Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

О долларе на Украине

Аватар пользователя GreenWood

Можно, конечно же, упрекнуть меня в излишнем внимании к теме доллара. Тем более что «информационный повод» каждый раз меняется: то бакс по четырнадцать гривен, то по пятнадцать. И продолжает расти. Гривна, соответственно, падать. Офисное быдло, выросшее в период независимости, снисходительно называет людей, которые бегут менять гривны, «аленями» и думает, что оно (быдло) самое умное.

Зачем, дескать, паниковать? Это все игры с курсом. Одни наживутся, другие пролетят. Потом все устаканится. Они просто не понимают специфики падения курса, которая намертво впечаталась в генетическом коде тех, кто пережил девяностые и развал СССР. Вы, наверное, помните, как все было. Не имеет смысла пересказывать. Банковская система, представленная одним учреждением – Сбербанк СССР, преподнесла всем вкладчикам чудесный подарок под названием «обесцененные вклады населения». В один момент все (!), кто откладывал себе на спокойную старость, потеряли все свои сбережения. И не было практически никакой возможности спастись. Тысячи рублей на счете, которые представлялись колоссальной суммой, в одно мгновение превратились в кучу «монеток». Думаете, народ забыл об этом? Нет, конечно. Двадцать лет длилась эпопея с «возвращением» и «индексацией» вкладов. Под выборы об этой теме регулярно вспоминали. «Юлина тысяча», потом «Витина тысяча». За этими деньгами, весьма скромными даже по меркам сытых двухтысячных годов, давились в очередях и умирали. А почему? Потому что психологически важно было получить хоть что-то. Такой себе привет из прошлого.

Именно в девяностые зародилось совершенно особое отношение людей к американской валюте. В одно мгновение она стала символом стабильности, уверенности в завтрашнем дне, гарантией будущего для детей. И все это началось именно с падения сначала рубля, а потом купона-карбованца. С фуфлонами вообще была песня: они обесценивались прямо на глазах.


Сначала самой крупной была тысячная купюра. Потом десятитысячная, стотысячная и, наконец, миллионная. Я четко помню курс: 100 долларов – 16 000 000 купоно-карбованцев. Над всем этим царил бакс. Попытки открыть валютные магазины и валютные же рестораны проваливались по одной простой причине: народ рассматривал доллар как средство накопления. Накопление не от хорошей жизни, а просто чтобы выжить. Все цены на базарах на товары были в у.е. Так проще, потому что курс каждый день менялся. Банковские учреждения, предлагавшие сумасшедший процент за вклады, а также всевозможные трастовые фонды рассматривались большинством как лохотроны. Да, много людей от безысходности поиграли во всякие там «МММ» и «хопры». Благо, помогла реклама, которая тогда еще была новинкой. Люди по привычке верили телевизору и газетам. Но опять-таки победил доллар. Все искали возможность заработать любым путем и отложить пару сотен баксов. Многие откладывали по пятерке-десятке. Это современные столичные офисные хомячки, выросшие на пластиковых карточках и потребительских кредитах, как-то не задумываются о том, что такое падение доллара. А мое поколение ощутило все на своей шкуре. Все понимали: курс падает – растет бензин. Растет бензин – повышаются цены на все. Плюс ко всему тотальный дефицит всего, поскольку рынок только становился. Причем в самых примитивных формах.

Да, за десять лет относительной стабильности пиетет перед долларом несколько ослаб. Раньше поменять или купить сотку в обменнике было целым событием, сопровождавшимся нервным напряжением. Ну, чтобы не кинули, не напали по дороге, чтобы сразу купить то, что надо. Целая, мля, история. Все это, я глубоко уверен, закрепилось на уровне подсознания. Те, кто пережил войну, никогда этого не забудут, хотя и не любят рассказывать о пережитом. Я имею в виду ветеранов Великой Отечественной, которых у нас уже официально считают подонками. Помню, один «мастер», которому заказали памятник на могилу тестя-ветерана, отказался делать георгиевскую ленточку. «Знаете, – сказало это чмо, – сейчас лучше этого не делать, как бы чего не вышло».

А теперь, внимание, самое важно, для чего, собственно говоря, я и ударился в эти воспоминания. Неконтролируемое (кто-то в этом сомневается) падение гривны стало спусковым механизмом мощных процессов в коллективном бессознательном.

Даже гражданская война воспринималась зомбированными потребителями с меньшей степенью трагизма, чем девальвация гривны. Оно и понятно: телевидение каждый день рисует радостно-тревожную картинку. Очередной украинский флаг вывесили, потерь нет, весь мир следит за борьбой «форпоста европейской цивилизации». Да, гробы приходят, но их стараются не показывать, а мозг медиа-зомби устроен таким образом, что просто не воспринимает негативную или шокирующую его национальное самосознание информацию.

И тут бакс по пятнадцать. Чуть больше чем за полгода гривна обесценилась вдвое. Сначала существо радуется, поскольку думает, шо сдаст подороже и купит побольше. Потом начинает сдавать из заначки и понимает: не хватает!!! Далее срабатывает «генная память»: девяностые, челноки, тотальный дефицит, работы нет, зарплата в СКВ высший символ карьеры. Что начинается? Начинается тотальная паника. И никакими постановлениями НБУ или Кабмина ее не остановить. Это уже работают инстинкты, приобретенные в прошлом веке. Соль и крупы пока не скупают в ошеломляющих количествах, однако тенденция есть.

В Киеве возле обменников тусуются по десять-пятнадцать человек. Ждут, когда кто-нибудь придет сдавать валюту. Официальный курс обмена «13.90» (покупка). Готовы покупать по 15.

Традиционные пункты черного обмена работают с повышенной нагрузкой. Даже там доллары надо заранее заказывать. На самом деле никто в сытой столице не голодает. Маркеты забиты продуктами. Однако посмотрите, как быстро просыпается коллективное бессознательное, пребывавшее в спячке больше десяти лет. Как быстро люди начинают вспоминать пачки бумажек, которые им с боем давало доброе, абсолютно независимое государство. Даже вышеупомянутое офисное быдло почувствовало, что происходит нечто странное и пугающее. Однако пока рефлексирует насчет дороговизны тряпок и шестого, мля, «айфона» плюс. Некоторые делятся со мной своими страхами: «Прикидываешь, шестерка в «Цитрусе» выставлена уже по 17 рублей (семнадцать тысяч), причем самая минимальная, с 16-ю гигами. Я звонил, обещали, что через неделю двадцать стоить будет, что делать, прямо не знаю». Всем советую продавать свою почку, компенсировать девальвацию национальной денежной единицы. Самое смешное, что некоторые верят – скоро им поднимут зарплаты. На вопрос – схренали? – обижаются. Искренне. Говорят о том, что могут спокойно поехать в Европу и срубить там бабла. Или же пойти в другое место. Усиленно советую сходить им в это другое место и посмотреть, что из этого выйдет. Ну не понимают, далпоепы, что начинается тотальная безработица. Что востребованы только две профессии – будущий ветеран АТО и ремонтник разбитой бронетехники.

Александр Зубченко

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Весельчак Ю

Еще профессия скакуна востребована. За нее печеньки дают.

Аватар пользователя Красный_трактор

Не знаю не знаю, как где и как кто, но моих родственников, которые просто не могут забыть абсолютную жопу девяностых, зомбирование крепко держит. Тем более есть оправдание всему и вся - Путин виноват! А ведь выживали тогда - в самом прямом смысле слова - с помощью российских родственников, так как ни денег ни самых препаратов для химиотерапии у них не было...

Аватар пользователя mentat
mentat(5 лет 11 месяцев)(08:44:09 / 25-09-2014)

Про безработицу, как мне кажется говорить преждевременно. Вакансий много

А вот зарплаты просели - очевидно.

Аватар пользователя kot-obormot
kot-obormot(4 года 4 месяца)(09:22:17 / 25-09-2014)

Наличие вакансий ничего не значит. Зряплата определяет. Если зарплата ниже прожиточного минимума - то это не работа, а добровольное рабство. 

Аватар пользователя Federal
Federal(5 лет 10 месяцев)(13:56:22 / 25-09-2014)

Укры!

Хватит на заводе околачиваться!

Проституция за евро приятнее, 

И гораздо выше оплачивается.

 

Аватар пользователя Здешний
Здешний(3 года 5 месяцев)(14:10:18 / 25-09-2014)

Киев, как средоточие лишь потребляющего ресурсы офисного гуана, а не реального производства, сначала превратится в бомжатник, а потом обезлюдеет.

Безработное и ничего реально не умеющее гуано схлынет на сельские поля, к подножному корму. Интересно, как их там встретят владеющие этими полями селяне?     

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...