Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

29 сентября 1986 года открыт астероид, получивший имя «Остап Бендер».

Этот день в истории:

«Графа Монте-Кристо из меня не вышло. Придется переквалифицироваться в управдомы» - Остап Бендер в финале «Золотого теленка» избит, ограблен, унижен.

29 сентября 1986 г. астроном Крымской обсерватории Людмила Карачкина утешила Великого комбинатора. В темных безднах Вселенной она открыла новый астероид, получивший имя «Остап Бендер». Правильно. Домом управлять - не по вашему калибру, Остап Ибрагимович. Берите планету! Конечно, не Рио-де-Жанейро: и маленькая (около 15 км в диаметре), и находится далековато (где-то между Марсом и Юпитером), но все-таки... Свой астероид не у каждого есть.

Во Вселенную русской литературы Остап Бендер вошел, как известно, в половине двенадцатого дня со стороны деревни Чмаровки, двигаясь в город Старгород. Никто его там не ждал - ни в Старгороде, ни в литературе. Но и там, и там Бендер оказался кстати. В Старгороде он встретился с Ипполитом Матвеевичем, и жизнь обрела смысл: началась охота за сокровищами мадам Петуховой. А в русской литературе, по сути, отсутствовал жанр «плутовского романа», без которого неполна литература мировая. Место обаятельного жулика было вакантно.

Не  так ли шел проселками в Гражданскую войну из Питера в теплую Одессу неунывающий Осип Шор, с которого писался Остап? Он потом служил в одесском угрозыске, а брат был поэтом и входил в одну литературную тусовку с Ильей Ильфом. Шоровские байки о незабываемом путешествии узнаются в «Двенадцати стульях»: как с голодухи, ради куска хлеба, никогда не державший в руках карандаша Осип нанимался художником... как не умея играть в шахматы, выдавал себя за гроссмейстера... как подженился в пути к толстушке-лавочнице (мадам Грицацуева)...

Александру Ильиничну Ильф, дочь И. Ильфа, я спросил о прототипах других героев. Оказывается, в «Двенадцати стульях» они были у многих. Киса внешне писался с двоюродного дяди Петрова, бывшего помещика Ганько: престарелого барина в золотом пенсне и с пышными усами авторы решили отправить в авантюрное путешествие. Эллочка-людоедка - одна из родственниц тогдашней жены Валентина Катаева. Никифор Ляпис-Трубецкой - поэт Осип Сиркис-Колычев. Изнуренков - Михаил Глушков, писатель-юморист, сотрудник «Гудка» и «Крокодила» (привычка острить его и сгубила: в 1937-м на собрании обличали врагов народа, кто-то из ораторов сослался на брата, служившего на Лубянке; «Знаем мы вашего брата!» - машинально обронил Глушков - и угодил в ссылку на 20 лет).

- Только не надо слово «прототип» понимать буквально! - подчеркивает Александра Ильинична. Поясняет: тот же Шор «травил» обычные черноморские байки, юмор был незамысловат и солен. В изящные, мастерски написанные эпизоды их превратили Ильф и Петров. И прочие герои конечно же не списаны тик в тик: у этого бралась черточка характера, у того - бытовая подробность. Но действительно у романа был утраченный сегодня «второй слой»: люди из окружения Ильфа и Петрова узнавали друг друга в его персонажах. А вот в «Золотом теленке» прямых прототипов нет (разве что напутствие «плюшевого пророка» - это ехидная лекция Михаила Кольцова коллегам перед поездкой на Турксиб). «Теленок» жестче, и герои его - не персонажи, а типажи.

Как подобает маленькой, но планете, «Остап Бендер» втягивает в свою орбиту попутную пыль и мусор. Существует с десяток продолжений «Стульев» и «Теленка». Александре Ильиничне они не нравятся: космических размеров бездарность!

http://argumenti.ru/history/n23/32568

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...