Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Бойня. часть 2

Аватар пользователя кислая

ВОЕННОЕ ДЕЛО



Майдан спровоцировал на Украине всеобщее вспенивание жизни, как пачка дрожжей, вброшенная в выгребную яму. Наверх поперло все самое отвратительное; все самое дурно пахнущее; все самое дегенеративное, больное и жестокое, а наша и так невеселая жизнь была разорвана в клочья. Майдан принес с собой гражданскую войну, и весь человеческий мусор, им мобилизованный, из Львова и Киева, из Днепропетровска и Житомира, из Черкасс и Тернополя, ринулся с первобытной радостью убивать трудящихся людей на Донбассе.

Цель этой статьи, напомнить читателям о военных задачах, которые решали вчера, решают сегодня, и должны будут решать завтра воюющие стороны – киевская хунта майдана во главе с послом США, с одной стороны, и повстанческие силы во главе со Стрелковым и Болотовым – с другой. Ибо военная составляющая украинских событий на сегодня становится решающей, которая и определит дальнейшую судьбу страны и ее населения. Притом, материал должен быть изложен так, чтобы не запутать читателей в штабных хитросплетениях полководцев, и не допустить того, чтобы они тронулись умом, пытаясь разобраться в оперативных сводках самостоятельно, склоненными над картой Донбасса, где денно и нощно идут бои. Потому, предлагаемое обозрение будет не совсем военным, но скорее военно-политическим. Кроме того, эта статья будет не совсем авторской, а скорее – коллективной. Военные ее блоки будут построены на материалах авторитетных в блогосфере военных обозревателей, как-тоhttp://colonelcassad.livejournal.comhttp://yurasumy.livejournal.com, М.В. Литвинов и других, кто выполнял многотрудную работу по текущему анализу боевых действий на Донбассе на протяжение всех трех месяцев АТО. За это хотелось бы выразить всем этим людям огромную благодарность и от меня лично, и от многочисленных читателей нашего журнала.


Задача автора, во-первых, им самим ограничена ретроспективно временем прихода к власти Петра Порошенко. Нет смысла отсылать читателей к самому началу правления хунты, ибо тогда точно можно пропасть под завалами неактуальной уже информации из прошлого, хотя и близкого. Во-вторых, есть желание, чтобы читатели поняли именно военный замысел нового президента (рейхскомиссара) Украины Порошенко, каким он виделся ему с первых дней после избрания, и каковыми оказались на практике результаты этого замысла, после попытки киевской хунты воплотить его в реальность. Ну и наконец, в-третьих, по итогам прочтения этой статьи читатели должны самостоятельно суметь оценить реальную силовую диспозицию, как она сложилась на сегодня, что позволит нам вместе сделать некоторые вполне логичные предположения касательно того, куда повернет гражданская война в самом ближайшем будущем.

Рейхскомиссар


Однако, вернемся несколько назад во времени, для лучшего понимания предмета нашего разговора. После своего избрания 25 мая, Порошенко должен был обеспечить выполнение задачи, поставленной посольством США и МВФ, с решением которой не справились Турчинов и Яценюк: до середины июля взять под контроль большую часть территории Донецкой и Луганской областей, включая областные центры, и ликвидировать все крупнейшие очаги сопротивления. 


Вот как выглядел театр военных действий в конце мая 2014 года, накануне избрания Порошенко.



Итак, кандидат в президенты шел на выборы под миротворческими лозунгами, обещая принести быстрый мир на Донбасс, путем… «интенсификации антитеррористической операции (АТО)». Избирательную кампанию Порошенко и его соратники проводили, словно в галлюцинаторном бреду. Сам Петр Алексеевич на голубом глазу разглагольствовал про какое-то «высокоточное оружие», которое он станет изобильно применять по террористам. А его соратник Юрий Луценко предлагал всей стране полгодика не есть и не пить, а на сэкономленные деньги купить два американских ударных вертолета «Apache», и громить ими ватников и колорадов с высоты 8 километров. Главное же, что конкретно обещал Порошенко – покорить Донбасс в течение недели-двух.

Но на практике «новая тактика», предложенная Порошенко после его избрания, и предусматривающая так называемую «интенсификацию АТО», состояла в том, чтобы: 

1. Сравнять с землей Славянск и Краматорск, и уничтожить, наконец-то группировку Стрелкова.

2. Полюбовно договориться с Ахметовым, а также с частью окружения российского президента и рядом полевых командиров ДНР о сдаче Донецка войскам АТО.

3. После сдачи Донецка никто никакого серьезного сопротивления со стороны ЛНР уже не ожидал.

4. Для подкрепления своих аргументов на переговорах с элитами Донецкой и Луганской республик хунта сосредоточила в Донецком и Луганском аэропортах две внушительные группировки, не менее чем по тысяче бойцов каждая, с артиллерией и бронетехникой, которые просто ждали своего часа включиться в игру.


Во исполнение обещаний  президента, украинские власти «интенсифицировали АТО» тем, что начали громить жилые кварталы Славянска «высокоточным оружием» - тяжелой артиллерией и авиацией, залпами из РСЗО «Град» и зажигательными снарядами с фосфорной начинкой. Параллельно проводились в жизнь попытки взять город штурмом, с использованием танков, пехоты и легкой бронетехники. 

Вот каким стал Славянск, после принесения на его территорию мира Петром Порошенко.


Но повстанцы не дрогнули и города не сдали. Мало того, что не дрогнули, а продолжали наращивать свои ряды за счет притока добровольцев, как из самого Славянска, так и из других городов Донбасса. Кроме того, некоторое количество бойцов постоянно прибывало из других стран, включая и Россию. Город оказался силовикам хунты не по зубам, и взять его штурмом было крайне проблематично, принимая во внимание общее состояние украинской армии, и падение ее боевого духа, в частности.

Более того – повстанцы ответили блестящей по стратегическому замыслу и исполнению операцией, которая включала в себя скоординированную атаку подразделений ЛНР и ДНР на пограничные посты вдоль  российско-украинской границы, что привело к их захвату ополчением.

Начало этому наступлению было положено 2 июня 2014 года, когда ополчение ЛНР под руководством Болотова предприняло первую атаку на расположение управления Луганского пограничного отряда и мобильной пограничной заставы «Луганск» (которая по сути своей является подразделением специального назначения). 4 июня пограничники, дислоцированные в самом областном центре, капитулировали. Затем армия ЛНР заняла пограничные переходы Изварино, Червонопартизанск и Должанский на границе с Россией. Кроме того, руководством ЛНР были предприняты меры по обеспечению маршрутов движения от границы до основных населенных пунктов республики. Для этого вдоль основных трасс были созданы укрепленные гарнизоны в Краснодоне, Антраците, Ровеньках и Свердловске. Тем самым повстанцы прорубили маршрут доставки гуманитарной помощи из России, обеспечив транзитный коридор до самого Славянска.

Куда с большими трудностями атаковали пограничные переходы в Донецкой области ополченцы ДНР (конкретно батальон «Восток»). Начали они на два дня позже луганчан, что дало возможность карательной группировке предпринять некоторые профилактические меры, а разведка ДНР своевременно не вскрыла этих маневров противника. 5 июня подразделения батальона «Восток» МГБ ДНР приступили к операции по взятию под контроль пограничного перехода в районе Дмитровки и Амвросиевки Донецкого погранотряда. В процессе операции были созданы опорные пункты в Амвросиевке и Снежном. Однако атака на КПП Мариновка провалилась. Одно из подразделений батальона «Восток» вместе с министром в ходе боя даже вышло на территорию РФ.

Командование операцией, тем не менее, проявило твердость и настойчивость, и после того, как перегруппировало свои подразделения в районе российской границы, подразделения МГБ ДНР уже 7 июня снова перешли в наступление и заняли стратегически важную высоту 277 – Саур-Могилу, и прилегающий к ней лесистый район Донецкого кряжа. 

Саур-Могила


Вот как описывают дальнейший ход событий военный обозреватель М.В. Литвинов, наиболее авторитетный на сегодня эксперт, освещающий в Сети ход карательной операции в режиме реального времени:

«Стратегическое положение высоты 277 определяется не только тем, что она командует над окрестностями. Не менее важно, что в пределах досягаемости даже минометного огня с нее находятся обе ведущие на восток в этом районе дороги: через Степановку и через Мариновку на Дмитров, а также перекресток этих дорог у села Тараны на речке Камышеваха. Ну и, естественно, дороги на Снежное и Торез. Двигаясь вдоль российской границы с запада на восток или с востока на запад, и имея севернее крупные города, невозможно миновать этот пункт. Одновременно с занятием Саур-Могилы, Снежное стало превращаться подразделениями батальона «Восток» в такой же укрепленный пункт, как Антрацит или Краснодон в ЛНР. Как показали дальнейшие события эти действия батальона «Восток» являются на текущий момент крупнейшим оперативным успехом ополчения, и оказывают значительное влияние на весь ход боевых действий, до сей поры.

Командование карательной операции не могло смириться с фактом потери контроля над границей в Луганской и Донецкой областях. Поэтому в срочном порядке подготовило наступательную операцию с целью отрезать основные города ЛНР и ДНР от границы РФ. Сосредоточив до двух батальонных тактических групп из состава механизированной и танковой бригад, основные силы 79-й аэромобильной (АэМБР) бригады и подразделения 3-го полка спецназа (СпН) ВСУ, вооруженные формирования Украины 12 июня перешли в наступление.

В ходе боев этого дня основным силам ударной группировки удалось продвинуться на Дмитровку и далее на Дьяково, миновав район Саур-Могилы. Минометный огонь, довольно небольшого числа имевшихся у батальона «Восток» минометов не смог воспрепятствовать движению бронированных колонн, которые вступили в Луганскую область. Однако попытки пехоты карателей взять под контроль Амвросиевку, Донецкий кряж и Саур-Могилу закончились поражением для подразделений 79-й АэМБР и 3-го полка СпН ВСУ, которые только безвозвратно потеряли не менее 11 человек.

Потому, с целью обеспечить дальнейшее развитие операций на этом направлении командование карательного корпуса в течение 13 июня предприняло ряд действий. Оно сняло с фронта под Славянском не менее одной тактической группы аэромобильных войск и перебросило ее в район Саур-Могилы. Взяло под контроль Мариуполь, как важный транспортный узел, для обеспечения операций на приграничном направлении. И предприняло попытку усилить гарнизон Луганского аэропорта, чтобы, расширив контролируемую территорию, обеспечить снабжение прорвавшейся вдоль границы механизированной группировки по воздуху. Последний пункт плана провалился, так как ИЛ-76 с подкреплениями был сбит ПВО ополчения.

В связи с этим 14 и 15 июня основные усилия приграничной группировки карательного корпуса Украины были направлены на штурм Саур-Могилы и Амвросиевки. Однако, недостаток пехоты привел к тому, что фактические усилия вылились лишь в ожесточенные бомбардировки.

Очередной кровавый бой имел место 17 июня 2014 года. Перед самым рассветом передовая база карательного корпуса в районе Алексеевского, находящегося на расстоянии свыше 12 км от Саур-Могилы у самой российской границы была подвергнута исключительно точной бомбардировке. В течение 40-минутного обстрела база была полностью выведена из строя. По официальной оценке вооруженных формирований Украины потери составили 31 человек ранеными. По неофициальной оценке больницы в прилегающих населенных пунктах не смогли принять всех пострадавших.

Однако главное значение боев в районе высоты-277 – в ином. Прорвавшаяся вдоль границы механизированная группировка ВСУ не смогла выполнить поставленные перед ней задачей и блокировать перемещения ополчения ЛНР через российскую границу. Дефицит горючего и боеприпасов, а также постоянные атаки диверсионно-разведывательных групп ополчения практически сковали действия карателей на данном направлении.».

Что еще важно отметить, касаясь операции повстанцев по взятию под контроль пограничных переходов. Судя по качеству планирования и того, как четко и быстро была она проведена, можно вполне авторитетно предположить, что дело не обошлось без российского участия, начиная с этапа планирования, и заканчивая координацией подразделений и артиллерийской поддержкой в самые решающие и критические  моменты боевых действий, особенно в Донецкой области.

После провального боестолкновения в районе Саур-Могилы Порошенко выжидал еще двое суток, в надежде, что ситуация рассосется сама собою, как диабетный чирей на его ягодицах. Но чуда не случилось. Ситуация лишь несколько стабилизировалась и приобрела патовые черты: 

1. Славянск, который получал постоянную, хоть и тощую подпитку добровольцами, оружием, боеприпасами и продовольствием, стоял неприступным бастионом, сковывая десятки тысяч бойцов хунты и сотни единиц артиллерии и бронетехники. Лобовой атакой взять его не удавалось, а сдаваться повстанцы не собирались. Без взятия Славянска начинать штурм Донецка было опасно, подставляя под удар Стрелковцев тылы и пути снабжения. Но многодневные бесплодные атаки города мало того, что деморализовали карателей, так еще и сопровождались колоссальными жертвами среди личного состава группировки.

2. К концу июня 2014 года безвозвратные потери карателей реально составили более четырех тысяч человек, по очень щадящим подсчетам независимых экспертов. И хотя бОльшая часть погибших еще не засветилась в официальной статистике (их чаще всего объявляют дезертирами или без вести пропавшими, а трупы сваливают в тайные могильники или топят в каких-нибудь водоемах), по стране ползут чудовищные слухи, а родственники военнослужащих, потерявшие связь со своими близкими, бьют в колокола тревоги. Кроме того, всплывают множественные факты, свидетельствующие о том, что некоторые высокопоставленные деятели хунты участвуют в бизнесе черных трансплантологов – продают на запад и в Израиль органы военнослужащих и добровольцев, погибших во время боевых действий.

3. Наряду с карателями, которые «терялись» под Славянском десятками, а иногда и сотнями в день, все большей проблемой украинских властей стала и гибель гражданского населения города, как впрочем, и всего Донбасса, которая все больше и больше в глазах мирового сообщества приобретала черты геноцида. Жертвы среди гражданских все труднее становилось скрывать или сваливать на повстанцев – с больной головы на здоровую.


4. С другой стороны, на Юге Донбасса, продвинувшаяся вдоль российской границы группировка ВСУ так и не решила задачи по установлению с ходу контроля хунты над погранпереходами. Хуже того, карательная группировка так и не смогла поставить под контроль ключевую высоту 277, несмотря на неоднократные попытки штурма, как и не смогла выбить повстанцев из их укрепленных позиций в районе Снежного и Амвросиевки. Зато сама она оставалась ограниченно боеспособной из-за недостатка боеприпасов и ГСМ, но весьма уязвимой из-за растянутости коммуникаций снабжения.


Порошенко и его военачальникам потребовалась корректировка плана и передислокация подразделений. Американцам же встали еще и перед неизбежной необходимостью внести коррективы, как в военную, так и в политическую стратегию АТО, учитывая новые факторы риска, связанные с возможным неудачным финалом не только самой АТО, но и всей затеи с майданом. 

Вот какою была ситуация на 20.06.2014 года, если смотреть на карту театра военных действий.



Потому, 20.06.2014 года с 22 часов «президент Украины по версии посольства США» Порошенко объявил так называемое «перемирие» до 27.06., предъявив ополченцам ультиматум – сдаваться без всяких предварительных условий. Сложивших оружие ополченцев обещали не расстреливать сразу, а по возможности, судить и сажать. Мирному населению было предложено добровольно отправиться в фильтрационные (концентрационные) лагеря, где под охраной фашистских штурмовиков из батальонов «Азов», «Днепр» и «Донбасс» они должны были, включая женщин, стариков и детей, сами доказывать, что не являются ни колорадами, ни ватниками, ни боевиками. По истечении срока ультиматума, Порошенко продлил действие перемирия еще на трое суток. Но связано это было не с гуманистическими побуждениями шоколадного олигарха, а с тем, что украинские силовики не успевали завершить передислокацию и пополнение запасов.


Во время этого перемирия карательная группировка не вела активного наступления, но даже и не думала снижать интенсивности обстрелов и бомбежек городов Донбасса. За время «перемирия» руководство АТО решительно и принципиально изменило план операции. Новый сценарий карательного похода предусматривал:

Первым пунктом: вместо штурма Славянска – быстрое удушение его голодом, жаждой и болезнями. Для этого город решено было плотно окружить и обставить блок-постами. Кроме того, карательная группировка намеренно вывела из строя систему водоснабжения, канализации и электроснабжения Славянска. Также была перекрыта возможность вывозить больных, раненных, беженцев и даже детей. Войска хунты максимально ограничили подвоз населению ресурсов, включая воду, продовольствие и медикаменты.

Второй пункт сценария предусматривал молниеносное освобождение пограничных переходов от повстанческих пикетов, и перекрытие российско-украинской границы на предмет ввоза гуманитарной и иной помощи из России. Кроме того, этот план предусматривал создание так называемого коридора вдоль всей протяженности границы Украины с Россией, глубиной 10 км.

Выполняя первый пункт нового плана, войска АТО, сконцентрировав у Славянска десятикратно превосходящие силы (а по технике – даже в сто раз), вместо штурма города начали: 

- Методичный его расстрел танками, САУ, авиацией и РСЗО «Град», «Смерч» и «Ураган» с дальней дистанции, недоступной для ответного огня повстанцев.


- Шаг за шагом, стали брать Славянск в кольцо.


Воплощение в жизнь второго пункта стратегии – перекрытие российско-украинской границы – сразу же пошло с великими затруднениями, начиная с планирования самой операции. Несмотря на самые решительные меры, карательная группировка Южного крыла не сумела взять под контроль стратегическую высоту 277 – Саур-Могилу. В результате, повстанцы сохраняли полный артиллерийский контроль над двумя главными путями продвижения бронеколонн хунты вдоль границы, по которым осуществлялось снабжение группировки. План, с которым Порошенко должен был покорить Донбасс к сроку, установленному посольством США, срывался в силу того, что Южное крыло группировки, призванное деблокировать погранпереходы в направлении с Юга на Север, топталось у высоты-277, Амвросиевки  и Снежного.

Спецы из генштаба, судя по утечкам, не хотели давать добро на дальнейшее продвижение группировки вдоль границы в направлении погранпереходов Должанский, Червонопартизанск и Изварино, занятых армией ЛНР. Они категорически не желали оставлять в тылу мощный огневой кулак повстанцев, сосредоточенный на Саур-Могиле. Оперативная обстановка требовала остановить продвижение Южной карательной группировки, чтобы любыми путями захватить высоту-277 и разблокировать Снежное и Амвросиевку, где были сосредоточены значительные силы ополчения. Но это, естественно, вело к затягиванию всей АТО на неопределенный срок, так как повстанцы высоту сдавать даже и не думали, а подтягивали туда все новые и новые силы, включая тяжелую артиллерию, танки и РСЗО «Град».

Судя по всему, Порошенко не прислушался к военным. Руководство АТО де-факто перешло в руки спецов из СБУ (ЦРУ США), а те приняли решение продолжить наступление вдоль границы, оставив в тылу незанятыми и высоту-277, и Снежное, и Амвросиевку. Было решено двигаться на Должанский, Червонопартизанск и Изварино, чтобы любыми путями выдавливать оттуда ополченцев в течение первой декады июля. Завершить карательную операцию в сроки, поставленные Госдепом США и МВФ, Порошенко посчитал более важным, чем тратить драгоценное время на купирование гипотетических рисков, озвученных генштабом. Это решение, по всей видимости, стало роковым для Южной группировки, а возможно даже, и для всей АТО, включая руководство хунты и самого рейхскомиссара Украины Петра Порошенко.

Поначалу первую задачу – блокирование Славянска – не так уверенно, как хотелось бы Киеву, но украинские военные практически решили. Они, на 2-е иоля уже фактически блокировали Славянск и разрушили его инфраструктуру. Стрелков со своими бойцами оказался в оперативном окружении. Их судьба фактически была предрешена. Потребовалась бы максимум неделя для того, чтобы физически уничтожить всех ополченцев, оставшихся без подкреплений, со скудным и тающим арсеналом боеприпасов. Главари хунты уже радостно потирали руки, изливаясь слюнями и предвкушая скорые печеньки от МВФ. Часть российского руководства вовсю браталась с  Ахметовым, и готовилась приветствовать салютом сдачу Донецка (установление на Донбассе гражданского спокойствия и порядка), подсчитывая в уме будущие барыши от гешефта на крови. Порошенко уже примерял на себя жупан и шаровары нового Мазепы, мысленно рассматривая свои фотографии в будущих учебниках истории Украины… 

Вот такою была стратегическая картинка на 5 июля 2014 года, на которой хорошо виден окруженный Славянск.

Малину обломал тот самый Игорь Стрелков, ненавистный всем олигархам и фашистам, который не стал сидеть в окружении и дожидаться, пока его вместе с ополченцами похоронят украинские «миротворцы». 5 июля 2014 года повстанческая группировка, насчитывающая более двух тысяч закаленных в сражениях ополченцев, с боями прорвалась из Славянска и, захватив с собой по пути гарнизоны Краматорска, Дружковки и Константиновки, вступила в Донецк. 

Отряд Стрелкова входит в Донецк


После этого, 6.07.2014, Игорь Стрелков де-факто принял на себя командование вооруженными силами ДНР и ЛНР, порушив все наполеоновские планы Порошенко, Ахметова и их американских кураторов.

А такою была расстановка сил на Донбассе 6 июля 2014 года, после выхода группировки Игоря Стрелкова из Славянска.

Но, как бы там ни было, вначале украинское руководство расценило отступление Стрелкова, как свою великую победу, и поспешило начать переброску высвободившихся подразделений из-под Славянска по направлению Донецка. Первоначально планировалось, что славянская группировка карателей сумеет перерезать коммуникации между ДНР и ЛНР, параллельно окружив бойцов Мозгового, обороняющего стратегический выступ в районе Лисичанск-Северодонецк. Этому плану так и не суждено было осуществиться, так как бойцы Мозгового намертво врылись в землю под Лисичанском, и уже не отступали ни на шаг. А перерезать коммуникации между республиками хунта могла лишь в случае захвата Дебальцево, на что у нее реально не имелось и не имеется сил и средств.

Попытка хунты невзирая ни на что продолжать установление контроля границы, также обернулась неприятностями. Причиной стал авантюрный приказ командования от 1 июля, предусматривавший продвижение карательной группировки вдоль российско-украинской границы, несмотря на оставление в тылу Саур-могилы и других укреп-районов (Амвросиевки, Снежного), контролируемых повстанческой армией. Растянувшиеся на десятки километров пути снабжения немедленно стали вожделенной мишенью для артиллеристов и диверсионных групп армии Донбасса, которые подвергали колонны группировки беспрерывным артобстрелам и атакам, с применением гранатометов и стрелкового оружия по двадцати раз в течение одного дня.

Уже буквально через несколько дней после начала наступления на погранпереходы, Южное крыло силовиков попало в полуокружение, и было прижато к российской границе, с весьма ограниченной возможностью вести боевые действия. Постепенно положение дел там становилось все хуже, особенно после того, как руководство армией Донбасса принял на себя Стрелков, а сама Южная группировка фактически распалась на три оперативных полукотла, разбросанных вдоль границы (Изварино, Должанский, Мариновка). Их повстанцы окружали все плотнее, и методично утюжили артиллерией, одновременно лишая возможности пополнять запасы воды, еды, людских резервов и боеприпасов.

Параллельно повстанческая армия все сильнее сжимала кольцо вокруг аэропортов Луганска и Донецка, удушая засевшие там гарнизоны голодом и жаждой, и добивая тяжелой артиллерией и РСЗО. Из потенциального фактора угрозы Донецку и Луганску, эти гарнизоны, а также Южная группировка АТО, вдруг превратились в фактор катастрофы для самой хунты майдана. Их возможная потеря грозила стать уже реально детонатором деморализации, как власти, так и миллионов ее фашиствующих сторонников. Допустить этого главари хунты никак не могли. Наиболее разумным, и грозящим наименьшими материальными потерями, выглядел немедленный отвод с боями Южного крыла группировки АТО к Новоазовску и дальше к Мариуполю. Но на такой шаг Порошенко пойти не решился, неадекватно оценивая трагичность оперативного положения своих войск, а также опасаясь, наверное, обвинений в предательстве или даже в «сговоре с Путиным».

Как писали военные обозреватели, наоборот, все еще опьяненное удачей в районе Славянска, политическое руководство карательного корпуса продолжило осуществлять свой авантюристический и амбициозный план на июль – блокирование Донецка и Луганска, и перекрытие российской границы. Однако игнорирование очевидной неготовности группировки ВСУ для такого масштабного замысла не замедлило сказаться.

Первые указания на грядущую катастрофу карателей появились 9 июля, когда на фугасе подорвалась техника из войсковой колонны в районе села Червоная Заря, находящегося практически на российской границе.

10 июля продолжились подрывы на минах уже в районе пограничного КПП «Должанский».

Однако наиболее драматичные для вооруженных формирований Украины события разыгрались ранним утром 11 июля, когда огневыми средствами ополчения был нанесен одновременный удар по опорным пунктам противника в районе Мариновки и в районе Зеленополья.

В районе Мариновки удар ополчения ДНР пришелся по опорному пункту Пограничной Службы Украины, в результате которого погибло и было ранено не менее 7 военнослужащих, повреждено не менее 3 единицы техники. В их числе погиб и заместитель начальника Восточного регионального управления Пограничной Службы Украины полковник Игорь Момот. Тот самый, который меньше месяца назад был награжден, так называемым президентом Украины, орденом Богдана Хмельницкого, за организацию 5 июня засады на ополчение ДНР в районе КПП «Мариновка».

Но самые катастрофические потери войска хунты понесли в районе Зеленополья, где под удар РСЗО «ГРАД» армии ЛНР попала передовая база группировки вооруженных формирований Украины, ведшая бои за пограничные переходы Изварино и Червонопартизанск. Информация об этой бойне попала в Сеть  благодаря самим карателям, и страшные кадры всесожжения, устроенного повстанцами фашистам из Яворова Львовской области облетели все украинские и мировые СМИ. Удар был нанесен с удаления более 15 км, видимо полными пакетами реактивных снарядов. Как потом выяснилось, потери карателей составили порядка 150 "двухсотых". Такие результаты были получены благодаря точному накрытию лагеря и операции по добиванию дезорганизованной группировки врага (при помощи ДРГ, которые, похоже, и вели корректировку стрельбы). Несколько сотен раненых, которые скопились в этом районе – головная боль карателей. Вывозить по воздуху их невозможно. Вывозить автотранспортом долго и сложно. Многие тяжелые раненые уже пополнили собою небесную сотню майдана.

Кадры разгрома лагеря карателей под Зеленопольем после удара повстанческих РСЗО «ГРАД».  



В результате неудачных для карательного корпуса боев тяжелая для него обстановка сложилась также в районе Изварино и Дьяково, к которым прижата значительная часть сил, оказавшихся в полуокружении. Повстанцы продолжали наносить удары с помощью "Градов".

Карта боевых действий вдоль российско-украинской границы на 12 июля.



Оглядываясь на то, что, начиная с 11 июля, повстанцы стали практически открыто истреблять карательную группировку, прижатую к границе, силовики хунты 13 июля начали истерическую и слабо подготовленную атаку на Донецк и Луганск, пытаясь отвлечь силы ополченцев, занятые истреблением мотомеханизированных групп вдоль границы с Россией, которые вырваться самостоятельно не могли.

Попытка большой бронеколонны хунты обойти Луганск и помочь гарнизону аэропорта, несмотря на яростную атаку, закончилась неудачей. Бои 13-14 июля была, наверное, самыми упорными с момента начала АТО. Часть колоны все же протаранила оборону ополченцев к западу от Луганска, но закрепиться она так нигде и не сумела, понесла большие потери, а несколько десятков единиц бронетехники вообще стали трофеями. Решающим фактором, который и обеспечил повстанцам преимущество, судя по всему, стало неожиданное для карателей огневое насыщение армии ЛНР и ДНР. Повстанцы в этих боях очень квалифицированно и массово использовавшие танки, тяжелую артиллерию и РСЗО «ГРАД».

На карте ниже видно, как группировка АТО протаранила оборону повстанцев на западе от Луганска.

Не исключено, что экспоненциальное насыщение армии Донбасса бронетехникой, реактивными системами залпового огня «ГРАД» и тяжелыми артиллерийскими установками, совпавшее по времени аккурат с прорывом Стрелкова в Донецк из окруженного Славянска, было дружеским приветом Владимира Владимировича Путина своему украинскому самозваному коллеге Порошенко, в ответ на похабные песенки. На гуманитарное участие Владимира Владимировича в судьбе Донбасса косвенно указывает и тот факт, что «трофейные» ГРАДЫ, САУ и танки по какому-то волшебству тут же вводятся повстанцами в бой, и воюют с таким умением, словно среди повстанцев кто-то еще три месяца назад объявил конкурс на замещение вакантных должностей в экипажи бронетехники и артиллерийские расчеты, да еще и провел их образцовое боевое слаживание на полигонах.

В этот же день и на северном фланге группировки АТО, где подразделения хунты уже много дней безуспешно пытались прорваться к ПП "Изварино", каратели понесли большие потери и отступили. Также во время боя за Изварино ополчением был впервые успешно применен ЗРК средней дальности "БУК", способный поражать воздушные цели практически без ограничений по высоте, что сразу свело на нет преимущество укровояк в воздухе. Многие эксперты утверждают, что появился этот комплекс(ы) тоже не без братской помощи российского народа и его президента. Более того. Некоторые  утверждают, что радарное обеспечение повстанческого БУКА(ов) осуществляется с территории России. Не надо было киевским властям предержащим намеренно оскорблять дядю Вову плохими словами и обидными песнями.

Зенитно-ракетный комплекс средней дальности БУК


Но как бы там ни было, к вечеру 15 июля уже всем стало очевидно, что грядет поражение группировок хунты атаковавших Луганск и Изварино, а так же утилизация Южных котлов вдоль границы. В итоге, решающее наступление карательной группировки, начатое 1 июля, закончилось серьезным провалом, могущим стать предвестником катастрофы хунты и даже всего так и не состоявшегося украинского государства.

Удержание аэропорта в Луганске тоже превратилась для хунты в проблему. Он снова оказался в полном окружении, без линий снабжения, и постоянно пребывая под обстрелом из ствольной и реактивной артиллерии повстанцев. При сохранении тенденции, гарнизон в аэропорту скоро исчерпает боеприпасы и продовольствие, и будет вынужден капитулировать, либо погибнет под огнем ополчения.

Северная группировка, призванная разблокировать аэропорт и при сопутствующей удаче, захватить Луганск, отступила из пробитого к аэропорту клина. При этом были оставлены все ранее захваченные 13-14 июля населенные пункты, в том числе и Александровка. Большие потери и деморализация войск делают невозможным наступательные действия против Луганска. Более того, не исключен и переход ополчения ЛНР в контрнаступление через Металлист и Счастье.

16 июля войска АТО начали также плохо организованное отступление из котла на российско-украинской границе, неся при этом серьезные потери от артиллерийского огня и ДРГ ополченцев, а войска ДНР и ЛНР под руководством Стрелкова стали резко наращивать огневую мощь и боевую активность, направленные на то, чтобы не выпустить карателей из окружения, заперев их там наглухо

Карта боевых действий на 16 июля 2014 г.



Судя по всему, командование армии ДНР планирует уничтожить максимальное количество фашистских бойцов, и, похоже, все к тому идет. На конец дня 16 июля появилось сообщение, что повстанцы захватывают Мариновку, практически заглушая этим бутылочное горлышко окружения в районе Саур-Могилы. Все украинские подразделения Южной группировки, дислоцированные западнее Снежного и Саур-могилы, оказались в мышеловке. 

Так выглядит знаменитая и роковая Мариновка на карте Донбасса


В итоге, двухнедельная операция хунты по перерубанию трансграничных каналов притока в ДНР и ЛНР гуманитарной помощи с территории России потерпела полный провал, как на южном, так и на северном участке украинско-российской границы. Как утверждают специалисты, «в целом, на 16 июля хунта потеряла на территории ЛНР оперативную инициативу, которая перешла к ополченцам. Несмотря на недостаток еще сил, они уже ведут действия направленные на разгром окруженного противника и наносят ему большой урон в живой силе и технике». 

Главный результат двухнедельных боев – ЛНР смогла выстоять и уже постепенно переходит от "выживания" к "контрнаступлению". «Запас хода» карательной группировки на сегодня практически исчерпан, и для восстановления контроля за ходом операции украинскому руководству любыми путями необходимо взять паузу, чтобы перегруппироваться и пополнить отощавшие резервы по всей линейке. Поэтому, скоро стоит ожидать «новых мирных инициатив» Порошенко, которые никак не в интересах повстанцев.

Нельзя не упомянуть еще и вот о чем. По расчетам на начало июля суммарные безвозвратные потери ВСУ, нацгвардии и частных зондеркоманд типа «Днепр», «Азов» и «Донбасс» можно было оценивать в 3-4 тысячи «двухсотых», «дезертиров» и «пропавших без вести» карателей. Но уже на 13 июля, опираясь на инсайдерские источники, можно смело утверждать, что суммарные безвозвратные потери карательной группировки по результатам провального наступления составляют уже свыше 9 тысяч «двухсотых». И это без учета наиболее страшных для хунты 14 и 15 июля, когда «небесная сотня» массово пополнялась сотнями, если не тысячами, нацистских умертвий на каждом участке боевых действий по всему Донбассу. Руководство АТО старается как можно дольше оттянуть признание реального количества погибших карателей по многим причинам, включая и пропагандистские. Но главной из них представляется та, что на мертвых бойцов ВСУ и нацгвардии, которые числятся по сводкам, как все еще живые, заправилы хунты продолжают выписывать денежное довольствие и мат-тех обеспечение, с дальнейшим его присвоением.

И на самый конец несколько слов по поводу российской гуманитарной помощи Донбассу, и роли Путина во всей этой истории. Вопрос стОит отдельного большого разговора, и мы скоро разместим по этому случаю на нашем ресурсе обстоятельную статью. А пока лишь кратко на тему «путинслилдонбасс». Это сугубо точка зрения автора. 

Президент Владимир Путин попросил министра обороны Сергея Шойгу показать ему Порошенко



Первое. Я всегда утверждал, что самый рациональный для России и одновременно самый благоприятный для украинского народа сценарий – сохранение единства и территориальной целостности Украины, но превращение ее в страну с совершенно иным наполнением внутри. Украина нацистская и антироссийская должна превратиться в Украину дружественную или даже Союзную России, но остаться в нынешних границах. Проблему территориальной принадлежности Галичины, вызывающую наибольшие споры, следует решать после полной денацификации Украины. Было бы крайне самонадеянным полагать, что президент Путин не знает обо всех преимуществах и недостатках этого сценария, как и еще десятка других сценариев, о существовании которых экспертное сообщество может даже и не догадываться.

Второе. Мы никогда не узнаем, какие конкретно непреодолимые факторы влияли и влияют на принятие Путиным решения об оказании-неоказании помощи повстанцам Новороссии. Очевидно также, что некоторые шаги и заявления российских властей, включая и самого президента, выглядят неуклюжими и нелогичными, но, скорее всего, по причине наличия каких-то скрытых сил давления извне или изнутри, которые препятствуют принятию решений оптимальных и логичных.

Третье. Все обвинения в сторону Путина в будто бы потакании сливу ДНР-ЛНР, который готовила киевская хунта с высокопоставленным российским участием в последние месяцы, аж до самого момента появления Стрелкова в Донецке 6 июля 2014 года, кажутся мне не совсем корректными. По моему мнению, российский президент, будучи гроссмейстером политической манипуляции и обладающий способностью бесконечно долго держать паузу, дожидаясь выгодного себе расклада, контролировал одновременно и сценарий подготовки «слива» ДНР, в котором участвовала одна часть его окружения, и сценарий эскалации восстания с возвращением Стрелкова, за который отвечала другая часть его окружения.

Четвертое. Каким образом и в какой именно момент времени главою российского государства было принято решение поддержать «план войны» - тайна великая есть, и общественность об этом, скорее всего, никогда не узнает, как и не узнает наверняка, принимал ли Владимир Путин в действительности подобное решение вообще. Кроме того, Россия постарается официально никогда не признавать факта своей помощи ополчению, даже если повстанцы в перспективе захватят и Киев, и даже Львов.

Продолжение следует


http://kv-journal.info/bojnya._chast_2.html
Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя DMZ
DMZ(3 года 11 месяцев)(12:58:51 / 17-07-2014)

Ай-МаладЭЦ! Ждем продолжения.

Аватар пользователя ko_mon
ko_mon(5 лет 10 месяцев)(13:31:40 / 17-07-2014)

Спасибо за интересную статью!

Аватар пользователя rem
rem(5 лет 1 месяц)(14:08:00 / 17-07-2014)

Пять баллов!!!

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...