Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Луганские ополченцы открыли для беженцев бОльшую часть границы с Россией

Аватар пользователя BRICS

На днях луганские ополченцы взяли под свой контроль бОльшую часть границы с Россией и вытеснили украинских пограничников с нескольких погранзастав. На одной из таких застав под названием Красный Партизан я и побывал. Это 100 километров от Луганска по дороге в российский городок Гуково. Вся дорога и прилегающие к ней селения контролируются ополченцами. На дороге три блокпоста с луганскими и российскими флагами. Мое такси ни разу не тормознули. На самом пограничном пропускном пункте Красный Партизан места украинских пограничников и таможенников заняли бойцы Армии Юго-Востока, которыми здесь командует коренастый казак Алексей Пронин – ротный Первой казацкой сотни города Свердловска войска Донского казачества.

При нем с десяток вооруженных бойцов. Никаких отметок здесь в паспорта не ставят. Даже далеко не у всех спрашивают документы.

- А что документы спрашивать, - отвечают бойцы, - когда и так видно, что люди беженцы - с детьми и пожитками.

ЖИТЕЛИ «ОСВОБОЖДЕННОГО» КАРАТЕЛЯМИ КРАСНОГО ЛИМАНА БЕГУТ В РОССИЮ

С одними такими беженцами я поговорил. У них сломалась машина, и ополченцы помогали ее отремонтировать.

- Мы бежим из Красного Лимана, - рассказали мне женщины, не пожелавшие сфотографироваться.

- Постойте, ведь Красный Лиман недавно захвачен украинской армией, - удивился я. - Война в вашем городе уж закончилась, так зачем бежать?

- В наш город пришли оккупанты и теперь там ведут зачистку, - пояснили женщины. - Они заглядывают в каждый дом, по квартирам, ищут на чердаках, в подвалах и даже под кроватями ополченцев. Могут прийти к вам в любое ночное время. Хотя ополченцы все уж ушли из города. Но теперь выявляют, хватают тех, кто голосовал за республику. Поэтому жители и бегут, хотя многим бежать и некуда. Если солдаты днепропетровские ведут себя еще более или менее нормально, то западенцы хуже зверей. Попробуйте что-то вы им сказать, сразу передергивают автоматы, ругаются и стволы на людей наводят. А про Славянск говорят, как только мы возьмем этот город, так весь его зальем бетоном.

- Вы знаете, они из орудий разрушили все предприятия и административные здания, - рассказывает другая женщина, - они разрушили даже нашу больницу. Правда,только одного человека убили, остальных мы успели вывезти. Я потом спрашиваю ихнего офицера, вы больницу-то зачем разрушили? А он отвечает, вы же поставляли медикаменты сепаратистам.

- Вы врач из этой больницы? - спросил я женщину.

- Можно я не буду рассказывать где я работала... А еще они постоянно стреляют и днем, и ночью. Просто сидят на танке и палят в воздух, несмотря на то что рядом бывают дети.

- Зачем стреляют?

- Они очень всего боятся, пугаются даже шелеста листвы. А еще тут однажды утром они увидели флаг нашей Донецкой народной республики над одним из зданий. Так вот такую пальбу по нему открыли, как озверели просто.

- Вы сейчас в Россию едете, у вас там родные есть?

- Нет никого, но надеемся, что нас на время примут.

РОССИЯ ВСТРЕЧАЕТ БЕЖЕНЦЕВ

Машину отремонтировали, и мои собеседницы вместе с другими беженцами поехали на российскую сторону. Отправился следом за ними и я.

Нейтральная полоса между Луганской народной республикой и Россией почти километр. Наши принимают беженцев без особых формальностей. Правда, случилась заминка у одной женщины с ребенком. Оказалось, что это бабушка с семилетним внуком, а разрешения от родителей ребенка на вывоз дитя в Россию нет. Их повели куда-то улаживать это дело.

Наши пограничники, как обычно, немногословны. Удалось лишь узнать, что беженцы все едут, и едут, и идут, и идут. И что для тех, у кого в России негде обосноваться, поставлены палатки от МЧС неподалеку за КПП. Что есть там для них кровати, еда и врач, и медикаменты.

Зато особисты стали внимательно меня расспрашивать о положении дел в Луганске. И я отослал их на сайт «КП».

Самому же мне перейти на российскую сторону не довелось, хотя и хотелось очень, хотя б сигарет купить. В Луганске сейчас перебои с куревом. Но в этом случае мне бы наши поставили в паспорт штамп на возвращение, потом бы выпустили обратно со штампом выезда. Но поскольку на сопредельной стороне штампы теперь не ставят, то я из Луганщины уже не смог бы проехать на Украину. А если вдруг будет надобность?

Так я вернулся на луганский КПП и продолжил беседовать с ополченцами.

- Не боитесь, что самолет прилетит и обстреляет пост?

- У нас есть чем его свалить.

- Как думаете, хунта двинет войска на Луганск и другие здешние города?

- Двинет, само собой, они не потерпят, что мы открыли границу с Россией. Но взять им нас уже не удастся, не та расстановка сил.

В Луганске тоже все понимают, если каратели вступят в город, то начнется массовая зачистка по примеру Красного Лимана. Так же будут здесь выявлять противников киевской хунты и жестоко с оными расправляться. Поэтому луганчане понимают прекрасно, что ничего хорошего не дождутся от «освободителей». Так иные бегут из города, пытаясь спасти детей, другие готовятся к длительной обороне.

Надо сказать, что украинской армии придется тут воевать не только с Луганском, но и с еще очень многими городами, в числе которых и легендарные – Краснодон, Молодогвардейск и прочие, о которых фашисты всегда помнили с содроганием.
Источник
Центральное информационное агентство Новороссии
newsdon.info

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...