Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Руководство ТПП РФ о санкциях (и не только)

Аватар пользователя alexvlad7

      В Брянске начал работу III Славянский экономический форум: инвестиционная привлекательность приграничных регионов, развитие малого и среднего бизнеса в условиях Евразийского экономического союза, продолжающаяся «война санкций».
Санкции США и стран ЕС, направленные против России, затронули интересы отдельных секторов бизнеса.  Насколько осуществимы схемы реэкспорта и не поссорит ли страны ЕС борьба за российский рынок? О том, каких именно, в чем это проявилось и чем грозит в перспективе. мнения экспертов - 2 вице-президентов ТПП РФ.

1) Георгий Петров: бизнес Европы законопослушен – санкции не нравятся, но выполнять надо

Российская Федерация на год ограничила импорт ряда товаров из стран, которые ввели санкции в отношении Москвы. На фоне российских ограничений стала активно обсуждаться тема реэкспорта продукции европейских поставщиков в Россию через не попавшие под санкции территории в обход эмбарго.
Насколько осуществимы схемы реэкспорта и не поссорит ли страны ЕС борьба за российский рынок? Свою экспертную оценку дает вице-президент Торгово-промышленной палаты России Георгий Петров.

– Законодательство любой страны, поставляющей свои товары на экспорт, требует проводить сертификацию соответствия гигиеническим нормам продукции, идущей на экспорт. Поставку товаров из Европейского союза через территории стран, не попавших под санкции, осуществить невозможно, так как на сертификатах поставляемой продукции указывается страна-изготовитель.

Иными словами, на каждый экспортируемый в ту или иную страну товар выдается сертификат соответствия товара гигиеническим нормам продукции и каждому товару присваивается код товарной номенклатуры, который имеет 11 цифровых знаков.

У молока это один знак, а у переработанного товара из этого сырья – другой. Соответственно у сыра и молока разные коды. И если, к примеру, в Швейцарии или в Сербии, или Черногории, которые не подпадают под эмбарго, из датского или финского молока будет произведен сыр, то этот сыр под санкции не попадет.

Но молоку из Дании или Финляндии через Сербию попасть на территорию России – невозможно. Так как это будет грубейшим нарушением.

Все схемы реэкспорта просчитываются, и любые нарушения будут выявляться. Международная система четко отработана. В большинстве стран, в том числе и в России, сертификаты происхождения товаров выдают Торгово-промышленные палаты. Приведу пример. Американской стороной несколько раз высказывались сомнения в отношении сертификатов происхождения на текстильные товары, поставляемые из России в США. Соответственный запрос пришел в ТПП РФ о сертификатах, вызывающих сомнения. Эксперты Палаты провели проверку и выяснилось, что действительно была произведена подделка – под видом российских были попытки осуществить поставки товаров третьей страны на американский рынок.

Таможенные органы всегда могут послать запрос при возникающих сомнительных поставках, и, зная это, никто из экспортеров или торговых палат не станет рисковать. Иначе можно потерять не только репутацию, но и право выдавать сертификаты. А выдача сертификатов – это прямой доход.

– Сегодня торговые палаты европейских стран, бизнес-сообщество высказывают свое несогласие, недовольство от недальновидности политиков по поводу «войны санкций». Не получится ли так, что страны Еврозоны могут перессориться из-за российского рынка?

– «Перессориться» применительно к Евросоюзу применить невозможно, да и не стоит. Европейский союз, начиная с 1957 года, когда начали реализовываться Римские договоры, которые подписали на тот момент 6 стран, а не 28, научился вырабатывать консенсусные решения, а, как правило, такие решения даются не просто.

Справка
Римский договор — международный договор, подписанный в 1957 году ФРГ, Францией, Италией, Бельгией, Нидерландами и Люксембургом о ликвидации всех преград на пути свободного передвижения людей, товаров, услуг и капитала.

Римский договор 1957 года стал документом, заложившим основу для Европейского экономического сообщества.

В современном виде Римский договор состоит из 6 частей (314 статей). В первой части установлены принципы функционирования Европейского сообщества; вторая часть регулирует вопросы гражданства; третья — определяет основные направления политики сообщества (напр. Европейский парламент, Совет министров Европейского союза, Европейская комиссия, Европейская счетная палата, Европейский социально-экономический комитет, Комитет регионов, Европейский инвестиционный банк); четвертая часть регулирует вопросы ассоциации с другими странами и территориями; пятая часть определяет институты сообщества; шестая часть включает общие и заключительные положения.

Наиболее важные решения в Европейском союзе принимаются на основе консенсуса. А что такое консенсус? Это не когда все "ЗА", а когда нет никого кто "ПРОТИВ ". И здесь надо им отдать должное – европейские страны в большинстве своем этим искусством договариваться обладают.

Поэтому сегодня можно говорить о том, что если появятся стремления тех или иных стран ужесточить санкционный режим в отношении России, то достигнуть консенсуса инициаторам санкций будет гораздо сложнее.

И напротив, если какие-то страны захотят облегчить или ликвидировать санкционное давление на Россию, то «ястребам» противостоять этому позитивному стремлению будет сложнее и сложнее. Но надеяться, что мы внесем разлад в ЕС, что они распадутся или кто-то захочет выйти из ЕС, незачем и не стоит. Европейские страны получают от Евросоюза гораздо больше, чем теряют, даже несмотря на российское эмбарго.

– Можно ожидать, что торговые палаты стран Еврозоны объединятся и выступят экономическим переговорщиком?

– Я в это не очень верю, объясню почему. ТПП РФ является аффилированным членом Ассоциации торгово-промышленных палат европейских стран EUROСНАМВRES «Европалаты».

Справка
Европалата (EUROСНАМВRES) является ассоциацией торгово-промышленных палат Европы и объединяет 45 национальных организаций торгово-промышленных палат. Созданная в 1958 г. Европалата представляет собой единственный орган, уполномоченный выражать интересы всего бизнес-сообщества Европы,а не только Евросоюза. Однако при этом она тесно сотрудничает с Комиссией европейских сообществ, которая покрывает значительную часть бюджета ассоциации. Благодаря своим тесным контактам с органами Евросоюза (КЕС, Европарламент, Совет ЕС и другими учреждениями), ЕП готовит доклады, проводит исследования и формулирует свою позицию по многим политическим и экономическим проблемам Европейского союза. Руководство Европалаты входит в рабочие группы КЕС, где мнение Европалаты имеет определенный вес.
Контакты между ТПП РФ и Европалатой были установлены в 1993 году, а первым официальным документом, определившим основные направления сотрудничества, явился Протокол о сотрудничестве, подписанный в апреле 1995 года в Москве. В течение нескольких лет проводилась интенсивная работа с руководством Европалаты по принятию ТПП РФ в члены Ассоциации европейских ТПП, которая завершилась в апреле 1999 года официальным принятием ТПП Российской Федерации в аффилированные члены Европалаты.

Палаты из стран Евросоюза находятся в определенной финансовой зависимости, т. е их доходы зависят от реализации программ или проектов, которые финансируются Комиссией европейских сообществ ЕС. И такая финансовая и экономическая зависимость ставит Европалату в непростое положение, иными словами, не будет доходов – не будет Европалаты.

Конечно, можно говорить о том, что отдельные члены Европалаты и их национальные палаты уже выражают глубокую озабоченность, протестные настроения растут. Напомню, о чем говорил выше: западноевропейский бизнес – законопослушен.

Санкции не нравятся, но если правительство принимает то или иное решение, все обязаны его выполнять.

Российским импортерам, розничной торговле с точки зрения бизнеса тоже невыгодны санкции, все теряют деньги, но обязательства превыше всего.

– Почему США и Европа зачастую принимают скоропалительные, непродуманные политические решения?

– К сожалению, сегодня в мире нет сильного политического лидера, кроме президента России Владимира Путина, у которого есть широкое политическое видение.

Сегодня Франции не хватает Шарля де Голля, а Германии Конрада Аденауэра. Это были сильные политики, таких в Европе больше нет. Президент США Джон Кеннеди имел политический взгляд куда более широкий, чем нынешний хозяин Белого дома. Когда уходили большие политики, которые прошли Вторую мировую войну, которые знали, что такое война, которые пережили ее вместе со страной, многие эксперты предупреждали, что мир начнет меняться не в лучшую сторону, и это действительно так.


2) Александр Рыбаков: инвестиции – наиболее страдающий сейчас сектор

В Брянске начал работу III Славянский экономический форум. Его участники обсудят ряд актуальных тем, в числе которых инвестиционная привлекательность приграничных регионов, развитие малого и среднего бизнеса в условиях Евразийского экономического союза и, конечно, продолжающаяся «война санкций».
Санкции США и стран ЕС, направленные против России, затронули интересы отдельных секторов бизнеса.
О том, каких именно, в чем это проявилось и чем грозит в перспективе, корреспондент ТПП-Информ побеседовал с вице-президентом Торгово-промышленной палаты России Александром Рыбаковым, который во главе делегации ТПП РФ принимает участие в форуме.

– Александр Михайлович, как средний и малый бизнес почувствовал на себе очередную волну санкций, предпринятых Западом?

– К сожалению, это коснулось малого и среднего бизнеса. Санкции Запада носят секторальный характер. Это банковский сектор и  энергетика. В добыче работает всего порядка 115 российских компаний. Но почувствовали на себе характер ответных санкций, которые приняла Россия по отношению к США и странам ЕС по запрещению ввоза определенных видов продукции, те компании, которые были импортерами, а по сути, дилерами по мясной, овощной продукции, которую запрещено завозить из ряда стран. Но

надо отметить, что в Торгово-промышленной палате пока нет волны обращений, засвидетельствовавшей форс-мажорные обстоятельства, связанные с риском ответственности в судебном порядке за ненадлежащее исполнение контрактов.

Наш юридический департамент просматривает все немногочисленные обращения.

По поводу малого бизнеса, который страдает от санкций Украины, как и по поводу предпринимателей, работающих в других сферах, не связанных с поставками на Украину и с Украины в Россию, мы обращаемся в Торгово-промышленную палату Украины. Делается это для того, чтобы помочь нашему бизнесу. Стараемся договориться с украинскими партнерами о том, как сделать так, чтобы не нанести дополнительный ущерб и убытки от санкций. Все это не сказать чтобы здорово, потому что никто не хочет терять то, что наработано. Но все с пониманием относятся к той ситуации, которая сложилась.

Большая часть малого и среднего бизнеса имеет шанс воспользоваться введением санкций и с той и с другой стороны. Потому что возникает больший спрос на товары и услуги, которые предоставляет малый и средний бизнес. И даже без налоговой поддержки и другой, а она имеет в России 23 направления, даже без этого российский малый и средний бизнес получает краткосрочную выгоду.

Предстоит большая работа по переориентации и передоговоренности по логистике, по поставке: как говорят в народе, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Но мы видим, что малый и средний бизнес готов подставить экономике свое плечо. Например, в Тульской области  создается два свинокомплекса вместо запланированного одного, и это вселяет уверенность. Давно бы надо было это сделать. И уж коль сроки действия санкций когда-то закончатся, надо создавать малому и среднему бизнесу условия, сопоставимые или равные конкурентные условия. Сейчас импортеры, конечно, переориентируются, и при возникшей потребности 13,7 % по фруктам, 13,3 % по рыбе, 13,2 % по мясу – есть все шансы этим заняться. Все должно сложиться, потому что у нас и без санкций в прошлом году рост по производству мяса составил 10 %. Кроме того, у нас порядка 90 % говядины завозится из тех стран, которые не попали под санкции.

Наши отраслевые комитеты отмечают, что уверенно себя чувствуют, и появляются дополнительные шансы для развития. И как это не раз бывало, их экспертная оценка правильная.

Если посмотреть на оценку, которую давал Запад по поводу кризиса 90-х, то они говорили, что России понадобится лет двенадцать, чтобы выкарабкаться. Но как выяснилось, экономика восстановилась и перешагнула докризисный порог, на что потребовалось три с половиной – четыре года.

– Как изменились партнерские экономические взаимоотношения предпринимателей в связи с политическими событиями этого года?

– К сожалению, вынужден отметить, что меняются. Сначала о том, что не поменялось. Это позиция наших партнеров – Торгово-промышленной палаты США. Не поменялась позиция палаты Люксембурга. В правильном направлении развиваются отношения с Франко-Российской палатой, Восточным комитетом экономики Германии, с палатами Финляндии, Сербии, Египта. В прошлом веке была смешанная Российско-Египетская палата, и сейчас, возможно, самое время ее восстановить. Они делают очень хорошую работу по нормализации отношений и с тем, чтобы сбить волну санкций.

В то же время появились и плохие перемены. Например, отменяются форумы, в частности с Норвегией у нас не состоялся форум под благовидным предлогом. Не состоялась поездка деловых кругов в Швейцарию. То есть статус мероприятий делового уровня либо отменяется, либо понижается. Это не очень хорошо и сказывается на ухудшении инвестиционной привлекательности всей этой деятельности. Конечно же, это плохо. И тем не менее мы намерены продолжать строить взаимоотношения, договариваться. У бизнеса есть понимание необходимости не допускать, чтобы бизнес становился между молотом и наковальней, обеспечить развитие.

Но мы при сложившейся ситуации получили шанс воспользоваться другими возможностями, активизировать работу по таким направлениям, как БРИКС, ШОС, в целом по Тихоокеанскому направлению.

Мы стремимся использовать возможности глобализации экономики. По оценкам специалистов, в ближайшие 40–50 лет именно эти регионы будут определять вектор мирового развития и торговли, потому что двенадцать из четырнадцати экономических «тигров» находятся в этом регионе. Это Ассоциация палат, куда входят 27 стран, и сейчас прорабатывается вопрос проведения высочайшего форума этой ассоциации в Москве, где будут приниматься решения, выгодные для нас.

– Ответные санкции Западу – это все-таки в большей степени добро или зло для отечественного бизнеса?

– Это добро без зла. Санкции – это не наш выбор. Наши были ответом. И никто из понимающих людей не критикует Россию, так как наши запреты, касающиеся импорта, были предъявлены с большим опозданием. Но необходимо защитить интересы государства. Если этого не сделать, то интересы бизнеса просто улетучатся.

– Будет ли меняться, и если будет, то как, ситуация во взаимодействии с иностранными инвесторами?

– Поскольку сейчас ограничиваются возможности в инвестициях для зарубежных компаний, жизнь меняется. Взять большие проекты по Арктике, где идет разведывательная работа – не с целью добычи, а с целью уточнения. В Карском море залежи нетяжелой, невязкой нефти, которая может по трубопроводам поставляться. Это месторождение требует разведки. К сожалению, свертывается ситуация, связанная с военно-промышленным комплексом.  Более 50 % российских банков с государственным участием подпали под санкции. И если не с западного направления придут инвесторы, то из каких бы регионов они ни были, они выиграют однозначно. Если проиграет английская или американская, а выиграет, скажем, китайская или японская компании, почему бы и нет? У нас очень хорошие перспективы по БРИКС: планируются большие мероприятия, которые эту тему развивают. Те решения, которые будут приняты на этом мероприятии, дают возможности поработать с инвесторами стран БРИКС.

У нас есть инвестопроводящая система, которая работает на базе торгово-промышленных палат пока в четырнадцати регионах, зато во всех округах. Я знаю, что уже поступили предложения по производству свинины по двум округам. Есть проекты по Челябинску, по Екатеринбургу, где поддержку получает станкостроительное предприятие. На этих критических направлениях у них есть шанс обеспечить больше поддержки в деньгах. В годы перестройки и последующие станкостроительная отрасль была уничтожена на 78 %. АПК, станкостроение, машиностроение – те отрасли, куда должны пойти инвестиции.

– В связи с меняющейся политической и экономической ситуацией в мире какие темы станут наиболее горячими при обсуждении в сентябре в Сочи?

– Я был на одном из форумов в Сочи, видел движение «акул бизнеса», которые там собираются. Шелест плавников был достаточно плотный. Думаю, и этот форум соберет много людей, поскольку экономические проблемы в этом году в Петербурге немного обсудили, а инвестиции – это, мы видим, наиболее страдающий сейчас сектор. В связи с вводом санкций, думаю, что на форуме будет больше стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Там будет больше представлено стран БРИКС и ШОС и меньше стран, которые инициировали санкции.

Я думаю, что те, кто давно открыл свой бизнес в России, обосновался здесь, не будут его сворачивать. Напротив, на всех направлениях, которые не подпадают под санкции, будут увеличивать вложения в развитие своего бизнеса.

Я был в Крыму, когда все только что состоялось, когда еще не было понимания, что и как будет дальше. Иностранные представители бизнеса никуда не убегали, они чувствовали, что Россия подножку ставить им не будет, а напротив, обеспечит гарантии для развития бизнеса. Они были уверены, что их интересы будут защищены как никогда лучше. Никто тогда не уезжал и сейчас уезжать не думает. Поэтому на форуме будет интересно тем, кто работает на российском рынке. Потому что они многое прошли – и дефолты, и другие трудности. Например, в Липецкой области разводит свиней бывший банковский работник, приехавший из Франции. Он говорит: «Я не хочу возвращаться в любимую Францию. Отдохнуть – да, а бизнес – в России». То же самое и с итальянским бизнесом в Тверской области. Там производят сыры. Итальянский предприниматель прекрасно знает русский язык, говорит почти без акцента. Куда он поедет? Он будет только развивать свой бизнес в России.

Важно сказать и показать интересы регионов, так как этот форум – не только интересы Краснодарского края. Сочи лоббирует интересы субъектов Федерации в инвестиционной политике.

– Что Вам хотелось бы пожелать участникам Международного инвестиционного форума «Сочи»?

– Сочи – хорошее место, но не в пику сочинскому форуму хочу сказать, что в начале октября в Крыму состоится тоже инвестиционный форум при поддержке администрации Крыма, деловых кругов. И очень хорошо, что инновационная тематика будет присутствовать и в Сочи, и в Крыму. Эта тема интересная. Пожелать можно только одного – успехов. Пожелать, чтобы форум двигался в направлении лоббирования интересов субъектов Федерации и не менял курс.


Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...