крупных городах стран СНГ собиралась посредством интернет-ресурсов социальной направленности, таких, как Facebook.com, Twitter.com и др. Перед российским государством встала задача активного участия в информационных войнах на просторах глобальной паутины.

Если взять пример большинства стран, не входящих в Западный альянс, то главный сценарий информационных войн, как правило, сводится к следующему. Западные спецслужбы заинтересованные в "расшатывании" политической ситуации в стране-оппоненте, прилагают усилия по давлению на власть, по ее дискредитации, дезориентации и разделению на противоборствующие лагеря. В этом деле они объединяются в союз с действующими оппозиционными силами. Власть со своей стороны также участвует в информационной войне, стремясь всеми силами и средствами снижать оппозиционный накал в обществе и противодействовать формированию негативного мнения населения обо всем государственном аппарате. Отталкиваясь от реальных ошибок и диверсионных действий власти, западные спецслужбы через СМИ и интернет-порталы организуют информационные вбросы, подключают множество как программных роботов, так и наемников к активному добавлению оппозиционных нот в дискуссию в соцсетях, организуют протестные акции и митинги. Россия является одним из ярчайших примеров страны, где можно наблюдать эти процессы. Зачем правительства наших геополитических конкурентов затрачивают огромные средства на поддержание такой деятельности и такого информационного фона?

Неотъемлемым элементом осуществления ненасильственных революций по технологии Джина Шарпа является затруднение функционирования участвующих в госуправлении институтов и структур. Ставится задача убедить людей, в них работающих, отказаться выполнять свои служебные обязанности, в результате чего режим не сможет функционировать и рухнет. Иными словами, основой успеха стратегии Шарпа является организация тотального саботажа, который он делит на политический, экономический и социальный[2].

Но как за очень короткий период склонить к активной форме протеста необходимую для победы оппозиции критическую массу людей, ранее либо аполитичных, либо лояльных к власти? Разумеется, с помощью мощных современных методов психологического воздействия. Эпицентром применения этих методов является Интернет, а первичным объектом воздействия - энергичная молодежь, проводящая львиную долю своего свободного времени, общаясь в социальных сетях. Работа по дискредитации политического режима начинается заблаговременно, задолго до формирования критической массы протеста, поэтому политтехнологи из стана врага терпеливо ждут, когда государственная власть совершит серьезную ошибку или социально-экономические показатели опустятся ниже достаточного для сохранения политической стабильности уровня.

Подавляющее большинство пользователей интернета даже не догадываются о том, что находятся под натиском профессиональной манипуляции. Однако, как показал период конца 2011 - начала 2012 годов, российские власти заранее готовили арсенал методов по нейтрализации технологий Шарпа в России. В частности, в интернет-пространстве была подготовлена когорта «контрреволюционных бойцов», способных сражаться с революционерами на их традиционном поле силы - в психологической войне.

Наиболее яркими примерами действующих на момент подготовки доклада интернет-движений, ориентированных на ведение информационных битв, являются "Интернет-смерш" (интернетсмерш.рф), "Интернет-ополчение" (ipolk.ru) и "Кибердружина" (social.ligainternet.ru). Эти объединения специализируются, прежде всего, на распространении огромного числа идейно выверенных пользовательских комментариев во "вражеских" социальных группах, форумах, блогах, аналитических порталах и т.д.

В России действия данных "отрядов" де-факто, если не заблокировали, то существенно  ограничили распространение революционных идей. Например, благодаря их усилиям в российских социальных сетях было заблокировано несколько десятков групп экстремистской или сепаратистской направленности.

Завоевать ум обывателя несложно, если актор, его атакующий, единственен. Но если представлена и другая точка зрения, это становится намного тяжелее. Даже если человек не выберет ни одной из точек зрения, он бесполезен с точки зрения метода Шарпа. Выборы президента 2012 года показали, что многие из применяемых государственной властью методы противодействия технологиям цветных революций, оказались эффективными.

Одной из успешных мер борьбы с оппозиционерами, финансируемыми из-за рубежа является закон «О некоммерческих организациях» от 13 июля 2012 года [3]. Он обязывает все организации, получающие иностранные гранты и занимающиеся политической деятельностью, регистрироваться в качестве иностранных агентов. При этом словосочетание "иностранный агент" должно быть отражено как в печатном издании НКО, так и на ее интернет-ресурсе. Учитывая общее негативное отношение населения к факту получения зарубежного финансирования, одного попадания организации в список иностранных агентов порой бывает достаточно, чтобы нанесенный ей репутационный урон поставил крест на ее дальнейшей работе.

Но, пожалуй, самым наглядным примером успешных действий в информационной войне со стороны отечественных спецслужб является дискредитация видных оппозиционеров посредством размещения в Интернете и на телевидении компрометирующих материалов: открытая и скрытая видеосъемка, аудиозаписи телефонных разговоров, взломанные ящики электронной почты, документы с печатью американского посольства, отчеты о проделанной работе  и т.д. В открытом доступе оказались: секретные переговоры о схемах организации митингов между Геннадием Гудковым и Михаилом Рыжковым, телефонные разговоры Бориса Немцова со многими "коллегами по цеху", электронная переписка Алексея навального, видеозапись встречи Льва Пономарева с японскими агентами и, наконец, нашумевший сюжет телекомпании "НТВ" о визите российских оппозиционеров в посольство США в Москве.

Параллельно с организацией "кибервойск" для противодействия угрозе цветных революций в России и публичного разоблачения своих политических оппонентов, властями был организован комплекс мер по удалению из российского интернета содержимого, способного нанести вред психике детей и молодежи или государственной целостности страны. В частности, было принято несколько законов, цензурирующих информацию в интернет-секторе Российской Федерации.

Одним из наиболее значимых законов по ограничению распространения вредной информации является закон «О внесении изменений в Федеральный закон „Об информации, информационных технологиях и о защите информации”» от 28 декабря 2013 года [4], позволяющий Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по предписанию Генпрокуратуры РФ производить немедленную блокировку без решения суда сайтов, распространяющих призывы к массовым беспорядкам и с другой экстремистской информацией. Так, под цензуру Роскомнадзора уже успели попасть ресурсы kasparov.ru, grani.ru, ej.ruи navalny.livejournal.com.

Также Правительство РФ субсидирует деятельность некоммерческих организаций, занимающихся как пропагандой традиционных ценностей, национальной культуры, любви к отечеству, так и социально полезной деятельностью. Иногда создаются интернет-ресурсы, нацеленные на поднятие популярности государственной или военной службы, конкретных госорганов (полициябережет.рф), российской внешней политики (rt.com, cont.ws), отдельных законов (zakonoproekt2012.ru) и т.д. Эффективность таких мер пока не слишком велика, так как подобные веб-ресурсы легко теряются на фоне огромного множества сайтов, пропагандирующих западные или неолиберальные ценности.

Окончание материала

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...