Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Китай. Как много в этом слове...(18)

Аватар пользователя shed

Опыт первого императора Поднебесной, - Цинь Шихуанди - наглядно продемонстрировал:

 - Что при строительстве империи Правителю приходится действовать не просто жестко, а – жестоко, как и Правителям/создателям таких «речных цивилизаций», как Египет, или Месопотамия (в Китае времен становления империи, правители пользовались рецептами легистов);

 - Что долгое время на одной жестокости никакому  Правителю не удержаться.

 О строительстве империи Цинь говорилось здесь: 

Китай (12), http://aftershock.news/?q=node/205466

 

В дополнение к содержащемуся в том посте материалу уместно напомнить некоторые из основных принципов политики легистов, взятых на вооружение Цинь Шихуанди.

И в основе своей разработанных почти за 200 лет до Шихуанди, в IV в. до н.э., Шан Яном, правителем области Шан — крохотного княжества, маленького куска бывшего государства Шан.

 

Сам Шан Ян стремился не столько править своей областью, сколько учить более сильного правителя, и даже поступил на службу к правителю области Цинь. Свои теоретические взгляды он изложил в сочинении «Книга правителя области Шан». Считается, впрочем, что часть этой книги написана им самим, а часть — его последователями:

«…мог одолеть сильного врага лишь тот, кто прежде всего победил свой собственный народ… Когда народ слаб — государство сильное, когда государство сильное — народ слаб. Поэтому государство, идущее истинным путем, стремится ослабить народ… Если государством управляют при помощи добродетельных методов, в нем непременно появится масса преступников… В государстве, где порочными управляют словно добродетельными, неизбежна смута. В государстве, где добродетельными управляют словно порочными, воцарится порядок, и оно непременно станет сильным…

…в государстве, стремящемся к владычеству в Поднебесной, каждым девяти наказаниям соответствует одна награда, а в государствах, обреченных на расчленение, каждым девяти наградам соответствует одно наказание…

…добродетель ведет свое происхождение от наказаний… Впрочем, людей можно сделать достойными без массовых наказаний, коль наказания суровы.

Все это следует дополнить круговой порукой: …отец, отправляя на войну сына, старший брат — младшего, а жена — мужа, напутствуют их одинаково: не возвращайся без победы! и добавляют: ежели нарушишь закон и ослушаешься приказа, то вместе с тобой погибнем и мы… В стране с хорошо налаженным управлением муж, жена и их друзья не смогут скрыть преступления друг от друга, не накликав беды на родственников виноватого, остальные также не смогут покрыть друг друга… Если войско совершает действия, на которые не отважится противник — это значит, что страна сильна. Если во время войны страна совершает действия, которых противник устыдился бы, то она будет в выигрыше».

Любимейший тезис Шан Яна — тезис об унификации. Шан Ян пишет: «Государство, добившееся унификации хотя бы на один год, будет могущественно десять лет; государство, добившееся унификации на десять лет, будет могущественно сто лет; государство, добившееся унификации на сто лет, будет могущественно тысячу лет, добьется владычества в Поднебесной».

Жестокость во времена 37-летнего правления Цинь Шихуанди заключалась в том, что его подданные гибли не только в ходе войн, но и при строительстве грандиозных сооружений.

Таких, как Великая Китайская стена, или гробницы. Вроде той, что была построена для самого Цинь Шихуанди. И о которой мы тоже говорили в посте Китай (12).                                               

 

Строилась эта гробница в виде пирамидального могильного кургана. Кургана насыпного, для создания которого требовалось перемещать огромные массы грунта и камней.

Ясно, что для такой работы нужно было несметное количество людей. Которых нужно было худо-бедно кормить, снабжать копалками/ носилками/ трамбовками, обеспечивать каким-то подобием жилья.

Не меньше средств было израсходовано и на внутреннее убранство этой гробницы.

 

Согласно описанию великого китайского историка Сымы Цяня, это было грандиозное сооружение, подобающее Первому императору, наполненное предметами роскоши и драгоценными камнями, окруженное подземными реками из ртути, текущими в облицованное бронзой море.

На его сводчатых потолках были изображены небесные созвездия, пол размечен в соответствии с очертаниями всей империи, с дворцами, горами и реками, смоделированными в песке, в то время как механические арбалеты были настроены таким образом, чтобы сразить на месте каждого, кто посмеет проникнуть внутрь.

 

Пусть ярость благородная вскипает, как волна…

 

Недолго просуществовавшая после смерти Шихуанди династия Цинь была сметена народными массами, собранными под знамена Лю Бана (256-195 гг. до н.э.), бывшего деревенского старосты.

Этот ставший во главе масс простолюдин, на своем примере прочувствовал, насколько сокрушительной может быть волна народной ярости. Став затем императором Гао-цзу, он попытался сделать все возможное, чтобы не допустить возникновения подобной волны во время правления как его самого, так и его потомков. 

Такой подход глубоко укоренился в психологии китайского общества. На протяжении почти всей имперской истории Китая и общество, и Правители понимали, что выдаваемый императору Небесный мандат на правление – не вечен. Что у недостойного Правителя мандат на правление может быть отобран остро чувствующим несправедливость народом.

Традиции подобной  демократии сохранились в Китае до наших дней.

 

Материал об этих событиях в городе Вэньчжоу был на АШ, напомню лишь причину всплеска ярости благородной (ударившей по нижнему звену бюрократии одного из районов города).

Доблестные полицейские, отвечающие за борьбу с нелегальной торговлей на улицах города, пристали к одной из торговок и, вошедши в раж, ее поколотили. А прохожего, ставшего заснимать происходящее на свой телефон, избили так, что он умер по пути в больницу.

Говоря о дальнейших событиях, следует помнить, что Вэньчжоу с Давнишних времен - вольный город.  Расположенный так, как об этом говорил поэт:

--- Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции, у моря.

 


В тех краях общекитайское стремление к справедливости обострено до пределов. Поэтому моментально мобилизованная с помощью мобильной связи толпа разнесла машину полицейских, до полусмерти избила «стражей порядка» и даже перевернула приехавшую машину «скорой помощи» ( см. фото/видео выше ).

 


Откормленный бюрократ – нехилая, видимо, у него и партнеров кормушка в городе была.

В общем, все в соответствии с заветами Конфуция: «С хорошим человеком приятно поговорить о музыке. А если пришел бандит, то надо браться за топор».

 

 

Проявления истинной демократии, - когда во имя справедливости против военной техники идут не только с топором, но и с голыми руками (с настоящим, а не киношным, риском для жизни) -  мы видим сейчас почти каждый день и в соседней стране, где живут наши сородичи.

 

А в некоторых странах «развитой демократии» от подобных действий население отучили. Люди в «самой демократичной стране», - с офигенным количеством стволов на руках -  ведут себя как в анекдоте, заканчивающемся словами: … если бы они нас догнали, ох бы мы им и дали. 

Многих из них уже давно «догнали», - неподъемными долгами, безработицей, жестокостью полиции - а они только грозятся на кухнях в тырнете: «Мы будем жестоко сопротивляться, и оружие угнетатели смогут забрать только из наших холодных мертвых рук». Руки у многих пока еще теплые, а сопротивления в этой стране так и не видно :)..

 

Люди молчат даже после случаев людоедской жестокости полиции. Вроде того, что произошел в феврале этого года в одном из городков Оклахомы.

 

К хладнокровному убийству человека копами  привел случай из разряда мелкой «бытовухи».

Мать на улице влепила оплеуху дочери за какую-то ложь. Тут же нашелся прохожий -стукачок, сообщивший в полицию об отходе от линии партии (шаг влево, шаг вправо...) принципов демократии.

Дочь, по всей видимости, высказала такое возмущение после наказания,  что разъяренная мать ринулась к машине, - уйду, совсем уйду. Пытавшийся примирить своих женщин мужчина рванул за ней, - чтобы успокоить.

Тут юмор кончается, и начинается трагедия. Так как к этому моменту появились правосеки доблестные стражи правопорядка, сразу же потребовавшие у мужика документы. Тот требование проигнорировал, так как пытался продолжить свое движение за женой.

И ощутил на себе всю остроту карающего меча самой гуманной в мире демократии.

Пятеро здоровых копов вмяли человека фейсом в асфальт и принялись, - на глазах жены и дочери – превращать в отбивную.


 

Они били его по голове и кулаками, и коленями, поливали лицо перечным газом.


 

Цель достигнута – человек умирает, правосекам  блюстителям правопорядка (откормленные ребята, кормушка, видимо, тоже неплохая у них) можно и передохнуть после тяжелой работы. С чувством выполненного долга.

 

И составить протокол о происшествии. А надоедливую женщину, снимающую умирающего мужа и пытающуюся к нему прорваться, надо убрать подальше…

 

Буквы закона и цена человеческой жизни: документы, которые покойный вовремя (Стоять! Бояться! Щаз же!) не предъявил правосекам стражам порядка

 

 

  

В городке после убийства  – ти-ши-на. Только кучка робких вопросителей в лице семьи и адвоката: «Масса, как же так, а ?»…

 

Поднебесная после Цинь Шихуанди

 

Лю Бан, деревенский император, взявший себе династийное имя Гао-цзу, решил не ждать волны благородной ярости и призвал себе на помощь конфуцианцев, - идейных противников легистов, помогавших Цинь Шихуанди создавать его империю.

 

В число призванных на службу Родине конфуцианцев вошли Лу Цзя  -  ближайший советник Гао-цзу и крупнейший специалист того времени по классическим текстам, и

Шусунь Тун - один из советников Гао-цзу, который после основания новой империи занялся выработкой ее ритуалов.

 

Вот что говорил о том переходном периоде конфуцианец Су Ши  (1037 г.р.) в трактате «Жу чжи кэ юй шоу чэн лунь» («С конфуцианскими политиками можно сохранять достигнутое»):

 

--- … Когда дом Чжоу пришел в упадок, то все князья поднялись. И Поднебесная стала [тем местом, где] карают и сражаются. Благая сила дэ не встречала себе подобных. Люди знали лишь, как побеждать, и все.

 

Мудрые разучились взаимным уступкам, и поэтому все решала сила, и только.

 

Когда же настала циньская смута, то вскипела вся Поднебесная, и уже никто не знал о гуманности и долге. Когда же ханьский Гао-ди (Император Гао, - так Су Ши называет основателя династии Хань Гао-цзу (Лю Бан, 256-195 гг. до н.э.) поднял свой меч длиной в три чи и восстал в простой одежде, то он в пять лет объединил Поднебесную.

 



Лю Бан (Гао-цзу)

  

И хотя он в некоторой мере получал помощь от принципов гуманности и долга, но используемые им люди на первое место часто ставили мудрость и отвагу, а те, кто составлял планы действий, главное внимание постоянно уделял тактике и власти. 

 

Поэтому Гао-цзу в каждом сражении одерживал победу, при каждом нападении имел успех. Когда в Поднебесной воцарился мир, то Гао-цзу решил, что теперь он может воспользоваться плодами победы и пребывать в покое безо всяких неприятностей, имея намерение передавать свою власть от сына к внукам бесконечно.

 

Но военные люди не подходили для это цели, и с ними нельзя было этого осуществить.

 

Поэтому Лу Цзя стал его критиковать, говоря: «Сидя на коне, можно приобрести Поднебесную, но, сидя на коне, нельзя управлять ею».

 

Шусунь Тун  также сказал: «С конфуцианскими политиками трудно приобретать, но с ними можно сохранять приобретенное».

 

И тогда, рассмотрев требования древности и современности, из ритуала и музыки выбрали то, что было наиболее простым и легко понимаемым, то, что было наиболее близким и легко осуществимым.

 

Этих образцов одной эпохи – норм придворных приемов и аудиенций, облачений и брачных церемоний, похорон и жертвоприношений оказалось достаточно, чтобы передавать по наследству в течение нескольких сотен лет. Тогда верхи и низы были спокойны.

 

Но это было хуже, нежели в период трех династий совершенных мудрецов, когда существовало единое Дао приобретения и сохранения. Ведь чем глубже источник,  тем дольше течение.

 

Военные подданные подобны лекарству. Ими можно покарать болезнь, но нельзя вскормить жизнь. Конфуцианские политики подобны пяти злакам. Ими можно вскормить жизнь, но нельзя покарать болезнь.

 

Это следование конфуцианским принципам, служит ли оно залогом непрерывности последующих успехов Поднебесной ? – Конечно нет.

 

Человек несовершенен и далеко не каждый Правитель способен поддерживать в себе на должном уровне присущие идеальному Правителю качества, и в первую очередь – мудрость и гуманизм.

 

Поэтому потомки деревенского императора в конце концов династию Хань потеряли. Не сразу, конечно, а постепенно.

 

В 25 году н.э. в стране произошло восстание крестьян, - «восстание краснобровых» - в результате которого страна потеряла около 70% жителей (на рубеже нашей эры в Китае жило около 60 миллионов человек).

 

К 150-м годам н.э. численность населения восстановилась. Но в конце II века очередное крестьянское восстание, - «восстание желтых повязок» - привело к уничтожению десятков миллионов китайцев, которых в стране осталось до 7-8 миллионов человек.

 

Неудивительно, что прагматичные китайцы с Давешних времен говорят о цикличности исторического процесса: подъем – процветание – спад – упадок – новый подъем…

 

 

Будь скромнее, и народ к тебе не потянется.

С мотыгами и вилами.

 

Залогом сохранения Правителем Мандата Небес на протяжении как можно более длительного времени является его отказ не только от излишней жестокости, но и от ненужных трат на обременительную для империи роскошь.

 

Эту истину хорошо освоили некоторые Правители династий Хань и Тан. Именно они сократили, к примеру,  траты, связанные с отходом в мир иной и императора, и его родственников/приближенных.

 

Взять мавзолей Янлин, принадлежащий одному из императоров династии Западная Хань (206 до н.э. -24 н.э.)  и построенный в свое время в 20 км от города Сиань в провинции Шаанси.

 

 

Помещенные в гробницу фигурки людей разительно отличаются от воинов терракотовой армии императора Шихуанди. Те были почти в рост человека, а размеры фигурок династии Хань – в несколько раз меньше.

 Так же, как и великолепные фигурки животных, вроде вот этой лошади:

 

 

Эксперты относят ее к династии Тан. Найдена эта лошадка в 1957 году около Сианя, провинция Шаанси.

 

Изумляет выделка седла, декорированного кожаной сбруей, украшенной цветами и листьями абрикосового дерева.


Самое известное захоронение эпохи Тан в Китае - мавзолей Цяньлин императора Гао-цзуна (628-683 гг.) в 80 км к северу от современного города Сиань.

Принципиальное отличие императорских гробниц эпохи Тан от погребений прошлых династий, это отказ от строительства пресловутых китайский пирамид. Правители Тан хоть и обладали огромным потенциалом их империи, все же не стали испытывать судьбу и возводить огромные насыпные пирамиды-курганы, требующие больших затрат и капиталовложений. Для погребений они стали использовать естественные горы, в которых прорубались все помещения гробниц.

Строительство стало занимать меньше времени, например основные сооружения мавзолея Гао-цзуна возвели всего за один год. Да, и природные горы выглядели внушительней любых творений рук человеческих - высота горы в которой находится мавзолей Цяньлин 1069 м над уровнем моря.

 

Гора Ляншань внутри которой находится усыпальница Гао-цзуна. Она имеет форму пирамиды, поэтому идеально походит под императорский мавзолей.

 


Как и большинство императорских гробниц в Китае, мавзолей Цяньлин не вскрывается и не исследуется учеными. Была предпринята только одна попытка проникнуть внутрь в 1958 году. Тогда обнаружили нисходящий коридор, ведущий вглубь горы, но дальнейших изысканий не последовало.

Рядом с мавзолеем императора погребены и многие его родственники, включая внучку Юн-тай, о захоронении которой поговорим в следующем материале.

 

=======================

Использованные источники:

- http://mahnach.ru/articles/imk1/8.html

 

- http://www.infowars.com/chinese-citizens-beat-government-bureaucrats-during-mass-riot/

 

- http://colonelcassad.livejournal.com/1569708.html

 

- http://colonelcassad.livejournal.com/2014/05/03/

 

- http://www.policestateusa.com/2014/luis-rodriguez/

 

- Мартынов А.С., «Конфуцианство: этапы развития. Конфуций. «Лунь Юй». -  СПб.: «Азбука-классика», «Петербургское Востоковедение», 2006

 

- http://wiki.uspi.ru/index.php/Древнекитайская_Империя_Хань

 

- Гумилев, Лев, «Конец и вновь начало: популярные лекции по народоведению». – М.: Айрис-пресс, 2012

 

- http://www.travelchinaguide.com/attraction/shaanxi/xian/hanyang.htm

 

- http://commons.wikimedia.org/wiki/File:CMOC_Treasures_of_Ancient_China_exhibit_-_pottery_horse.jpg?uselang=ru

 

- http://maximus101.livejournal.com/41783.html

 

- http://counterlightsrantsandblather1.blogspot.ru/2011/01/tang-dynasty-imperial-tombs.html

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя alexsword
alexsword(6 лет 1 месяц)(02:46:29 / 22-05-2014)

Не намечается ли новое восстание "красных повязок" при прохождении "угольного пика" в Китае?

Аватар пользователя shed
shed(5 лет 1 неделя)(02:55:18 / 22-05-2014)

Вполне может быть нечто подобное.

Страну и сейчас постоянно потряхивают волнения разного масштаба.

НО, как кто-то сказал:

Китай страна эрудитов. Которые ей правят :)

И действительно, пока спасет мастерство руководства в Пекине, успешно выступающего в роли защитника народных масс в случаях перегибов со стороны местных властей.

Что будет дальше ? - Конфуций их знает. Таким гигантом, при такой ситуации в мире, трудненько управлять.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...