Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Ирак: суннито-шиитское противостояние или политический конфликт?

Аватар пользователя кислая

 

Некоторые политологи и аналитики продолжают рассматривать нынешний вооруженный конфликт в Ираке как противостояние суннитов и шиитов, игнорируя его политическую составляющую и региональное измерение в том плане, что посредством Ирака Саудовская Аравия хочет подорвать рост влияния Ирана и нормализацию отношений между Тегераном и Вашингтоном. Конечно же, никто не может отрицать, что в арабских странах — Ираке, Сирии, Ливане, Йемене, на Бахрейне, и на востоке Саудовской Аравии враждебность между общинами шиитов и суннитов все больше скатывается к неконтролируемому насилию. Сегодня противостояние этих двух религиозных течений ислама в значительной мере лежит в основе иракского конфликта и сирийской гражданской войны. Но это – отнюдь не решающий фактор. Скорее всего, он просто используется внешними силами в качестве предлога для разжигания политической вражды в регионе.

Соперничество шиитов и суннитов возникло отнюдь не вчера: оно уходит корнями в самые истоки ислама и раздор после смерти пророка Мухаммеда (в арабском языке эта смута называется «фитна»). Но сейчас кое-кто намеренно решил подлить масла в огонь застаревшего соперничества. Ведь во всем виноваты арабские «революции». Они расшатали утвердившийся стабильный порядок, который был сформирован многолетними диктатурами в регионе. Арабские «революции», спонсированные Западом и консервативными монархиями Аравии, и прокатившиеся от Туниса до Египта, от Ливии до Сирии, сдвинули с места тектонические плиты в чувствительной зоне суннито-шиитского соперничества.

Хорошо известно, что большинство населения в Сирии составляют сунниты, однако отец и сын Асады всегда ставили на ведущие роли алавитов (10-12% населения), зачастую в ущерб суннитам. Семья Асадов — алавиты, а это религиозное сообщество тесно связано с сирийским государством. Алавиты представляют собой весьма далекое ответвление шиизма, однако их зачастую все равно считают его частью. В первую очередь такой позиции придерживаются суннитские экстремисты, причем вовсе не обязательно сирийские, которые сейчас сражаются в Сирии. Эти радикалы называют алавитов еретиками ислама, точно также как и всех шиитов.

В Ираке суннит Саддам Хусейн открыто притеснял шиитов, удерживая страну в ежовых рукавицах и, как и Асады, сдерживал рост влияния представителей разных конфессий и этносов, прежде всего курдов, своей жесткой авторитарной властью. Тем самым он посеял давшие сегодня всходы зерна религиозной ненависти.

Аналогичным образом королевская семья суннитской династии Аль Халифа на Бахрейне ущемляла права шиитского большинства населения (на шиитов приходится 35% населения острова), что привело к их массовым выступлениям в феврале-марте 2011 года и фактической оккупации Бахрейна войсками Саудовской Аравии.

Сама Саудовская Аравия, где правят ваххабиты суннитской семьи Аль Сауд, угнетает значительное шиитское меньшинство населения страны (12% ее населения), что на протяжении последних трех лет зачастую приводит к ожесточенным стычкам, в том числе с применением оружия.

Но ведь в конечном счете Асад и Хусейн в своих действиях мало чем отличались от Запада, который всячески пользовался межрелигиозными разногласиями для реализации собственных геополитических интересов. Так, с 1920 года по Севрскому мирному договору Ирак оказался под британским мандатом. Британцы решили опереться на большие суннитские кланы, которым начала раздавать титулы и привилегии еще Османская империя. В борьбе с ней в 1915 году они заключили союзническое соглашение с шерифом (правителем) Мекки Хусейном и тремя его сыновьями, чтобы обеспечить стабильность в регионе. В Лондоне полагали, что приход к власти суннитов, сторонников полусветского государства с идеологией панарабского национализма, позволит предотвратить возникновение дальнейших конфликтов между национальными государствами на Ближнем Востоке. Шииты оказались на вторых ролях, что привело к целой серии восстаний в Ираке в 1920, 1935, 1936 и 1937 годах. Все они были подавлены Великобританией. Естественно, что после создания иракского государства у шиитов сформировалось ощущение несправедливости из-за малого числа их представителей во властных структурах. Что же касается суннитов, то в их сознании укрепились недовольство по поводу западного вмешательства в судьбу Ближнего Востока в тот период. И о подписанном в 1916 году тайном соглашении Сайкса-Пико говорят до сих пор. Не случайно оно стало одной из главных целей исламистов ИГИЛ. По их мнению, это соглашение символизирует подлость Запада.

Ведь англичане пообещали арабским народам сформировать большое независимое королевство, однако тайная договоренность Франции и Великобритании лишь способствовала формированию нынешних границ арабских стран в регионе Ближнего и Среднего Востока. В конечно итоге соглашение легло в основу современной политической карты арабского мира. В ИГИЛ не согласны с этими границами и стремятся перерисовать очертания Ирака и Сирии, основав «халифат» на территории целого ряда государств, причем не только населенных мусульманами. В новый Халифат «включены» Испания, Португалия, Греция, балканские страны, Венгрия, Кипр, и большие районы Индии, России и Украины.

Но все-таки главной причиной нынешнего обострения суннито-шиитского противостояния стала американская оккупация Ирака в 2003 году. Свергнув Саддама Хусейна путем вооруженной агрессии, Белый дом привел к власти шиитское большинство, а затем вывел свою армию из Ирака. «Я сказал лидерам партии «Баас», что отныне путь в правительство для них закрыт, — признал бывший глава американской оккупационной администрации в Ираке Пол Бремер (Paul Bremer). — Им было позволено делать все, что они захотят: создавать газеты, вернуться к общественной жизни… Но я ошибся, когда доверил реализацию этой меры иракским политикам, которые зашли слишком далеко в ее применении». После своего прихода к власти шиитский премьер-министр Нури аль-Малики наделал немало ошибок. Он завяз в направленной против суннитов политике, лишил их высоких ответственных постов в армии. Подавление суннитских восстаний бомбардировками с воздуха и отправка экстремистски настроенных шиитских вооруженных отрядов на укрощение суннитов привели к тому, что бывшие военные армии Саддама и члены партии «Баас» решили сейчас присоединиться к ИГИЛ.

Ирак как исламская и шиитская республика при Н.аль-Малики стал позиционировать себя защитником шиитов. Главные шиитские святыни находятся на иракской земле и сейчас могут оказаться под ударом радикалов. Сотни тысяч иранцев каждый год отправляются туда в паломничество. В первую очередь это относится к Кербеле и Неджефу, где расположена гробница имама Хусейна — внука пророка Мухаммеда, который погиб в боях с суннитами в 680 году, и мавзолеи шиитских имамов. «Иранская нация сделает все, чтобы защитить святые места», — отметил в середине июня президент Ирана Хасан Рухани. Кроме того, лидер ливанской «Хизболлы» Хасан Насралла заявил, что шиитские мавзолеи в Ираке имеют такое большое значение для движения, что оно готово для их защиты «принести в жертву в пять раз больше, чем в Сирии». Помимо чисто религиозных интересов иранцами движет беспокойство по поводу резкого подъема суннитского исламистского восстания в Ираке. Они не смогли заранее предугадать его, так как сосредоточили все внимание на Сирии. В Тегеране опасаются перспективы возвращения суннитского меньшинства к власти у самых иранских границ. В 1980-88 г.г. страна восемь лет вела войну с Ираком Саддама Хусейна: этот конфликт оставил после себя глубокие шрамы и миллион погибших. Поэтому иранцы стараются избежать повторения подобного сценария. Тегеран также опасается дестабилизации Ирака еще и потому, что не хочет оказаться в окружении «несостоявшихся» государств. Ведь у иранцев и так уже есть граница с Афганистаном.

Негативную роль сыграл и основной союзник США в этом районе – Эр-Рияд. В первую очередь речь идет о финансовой и моральной поддержке суннитского сообщества Ирака, которая опирается на салафитскую (радикально-экстремисткую и по своей сути антишиитскую) религиозную риторику. В военной сфере саудовская поддержка исламистов носит по большей части финансовый характер: тайные фонды саудовских спецслужб, исламские фонды, частные организации, бизнесмены и религиозные деятели выделяют огромные средства. Дело в том, что после свержения Саддама Хусейна в регионе обрисовался своеобразный шиитский полумесяц от Тегерана до Бейрута, Багдада и Дамаска. Саудовская Аравия оказалась в его окружении со всех сторон за исключением востока и юга. В Бахрейне последние три года не стихают направленные против суннитских властей восстания шиитского большинства. Эр-Рияд открыто вмешался в развитие событий, направив свои войска для подавления там мятежа. В Йемене продолжает набирать обороты движение зейдитов (ответвление шиизма), которое представляет угрозу для юго-западных границ Саудовской Аравии. Кроме того, внутри самого саудовского королевства вот уже три года бурлят выступления 12% шиитского населения, которое по большей части проживает в нефтеносной Восточной провинции. 

В борьбе с шиитами на кону стоит доминирующее положение аравийских монархий в Персидском заливе и на Ближнем Востоке. В 2003 году они в штыки восприняли решение американцев сформировать в Ираке шиитское правительство и сейчас серьезно обеспокоены влиянием Тегерана в Багдаде. Они видят за всем руку Ирана, который стремится дестабилизировать их с помощью шиитских восстаний по всему региону. И это беспокойство Эр-Рияда становится лишь сильнее при виде прогресса в переговорах Ирана и западных стран по ядерной программе ИРИ.

Эр-Рияд всегда был главным союзником США в регулировании нефтяного рынка, однако его роль может потерять былое значение в случае нормализации отношений с Ираном, которому принадлежат вторые по величине в мире запасы нефти. Но хотя Эр-Рияд сейчас не скрывает своей радости при виде трудностей иракских шиитов, нельзя не усомниться в том, что победа исламских радикалов принесет ему такую уж большую пользу. Хотя ИГИЛ поддерживает тесные связи с саудовским ваххабито-суннитским движением, однако эта организация преследует собственные политические цели: сформировать в регионе халифат на территории всех арабских государств, включая КСА. Поэтому в перспективе непомерные амбиции ИГИЛ могут создать угрозу и для границ Саудовской Аравии. Тем более что неделю назад ИГИЛ объявило о создании халифата. Лидер группировки Абу Бакр аль-Багдади провозгласил себя халифом нового государства, обратившись с призывом к мусульманам всего мира присягнуть ему на верность.

Конечно, сейчас возникает вопрос – а насколько серьезно следует воспринимать данный халифат? Действительно ли это означает крах старого порядка на Ближнем Востоке и начало тотальной суннито — шиитской войны, которая воспламенит весь регион? Как представляется, даже если вооруженное выступление ИГИЛ будет подавлено, отголоски этого еще долгое время будут бередить Ближний Восток, приводя к новым вооруженным выступлениям, мятежам и терактам. Негативное проявление всего этого состоит и в другом — курдам в Ираке представилась возможность укрепить свои позиции. И если шиитское большинство будет и дальше выступать против создания инклюзивного правительства с адекватным участием всех конфессий и этносов, то страна может распасться на части. Не случайно, уже 3 июля президент Иракского Курдистана Масуд Барзани попросил свой парламент подготовиться к референдуму о независимости. Он призвал законодателей сформировать избирательную комиссию, которая назначит дату и начнет организацию голосования об отделении ныне автономного региона от остальной части Ирака — арабской. «Настало время определить свою судьбу; мы не должны ждать, пока другие определят ее за нас», –  сказал Барзани на закрытом заседании курдского парламента в четверг, которое позже транслировалось по телевидению. «Это усилит нашу позицию и будет мощным оружием в наших руках», – цитирует его «Аль-Джазира». И Нури аль-Малики во многом сам виноват в этом, так как своей твердолобостью он сорвал 1 июля возможность сформировать устойчивое правительство в Багдаде, после чего курды и сунниты покинули первую сессию новоизбранного иракского парламента, поскольку шиитское  большинство не смогло назначить премьер-министра.

Но значит ли это, что халифат будет жить? Существование нового халифата скорее всего будет недолговечным. Нетерпимые и безжалостные методы ИГИЛ в конечном итоге наверняка приведут к разрыву этой организации с группами местных суннитов, которые сейчас работают бок о бок с джихадистами. Газета The New York Times цитирует председателя Иракского племенного революционного совета. С одной стороны, он восхваляет ИГИЛ за то, что она помогла поднять восстание иракских суннитов против правительства аль-Малики. В то же время, как только глава этого совета слышит о новом халифате, он грубо выражается в отношении пресс-секретаря ИГИЛ, отмечая, что племена — и без того уже мусульмане, которые не позволят кому бы то ни было управлять собой во имя ислама. Кроме того, в отличие от ИГИЛ, подавляющее большинство вооруженных боевиков в Сирии не желают стирания нынешних границ между Сирией и Ираком.

Так что не исключено, что очень скоро новый халифат будут вспоминать как кровопролитную, но неудачную попытку повернуть ход истории вспять. Но при этом относительно стабильный и благополучный курдский регион на севере Ирака, уже пользующийся фактической независимостью, показывает, что при любом исходе нынешнего конфликта разделение Ирака вполне реально.

Результатом такого расчленения может стать создание курдского государства на севере Ирака, суннитского — в центре и шиитского — на юге. В долгосрочной перспективе такая схема может привести либо к полному разделению, либо к созданию многонационального федеративного государства. Результат будет зависеть от развития событий внутри этих автономных регионов и от отношений между ними. При таком сценарии противоборствующие стороны в Ираке скорее всего прекратят воевать друг с другом независимо от того, каков будет статус разделяющих их границ — де-факто или де-юре.


Виктор Титов, кандидат исторических наук, политический обозреватель по Ближнему Востоку


http://ru.journal-neo.org/2014/07/07/rus-irak-sunnito-shiitskoe-protivostoyanie-ili-politicheskij-konflikt/
Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя кислая
кислая(3 года 5 месяцев)(23:18:51 / 07-07-2014)

 И еще маленькая статья на тему Ирака, Америки и России

События в Ираке – очередная битва в холодной прокси-войне между США и Россией

Пока Белый дом тянул с ответом на стремительное наступление «Исламского государства» в Ираке, к ситуации подключились российские военные, и на помощь сражающемуся правительству Нури аль-Малики были отправлены самолёты и пилоты.

Вот и ещё один пример того, как Россия обыгрывает США на мировой арене. Американцы пообещали поставить в Ирак истребители F-16, чтобы дать Малики превосходство в воздухе над «Исламским государством». Однако из-за возникших в Ираке волнений подрядчики, которые должны были принять американские самолёты, покинули страну, что подтолкнуло Пентагон отстрочить поставку истребителей. При этом представитель Пентагона полковник Стивен Уоррен отмёл критику по поводу того, что поставки самолётов задерживаются из-за проволочек в Пентагоне: «Я не думаю, что мы действовали сколько-нибудь медленнее, чем следовало бы».

Это промедление позволило Владимиру Путину – который ранее не проявлял к Ираку особого интереса – вмешаться в ситуацию. Российский лидер приказал отправить в Ирак 12 штурмовиков Су-25. Предполагалось, что управлять самолётами будут иракские пилоты. Однако многие из них не имеют соответствующей подготовки – их учили летать на F-16, так что России пришлось направить в Ирак своих пилотов.

Противостояние с Вашингтоном

Поставка российских самолётов лишний раз говорит об отказе России от прямой конфронтации с США и переходе к холодной прокси-войне. Россия противостоит интересам США по всему миру, наиболее активно в Иране и на Украине. Ирак стал очередным этапом.

Самолёты – просто ещё один способ задеть Вашингтон, а заодно и лишний раз напомнить всему миру, насколько ошибочной была политика США в Ираке.

Ещё до начала американского вторжения российский лидер был одним из самых ярых его критиков. «Использование силы за пределами своей страны, согласно действующему международному законодательству, может производиться только с санкции ООН. Всё, что делается без санкции Совбеза ООН, не может считаться законным и оправданным. Я сдерживаюсь изо всех сил, подбирая слова», — сказал тогда Путин.

По мере продолжения военных действий Путин и его коллеги часто делали резкие замечания в адрес Америки. Так, в 2012 году российский министр иностранных дел Сергей Лавров назвал войну в Ираке «полным провалом». «Мы очень обеспокоены происходящим в Ираке. Мы давно предупреждали, что авантюра, которую затеяли американцы и англичане, ни к чему хорошему не приведёт», – заявил Лавров.

Защита интересов России

По мнению профессора политических исследований Университета Джонса Хопкинса и эксперта по России Роберта Фридмана, хаос в Ираке даёт России возможность бороться с исламским экстремизмом. На Южном Кавказе много суннитов, которых может привлечь Халифат. Перемещаясь по пустыне, они станут хорошей мишенью для авиаударов.

Кроме того, в случае победы экстремистов Россия может забыть о своих инвестициях, сделанных в разработку нефтяных месторождений Ирака, полагает Фридман.

перевод http://mixednews.ru/archives/60915первоисточник http://www.cnbc.com/id/101807024
Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 2 месяца)(23:24:06 / 07-07-2014)
Курдистан и Халифат

Вот уже несколько недель идёт процесс образования двух новых сущностей, в которые мало кто верил, - Курдистана и Халифата. Анализ Тьерри Мейсана, согласно которому их появление на свет осуществляется под руководством Вашингтона, подтверждается происходящими событиями. В приводимой статье он рассматривает последние из этих событий.


После падения Мосула я утверждал, что текущая война в Ираке должна интерпретироваться не как деяние ИГИЛ, а как совместное наступление джихадистов и местной курдской администрации с целью реализации американского плана перестройки страны [1]. Я тогда был одинок в этом суждении, и моя точка зрения казалась не соответствующей действительности. Через три недели она стала очевидной.


Создание Курдистана

20 июня Израиль купил у местной курдской администрации нефть, которую она украла в Киркуке, несмотря на озвученное на весь мир предупреждение федерального правительства Ирака [2]. Помощь в транспортировке нефти была оказана ИГИЛом, которое контролирует нефтепровод, и Турцией, которая разрешила загрузку танкера в порту Джейхан.

25 июня политические партии иракских курдов отложили в сторону разногласия и сформировали единый орган самоуправления. До этого они были разделены на две большие коалиции, одну протурецко-израильскую , руководимую Демократической партией Курдистана (ДПК) Барзани, а другую просирийскую, руководимую Патриотическим союзом Курдистана (ПСК) Талабани. Союз этих двух фракций был бы невозможен без предварительного соглашения между Тель-Авивом, Вашингтоном и Тегераном.

Менди Сафади, друзский политический деятель, обеспечивающий связь между Израилем и боевиками в Сирии, передал Реувену Ривлину от курдской левой Партии в Сирии письмо, в котором поздравил его с выборами в Кнессет и призвал поддержать создание независимого Курдистана на приграничных территориях Сирии и Ирака.

26 и 27 июня британский министр иностранных дел Уильям Хейг нанёс визит в Багдад и Эрбиль. Как и было предусмотрено заранее, он призвал Премьер-министра Нури аль-Малики сформировать совместное правительство, зная, что он это не сделает. Это упражнение в стиле вызвало улыбку лондонской прессы, которая посчитала этот совет «слишком запоздалым» [3]. Кроме того, он обсудил с Массудом Барзани вопрос о будущей независимости Курдистана. Как всегда приход англичан знаменует собой решительный момент.

29 июня израильский Премьер-министр Беньямин Нетаньяху нарушил табу: в своей речи в Институте исследований национальной безопасности тель-авивского университета он заявил, что Израиль поддерживает создание независимого курдского государства. Из-за осторожности он воздержался уточнить его границы, которые могут быть скорректированы со временем [4].

3 июля председатель местного правительства Курдистана Массуд Барзани призвал свой парламент провести референдум по самоопределению. Неудивительно, что Белый Дом публично заявил о своей поддержке «демократичного, плюралистичного и единого Ирака», тогда как вице-президент Джо Байден встретился в частном порядке с главой кабинета г-на Барзани Фуадом Хуссейном и обсудил с ним вопросы по проведению этого референдума.

Трудно представить, что ДПК (многочисленная в Ираке, но малочисленная в Сирии) способна организовать референдум одновременно в двух странах. Следовательно, Вашингтон должен будет довольствоваться Курдистаном, отделённым от сегодняшнего Ирака, и отложить на более поздний срок раздел Сирии и Турции. А в данный период времени он множит тяжкие послания Дамаску, с которым он снова заговорил, и Турции, которая им совершенно не верит.

Вопрос о том, какова будет внешняя политика нового государства, волнует весь мир. До сегодняшнего дня сторонникам Барзани удалось создать островок процветания, но они нацелили его на Израиль. Если этот выбор продолжится, он полностью изменит стратегические отношения во всём регионе.


Призрак Халифата

Тем временем ИГИЛ, который называют Исламским Эмиратом, провозгласил создание Халифата. В пространном лирическом тексте, напичканном цитатами из Корана, заявляется, что в связи с установлением шариата на обширной территории, которую он контролирует в Сирии и Ираке, он пришёл к выводу о том, что настало время Халифата. Он объявляет об избрании своим руководителем Халифа Абу аль-Багдади, и каждый верующий должен ему подчиняться [5]. Фотография нового главы государства не представлена, и никто не знает, существует ли на самом деле аль-Багдади или имя «халифа Ибрагима» всего лишь пугало.

Если взятие севера Ирака было благосклонно воспринято некоторой частью мусульманского мира, есть сомнение в том, что претензия управлять им целиком оценивалась по-другому.

Аль-Каида Исламского Магриба (АКИМ) оказала поддержку «героям Исламского Эмирата». А Аль-Каида Аравийского полуострова (АКАП) послала им наилучшие пожелания успехов и побед. Другие формирования, связанные с Аль-Каидой, такие как Боко Харам в Нигерии и Шабаб в Сомали, вероятно, заявят о своей преданности позднее. Таким образом, осуществляется постепенное превращение Аль-Каиды из международной террористической сети в непризнанное государство.

Как бы то ни было, Исламский Эмират продолжает свою поступь с осторожностью. Он в ограниченных пределах может проводить боевые операции, но старается не задевать интересы Вашингтона и его союзников, включая и тех, кто стал таковыми по обстоятельствам. Так, в Самарре он постарался избежать нападений на мавзолеи шиитских имамов с тем, чтобы не спровоцировать Иран.

Сейчас в Вашингтоне раздаются голоса в поддержку перекраивания Ирака. Так, Майкл Хайден, бывший директор АНБ и ЦРУ высказал на Fox News следующий вердикт: «С завоеванием повстанцами значительной части суннитской территории Ирак практически прекратил своё существование. Его раздел неизбежен». Эти заявления сопровождаются призывами к интервенции. Бывший советник Джорджа Буша, а затем посол в Ираке Джеймс Джеффри истолковал это так: «(Джихадисты) никогда не останавливались, даже в 2010 и 2011 годах, когда я там был. Они были полностью разбиты и потеряли поддержку населения. Мы преследовали их по пятам, и они не смогли подняться. Нет никаких средств их урезонить, нет средств их сдержать, их нужно убивать».

Западная пресса интерпретирует эти позиции как спор между сторонниками раздела Ирака и теми, кто выступает за силовую поддержку единства этой страны. На самом деле, программа Вашингтона предельно ясна: сначала дать возможность джихадистам разделить Ирак (а, возможно, и Саудовскую Аравию) на части, а затем, когда они выполнят свою задачу, покончить с ними.

Потому президент Обама и не спешит, и максимально затягивает дело. В нарушение американо-иракского договора об обороне он направил в Ирак всего лишь 800 человек, в числе которых только 300 военных советников, а остальные обеспечивают охрану американского посольства.

Тьерри Мейсан

http://www.voltairenet.org/article184623.html

Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 2 месяца)(23:33:20 / 07-07-2014)
equinox, RU07.07.14 12:02
а че, прикольная ситуевина....кучка каких-то отмороженный дебилов с оружием гуляет по ближнему востоку, причем по тем государствам, где дохрена нефти, а международное сообщество или как их там сейчас называть этих п*д*растов молчит, как в рот воды набрало....чьи интересы защищают эти у**и думаю всем понятно
Аватар пользователя dr_eburg
dr_eburg(3 года 11 месяцев)(02:20:32 / 08-07-2014)

За окном не воюют, а за океаном - их проблемы.

Аватар пользователя ko_mon
ko_mon(5 лет 9 месяцев)(02:37:49 / 08-07-2014)

Спасибо за интересную статю! и за дополнения.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...