Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Интервью С.В.Лаврова агентству ИТАР-ТАСС 10 сентября 2014 года

Аватар пользователя кислая

Выдержка


Вопрос: Можете перечислить самых матерых оппонентов по ту сторону переговорного стола?

С.В.Лавров: Все. Но у каждого своя профессия. Некоторые весьма профессионально "отрабатывают номер", чтобы все заблокировать, уйти от поиска компромисса и ответа на прямой вопрос. Такие люди решают иные задачи. И у них почти всегда отсутствует самостоятельная внешняя политика. Есть лишь строгие указания одного или другого "обкома", которые необходимо выполнить. Эта линия отрабатывается неукоснительно.

Конечно, от партнеров ждешь последовательности действий, единых стандартов. Ведь и США, и Евросоюз постоянно требуют, чтобы внутри стран сохранялись принципы демократии и верховенства права.

Но на международном уровне никто из них об этих базовых ценностях не говорит. Закон для наших западных партнеров, что дышло… И это понятно. Демократическое устройство мира не вписывается в политику нынешнего Запада, стремящегося любой ценой сохранить свои столетиями удерживаемые позиции. Делать это становится все труднее. Словом, международная система находится в движении, основы зашатались, их раскачивают весьма и весьма активно…

Вопрос: С нашей помощью?

С.В.Лавров: Наоборот. Россия последовательно выступает за укрепление международного права. Мы предлагали уважать достигнутые договоренности и создавать новые инструменты, позволяющие реагировать на современные вызовы.

Скажем, наше предложение кодифицировать принцип неделимости безопасности в Европе, сделав его юридически обязывающим (пока ведь это лишь политическая декларация), было направлено, в том числе, на предотвращение кризисов, подобных украинскому. Нас не стали слушать, заявив, что дополнительный договор ни к чему.

Мол, политически все и так заявили, что безопасность на континенте неделима, а в международно-правовом аспекте есть НАТО, Североатлантический альянс обеспечивает защиту всем, кто в него входит. Но он не гарантирует безопасность тем, кто туда не входит!

Видимо, задумка состояла в том, чтобы под этим предлогом затянуть в НАТО страны постсоветского пространства и передвинуть разделительные линии к нашим границам. Но идея провалилась.

Вопрос: Разве?

С.В.Лавров: Жизнь подтвердила: эта логика порочна и ведет в тупик. Пример Украины продемонстрировал все в полной красе.

Чтобы не только члены НАТО или ОДКБ, но и нейтральные страны, не входящие в какую-либо военно-политическую структуру (а Украина, напомню, провозгласила внеблоковый статус, как, к примеру, и Молдавия), тоже чувствовали себя комфортно и в безопасности, надо было начинать диалог. Глядишь, не дошло бы до перетягивания каната, когда Украину из Брюсселя вынуждали выбирать - с Западом она или с Россией.

Вам известен генезис кризиса: нас не слушали, заставили Киев согласиться на договоренности с Евросоюзом, которые готовились втайне и, как потом выяснилось, подрывали обязательства Украины по зоне свободной торговли СНГ. Потом, когда Виктор Янукович взял паузу для дополнительного изучения ситуации, организовали Майдан. Ну, а далее ─ горящие покрышки, первые жертвы, эскалация конфликта…

...

Вопрос: В Донецке с Луганском тоже прошли референдумы. Думаю, участвовавшие в них верили в скорое появление в Донбассе все тех же людей цвета хаки, что и в Крыму, а вместо этого на головы мирным жителям посыпались бомбы…

С.В.Лавров: Считаю, Крым – особый, уникальный случай со всех точек зрения. Исторически, геополитически, патриотически, если хотите.

В Донбассе иная ситуация, там нет единства. Кто-то выступает за Новороссию, другие хотят остаться частью Украины, но с бóльшими правами.

Мы, кстати, признали результаты референдумов и высказались за то, чтобы их итоги реализовывались через диалог между Донецком, Луганском и властью в Киеве. Увы, этого не происходит.

Заматывают и дело снайперов на Майдане, расследование погромов в Одессе и Мариуполе, выяснение обстоятельств гибели малайзийского "Боинга". Такое замалчивание наводит на мысль: значит, есть, что скрывать. Это звенья одной цепи.

Постоянная ложь и недоговороспособность откровенно удручают. Чувствую, некоторым нашим западным партнерам некомфортно, но они выбрали такую линию – потакать амбициям "партии войны" в Киеве.

Европейцы все больше понимают, что участвуют в реализации геополитического проекта США. Вопреки коренным интересам Старого Света. Надеюсь, с подписанием 5 сентября в Минске протокола о перемирии ситуация изменится, договоренности представителей президента Порошенко с руководством ДНР и ЛНР будут выполняться без попыток спровоцировать их срыв.

Вопрос: Верите в этот шанс?

С.В.Лавров: Конечно. Надо, чтобы его в полной мере использовали. После многомесячного отказа начать диалог с юго-востоком, наконец, разум вроде бы пробивает себе дорогу. Понятно, что трудно было рассчитывать на стопроцентное перемирие с первых часов, требовалось время, пока дойдут сигналы до всех, кто противостоял друг другу с оружием в руках.

Важно, чтобы отдельные инциденты не стали масштабными и не привели к новым боевым действиям. Мы поддерживаем предложение руководителей ДНР и ЛНР о срочном развертывании наблюдателей ОБСЕ в тех районах, где стороны конфликта соприкасаются. Этот пункт включен в минские договоренности от 5 сентября, и сейчас он приобретает ключевое значение.

Вопрос: Но на Украине давно говорят не о борьбе с сепаратистами, а о войне с Россией. Как с этим быть?

С.В.Лавров: В Киеве так интерпретируют события, поскольку этого хотят США. В головы обывателей вбиваются простенькие лозунги, никто толком не пробует анализировать ситуацию. Лепятся ярлыки: ватники, сепаратисты. Мол, в Донбассе была бы тишь да благодать, если бы не Россия, которая должна вывести регулярные войска и забрать вооружение… Какое, откуда?

Вопрос: Но люди с российскими паспортами и огнестрельным оружием в руках там присутствуют.

С.В.Лавров: И со шведскими, польскими, литовскими… Даже чернокожие товарищи есть. С чудным американским акцентом. Не буду утверждать, инструкторы они или солдаты-наемники. Горячие точки всегда притягивают добровольцев, искателей приключений, да и разного рода авантюристов. Но мы же сейчас говорим не о них. В Донбассе идет полномасштабная гражданская война. С интересом прочел в украинской прессе интервью генерала Рубана, который прямо заявил: в Донецке и Луганске киевские власти воюют с собственным народом.

Вопрос: Владимир Рубан – переговорщик, он обменивает пленных.

С.В.Лавров: О том и речь! Человек знает ситуацию изнутри, занимается конкретным делом, спасает людей и видит цель – прекращение войны.

Официальный же Киев упорно не желал понять, что договариваться придется не с нами, а с согражданами, живущими, в том числе, на юго-востоке. До недавнего времени в качестве альтернативы предлагался исключительно мирный план Порошенко.

Мы его приветствовали, поскольку он призывал к перемирию и в этом смысле имел тогда позитивную роль. Но, во-первых, перемирие объявили на короткий срок, во-вторых, выдвигалось условие: кто не спрятался, я не виноват.

Либо за эти дни ополченцы складывают оружие, а киевская власть, возможно, амнистирует кого-то из них, если сочтет, что на счету сдавшихся нет серьезных преступлений против режима, либо всех уничтожит. Вот и весь план. А потом, мол, будем думать, как восстанавливать Донбасс. Лишь сейчас, после мирной инициативы Владимира Путина, удалось выйти на переговорный трек в Минске.

Президент России предложил обеим сторонам прекратить наступательные операции в Донбассе, отвести вооруженные подразделения силовых структур Украины на расстояние, исключающее возможность обстрела населенных пунктов, организовать обмен пленными по формуле "всех на всех", открыть гуманитарные коридоры, отправить ремонтные бригады для восстановления инфраструктуры, организовать международный мониторинг соблюдения режима прекращения огня…

...

Вопрос: А что вы ответите тем, кто считает, будто влияние украинского фактора на мировую политику преувеличено? Мол, на Ближнем Востоке – исламистский террор, в Африке – лихорадка Эбола, в секторе Газа – своя лихорадка нон-стоп…

С.В.Лавров: Для нас украинская тема, конечно, важнейшая, для остальных же вопрос несколько гипертрофирован по той причине, что США рассматривают Украину как арену геополитической схватки едва ли не за будущее мира.

Сумеет ли Запад во главе с Америкой сохранить доминирующее положение или придется договариваться с новыми центрами влияния? Я спрашивал у Джона Керри, у европейских министров, почему практически в любом конфликте Запад выступал за немедленное прекращение огня ради достижения национального согласия – в Судане, Йемене, Афганистане, Палестине, а в случае с Украиной этого не происходило? Значит, с талибами и "Исламским джихадом" вести переговоры можно, а с теми, кого окрестили сепаратистами из ДНР и ЛНР, нет?

Почему жителям Юго-Востока Украины отказывали в праве быть услышанными? Это за гранью добра и зла! Как и то, что первый гуманитарный конвой из России две недели не мог попасть в Луганск, где давно уже были перебои с водой, светом и элементарными продуктами питания. Киев всячески тянул время, не давая возможности оказать помощь тем, кто в ней остро нуждался, видимо, понимая, что иначе будет трудно и впредь изображать нашу страну агрессором.

Мы еще в мае обращались в украинский МИД с предложением о гуманитарной помощи юго-востоку. Тогда нам отказали. Повторно вопрос обсуждался в июле, и принципиальное согласие было получено. Потом долго и нудно согласовывались детали, Киев предлагал один маршрут, изменял на другой. Не переговоры, а бесконечный пинг-понг.

Перетягивание каната длилось более двух недель, пока наше терпение не лопнуло, и 22 августа конвой после официального уведомления украинской стороны и представителей международного Красного Креста зашел на территорию Луганской области. Ждать далее было нельзя, происходившее выглядело откровенным издевательством.

Тут же с разных сторон полилась ложь о вероломстве России. Впечатление, будто нас сознательно провоцировали на конфликт.

...

Вопрос: Проблема в том, чтобы соблюдать баланс и не доводить ситуацию до абсурда, ведь так?

С.В.Лавров: Правильно, но и самому не хочется выглядеть идиотом. Среди тех, против кого ввели санкции, есть Россельхозбанк, кредитующий наших сельхозпроизводителей. Значит, у отечественных фермеров будут сложности с финансированием, и их продукция станет менее конкурентоспособна по сравнению с импортом из Евросоюза, который субсидируется, сами знаете, какими миллиардами. Нам подобные дотации и не снились! Второй момент.

С.В.Лавров: ....

Страны, которые ввели санкции, а это в большинстве своем – члены НАТО, все чаще утверждают, что теперь Россия им не партнер, а противник. И нам надо понять, как к таким заявлениям относиться. Насколько оправданно, что продовольственная безопасность государства, снабжение населения продуктами питания – пусть и на 20-30% – зависит от тех, кто считает нас неприятелями? Россия не может стать заложником чужих планов по наращиванию санкционного давления. Вдруг Евросоюз и США решат еще поднажать на нас и даже согласятся выделить на субсидии своим фермерам много дополнительных миллиардов долларов или евро? Мы же не знаем их тайных планов.

Вопрос: Но пока ведь они такого не сделали. Мы сами запретили импорт.

С.В.Лавров: Еще раз говорю: есть масса стран, мечтающих заменить на нашем рынке европейцев и американцев. В Аргентине и Бразилии, например, мясо великолепное.

Вопрос: А цены?

С.В.Лавров: Нет, цены будут абсолютно приемлемыми. Южноамериканцы хотят получить квоту на нашем рынке. Это делается в рамках возможностей, предоставляемых ВТО.

...

Вопрос: Невхождение России в альянсы можно рассматривать как выигрышную позицию?

С.В.Лавров: Понимаете, классические союзы эпохи "холодной войны" себя исчерпали. Про метания НАТО в поисках смысла существования я уже говорил. У нас есть ОДКБ, свой военно-политический альянс. Но в нем нет палочной дисциплины. Иногда слышим, мол, посмотрите, как дружно голосуют в ООН члены НАТО: США скомандовали, и все подняли руки (правда, все знают, что перед тем многих жестко обрабатывали). А представители стран ОДКБ могут поддержать инициативу России или воздержаться, а то и вовсе пропустить заседание, как было, когда на Генассамблее ООН обсуждалась резолюция после крымских событий.

Мой ответ всегда прост: да, мы рассчитываем, что наши союзники будут следовать договоренностям глав государств ОДКБ о единой внешнеполитической линии, но также понимаем, что сегодняшний мир многогранен, поэтому не стремимся запрещать кому-либо иметь нюансы в подходах к решению той или иной проблемы и уж точно никому не выкручиваем руки, никого не шантажируем.

Вопрос: Казахстан с Белоруссией – наши партнеры по Таможенному союзу – не поддержали продовольственное эмбарго России…

С.В.Лавров: Их право. Да, Минск и Астана не присоединились к ответным санкциям, но подчеркнули, что не дадут использовать свою территорию для нарушения норм, введенных Россией. В этом и отличие новых альянсов от старых. Современные союзы должны быть гибкими. К слову, на ОДКБ наши стратегические партнерства не заканчиваются. Надо назвать БРИКС, куда входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка, Шанхайскую организацию сотрудничества. В обоих случаях помимо взаимных экономических интересов речь идет о странах, являющихся единомышленниками по принципиальным вопросам мироустройства.

Вопрос: А что означает наша готовность в одностороннем порядке выходить из международных договоров?

С.В.Лавров: Есть стандартная процедура: как правило, за полгода надо официально уведомить других участников договора и депозитариев о своем желании. И все. Цивилизованный подход. Договоры бывают разными, и отношение к ним меняется. Надо хорошо просчитывать, что последует за твоим шагом. Когда в начале 70-х годов Америка и СССР заключили договор по ПРО, все понимали – это реальный вклад в сдерживание гонки вооружений. Если ты отказываешься от тотальной защиты своей территории, меньше искушения напасть на противника. И оппонент поступает аналогично.

При Джордже Буше-младшем США решили выйти из договора, и я помню, как Владимир Путин поинтересовался у американского коллеги, надо ли подрывать этот элемент устойчивости. Буш ответил, что ПРО направлена не против России, а для сдерживания Ирана, поэтому, мол, принимайте любые меры для обеспечения своей безопасности.

Но еще Бисмарк говорил, что в военном искусстве важны не намерения, а потенциалы. Или возьмите договор об ограничении обычных вооружений в Европе. Он подписывался в момент, когда НАТО противостояли СССР и другие страны Варшавского договора.

После распада социалистического блока документ переделали, адаптировав к новым реалиям. Россия его ратифицировала, а на Западе сказали, что подпишут только после вывода наших миротворцев из Приднестровья. Почему, с какой стати? Никакого упоминания об этом в договоре нет. В итоге документ потерял всякий смысл из-за отказа НАТО к нему присоединиться.

Полностью здесь:

http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/896378B46E9F894644257D50002515D4


Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Старичок
Старичок(4 года 3 месяца)(17:54:15 / 11-09-2014)

"...Демократическое устройство мира не вписывается в политику нынешнего Запада, стремящегося любой ценой сохранить свои столетиями удерживаемые позиции..." - СТОЛЕТИЯМИ. Оговорка?

Аватар пользователя Quiz
Quiz(5 лет 4 месяца)(18:16:52 / 11-09-2014)

колониализм, таки именно, что столетиями

Аватар пользователя sevik68
sevik68(5 лет 6 месяцев)(22:35:31 / 11-09-2014)

http://antifashist.com/item/glas-naroda-ya-belarus-smotryu-na-vas-i-plyuyu-vam-v-lico.html#ixzz3D11sCvAs

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...