Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Африканские уроки.

Аватар пользователя Rashad_rus

Африка, недавно столь далекая, просто другой мир, за последние 20 лет приблизилась к нам на угрожающая расстояние. Господство либералов в нашей экономике, политике и информационном пространстве делает Россию всё более похожей на Черный континент.


(на фото: житель округа Вала бельгийской колонии Конго смотрит на отрубленную руку и ногу своей пятилетней дочери - экзекуция была проведена наемниками фирмы Anglo-Belgian India Rubber Company)

 Под сладкие разговоры «сделаем, как в цивилизованном мире» мы лихо обзавелись типичными африканскими чертами, среди которых вывод доходов национальной экономики в офшоры и «валютные резервы», приватизация государственного аппарата бизнес-кланами, огромное имущественное расслоение, финансовая, информационная и культурная зависимость от Запада, прогрессирующая этнизация – рост силы и влияния этнократий. Те, кто когда-то подленько называл Советский Союз "Нигерией со снегом" и "Верхней Вольтой с ракетами", усердно проводят курс, который можно назвать африканизацией. А меж тем историю Африки, которая могла послужить нам уроком, особенно новейшую, мы знаем плохо.

В 1960 году резидент ЦРУ США в Конго Ларри Девлин получил 5 тыс. долл. наличными - этой суммы хватило для уничтожения молодой многообещающей демократии (если под демократией понимать власть, действующую на благо своего народа, причем не за счет ограбления других народов) в самой большой и богатой полезными ископаемыми стране Черной Африки - Конго. Как вскоре выяснилось, это было поворотной точкой для всего континента, который вскоре после получения формальной независимости покатился в пучину коррупции, путчей, массовых убийств и разграбления природных ресурсов западными корпорациями.

В начале 1960 в Конго закончилось 80-летнее бельгийское господство. В противоположность распространяемым нынче либеральным сказочкам о благотворной силе Запада – оно было не только грабительским, но и очень жестоким. В первые 30 лет бельгийской власти население Конго, тогда самой населенной области Черной Африки, сократилось вдвое, с 20 млн. до 10 млн. чел. - страна была по сути превращена в огромный концлагерь, где бельгийские колониальные власти и западные финансово-промышленные группы максимизировали свою прибыль за счет принудительного труда и свирепых наказаний местного населения. И если когда-то в Англии «овцы съели людей», то в Конго, перефразируя, людей съел бизнес по производству каучука. (За плохое исполнение заданий колониальные или корпоративные власти отрубали руки-ноги даже у малолетних детей провинившихся негров.) Ко времени ухода бельгийских властей население Конго составляло только 13 млн. чел.

Молодой харизматичный премьер-министр независимого Конго по имени Патрис Эмери Лумумба безусловно был сторонником больших государственных проектов – например, в области образования, ведь среди конголезцев практически не было образованных квалифицированных людей (всего 17 человек с дипломами, ни одного врача). Он хотел, чтобы залежи меди, алмазов, кобальта, урана, золота поработали на благосостояние его страны, однако никаким противником США Лумумба не являлся. В то время в Африке многие считали, что американцы отличаются от старых колониальных господ: англичан, французов, бельгийцев, португальцев. Однако у американцев были совсем другие планы на Конго и другие африканские страны, чем у лидеров национально-освободительных движений. Разделяй (по горизонтали и вертикали) и властвуй: через политику этнизации выделяй верхушку той или иной страны, подкупай ее, позволяй ей открывать счета на Западе, принуждай ее распродавать за бесценок полезные ископаемые, лишая собственное государство источников индустриального развития, противодействуй росту влияния СССР, который нес в Африку совсем другую систему отношений.

Как же 5 тысяч баксов хватило для того, чтобы покончить с народовластием и независимостью Конго? Эту сумму Девлин передал близкому сотруднику Лумумбы – Жозефу-Дезире Мобуту, недавнему штабсфельдфебелю колониальных вооруженных сил Force Publique (в бельгийской колонии природные конголезцы не могли подняться выше унтер-офицера), а ныне главе генштаба республики Конго. С помощью этих денег Мобуту купил согласие своих офицеров на путч. Лумумба был свергнут и выдан сепаратистским властям провинции Катанга (богатой золотом, алмазами, ураном - катангский атом уже поработал в Хиросиме), которая при помощи бельгийцев отложились от центрального правительства. Лумумба был доставлен в столицу Катанги бельгийским самолетом, подвергнут истязаниям и убит бельгийским офицером. Расчлененное тело конголезского лидера было брошено в яму с известью...

Конго стало антисоциалистическим бастионом, где у власти стояли западная марионетка и клептократическая верхушка, ее минеральные ресурсы выкачивались на Запад, принося все меньше благ народу Конго. С Конго началась неоколонизация черной Африки, цепочка военных переворотов - числом 18 - утвердила власть жестоких прозападных клик. Социалистический лагерь фактически потерял Черную Африку уже к середине 60-х. Африка к югу от Сахары стала пространством почти неограниченного грабежа, тотальной коррупции, беспредельного насилия; регулярными были вспышки геноцида, когда один этнос с упорством достойным лучшего применения уничтожал другой. Те немногие страны, которые пытались изменить модель развития, немедленно становились объектом западной атаки на всех уровнях и на всех направлениях. Достаточно сказать, что Ангола и Мозамбик, где после ухода португальцев утвердились социалистические режимы, подвергались агрессии и террористическим атакам с территории соседних стран (мобутовского Конго, ЮАР, оккупированной ЮАР Намибии) около четверти века, потеряли в ходе боевых действий полтора миллиона человек и понесли убытки на 45 млрд долл. Экономическая и военная помощь СССР странам Черной Африки не была эффективной и пробивала бреши в советском бюджете. США могли израсходовать в африканской стране сумму равную стоимости пяти цветных телевизоров, а далее получать от нее многомиллиардные прибыли, ведь американцы создавали и эксплуатировали и неравенство, давая возможность местной верхушке наживаться на несчастьях и нищете остального населения. СССР же пытался принести благополучие всему народу "дружественной африканской страны", строя заводы, школы, больницы, дороги. В отличие от западных стран Советский Союз исповедовал философию равенства и бескорыстной помощи народам, освободившимся от колониальной зависимости.

Поощрение этнизации и трайбализма являлась мощным инструментом в западной политике "разделяй, властвуй и грабь". Она активно проводилась еще колониальными властями в Африке, в том числе и бельгийскими. Этнизация проводилась, к примеру, выделением в отдельный этнос носителей тех или иных местных диалектов, возникших на основе языка банту или же социально-имущественных слоев - так в этнос тутси попадали все, кто имел более 10 голов скота . Что и фиксировалось в идентификационных документах туземцев, обязательных для ношения и предъявления. Этнизация во многих регионах пришла на смену протонациям, которые уже сформировались в некоторых африканских доколониальных государствах. И оные вовсе не были ареной беспрерывной резни и канибализма, как любят представлять либералы. Например, королевство Баконго, занимавшее значительную часть современной территории Демократической Республики Конго, на рубеже 15/16 вв. установило дипломатические отношения с Португалией, затем и с Ватиканом, король-маниконго принял христианство, посетил Европу с визитом, писал письма португальскому королю, упрекая его за то, что тот не противодействует трансатлантической работорговле, конголезский принц стал епископом, рукоположенным в сан папой римским. А королевство Руанда являлось государством со сложной социальной структурой, прекрасно возделанными полями и металлобработкой, которая превосходила по качеству европейскую вплоть до индустриальной эпохи. Но именно в постколониальной Руанде состоится самый страшный геноцид после Второй мировой войны. Вооруженные и обученные французами военные формирования этноса хуту, включая саму руандийскую армию, резали тутси, мстя за действия повстанческого движения тутси RPF, за которым стояли американцы. Парижские ревнители "прав человека" вмешались только тогда, когда тутси-повстанцы одолели регулярные и иррегулярные формирования хуту. Тогда "Иностранный легион" провели операцию Turquoise (20-ая к тому времени военная интервенция Франции в Африке, начиная с 1962) и создал зону спасения вовсе не для тутси, а для хуту - устроителей и исполнителей геноцида.

Руандийская резня перешла в цепочку войн в соседнем Конго – причем "экспорт кровопролития" произошел весьма быстро. Сотни тысяч хуту и тутси были завезены бельгийскими властями в соседнее Конго еще в колониальное время - для работы на шахтах и плантациях в изрядно обезлюдевшей стране. Тутси из RPF, отвоевав Руанду, двинулись в Конго, как будто мстить укрывшимся там хуту-экстремистам, а заодно свергли режим Мобуту, поставив там у власти нового человека - Кабилу. Лоран Кабила, как и лидер тутси-повстанцев Поль Кагаме работали с конца 1980-х на ЦРУ (Кагаме также прошел обучение в американской армии в Форт Ливенсворт и штабном колледже в Канзасе). В Конго исчезла последняя видимость порядка и начались конголезские войны - официально две, а на самом деле одна бесконечная война, длящаяся до сих пор. Зато одним из первых деяний Кабилы было заключение соглашения с American Mineral Fields (штаб-квартира в Арканзас, среди ведущих акцонеров чета Клинтонов) на разработку ресурсов Катанги. Жертвами руандийско-конголезской мясорубки (почти незамеченной "мировым сообществом") и связанной с ней эпидемиями и голодом стало до 7 миллионов человек. А главным выгодополучателем - западный капитал.

Сегодня в Конго практически нет государства, несмотря на наличие там демократии по западным канонам - многопартийного правительства и парламента. Вместо государства - лишь набор чиновничьих кланов, представляющих партии и воооруженные формирования того или иного этноса. Вместо экономики - теневое хозяйство. Чиновничьи кланы передают в концессию западному капиталу месторождения полезных ископаемых - за символические суммы или вообще бесплатно, концессии освобождаются от налогов, неподконтрольны государственным учетным органам и охраняются частными армиями.   Другой вариант теневой экономики - первобытные копи и шурфы, где старатели и копатели руками и кирками добывают руду, к примеру колтановую, содержащую ценнейшие минералы, без которых невозможно создать ни один электронный прибор. Получая за свою работу доллар-два в день (а дети и того меньше), старатели и копатели сбывают породу вооруженному формированию, контролирующему данный регион, и связанным с ним торговцам. Далее через цепочку посредников и через территорию сопредельных стран, ценные минералы попадают в руки фирм-масок с южноафриканской, ганской или зимбабвийской пропиской, однако с акционерами, сидящими в Лондоне, Нью-Йорке и Женеве, и со стратегическим управлением в Вашингтоне. Вот тут они и начинают приносить настоящие деньги и обеспечивать ВПК США стратегическими материалами. А конголезское государство получает от добычи полезных ископаемых не более 30-50 млн долл в год.

Всего несколько примеров "честного" бизнеса, который ведут западные фирмы в Конго:

Государственное золотодобывающее предприятие Okimo располагало в округе Итури одним из крупнейших месторождений золота в мире, так называемой "концессией 40". Когда диктатор Мобуту был свернут и пришел к власти демократ Кабила, это золотое месторождение было передано ганской по приписке (а по капиталу британской) фирме Ashanti Gold, которая в 2003 перешла в собственность южноафриканской (а по капиталу британской) AngloGold и стала называться AngloGold Ashanti. Созданное в 1998 и утвержденное в 2000 совместное предприятие под именем AngloGold Kilo (AGK) теоретически должно платить конголезскому государству налоги, однако официально СП не добывает ничего, оно-де берет лишь пробы золота, которые может экспортировать без налогообложения. Местное население, изгнанное частной корпоративной армией с приисков, не без оснований подозревает, что AGK вывозит до 100 кг золота в неделю через границу в Уганде. Однако дальнейшее выяснение обстоятельств может закончится пулей в голове.

Государственное алмазодобывающее предприятие MIBA в 2003 заключила договор с израильской фирмой Emaxon, которая получила исключительное право на 88% добываемых алмазов, а в 2005 создало два СП c южноафриканской Де Бирс и израильской DGI, передав им 16 тыс кв.км. в провинции Казай. Экспорт алмазов государством и поступления от этого в казну перешли в свободное падение.

Государственное предприятие Gecamines, добывающее медь, кобальт и редкие металлы в Катанге, получив в качестве топ-менеджеров бельгийского предпринимателя Дж. Форреста и зимбабвийских бизнесменов Б. Раутенбаха и Дж. Бреденкампа, заключило ряд соглашений о создании совместных предприятий, упомянем только Copper and Cobalt Project (DCP) с израильской Nikanor и Kamoto Copper Company (КСС) c канадской Kinross. Собственно вся эта активность по созданию СП означала лишь то, что Gecamines раздала лучшие куски конголезского медного и кобальтового пирога за откаты для нескольких чиновников, которые в то же время являлись лидерами партий и банд-формирований.

Так израильская фирма вложила в совместное предприятие DCP только 3 млн долл, но государственная Gecamines должна была получать в следующие 4 года лишь 2% процента чистой выручки, а затем всего 1.5%!

За KCC фирма Kinross не заплатила вообще ничего, а участие государственной Gecamines в чистой выручке было столь же низким, как и в СП с израильтянами.

Оба СП были к тому же освобождены от налогов или каких-либо отчислений в бюджет Конго.

По состоянию на 2006 было у а Gecamines 163 таких договора, хотя при том компания была уже оттягощена 2 миллиардным долгом.

Результат: 79% населения Конго не имеют достаточного питания, 84% достаточной одежды, 82% не имеют доступа к медицинскому обслуживанию (сотни тысяч людей погибают в год от малярии, сонной болезни, туберкулеза), 76% к школьному образованию для детей.

Часть 2 Британцы начинают и заканчивают концлагерями.

Британская, да и вообще западная публицистика, не очень вспоминает о первом масштабном примененении концентрационных лагерей в людской истории. (Концлагеря – места массового заключения мирного населения [нонкомбатантов] по этническому или социальному признаку.) Это произошло во время англо-бурской войны 1899-1902 гг. К началу 1901 года в концлагеря было согнано английской армией более 200 тысяч буров, преимущественно женщин и детей. А мужчин-буров, как правило, отправляли из Южной Африки в концлагеря в отдаленных британских колониях,  в т.ч. Индии и на Цейлоне. Попутно взрывались или сжигались бурские жилища, скот буров угонялся или уничтожался.  Смертность в лагерях была крайне высокой - до трети заключенных,  погибло подавляющее большинство содержащихся там детей. (Так весной 1901 в Йоханнесбургском лагере умерло 70% заточенных там детей в возрасте до 8 лет.) В общем, это факт известный и выкорчевыванию не поддающийся. Гораздо менее известно, что британцы и на закате своего прямого колониального правления в Африке опять-таки широко употребляли концлагеря. Собственно, английские концлагеря в Кении и французские в Алжире в 1950-х  были последними в концлагерной истории.

Особенностью Кении, вошедшей в состав британских колониальных владений в Африке, в 1890 г., было наличие на Центральном нагорье плодородных земель с хорошим увлажнением и  относительно нежарким субэкваториальным климатом. Эти обширный регион был пригоден для создания крупных капиталистических фермерских хозяйств. (А второй особенностью являлось то, что англичане и немцы, поделившие восточную Африку с помощью карандаша и линейки, разделили многие этносы  линией границы. Так половина масаев оказалась в английской Кении, а другая половина в немецкой Танганьике. В то же время враждебные и никогда не жившие под одной властью этносы, как масаи и кикуйю, вдруг оказались в одном государстве. Когда-то на побережье Кении была развитая арабско-суахилийская культура с богатыми торговыми городами, относившиеся к цивилизации Индийского океана, но она была разрушена еще португальцами в 16 в.)

Британские колониальные  власти выделили в центральной и западной частях страны так называемое Белое Нагорье – около 4 млн га земли – под создание анклава для мигрантов из Западной Европы. В Кению приезжали белые господа,  а туземное население, по примеру США, депортировалось в резерваты. В 1905 был создан первый резерват – для масаев, в 1912 определены границы других резерватов. Английские власти не пожалели для аборигенов самых засушливых и пустынных местностей, там где большая часть земли непригодна ни для земледелия ни для скотоводства, если учесть, что африканцы не обладали никакими современными сельскохозяйственными техниками. Отправляли туземцев и в  районы, зараженные мухой цеце. Так 1/5 земли в резервате масаев оказалась занята пустыней, 4/5 сухой степью, а в средней части роилась муха цеце. В резервате этноса камба только 1/6 часть земли была пригодной для жизни.  К тому же и земля, выделенная резерватам, считались собственностью британской короны, с которой коренных могли в любой момент попереть под предлогом «удовлетворения общественных нужд».

Поскольку у нас достаточное количество людей стало потихоньку разделять либеральную расистскую идеологию, и только радуется за белых господ, прищучивших черных или краснокожих, то добавлю, что в еще больших масштабах англичане практиковали такую систему в белой Ирландии. Коренных отравляли в «ад или Коннаут» (бесплодный регион на западе острова), а их земли передавали английским лендлордам и фермерам из числа отставных вояк.  К концу 17 в. 85% всей удобной земли, принадлежавшей ирландцам, было конфисковано и передано крупными участками во владение колонистам-протестантам из Англии и Шотландии…

В 1939 году на Белом Нагорье запрещено было селиться африканцам и выходцам из Индии  уже законодательно.  Африканцы могли находится в этом регионе лишь в том случае, если их нанимали батраками на фермы, а также в случае принудительного направления для работы на плантации западных фирм. Историческая ирония в том, что Англия, вступающая в этом году в войну с фашистским и расистским Третьим Рейхом, сама только усиливает фашизоидную и расистскую политику в своих колониях.

Этнос со смешным названием Кикуйю (кстати, крупнейший, пятая часть всего кенийского населения), изначально населявший район между горными хребтами Абердэр и Ньери, горами Кения, Тика и Найроби, был выселен в резерват около озера Найваша, который окружала колючая проволока и вышки охраны, вооруженной пулеметами. Лишь небольшая часть резервата была пригодна для традиционного земледелия. Там  кикуйю получили крохотные наделы. Естественно английские власти совершенно не собирались предоставлять им хоть какую-то техническую и финансовую помошь для освоения засушливых неудобных земель. Более того, поселенным в резервате запрещалось выращивать наиболее выгодные экспортные культуры – такие как чай, кофе и пиретрум, это было оставлено для английских ферм и фирм (так 2/3 всего сбора кофе приходилось на плантации «Далджетти энд компани»). Кикуйю можно было возделывать лишь маис и маниоку. В случае нехватки рабсилы на плантациях по производству сизаля, кофе, пиретрума,  коренных отправляли туда при помощи трудовой мобилизации.
Толчком к восстанию кикуйю (1952-1956), известному как «восстание Мау Мау», стало введение в октябре 1952 г. чрезвычайного положения и разгром дотоле легальной организации Кенийский африканский союз, возникший во время 2МВ, представлявшей большинство населения и действовавшей мирными, можно сказать, гандистскими методами – за возвращение части земель африканцам и гражданское равенство с колонизаторами.

Вооружение повстанцев составляли копья и луки, изредка охотничьи ружья. Это видно и по соотношению потерь.  По официальным данным уже к 1955 было уничтожено 10399 «террористов Мау Мау». По оценкам независимых исследователей было убито более 20 000 кикуйю. [2].
От рук же кикуйю погибло 30 солдат и полицейских, белых гражданских лиц – 26.

Думаю, что «террористы Мау Мау» мало чем отличались от тех «бандитов», которых в огромном количестве убивали гитлеровцы во время антипартизанских акций в белорусских деревнях.

Можно сказать, что подавление восстания было откровенной бойней. В истории британской армии много таких "славных" сражений:  с тяжелой артиллерией против китайских джонок, с картечницами Гатлинга против зулусов с ассегаями, с пулеметами против копий суданских махдистов.

До 200 тысяч кикуйю были помещено как «пособники террористов» в концлагеря, которые были расположены от Индийского океана до озера Виктория, где подвергались пыткам и истязаниям.

А в это время британские и прочие западные пропагандисты, округляя глазки и поднимая бровки от праведного удовольствия, вещали со всех трибун о том, как страшно жить восточноевропейцам за «железным занавесом».

Источники:
(1) Peter Scholl-Latour. Afrikanische Totenklage. Der Ausverkauf  des Schwarzen Kontinents. C.Bertelsmann 2001 с. 154,
(2) Caplan Gerald. Verschwörung gegen Africa.The Betrayal of Africa bei Groundwood Boks Ltd 2008. Gerstenberg Verlag Hildesheim 2008. c.34,
(3) Дроговоз И. Англо-бурская война 1899-1902 ггМн.,2004,
(4) Измагилова Р.Н., Таланова Е.В. Кения. Уганда. Географический очерк. М., 1959. c.17,
(5) БСЭ.

Источник http://tyurin.livejournal.com/37919.html

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...