Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Что такое СССР? (часть 2)

Аватар пользователя udo

Что такое СССР? (часть 2)

Андрей Фурсов, историк, социолог, публицист, об СССР, его построении, развитии и различных взглядах на этот исторический период. Ведущий — Андрей Фефелов, заместитель главного редактора газеты «Завтра». Часть 2.

Андрей Фефелов: Итак, мы продолжаем разговор. Тема «СССР: 90 лет со дня основания». И мы закончили нашу предыдущую беседу на том, что Стали поломал планы глобалистов и эта большая система под названием «Россия» переломила эту глобалистскую экспансию. Собственно здесь стал выстраиваться свой мир, своя «Красная империя», уникальная по своим параметрам.

Андрей Фурсов: Да, она стала выстраиваться с конца 20-х годов. Был ликвидирован НЭП. Умные люди, кстати, почувствовали, что НЭП будет ликвидирован довольно рано. Например, писатель Олеша в одном из своих романов очень хорошо прочувствовал эту ситуацию, что НЭП будет завершаться. НЭП был ликвидирован, собственно он был ликвидирован так, как и обещал Ленин. Ленин ведь в свое время сказал, что мы еще вернемся к террору, в том числе и террору экономическому, и что НЭП – это не компания на одну хлебозаготовку, а это компания на несколько лет. Так оно и вышло.

Андрей Фефелов: Замечательно Сталин сказал, он процитировал Ленина и сказал: «Великий Ленин сказал: “НЭП – это всерьез и надолго”, но ведь не навсегда же».

Андрей Фурсов: Не навсегда. Ленин имел в виду именно 7-9 лет. Поэтому, когда наши «перестройщики» начали говорить, что у Ленина был «ленинский план построения социализма» – это был абсолютный бред. У Ленина вообще были другие планы, и для него проблема НЭПа не была проблемой построения социализма – это был тактический ход, потому что дальше отступать было некуда. Если говорить о бухаринском плане превращения России в сырьевой придаток, поэтому у нас так Бухарина и полюбили в конце 80-х годов, потому что тем, кто собирался превращать Россию в сырьевой придаток, им бухаринские планы очень нравились.

Ликвидирован НЭП, в 30-е годы начинает отстраиваться «Красная империя». И смотрите, как были разрешены те противоречия, о которых мы говорили в предыдущей передаче. Главная проблема: как в современном капиталистическом мире может существовать такая власть, которая полностью освободилась от собственности? Потому что капиталистический мир основан на частной собственности и капитале, который является самовозрастающей стоимостью. Она может существовать как антисистемный капитализм или системный антикапитализм, то есть капитализм со знаком минус.

Поразительная вещь: русская власть, очищенная от собственности, использовала капиталистические механизмы, чтобы реализовать себя как антисистемный капитализм. С другой стороны левый якобинский проект смог реализоваться только на русской почве, где уже была готова для этого власть способная очиститься от собственности, но эту русскую власть подготовили 400 лет русской истории. Вот эта диалектика взаимодействия русской истории и истории Запада породила советский коммунизм. Коммунизм – это порождение не только русской истории. У коммунизма два «отца» или можно говорить там две «матери», как угодно, – это западный капитализм и русское самодержавие. Но возник он на отрицании и того, и другого – это двойное отрицание. Поэтому об коммунизм, как теоретическую проблему истории, обломали зубы столько маститых теоретиков, потому что здесь теория нужна более высокого уровня.

Следующее противоречие – номенклатура, господствующая группа без собственности. Господствующая группа, чье потребление носит иерархически-ранжированный характер. Ты секретарь райкома – ты можешь себе позволить то-то, то-то, то-то. Только если ты передвинешься наверх – ты можешь позволить себе чуть-чуть больше. И очень-очень жесткий контроль над потреблением элиты.

Наконец последнее противоречие между великодержавным статусом и сырьевой специализацией: Советский Союз к 37-му году добился с помощью Рокфеллеров… да, они профинансировали нам за бакинскую и грозненскую нефть наши пятилетки. А куда им было деваться, если директор Центробанка Британской Империи Монтегю Норман закрыл от внешнего мира (прежде всего, от Америки) Британскую Империю, 25% мирового рынка. Естественно, они не от хорошей жизни профинансировали наши пятилетки и тем самым, кстати, усилили свою позицию по отношению к Ротшильдам.

К 37-му году Советский Союз достиг ситуации автаркии по основным военно-промышленным показателям по отношению к капиталистическому миру. Без этого невозможно было бы выиграть Великую Отечественную войну. Мощный ВПК, подконтрольная центру элита и, собственно, все так называемые репрессии 30-х годов их нужно рассматривать под углом установления контроля, прежде всего над элитой. Да, в тюрьмы шла не только элита, но есть поговорка: «Когда паны дерутся - у хлопов…»

Андрей Фефелов: «Трещат чубы».

Андрей Фурсов: Да. Вот жизнь так устроена. Было бы странно, если было бы по-другому.

Андрей Фефелов: Надо сказать, что именно дети этой элиты они, собственно говоря, и создали вот этот миф о самом страшном 37-м годе.

Андрей Фурсов: Да, да, да. Это Антонов, Овсеенко, Пятницкий, это понятно, потому что их родителей взяли и «задвинули». Только нужно помнить, что их родители были, как правило, были левые глобалисты, которые обвиняли Сталина в отходе от идеалов мировой революции. Но Сталину не нужна была мировая революция, ему нужна была Красная империя, он играл в другие игры. С точки зрения так сказать политических идеалов тех людей, которых он отправлял на Цугундер, так сказать, понятно, но нужны ли были эти люди России? Все эти коминтерновцы, которые приехали из других стран, им на Россию было наплевать, им нужна была мировая революция. Я понимаю, что это светлый идеал, но пусть этот светлый идеал реализуется где-нибудь за пределами России и не за русский счет.

Андрей Фефелов: Но, тем не менее, Советский Союз прошел ряд таких трансформаций, в том числе и после смерти Сталина.

Андрей Фурсов: Безусловно. Вот смотрите. В 30-е годы Советский Союз благодаря этой системе, которая сняла противоречия самодержавия, и за счет этой мощной энергии отрицания и капитализма, и самодержавия, Советский Союз в 30-е годы отстроил ВПК, в первой половине 40-х годов сломал хребет Гитлеру, и за 10 лет восстановился и превратился в сверхдержаву с атомным оружием. Середина 50-х годов, как говориться в сказке о «Мальчише-Кибальчише»: «Все хорошо, да что-то не хорошо».

Советский Союз встал в середине 50-х годов в качестве сверхдержавы и именно в середине 50-х годов начал тикать тот механизм, который привел Советский Союз к разрушению. Разрушение Советского Союза не было необходимым, но оно, безусловно, было закономерным. Здесь не место подробно говорить о базовых противоречиях советского общества. Я когда-то описал их в своей работе, еще в 91-м году опубликовал работу «Кратократия: социальная природа советского общества», где речь шла именно об этих противоречиях. Здесь мы не будем подробно о них говорить, просто зафиксируем, что было несколько базовых противоречий советского общества, как у любого общества.

Любое общество движимо противоречиями, и эти противоречия на рубеже 60-70-х годов обострились, то есть Советский Союз вошел в зону структурного кризиса. Но здесь мы опять должны обратить внимание на, то, что происходило в капиталистической системе. В прошлой передаче мы с вами говорили об интересах «мировой верхушки», этого наднационального субъекта, – он никуда не делся. Он получил по зубам, но он не готов был проигрывать.

Во второй половине 40-х годов, сразу в послевоенный период, в мировой капиталистической системе оформилась новая хищная молодая фракция капиталистического класса – корпоратократия. И если государственно-монополистический капитализм был готов сосуществовать с Советским Союзом, с системным антикапитализмом, то корпоратократия в силу своей глобальности не готова была сосуществовать. Объективно началась ее экспансия. А навстречу этой экспансии пошло стремление советской номенклатуры интегрироваться в мировую систему.

56-й год официально провозглашенная доктрина о возможности мирного сосуществования государств с различной социально-экономической системой, 56-й год. Хотя первым об этом сказал в 53-м году на Пленуме 10-го марта 53-го года Маленков. Его раскритиковал Хрущев, а через три года он это воспроизвел. Вот это стремление интегрироваться в мировую систему помноженное на нашу торговлю нефтью по бросовым ценам, так сказать по политическим причинам, оно привело к тому, что у нас на рубеже 60-70-х годов сформировался советский сегмент корпоратократии – это часть номенклатуры, часть КГБ и наш теневой капитал.

Когда мы говорим, что Советский Союз разрушило предательство Горбачева и «пятой колонны», с эмоциональной точки зрения – это верно, но мы должны этот вопрос решать с точки зрения политэкономики капитализма. Политэкономия капитализма говорит нам, что Советский Союз разрушил союз советских и западных корпоратократов. Эти люди уже в середине 70-х годов четко знали, что они будут делать. Они отбирали лидеров, у нас здесь. Недавно мне попалась изданная фондом Яковлева – это Александр Николаевич «прораб перестройки». Фонд Яковлева издает много таких коричневых томов. И есть коричневый том, который называется «Избранные интервью Александра Николаевича Яковлева». Там человек просто откровенно говорит, что он всегда ненавидел эту систему и дата названа: фактически середина 70-х годов, как начало подготовки демонтажа строя. Когда начали отбирать этих «людишек», когда был создан Международный институт прикладных системных исследований в Вене.

И что сделали эти люди? Они структурные противоречия, структурный кризис советской системы, превратили в системный. Дело в том, что когда у системы структурный кризис, то есть два варианта выхода из этого кризиса: возникновение другой структуры этой же системы и слом системы. Конечно, структурный кризис – это очень такое опасное время для любой системы. Что сделали горбачевцы? Они открыли страну по сути дела, то есть они открыли систему. Как известно из теории систем – любая система, чем больше она открывается вовне, тем больше она становится уязвимой и в ней возникают хаотические колебательные явления. Вот эти хаотические колебательные явления были использованы теми, кто решил рушить Советский Союз.

Я не думаю, что вся номенклатура, весь КГБ, весь теневой капитал, который функционально вошли в состав корпоратократии, они все хотели разрушить Советский Союз. Кто-то хотел просто поменять местами, например, спецслужбы и КПСС. Но 89-м году произошло, то, что называется «оперативным перехватом управления». Те люди, которые думали, что они сыграют свою игру, они оказались, как Иван Грозный сказал бы: «В дерьме», и всё проиграли.

Я думаю, что именно тогда эти люди стали вывозить капитал. Именно тогда стало уходить из страны «золото партии». Именно тогда начала функционировать система, которая иногда в художественной литературе называют «Система союз». Это, то, что стало уходить, но нас это в данном контексте не интересует. Важно то, что мировая корпоратократия и ее советский сегмент, который нашел вот таких людей как Горбачев, Яковлев, потом их поменял на Ельцина, они структурный кризис превратили в системный.

В этом плане один из уроков СССР заключается в том… кстати, он похож на урок самодержавной России. Самодержавная Россия экономически шла вверх, Советский Союз тоже экономически шел не вниз. Тэтчер в 91-м году в речи в Хьюстоне признала это. Она сказала, что главная угроза Советского Союза в 80-е годы – не военная, у них был военный ответ; главная угроза была экономическая. Потому что Запад в 80-е годы переживал очень острый момент и крушение Советского Союза, и ограбление России потом, и вообще всего постсоветского лагеря, этот кризис отсрочила.

Но вот сейчас судьба стучится в дверь капитализма. СССР нет уже 20 лет. Мировой кризис, кто-то говорит о второй волне, я согласен с теми экономистами как Хазин, Кабеков, Делягин, что нет никакой второй волны – первая не заканчивалась, просто идет латентный кризис. И вот этот кризис – это то, что отсрочило крушение Советского Союза в 91-м году. Но, как правило, отсроченные кризисы бывают значительно сильнее чем то, что могло бы произойти тогда. Для нас кризис должен стать шансом. Кризис – это время реванша, но для реванша – я повторяю это постоянно – нужны воля и разум. Воля, чтобы врезать, как следует, и разум, чтобы знать, куда врезать.

Андрей Фефелов: Спасибо большое, Андрей Ильич.

Андрей Фурсов: Спасибо.

Источник

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Уэф
Уэф(4 года 9 месяцев)(23:39:29 / 19-03-2013)

<<< Но Сталину не нужна была мировая революция, ему нужна была Красная империя, он играл в другие игры. С точки зрения так сказать политических идеалов тех людей, которых он отправлял на Цугундер, так сказать, понятно, но нужны ли были эти люди России? Все эти коминтерновцы, которые приехали из других стран, им на Россию было наплевать, им нужна была мировая революция. Я понимаю, что это светлый идеал, но пусть этот светлый идеал реализуется где-нибудь за пределами России и не за русский счет. >>>



И пусть Казахская, Туркменская, Украинская или Новгородская, Иркутская, Севастопольская  революция, реализуется "не за счет" Московскообластной империи?

Нужны ли были эти люди России? Если речь идет о "Союзе", то при чем тут "Россия"?

Не является ли "Сталин", образом, несоизмеримо более широким, чем "Россия" или "империя"?


Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...