Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Побег из плена

Аватар пользователя bom100
Героический побег из немецкого плена советского летчика Михаила Девятаева предопределил уничтожение ракетной программы Рейха и изменил ход всей Второй мировой войныВ это году исполняется 69 лет, как обычный советский летчик Михаил Девятаев совершил невероятное и стал, по сути, одним из ключевых факторов победы в Великой Отечественной Войне. Находясь в плену, он угнал секретный фашистский бомбардировщик вместе с системой управления для первой в мире крылатой ракеты Фау. Этими ракетами Вермахт планировал дистанционно уничтожить Лондон и Нью-Йорк, а затем стереть с лица земли Москву. Но пленник Девятаев оказался способен в одиночку помешать этому плану сбыться. Исход Второй мировой войны, возможно, был бы совершенно другим, если бы не героизм и отчаянное мужество одного мордвинца по имени Михаил Девятаев, который попал в плен и оказался среди тех немногих, кто выдержал нечеловеческие условия фашистского концлагеря. 8 февраля 1945 года он вместе с девятью другими советскими пленными угнал новейший бомбардировщик Хейнкель-111 с интегрированной системой радиоуправления и целеуказания от секретной крылатой ракеты большой дальности Фау-2 на борту. Это была первая баллистическая крылатая ракета в мире, которая была способна с вероятностью, близкой к 100%, достигать цели на расстоянии до 1500 км и уничтожать целы города. Первой целью был намечен Лондон.В Балтийском море на линии к северу от Берлина есть островок Узедом. На западной его оконечности располагалась секретная база Пенемюнде. Ее называли "заповедником Геринга". Тут испытывались новейшие самолеты и тут же располагался секретный ракетный центр, возглавляемый Вернером фон Брауном. С десяти стартовых площадок, расположенных вдоль побережья, ночами, оставляя огненные языки, уходили в небо "Фау-2". Этим оружием фашисты надеялись дотянуться аж до Нью-Йорка. Но весной 45-го им важно было терроризировать более близкую точку - Лондон. Однако серийная "Фау-1" пролетала всего лишь 325 километров. С потерей стартовой базы на западе крылатую ракету стали запускать с Пенемюнде. Отсюда до Лондона более тысячи километров. Ракету поднимали на самолете и запускали уже над морем.  Авиационное подразделение, осуществлявшее испытания новейшей техники, возглавлял тридцатитрехлетний ас Карл Хайнц Грауденц. За его плечами было много военных заслуг, отмеченных гитлеровскими наградами. Десятки "Хейнкелей", "Юнкерсов", "Мессершмиттов" сверхсекретного подразделения участвовали в лихорадочной работе на Пенемюнде. В испытаниях участвовал сам Грауденц. Он летал на "Хейнкеле-111", имевшем вензель "Г. А." - "Густав Антон". База тщательно охранялась истребителями и зенитками ПВО, а также службой СС.8 февраля 1945 года был обычным, напряженным днем. Обер-лейтенант Грауденц, наскоро пообедав в столовой, приводил в порядок в своем кабинете полетные документы.Внезапно зазвонил телефон:- Кто это у тебя взлетел, как ворона? - услышал Грауденц грубоватый голос начальника ПВО.- У меня никто не взлетал...- Не взлетал?.. Я сам видел в бинокль - взлетел кое-как "Густав Антон".- Заведите себе другой бинокль, посильнее, - вспылил Грауденц. - Мой "Густав Антон" стоит с зачехленными моторами. Взлететь на нем могу только я. Может быть, самолеты у нас летают уже без пилотов?- А вы поглядите-ка лучше, на месте ли ваш "Густав"...  Обер-лейтенант Грауденц прыгнул в автомобиль и через две минуты был на стоянке своего самолета. Чехлы от моторов и тележка с аккумуляторами - это все, что увидел оцепеневший ас. "Поднять истребители! Поднять все, что можно! Догнать и сбить!"... Через час самолеты вернулись ни с чем. С дрожью в желудке Грауденц пошел к телефону доложить в Берлин о случившемся. Геринг, узнав о ЧП на секретнейшей базе, топал ногами - "Виновных повесить!!!". 13 февраля Геринг и Борман прилетели на Пенемюнде... Голова Карла Хайнца Грауденца уцелела. Возможно, вспомнили о прежних заслугах аса, но, скорее всего, ярость Геринга была смягчена спасительной ложью: "Самолет догнали над морем и сбили".Кто угнал самолет? Первое, что приходило на ум Грауденцу, "томми"... Англичан беспокоила база, с которой летали "Фау". Наверное, их агент. Но в капонире - земляном укрытии для самолетов, близ которого находился угнанный "Хейнкель", нашли убитым охранника группы военнопленных. Они в тот день засыпали воронки от бомб. Срочное построение в лагере сразу же показало: десяти узников не хватает. Все они были русскими. А через день служба СС доложила: один из бежавших вовсе не учитель Григорий Никитенко, а летчик Михаил Девятаев.Михаил приземлился в Польше за линией фронта, добрался до командования, передал самолет с секретным оборудованием, доложил обо всем увиденном в немецком плену и, таким образом, предопределил судьбу секретной ракетной программы Рейха и ход всей войны. До 2001 года Михаил Петрович не имел права рассказать даже о том, что к званию Героя Советского Союза его представил конструктор советских ракет С.П. Королев. И что его побег с ракетной базы Пенемюнде 8 февраля 1945 г. позволил советскому командованию узнать точные координаты стартовых площадок ФАУ-2 и разбомбить не только их, но и подземные цеха по производству «грязной» урановой бомбы. Это была последняя надежда Гитлера на продолжение Второй мировой войны до полного уничтожения всей цивилизации. Летчик рассказал: «Аэропорт на острове был ложный. На нём выставили фанерные макеты. Американцы и англичане бомбили их. Когда я прилетел и рассказал об этом генерал-лейтенанту 61-й армии Белову, он ахнул и схватился за голову! Я объяснил, что надо пролететь 200 м от берега моря, где в лесу скрыт настоящий аэродром. Его закрывали деревья на специальных передвижных колясках. Вот почему его не могли обнаружить. А ведь на нём было около 3,5 тыс. немцев и 13 установок «Фау-1» и «Фау-2».Главное же в этой истории не сам факт, что с особо охраняемой секретной базы фашистов изможденные советские пленные из концлагеря угнали военный новейший самолет и достигли «своих», чтобы спастись самим и доложить все что удалось увидеть у врага. Главным был факт, что угнанный самолет Не-111 сам по себе был… пультом управления ракетой ФАУ-2 – разработанной в Германии первой в мире крылатой ракеты дальнего радиуса действия. Михаил Петрович в своей книге «Побег из ада» публикует воспоминания очевидца побега Курта Шанпа, который в тот день был одним из часовых на базе Пенемюнде: «Был подготовлен последний пробный старт V-2 («Фау-2»)… В это время совсем неожиданно с западного аэродрома поднялся какой-то самолёт… Когда он оказался уже над морем, с рампы поднялся ракетный снаряд V-2. …в самолёте, который был предоставлен в распоряжение доктора Штейнгофа, бежали русские военнопленные».Девятаев потом рассказал: «На самолете был радиоприёмник, чтобы задавать курс ракете «Фау-2». Самолёт летел сверху и по радиосвязи направлял ракету. У нас тогда ничего подобного не было. Я, пытаясь взлететь, случайно нажал кнопку старта ракеты. Потому она и полетела в море».http://subscribe.ru/group/na-zavalinke/6615364/

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Тракторист
Тракторист(5 лет 8 месяцев)(11:03:00 / 25-05-2014)

 Этими ракетами Вермахт планировал дистанционно уничтожить Лондон и Нью-Йорк, а затем стереть с лица земли Москву. 


Не в укор героям, но гитлер ниеогда не пустил бы ракеты на столицы этих стран. Москву-да, и не затем а в первую очередь!

Аватар пользователя ЛёликБалаболикЪ

Не в укор героям, но гитлер ниеогда не пустил бы ракеты на столицы этих стран. Москву-да, и не затем а в первую очередь!


Вы это серьезно? А  Фау 1 и Фау 2 по какому городу и в каких количествах стреляли?

Аватар пользователя Тракторист

И сколько ракет прилетело в нй или в в лондон?

Аватар пользователя ЛёликБалаболикЪ

И сколько ракет прилетело в нй или в в лондон?

Мальчик, скажи папе, что бы он показал тебе, как искать информацию интернете.

Просмотрел информацию о Трактоист

Ой, великодушно прости, ты уже, наверное, недоросль или может быть  в ниверситете каком либо скамейки протираешь. А сегодня клинского перебрал и приколоться решил.

Аватар пользователя PIPL
PIPL(4 года 1 неделя)(15:39:30 / 25-05-2014)

Немецкие ракеты "Фау-1" нанесли Англии большой ущерб: было уничтожено 24491 жилое здание, 52293 постройки стали непригодны для жилья. Потери среди населения составили 5864 человека убитыми, 17197 человек тяжело раненными и 23174 человека легкоранеными. В среднем на один самолет-снаряд, достигший Лондона и его окрестностей, приходилось 10 убитых и тяжелораненых. Кроме Лондона, бомбардировке подверглись Портсмут, Саутгемптон, Манчестер и другие города Англии. Несмотря на то, что только половина "Фау-1" достигла цели, эти удары оказывали большой морально-психологический эффект на население Англии.

http://www.weltkrieg.ru/about/259-v1.html

По ссылке есть таблица, у меня она не вставилась.

С 13 июня по 2 сентября 9017 снарядов.

Аватар пользователя alexsword
alexsword(6 лет 2 месяца)(11:06:24 / 25-05-2014)

Такое форматирование - неуважение к читателям:

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 месяц)(13:02:18 / 25-05-2014)
Биография


Михаил Петрович Девятаев родился в семье крестьянина и был 13-м ребенком в семье. По национальности мокшанин. Член КПСС с 1959 года. В 1933 году окончил 7 классов, в 1938 году — Казанский речной техникум, аэроклуб. Работал помощником капитана баркаса на Волге.


Военный лётчик


В 1938 году Свердловским РВК города Казань призван в Красную Армию. Окончил в 1940 году Чкаловскую военно-авиационную школу лётчиков.


На фронте


В действующей армии с 22 июня 1941 года.[1] Боевой счёт открыл 24 июня, сбив под Минском пикирующий бомбардировщик Junkers Ju 87. Вскоре отличившихся в боях вызвали из Могилёва в Москву. Михаил Девятаев в числе других был награждён орденом Красного Знамени.

23 сентября 1941 года при возвращении с задания Девятаев был атакован немецкими истребителями. Одного из них он сбил, но и сам получил ранение в левую ногу. После госпиталя врачебная комиссия определила его в тихоходную авиацию. Он служил в ночном бомбардировочном полку, затем в санитарной авиации. Только после встречи в мае 1944 года с А. И. Покрышкиным он вновь стал истребителем.

Командир звена 104-го гвардейского истребительного авиационного полка (9-я гвардейская истребительная авиационная дивизия, 2-я воздушная армия, 1-й Украинский фронт) гвардии старший лейтенант Девятаев сбил в воздушных боях 9 вражеских самолётов.[источник не указан 324 дня]

10 сентября 1941 года сбил Ju-88 в районе севернее Ромен (на Як-1 в составе 237 ИАП).

13 июля 1944 года сбил FW-190 в районе западнее Горохува (на Аэрокобре в составе 104 ГИАП, в тот же день был сбит и попал в плен).


Плен


Вечером 13 июля 1944 года вылетел в составе группы истребителей P-39 под командованием майора В. Боброва на отражение налёта вражеской авиации. В воздушном бою в районе Львова самолёт Девятаева был подбит и загорелся; в последний момент лётчик покинул падающий истребитель с парашютом, но при прыжке ударился о стабилизатор самолёта. Приземлившись в бессознательном состоянии на захваченной противником территории, Девятаев попал в плен.[2]

После допроса Михаила Девятаева перебросили в разведотдел абвера, оттуда — в Лодзинский лагерь военнопленных, откуда вместе с группой военнопленных-лётчиков он 13 августа 1944 года совершил первую попытку побега. Но беглецы были пойманы, объявлены смертниками и отправлены в лагерь смертиЗаксенхаузен. Там Михаилу Девятаеву удалось сменить статус смертника на статус «штрафника», и он вскоре был отправлен на остров Узедом, где в ракетном центре Пенемюнде шли разработки нового оружия Третьего рейха — крылатых ракет «Фау-1» и баллистических ракет «Фау-2».


Побег на самолёте


Побег группы Девятаева

8 февраля 1945 года группа советских военнопленных из 10 человек захватила немецкий бомбардировщикHeinkel He 111 H-22 и совершила на нём побег из концлагеря на острове Узедом (Германия). Пилотировал его Девятаев. Немцы выслали вдогонку истребитель, но тот не сумел их обнаружить. Самолёт был обнаружен истребителем, возвращающимся с задания, но приказ немецкого командования «сбить одинокий „Хейнкель“» не выполнил из-за отсутствия боеприпасов. В районе линии фронта самолёт обстреляли советские зенитные орудия. Пришлось идти на вынужденную посадку. «Хейнкель» сел на брюхо южнее деревни Голлин (ныне предположительно Голина (старгардский повят) (англ.)русск. в гмине Старгард-ЩециньскиПольша) в расположении артиллерийской части 61-й армии[3]. В итоге, пролетев чуть более 300 км, Девятаев доставил командованию стратегически важные сведения о засекреченном центре на Узедоме, где производилось и испытывалось ракетное оружие нацистского рейха, точные координаты стартовых установок ФАУ, которые находились вдоль берега моря. Доставленные Девятаевым сведения оказались абсолютно точными и обеспечили успех воздушной атаки на полигон Узедом. Девятаев и его соратники были помещены вфильтрационный лагерь,[4] где в сентябре 1945 года Девятаева нашёл С. П. Королёв, назначенный руководить советской программой по освоению немецкой ракетной техники, и вызвал на Пенемюнде[5]. Здесь Девятаев показал советским специалистам места, где производились узлы ракет и откуда они стартовали. Именно за помощь в создании первой советской ракеты Р-1 — копии ФАУ-2 — Королёв в 1957 году смог представить Девятаева к званию Героя. В ноябре 1945 года Девятаев был уволен в запас. В 1946 году, имея дипломкапитана судна, устроился дежурным по вокзалу в Казанском речном порту. В 1949 стал капитаном катера[6].


После войны


Лишь в 1957 году, благодаря вмешательству легендарного конструктора космических кораблей Сергея Королёва, после рассказа об их подвиге в газетах, Михаилу Девятаеву 15 августа 1957 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Михаил Девятаев до своих последних дней жил в Казани. Пока позволяли силы, работал капитаном речного флота, в том числе возглавлял экипажи самых первых отечественных судов на подводных крыльях — «Ракета» и «Метеор».

Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени[7]орденами Отечественной войны I и II степеней[1], медалями. Почётный гражданин Республики Мордовия, а также городов: российской Казани и немецких Вольгаста и Цинновица.


    Бюст М. П. Девятаева  на Арском кладбище Казани



Михаил Девятаев похоронен в Казани на старинном Арском кладбище, где расположен мемориальный комплекс воинов Великой Отечественной войны.


Память о герое


   Девятаев М. П. на Пантеоне памяти в Парке Победы (Казань)


  • В Торбееве, на Октябрьской улице, 8 мая 1975 года открыт Дом-музей Героя Советского Союза М. П. Девятаева.
  • В Казани, в Вахитовском районе, от Речного вокзала до улицы Татарстан, проходит улица Девятаева (бывшая Портовая).
  • Его имя носит малый ракетный корабль проекта 1234.1, находящийся в составе 166-го Новороссийского Краснознамённого дивизиона малых ракетных кораблей 41-й бригады ракетных катеров.
  • В Казани на могиле М. П. Девятаева на Арском кладбище установлен бюст.
  • В Германии ему и девяти его товарищам поставлен памятник в знак признания особого значения их побега с секретной базы Пенемюнде.
  • В Казани эксплуатируется судно на подводных крыльях «Герой М. П. Девятаев» типа «Метеор».
  • Казанский речной техникум носит имя Девятаева
  • В Казани в Парке Победы на Пантеоне вокруг вечного огня установлена памятная табличка с данными М. П. Девятаева с упоминанием, что звание Героя Советского Союза ему было присвоено лишь в 1957 году.
  • В Вологде установлен памятник «Побег из ада».[8]

Примечания


  1. ↑ 1 2 Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг Народа» (архивные материалы ЦАМО,ф. 33оп. 690155д. 355л. 18-19)
  2.  Покрышкин А. И. Гвардия громит врага // Познать себя в бою. — М.: ДОСААФ, 1986. — 492 с. —95 000 экз.
  3.  Михаил Девятаев и He-111H-22
  4.  Наталия Беспалова, Михаил Черепанов. Личный враг фюрера. Герой Советского Союза Михаил Девятаев пострадал из-за дамского каприза. «Российская газета» — Волга — Урал (№3366 от 16 декабря 2003 г.). Проверено 11 января 2011.
  5.  Будущий Генеральный конструктор советских ракет сам был освобождён из шарашки лишь за полгода до этих событий
  6.  Татарская Газета № 12, 23.11.1998
  7.  Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг Народа» (архивные материалы ЦАМО,ф. 33оп. 686044д. 4402л. 9-10)
  8.  Пётр Давыдов, Алексей Колосов Подвиг сбежавших из ада увековечат в Вологде // Красный Север : газета. — 2010. — № 31 (26416) от 25 марта.

Литература
  • Девятаев М. П. Полёт к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972.
  • Кривоногов И. П. Родина зовет. — Горький: Горьковское книжное издательство, 1963. — 192 с. / Литературная запись Ирины Сидоровой. Издание второе, дополненное
  • Побег из ада. — Казань: Татар. кн. изд-во, 1988.
  • Стуриков Н. А. «Сотый шанс». — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1978.
  • Девятаев М. П. Побег из ада. — Казань: Татар. кн. изд-во, 2000. — 192 с.
  • Девятаев М. П. Воспоминания, отклики, публицистика, хроника. — Саранск, тип. Красный Октябрь, 2007. — 248 с.
  • Черепанов М. В. Побег, остановивший «ангела смерти» / Зачем живым Долина Смерти? /www.kremnik.ru/. — Казань, изд-во Хэтер, 2006. — 368 с.
  • Интервью М. П. Девятаева о поездке с С. П. Королевым в Пенемюнде. Видеозапись 8.2.2002. Казань. — www.kremnik.ru
  • Документальный фильм о Девятаеве

Побег группы Девятаева (известен по книгам как побег Девятаевапобег из ада и даже как полёт к солнцу) — побег группы из десяти советских военнопленных во главе с лётчиком-истребителем М. П. Девятаевым на захваченном немецком самолёте-бомбардировщике Heinkel He 111 8 февраля 1945 года из немецкого концлагеря Пенемюнде (с острова Узедом, на котором производились испытания ракет Фау-1 и Фау-2).

 

За этот подвиг он претендует на самую высшую награду Великобритании. В нашем понятии в центре Лондона должен стоять памятник "дяде Мише"

Состав группы


В состав группы, совершившей побег на немецком самолёте-бомбардировщике, входили 10 советских военнопленных:

  • Михаил Девятаев — советский лётчик-истребитель, 104 ГИАП (гвардейский истребительный авиационный полк), 9 ГИАД (гвардейская истребительная авиационная дивизия, командир А. И. Покрышкин[1][2]), старший лейтенант, уроженец села Торбеево (Мордовия). Был сбит 13 июля 1944 года в бою под Львовом, покинул подбитый самолёт спарашютом, приземлился в расположении противника, был взят в плен и направлен в Лодзинский лагерь, затем — вНовый Кёнигсберг, откуда вместе с другими пленными пытался бежать, сделав подкоп. После неудачной попытки побега направлен в лагерь смерти Заксенхаузен, где парикмахер-подпольщик, сочувствующий коммунистам, заменил его жетон смертника на жетон умершего в лагере учителя с Украины Григория Степановича Никитенко.[3] Некоторое время состоял в лагерной команде «топтунов», испытывающих обувь на прочность по заказу производителей обуви, а в октябре под чужим именем был в составе группы заключённых направлен на остров Узедом.[4] По собственным признаниям, Девятаев задумал побег на вражеском самолёте практически сразу после попадания в плен (вероятно, после того, как в первые дни плена услышал от Сергея Вандышева рассказ о неудачной попытке другого пленного советского лётчика захватить немецкий самолёт в воздухе).[5]
  • Иван Кривоногов — уроженец села Красная Слобода Борского района Нижегородской области, был пехотинцем и носил звание лейтенанта. Участвовал в сражениях на границе, попал в плен в первые дни войны (6 июля 1941 года).[6]В плену жил под вымышленными именем «Иван Корж», выдавая себя за украинца. Так же, как и Девятаев, участвовал в неудачной подготовке побега; при подготовке побега убил лагерного полицая, за что был отправлен в концлагерь Натцвиллер под Страсбургом, а оттуда, в конце 1943 года — на остров Узедом; в 1944 году пытался вместе с группой единомышленников организовать побег с острова на лодке, однако реализовать свой план им не удалось.[7]
  • Владимир Соколов — уроженец Вологодской области, артиллерист, в плен попал в начале 1942 года, два раза пытался бежать, за попытку побега был отправлен в концлагерь, где познакомился с Кривоноговым,[8] вместе они были направлены на Узедом и вместе планировали побег с острова на лодке.
  • Владимир Немченко — белорус, после попытки побега немцы выбили ему один глаз и отправили на остров Узедом.[9]
  • Фёдор Адамов — уроженец села Белая Калитва Ростовской области
  • Иван Олейник — уроженец кубанской станицы Анастасиевская, начало войны встретил на Украине во время занятий в полковой школе в звании сержанта. Его взвод попал в окружение и не смог пробиться к своим, после чего он на базе взвода организовал партизанский отряд; во время одного из столкновений с немецкими силами охраны порядка Олейник попал в плен и был отправлен на работы в Германию.[10]
  • Михаил Емец — уроженец села Борки Гадячского района Полтавской области, был политруком и носил звание старшего лейтенанта. Попал в плен в июне 1942 года.[6]
  • Пётр Кутергин — 1921 года рождения, место рождения — станция Чернушка Свердловской области (в настоящее время станция находится на территории Пермского края).[11]
  • Николай Урбанович — уроженец села под Бобруйском, попал в плен мальчиком и был угнан в Германию во время наступления немецких войск в 1941 году. После двух попыток побега был отправлен в концлагерь, а оттуда, в 1943 году — на Узедом. Познакомился с Девятаевым во время работы в бригаде, через него Девятаев устанавливал контакт с группой Кривоногова — Соколова.[12]
  • Тимофей Сердюков (в воспоминаниях Девятаева упоминается как Дмитрий) — познакомился с Девятаевым в лагере, после того как тот избежал смерти, укрывшись под фамилией Никитенко. Сердюков был соседом Девятаева по нарам, и вместе с ним был направлен на Узедом. По воспоминаниям Девятаева и Кривоногова, имел весьма беспокойный характер и, зная о тайне Девятаева, а затем — и о плане побега, доставлял им немало беспокойства.

Подготовка к побегу


После прибытия на остров Девятаев сблизился с Кривоноговым и Соколовым, которые с группой советских пленных планировали побег на лодке через пролив, и попытался убедить их в том, что лучше бежать на вражеском самолёте,[13][14]после чего они вместе стали набирать команду из заключённых, работавших рядом с аэродромом, стараясь сплотить в аэродромной команде надёжных, внушающих доверие людей и вытеснить из неё тех, кто внушал опасения. Некоего Цыгана, помощника бригадира из числа заключённых, вытеснили из аэродромной группы, инсценировав кражу; на его место был поставлен Немченко. Во время работ и по вечерам в бараке Девятаев тайно изучал приборные панели и оборудование кабины самолёта по фрагментам кабин разбитых машин, находившихся на свалке рядом с аэродромом. Детали готовящегося побега обсуждались небольшой группой, с распределением ролей между основными участниками и обсуждением действий в различных ситуациях, которые могут возникнуть при реализации плана.[15][16] Самолёт «Хейнкель», впоследствии захваченный, был намечен группой Девятаева примерно за месяц до побега; как выяснилось позднее, он нёс на борту радиоаппаратуру, использовавшуюся в испытаниях ракет.[17][18] Незадолго до побега Кривоногов по совету Девятаева предложил немецкому солдату-зенитчику, который сочувствовал русским военнопленным, принять участие в побеге; тот отказался, опасаясь за свою семью, однако никого из заговорщиков не выдал.[19] По словам Кривоногова, ещё несколько человек знали или догадывались о готовящемся побеге, но в окончательный состав по тем или иным причинам не попали; у одного из членов команды в последнюю ночь перед побегом возникли сомнения в успехе, и он отказался от участия в побеге. За несколько дней до побега у Девятаева произошёл конфликт с местными криминальными элементами, которые вынесли ему отсроченный смертный приговор («десять дней жизни»),[20] что вынудило его ускорить подготовку побега.


Побег


Сбор группы и убийство конвоира


Ранним утром 8 февраля 1945 года Михаил Девятаев, увидев в окно звёзды на небе и отметив улучшение погоды после нескольких дней ненастья, посчитал, что этот день будет удачным для давно запланированного побега.[21] Он сообщил о своём решении ближайшему соратнику Ивану Кривоногову и попросил его раздобыть несколько сигарет; Кривоногов обменял у другого заключённого тёплый пуловер на сигареты и отдал их Девятаеву. Затем Девятаев, обойдя бараки, сообщил о своём решении Владимиру Соколову, Владимиру Немченко, Петру Кутергину и Михаилу Емецу. Молодой парень Тимофей Сердюков (которого Девятаев считал Дмитрием), догадавшись о решении Девятаева, тоже попросился в группу. Во время формирования рабочих «пятёрок» Немченко и Соколов позаботились о том, чтобы члены сложившегося коллектива были выведены на работы возле аэродрома двумя рабочими «пятёрками», оттеснив из формирующихся групп посторонних.

Выполняя хозяйственные работы, они со стороны наблюдали за перемещениями на аэродроме. Девятаев заметил «Юнкерс», возле которого не было лётчиков, и решил захватить его, однако, приблизившись к нему со своей группой, обнаружил, что не укомплектованный самолёт не готов к полёту. Солдат-конвоир заметил, что группа самовольно приблизилась к самолётам, однако Соколов объяснил конвоиру, что накануне получил указание от немецкого мастера, руководившего работами, отремонтировать капонир (земляное укрытие для самолётов). Когда рабочие-ремонтники на аэродроме стали зачехлять моторы самолётов, готовясь к обеденному перерыву, Девятаев дал указание развести костёр, у которого конвоир и арестанты могли бы погреться (примерно в 12 часов по местному времени)[22] и подогреть обед, который им должны были принести. После этого группа перешла к активным действиям. Соколов осмотрелся и убедился, что поблизости нет посторонних, а Кривоногов по сигналу Девятаева убил конвоира, ударив его заранее заготовленной железной заточкой по голове. Кривоногов забрал винтовку убитого конвоира, а Девятаев объявил тем, кто ещё не был осведомлён, что «сейчас полетим на Родину». Часы, взятые у убитого вахтмана, показывали 12 часов 15 минут.[22]



Захват бомбардировщика «Хейнкель», проблемы при взлёте


Когда механики ушли с аэродрома на обеденный перерыв, Девятаев с Соколовым скрытно подобрались к заранее намеченному бомбардировщику «Хейнкель». Забравшись на крыло, Девятаев ударом колодки сбил замок, закрывавший вход в самолёт, проник в фюзеляж, а затем и в кабину пилота, Соколов по его указанию расчехлил моторы. Попытавшись завести мотор, Девятаев обнаружил, что в самолёте нет аккумулятора, без которого завести самолёт невозможно, и сообщил об этом остальным товарищам, подошедшим к самолёту чуть позже (в некоторых публикациях говорится о том, что группу вёл Пётр Кутергин, надевший шинель убитого охранника и изображавший конвоира;[22] в других утверждается, что шинель охранника была в крови, и поэтому пользоваться ею было нельзя). В течение нескольких минут им удалось найти тележку с аккумуляторами и подогнать её к самолёту.

Девятаев завёл оба мотора самолёта, дал указание всем подняться на борт и спрятаться в фюзеляже и выкатил самолёт на взлётную полосу. Самолёт набрал скорость, однако по неясным причинам штурвал самолёта не поднимался, а самолёт не взлетал. Выкатившись за взлётную полосу недалеко от побережья, Девятаев притормозил самолёт и резко развернул его; самолёт ударился о землю, однако шасси не пострадали. На самолёте возникла паника, кто-то из членов команды пригрозил Девятаеву винтовкой. Девятаев предположил, что взлететь помешали неснятые струбцинки рулевого управления, однако это предположение не подтвердилось. На взлётной полосе собрались немецкие солдаты, не понимающие, что происходит. Девятаев решил предпринять вторую попытку взлететь и направил самолёт на солдат, и они тут же разбежались, после чего повёл самолёт обратно к стартовой площадке. При второй попытке взлёта Девятаев понял, что взлететь в первый раз помешали триммеры руля, установленные в режиме «на посадку». Девятаев и его товарищи силой отжали штурвал, после чего машина пошла на взлёт.[23]



Полёт и уход от преследования


               Немецкий бомбардировщик Heinkel He 111 в полёте

После взлёта самолёт стал резко набирать высоту и терять скорость, а после попытки выровнять высоту штурвалом стал резко снижаться. Однако Девятаеву удалось найти на незнакомом самолёте штурвал триммера высоты и стабилизировать высоту полёта[23] (по словам Девятаева, часы показывали 12:36, а вся операция заняла 21 минуту[22][24]). Тем временем штаб ПВО был оповещён об угоне; на аэродроме была объявлена тревога, а зенитчики и лётчики получили приказ сбить захваченный самолёт. К «Хейнкелю» приблизился «Фокке-Вульф», возвращавшийся с задания, однако на нём не осталось боеприпасов[25] (согласно воспоминаниям пилота этого истребителя Вальтера Даля, он выпустил свои последние боеприпасы по «Хейнкелю», но не имел возможности его преследовать, так как у него заканчивалось горючее[26]). Девятаев направил самолёт в облака и оторвался от преследования.

Экипаж по солнцу определил направление полёта: самолёт шёл на север, в сторону Скандинавского полуострова. Определив, что в бензобаке самолёта имеется значительный запас топлива, они решили не садиться над Скандинавией, а повернуть на восток и лететь над морем в сторону Ленинграда. Однако после некоторого размышления они решили не подвергать себя опасности, летя на немецком самолёте с символикой Люфтваффе по советской территории, а ещё раз изменить направление, повернуть на юг и сесть за линией фронта.


Посадка в расположении советских войск


«Хейнкель» приблизился к береговой линии в районе боевых действий, примерно в 300—400 километрах от места старта. По самолёту открыла огонь советская зенитная артиллерия, и он загорелся. Девятаеву удалось сбить пламя, бросив самолёт вниз со скольжением, и выровняв его над лесом. После «жёсткой посадки» раненые беглецы выбрались из самолёта и, не будучи полностью уверенными, что приземлились в расположении советских войск (как выяснилось впоследствии, самолёт приземлился в расположении 61-й армии в районе города Вольдемберга, примерно в 8 километрах за линией фронта[27]), попытались спрятаться в ближайшем лесу, однако обессилели и были вынуждены вернуться к самолёту. Вскоре они были подобраны советскими солдатами (которые сначала приняли их за немцев) и транспортированы в расположение части, откуда через несколько дней были переправлены в военный госпиталь.[28]


Дальнейшая судьба участников побега


Судьба М. П. Девятаева


Девятаев в 1945 году находился на территории Польши и Германии, занятой советскими войсками, подвергался допросам и проверкам (по некоторым данным, он был на некоторое время помещён в фильтрационный лагерь в Польше, находившийся под контролем советских войск).[29] В сентябре 1945 года С. П. Королёв, работавший под псевдонимом «Сергеев», вызвал его на остров Узедом и привлёк для консультаций. В конце 1945 года Девятаев был уволен в запас (по некоторым данным, он непродолжительное время находился на территории колонии-поселения в Псковской области)[29][17] и долгое время, как бывший военнопленный, испытывал затруднения с поиском работы. В 1946 году (по другим данным — в начале 1950-х)[17] он вернулся в Казань и устроился на работу в Казанском речном порту грузчиком, затем выучился на капитана-механика, но некоторое время мог плавать только на служебном катере.[30] В некоторых публикациях содержатся сведения о том, что Девятаев был осуждён за «измену Родине» и отправлен в лагеря, но через 9 лет попал под амнистию.[17] Через 12 лет после событий, 15 августа 1957 года по инициативе С. П. Королёва Девятаеву было присвоено звание Героя Советского Союза (по некотором сведениям, награда была вручена за вклад в советское ракетостроение), а другие участники побега награждены орденами (в том числе посмертно). Вскоре после награждения Девятаеву были поручены испытания «Ракеты» — одного из первых советских судов на подводных крыльях; он долгие годы работал капитаном речных судов, и стал первым капитаном теплохода «Метеор».[30] Практически до конца жизни активно участвовал в общественной жизни, делился воспоминаниями, неоднократно посещал остров Узедом и встречался с другими участниками событий, издал две автобиографические книги о событиях — «Побег из ада» и «Полёт к солнцу».

Судьба других участников побега


В конце марта 1945 года после проверки и лечения 7 из 10 участников побега (Соколов, Кутергин, Урбанович, Сердюков, Олейник, Адамов, Немченко) были зачислены в одну из рот 777-го стрелкового полка (по другим данным — в 447 стрелковый Пинский полк 397 стрелковой дивизии)[6] и отправлены на фронт[31] (даже Немченко, потерявший один глаз, уговорил отправить его на фронт в качестве санитара стрелковой роты). Трое офицеров — Девятаев, Кривоногов и Емец — до конца войны оставались вне зоны боевых действий, ожидая подтверждения воинских званий.

Рота, в которую были зачислены семеро из десяти беглецов, участвовала в штурме города Альтдама. 14 апреля, во время форсирования Одера, погибли Соколов и Урбанович, ранен Адамов. По сведениям Девятаева: Кутергин, Сердюков и Немченко погибли в бою за Берлин за несколько дней до победы, а Олейник погиб на Дальнем Востоке, в войне с Японией.[32]Из семерых остался в живых только один — Адамов, он вернулся в посёлок Белая Калитва Ростовской области и стал шофёром. Емец после войны вернулся в Сумскую область и стал бригадиром в колхозе.[33]


Значение


Снимок стартового стола в Пенемюнде, сделанный с британского самолета-разведчика, 23 июля 1943

Побег группы Девятаева встревожил немецкое командование. Через несколько дней на остров прибыл Геринг и приказал расстрелять коменданта лагеря и начальника авиабазы (однако Гитлер отменил его указание и восстановил коменданта в должности). По некоторым оценкам, угон самолёта, снабжённого особой радиоаппаратурой, сделал дальнейшие испытания ФАУ-2 настолько проблематичными, что Гитлер назвал пилота личным врагом.[17]

После побега Девятаев сообщил координаты ракетных установок командующему 61-й армией Белову[34] В марте 1945 года ракетная база на острове была занята советскими войсками и туда была направлена группа советских специалистов для ознакомления с немецкой ракетной техникой.[29] В сентябре 1945 года Девятаева привезли на Узедом в распоряжение С. П. Королёва.[17]

В 1947 году было проведено испытание восстановленной ракеты ФАУ-2, а в 1948 году — первой советской ракеты, созданной на основе ФАУ-2. По некоторым оценкам, этот успех в значительной степени связан с побегом Девятаева и захватом деталей ФАУ-2 в лагере Пенемюнде.


Отображение в культуре


Обелиск подвигу группы Девятаева в городе СаранскРеспублика Мордовия

Побег Девятаева и его группы из немецкого плена получил отражение в нескольких книгах и кинофильмах, а также в многочисленных публикациях в периодической печати.

Две автобиографические книги по мотивам событий — «Побег из ада» и «Полёт к солнцу» — были написаны Девятаевым, одна — «Родина зовёт» — Кривоноговым.

В Казани на Арском кладбище открыт памятник лётчику Девятаеву.[35] В посёлке Торбеево (Мордовия) был открыт дом-музей Героя Советского Союза М. П. Девятаева. На острове Узедом, откуда вылетела на захваченном «Хейнкеле» группа Девятаева, был установлен обелиск с именами всех участников побега.[36] Памятный обелиск с именами участников побега установлен также в Мемориальном комплексе в центральной части города Саранска. Посвящённые побегу памятники были открыты в Полтаве[37] и Вологде.[38]

В 1974 году в издательстве «Веселка» (КиевУССР) вышла документально-автобиографическая повесть М. П. Девятаева и Анатолия Хорунжия «Втеча з острова Узедом» (укр. «Побег с острова Узедом»).


Примечания


  1.  216-я истребительная авиационная дивизияАрхивировано из первоисточника 18 апреля 2012.
  2.  Покрышкин А. И. Гвардия громит врага // Познать себя в бою. — М.: ДОСААФ, 1986. — 492 с. — 95 000 экз.
  3.  Девятаев М. П. На грани смерти // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 90. — 272 с. — 150 000 экз.
  4.  Герой Советского Союза Девятаев Михаил ПетровичАрхивировано из первоисточника 18 апреля 2012.
  5.  Девятаев М. П. Товарищи // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 26. — 272 с. — 150 000 экз.
  6. ↑ 1 2 3 Полет из ада — в бессмертие. «Известия Мордовии» (5 февраля 2010). Архивировано из первоисточника 18 апреля 2012. Проверено 11 января 2010.
  7.  Кривоногов И.П. На острове Узедом // Родина зовет. Записки офицера советской армии. — Горький: ГКИ, 1963. — С. 137-141. — 192 с. — 75 000 экз.
  8.  Кривоногов И.П. Будни концлагеря // Родина зовет. Записки офицера советской армии. — Горький: ГКИ, 1963. — С. 122. — 192 с. — 75 000 экз.
  9.  Кривоногов И.П. Побег или смерть // Родина зовет. Записки офицера советской армии. — Горький: ГКИ, 1963. — С. 150. — 192 с. — 75 000 экз.
  10.  Иван Олейник: из легендарной десятки. «Заря Кубани» (23 июля 2009). Архивировано из первоисточника 18 апреля 2012. Проверено 12 января 2011.
  11.  Место погибших — в сердцах живых!. «Областная газета» (8 декабря 2009). Архивировано из первоисточника 18 апреля 2012. Проверено 12 января 2011.
  12.  Девятаев М. П. Пришла зима // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 147-149. — 272 с. — 150 000 экз.
  13.  Кривоногов И.П. Побег или смерть // Родина зовет. Записки офицера советской армии. — Горький: ГКИ, 1963. — С. 148-149. — 192 с. — 75 000 экз.
  14.  Девятаев М. П. Все не так просто // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 164-165. — 272 с. — 150 000 экз.
  15.  Кривоногов И.П. Побег или смерть // Родина зовет. Записки офицера советской армии. — Горький: ГКИ, 1963. — С. 153. — 192 с. — 75 000 экз.
  16.  Девятаев М. П. Все не так просто // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 182. — 272 с. — 150 000 экз.
  17. ↑ 1 2 3 4 5 6 Наталия Беспалова, Михаил Черепанов. Личный враг фюрера. Герой Советского Союза Михаил Девятаев пострадал из-за дамского каприза. «Российская газета» — Волга — Урал (№3366 от 16 декабря 2003 г.). Проверено 11 января 2011.
  18.  Девятаев М. П. Товарищи // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 193—194. — 272 с. — 150 000 экз.
  19.  Кривоногов И.П. Побег или смерть // Родина зовет. Записки офицера советской армии. — Горький: ГКИ, 1963. — С. 156-158. — 192 с. — 75 000 экз.
  20.  Девятаев М. П. Товарищи // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 207-209. — 272 с. — 150 000 экз.
  21.  Девятаев М. П. Восемь дней жизни // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 221. — 272 с. — 150 000 экз.
  22. ↑ 1 2 3 4 Василий Песков. Побег Михаила ДевятаеваРоссийская газета (4 мая 2007). Проверено 3 сентября 2010.
  23. ↑ 1 2 Девятаев М. П. Полет к солнцу // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 252. — 272 с. — 150 000 экз.
  24.  В книге Девятаева указывается 11:45, в более поздних воспоминаниях появляется 12:36
  25.  Девятаев М. П. Полет к солнцу // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 265. — 272 с. — 150 000 экз.
  26.  Кривоногов И.П. Среди своих // Родина зовет. Записки офицера советской армии. — Горький: ГКИ, 1963. — С. 173-174. — 192 с. — 75 000 экз.
  27.  Добегнев вечером 9 февраля 1945 (к началу Восточно-Померанской операции) назывался Вольденбергом (возможна ошибка в воспоминаниях Кривоногова, так как они писались в 1962 году) и находился примерно в 30 км от линии фронта, вне зоны дислокации 61 армии. Последняя находилась на участке передовой от Арнсвальде (ныне Хощно) до Пирица (ныне Пыжице). По другим источникам [1], место посадки находилось южнее населённого пункта Голлин. Однако, это немецкое название имеют много населённых пунктов в северо-западной Польше, и ни один из них не находится в указанном районе.
  28.  Девятаев М. П. Полет к солнцу // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 268. — 272 с. — 150 000 экз.
  29. ↑ 1 2 3 Михаил Черепанов Подвиг Девятаева: пора рассказать правду. «Эрзянь мастор». Архивировано из первоисточника 18 апреля 2012.
  30. ↑ 1 2 Кривоногов И.П. Вместо эпилога // Родина зовет. Записки офицера советской армии. — Горький: ГКИ, 1963. — С. 188. — 192 с. — 75 000 экз.
  31.  В некоторых публикациях утверждается, что их направили в штрафные батальоны, однако указанная рота не была штрафной.
  32.  Девятаев М. П. Эпилог // Полет к солнцу. — М.: ДОСААФ, 1972. — С. 270. — 272 с. — 150 000 экз.
  33.  Кривоногов И.П. Вместо эпилога // Родина зовет. Записки офицера советской армии. — Горький: ГКИ, 1963. — С. 183. — 192 с. — 75 000 экз.
  34.  В начале 1943 карта расположения и схема полигона Пенемюнде были переданы англичанам двумя польскими заключенными. На основе этого сообщения и других данных, полученных британской разведкой, полигон подвергался бомбардировкам стратегической авиации RAF, начиная с конца июля 1943 (Garliński Józef Hitler's Last Weapons: The Underground War against the V1 and V2. — New York: Times Books, 1978. — P. 52,82.)
  35.  http://president.tatar.ru/news/view/9618
  36.  Побег из ада Михаила Девятаева > Зубова Поляна (Мордовия)Архивировано из первоисточника 18 апреля 2012.
  37.  В Полтаве откроют памятник «Побег из ада». Mignews.com.ua (26 февраля 2010). Архивировано из первоисточника 17 июня 2012.
  38.  Памятник под названием «Побег из ада» появился сегодня в ВологдеКомсомольская Правда (6 мая 2010).Архивировано из первоисточника 17 июня 2012.
Источник — «http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=Побег_группы_Девятаева&oldid=46028422» 
ПОДВИГ ДЕВЯТАЕВА: ПОРА РАССКАЗАТЬ ПРАВДУ

 

Точка зрения.

****************

Вчера исполнился 91 год со дня рождения нашего легендарного земляка Михаила Петровича Девятаева Его книга «Побег из ада» переведена на несколько языков. Подробному описанию побега 10 узников немецкой ракетной базы Пене-мюнде на самолете «Не-111» в марте 1945 г. посвящены сотни публикаций. Суть всех этих публикаций в том, что единственной заслугой Девятаева, за которую он получил звание Героя Советского Союза, стал угон немецкого самолета, спасение жизни товарищей. Больше никакого смысла и значения в дерзком перелете никто не усматривает. Всё ограничивается описанием перелета. Желание самого Девятаева рассказать всю правду о своем подвиге так и не исполнилось...

Могли ли в 1957 г. удостоить пленника такого высокого звания только за угон вражеского самолета? Имел ли еще какой-то смысл побег Девятаева, кроме пропагандистского, описанного сотни раз?

С советских времен мы привыкли: если где-то много пропагандистского шума, значит что-то скрывается или недоговаривается. Так было с подвигами Гастелло, 28 панфиловцев, так было и с подвигом Девятаева. Многие знают подробности его побега, но мало знает об истинном значении подвига отважного летчика.

Повышенным вниманием к различным деталям жизни героя отличается и книга «Михаил Девятаев», изданная архивной службой Республики Мордовия в 2007 г. На 248 страницах подробно изложена биография Михаила Петровича с рождения и до последнего дня жизни, опубликованы десятки архивных документов, в том числе рассекреченных в последние годы. Но после их прочтения возникает вопрос: полностью ли публикуются эти документы или как во времена цензуры, из них вычеркнуто самое главное?

Самый важный из документов, представленных в книге, протокол допроса Девятаева следователем 7 отдела контрразведки «Смерш» ст. лейтенантом Потокиным. Документ в книге не датирован, но, судя по всему, составлен 9 марта 1945 г., на следующий день после побега. Сам документ не публикуется, дается лишь его выдержка, но и она занимает 3 страницы книги. Суть протокола в том, что следователь подробнейшим образом выпытывает детали захвата самолета и маршрута полета, так ничего и не узнав от пленника самой секретной базы Германии о ракетах ФАУ-2. Давайте подумаем, что это значит. Советский летчик Девятаев, приговоренный фашистами к смерти и именно потому работавший в группе маскировки сверхсекретного оружия вермахта, чудом вырвавшись из этого ада, ничего не рассказал следователю «Смерш» ни о существовании мощных ракет, ни о координатах их пусковых установок. Как можно истолковать этот факт?

Невозможно понять, из каких соображений составители книги решили так подставить Героя Советского Союза. Неужели цель авторов книги - бросить тень на его доброе имя? Если нет, то подобные публикации побитых цензурой документов - настоящий компромат на мужественного и честного человека.

Можно было бы сомневаться в том, видел ли вообще Девятаев немецкие ракеты на острове, если бы не рассказ самого Михаила Петровича, зафиксированный мною на видеокамеру. Дело в том, что 8 марта 2002 г. (за полгода до кончины) легендарный летчик пригласил меня к себе домой, чтобы поделиться горечью.

- Мне пишут не только одобрительные письма, - сказал Михаил Петрович, - бывшие узники Пенемюнде сетуют: «Вы-то улетели, а нас тут стреляли сотнями за ваш побег».

Все эти годы он открыто не мог сказать, что они не просто свои жизни спасли. Если бы смельчаки не улетели, ракеты ФАУ-2 еще какое-то время громили бы Лондон, а всех узников Пенемюнде уничтожили бы как свидетелей. Ведь когда Девятаев прилетел, он сразу сообщил точные координаты десяти установок ФАУ-2 командующему нашей 61-й армией генерал-лейтенанту Белову. Тот передал информацию куда следует. И через несколько дней ракетная база Пенемюнде была разгромлена. Только фашистов погибло при бомбежке около 3,5 тысячи... А в сентябре 1945 г. Девятаева, уже из советского лагеря на территории Польши, вызвал на остров полковник Сергеев. (Это потом уже стало известно, что это был будущий главный конструктор советских ракет СП. Королев.) Они вместе изучили все места стартовых площадок, взорванные и затопленные цеха по производству ракетных установок. Королев тогда много чего забрал с собой. А Девятаева после этого направили на поселение в Псковскую область. Освободили не сразу...

Хорошо, что видеозапись нашего разговора есть у меня под рукой. Могу предъявить ее каждому. Но ни один чиновник до сих пор не решается рассекретить эту сторону побега. Что пытаются скрыть? То, что ФАУ-2 была воссоздана по узлам и в октябре 1947 г. была названа первой советской ракетой Р-1? Кто-то из интересующихся историей этого не знает? Может быть, этот факт не признан в Музее космонавтики в Калуге? Признан. Так что же до сих пор скрывать?

Давно пора во всеуслышание признать: главный смысл подвига Девятаева в том, что:

- во-первых, он пригнал именно тот самолет, на котором было оборудование по сопровождению ФАУ-2 в воздухе. Это подтверждается воспоминаниями бывшего наблюдателя Пенемюнде Курта Шанпа, опубликованными в упомянутых книгах;

- во-вторых, Девятаев указал координаты ракетных установок с точностью до десятка метров, что позволило их уничтожить тогда же, в марте 1945 г.;

- в-третьих (что не менее важно), помог Королеву собрать необходимые узлы и детали ракеты для ее скорейшего восстановления. Демонстрационный стенд действия двигателя ФАУ-2 (изготовленный конструктором ракеты Вернером фон Брауном для Гитлера) и сам двигатель в разрезе до сих пор находятся в одной из аудиторий КГТУ (КАИ). Его до сих пор изучают студенты как гениальное открытие человечества.

Да, приходится признать, что ничего подобного в СССР тогда не было. И что первая наша ракета была копией трофейной немецкой. Но что в этом постыдного? Почему американцы не постыдились назначить пленного Брауна руководителем своего НА-СА? Горделивым американцам не стыдно признать, что все их «Шаттлы» - порождение пленного немца. Так чего же мы стыдимся? Ведь все последующие поколения наших ракет - разработки советских конструкторов.

Хочется еще раз сообщить всем землякам Девятаева: он завещал мне сказать правду о его побеге. Самому Михаилу Петровичу это не удалось - мешали и подписка о неразглашении гостайны, и невероятная скромность. Но сколько можно замалчивать главные факты из биографии Девятаева, раздувая несущественные детали? Герой заслуживает того, что хотя бы шесть лет спустя после его смерти цензура и чиновничья перестраховка не мешали возвращению истинной, а не выдуманной славы.

Перечитайте еще раз книги о Девятаеве, и вы поймете, какими усилиями пропагандисты старались скрыть смысл побега. Сплошной звон литавр и громкие слова, но ни слова о сути. Может, хватит недоговаривать правду? Пора вернуть герою смысл его подвига. Чтобы хоть внуки знали - кто сыграл одну из главных ролей в битве с «чудо-оружием» Гитлера. Кто содействовал тому, чтобы оно стало щитом для нашей страны.

Михаил Петрович Девятаев заслужил, чтобы правду о его подвиге знал не только узкий круг ракетостроителей и сотрудников спецслужб. В том, что был побежден фашизм и не началась третья мировая ракетно-ядерная война, есть заслуга и легендарного летчика.

Всех, кто хочет услышать последнее интервью Девятаева с рассказом о ФАУ-2 и ракетной базе Пенемюнде, кто хочет увидеть двигатель ФАУ-2, сохраненный в КАИ, приглашаем в наш Музей-мемориал.

Михаил ЧЕРЕПАНОВ

зав. Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны в Казанском кремле

«Вечерняя Казань», № 110, 2008

Благодарим за присланную газету П.П.Шарапова 

Из газеты "Эрзянь Мастор" http://www.erzia.saransk.ru/arhiv.php?n=2395&nom11=287

Аватар пользователя kot-obormot
kot-obormot(4 года 5 месяцев)(12:22:26 / 25-05-2014)

А ведь всё могло быть иначе...

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...