Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Откуда приходят мигранты.

Аватар пользователя Reader

Миграция душит наши города, наши школы, наше метро. Миграция — это потоп, она заливает за край, и мы все тонем. Так считают в России. Но потоп не там, куда мигрируют, а там — откуда. Истинные масштабы миграции понятны лишь у ее истока.

О причинах миграции из Таджикистана рассказывает Ксения Диодорова

Фото: Ксения Диодорова
Миграция душит наши города, наши школы, наше метро. Миграция — это потоп, она заливает за край, и мы все тонем. Так считают в России. Но потоп не там, куда мигрируют, а там — откуда. Истинные масштабы миграции понятны лишь у ее истока — на Памире. Я прожила здесь месяц

Фото: Ксения Диодорова


Дорожка к ручью совсем замерзла, Майрам пошла за водой, поскользнулась и упала, три дня у нее не двигалась рука, потом приехал врач из соседнего кишлака, посмотрел и сказал, что перелома нет, две недели нужно прикладывать траву эспандены и все пройдет.

Фото: Ксения Диодорова


Майрам живет в кишлаке Бардара, что находится в долине Бартанга. А ее дочь Гарибсольтон — в Москве. Она работает посудомойкой в торговом центре за МКАД, в узбекском кафе, которое держит азербайджанец.

Фото: Ксения Диодорова


Рядом построили несколько корпусов общежития специально для трудовых мигрантов, которые здесь работают. Кормят бесплатно, а за жилье нужно платить 3 тысячи в месяц. Это хорошо, потому что остальное можно отправлять домой.

Фото: Ксения Диодорова


Отец Гарибсольтон долго искал номер дочери, разговаривают очень редко, раз в месяц, связи здесь нет, электричество выключают часто, телефон почти все время разряжен. Когда приедешь? Иншаллах, скоро. Скоро, милая. Привези мне смартфон. Боль дана судьбой

Фото: Ксения Диодорова


В дом зашла дочка Гарибсольтон, на ней розовые очки с Микки-Маусом, на стене висит пакет H&M с цветной шерстью для вязания джурабов. Гульсара останавливает рукой колыбель и склоняется над ней.

Фото: Ксения Диодорова


Она смотрит на меня и незаметно кормит ребенка. Сегодня весь день идет снег. Если ночью не перестанет и выпадет еще пять сантиметров, то может сойти лавина, и тогда дорогу закроют, и я останусь здесь до весны

Фото: Ксения Диодорова


Муж Гарибсольтон умер от рака три года назад, он был директором школы. Когда его похоронили, она уехала в Москву. Я привезла ей фотографии сына и дочки. Она шла через торговый центр по желтому блестящему мрамору и целовала их лица на глянцевой бумаге.

Фото: Ксения Диодорова


Иногда заходишь в какой-нибудь дом днем и видишь спящего мужчину. В кишлаке встают рано, а он спит. Он приехал из Москвы, несколько лет работал и теперь высыпается. Он будет высыпаться несколько недель или месяцев, а потом поедет обратно, потому что нужно поднимать семью, нужно, чтобы сестра пошла учиться, нужно за свет платить, нужно покупать дрова.

Фото: Ксения Диодорова


Раньше при Союзе сажали лес, а теперь не сажают, и дров больше нет. Там наверху есть месторождение угля, но разрабатывать его для государства очень дорого. Сын Замира пошел за кустарником на тот берег, зацепился за канат и упал в реку. И утонул.

Фото: Ксения Диодорова


На белом снегу — капли крови и кусочки коры. На белом есть только черное и коричневое и немного неба. Брейгель, и еще пахнет пловом. Здесь, в кишлаке, сегодня всех кормят пловом. В доме Бахтовара праздник, вернулся сын. Мы ехали вместе из Душанбе в одной машине. Его депортировали. Он не был дома шесть лет. Сейчас, когда я пишу этот текст, он, возможно, уже снова летит в Москву.

Фото: Ксения Диодорова


Последние семь месяцев я работала над документальным фотопроектом «В холоде». Это история о 24 семьях трудовых мигрантов: здесь, в России, и у них дома, в Таджикистане. Я запустила crowdfunding, чтобы собрать средства на издание книги «В холоде» за 60 дней.

Фото: Ксения Диодорова
Тут нет дорог, нет связи, нет леса, нет промышленности и очень часто отключают электричество

Фото: Ксения Диодорова


Раньше это был Советский Союз — работала ГЭС, добывали уголь и алюминий, выращивали и обрабатывали хлопок. Здесь сажали лес, чтобы у людей были дрова.

Фото: Ксения Диодорова


Теперь это Горно-Бадахшанская автономная область Таджикистана. Здесь по-прежнему живут люди, но для жизни здесь теперь ничего нет.

Фото: Ксения Диодорова


Каждый год из Таджикистана в Россию мигрируют сотни тысяч человек. Они оставляют свои дома, родителей и детей и отправляются в чужую страну, потому что у себя дома они не могут зарабатывать на жизнь.

Фото: Ксения Диодорова


Дома — встаешь рано утром, идешь за водой, потом за дровами, топишь печку, ставишь на нее алюминиевый кувшин, умываешься, снова за дровами. На завтрак здесь едят «ширчой» — в теплом чае с молоком, маслом и солью размокают куски лепешки. Потом снова за водой — мыть посуду, потом снова на речку — нужно стирать. Так проходит день — просто чтобы жить, есть, спать и не замерзнуть.

Фото: Ксения Диодорова


Их жизнь в России ничем не отличается. Каждый день они проживают с одной целью: помочь семье, которая осталась там. Работают, спят, работают, покупают немного еды, платят за квартиру, спят. Все, чтобы отправить 200-300 долларов домой.

Фото: Ксения Диодорова


Каждый день у метро, в маршрутке, в магазине, во дворе нас окружают люди, о которых мы ничего не знаем, люди с одинаковыми лицами. Здесь, в России, у них появляются новые имена: Дима, Андрей, Миша. И даже между собой они начинают называть себя так.

Фото: Ксения Диодорова


За этим человеком, который плохо говорит по-русски, верит в Аллаха и делает намаз, там, в горах, стоят пожилые люди, его родители, они топят буржуйку и варят нут. Белье во дворе сохнет уже третий день, вода с него стекает и замерзает.

Фото: Ксения Диодорова


В углу играет девочка шести лет с прозрачным розовым шариком, она никогда не видела своего отца, потому что родилась тут, на Памире. Он никогда не видел свою дочь, потому что работает в Москве.

Фото: Ксения Диодорова


В хрущевке, в двухкомнатной квартире, по пять-восемь человек в комнате. Здесь очень чисто и мало вещей. В воскресенье все сидят на полу вокруг разложенной на ковре скатерти, пьют чай и едят из одной общей тарелки. Как дома. Где-нибудь в углу стоит стопка матрасов, накрытая покрывалом, ночью их расстилают на полу и спят вот так все вместе, точно так же, как на Памире — чтобы не замерзнуть. Только мерзнут здесь и там по-разному.

Фото: Ксения Диодорова


Когда я вернулась из Таджикистана, у меня были имена 30 героев, но не все номера телефонов. В долине часто отключают электричество, и мобильные с контактами родных месяцами лежат разряженные на полке. Приходилось по несколько недель искать кого-то из героев. Когда мы наконец встречались, я отдавала им гостинцы с Памира: фотографии их родителей, их детей, их домов. То, что я видела совсем недавно, а они — несколько лет назад.  Ксения Диодорова

http://www.uzlit.net/ru/26804

http://www.uzlit.net/ru/26755

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя v.p.
v.p.(5 лет 2 месяца)(18:06:55 / 25-06-2014)

разрешите угадать - виноваты русские, да?

Аватар пользователя Reader
Reader(3 года 6 месяцев)(19:16:39 / 25-06-2014)

Нет, русские ни при чём.
Хотя русские наиболее пострадавшие от миграции из Средней Азии.
Люди оттуда приезжают заработать на кусок хлеба своей семье,
но неподобающе(мягко сказано) себя ведут.
Надо резко ограничить трудовую миграцию из СА региона,
этот блог показывает, что пока не изменят ситуацию в месте
истока, искоренить её невозможно. Как Вы думаете?

Аватар пользователя fruct
fruct(4 года 6 месяцев)(19:29:47 / 25-06-2014)

Как ситуатация может изменится в месте истока?

У нас в Таджикистане свои военные интересы, поэтому и у нас ничего не изменится. Хотя у нас со временем, конечно, изменится и все понимают это.

Аватар пользователя Reader
Reader(3 года 6 месяцев)(19:36:12 / 25-06-2014)

Как ситуатация может изменится в месте истока?

У нас в Таджикистане свои военные интересы, поэтому и у нас ничего не изменится. Хотя у нас со временем, конечно, изменится и все понимают это

Никто не будет искать заработка на чужбине, если и дома
можно семью прокормить, согласны?
Насчёт наших интересов в Таджикистане Вы правильно отметили

Аватар пользователя Redvook
Redvook(4 года 7 месяцев)(20:20:23 / 25-06-2014)

Это про 2015 год вна Украине? Нет? Жаль, очень похоже.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...