Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Экономические задачи Новороссии

Аватар пользователя bom100

Содержание

I  ЧАСТЬ
0. Пояснение
1. Экономика этапа двоевластия
2. Экономика периода консолидации

II  ЧАСТЬ
3. Экономика военного периода
4. Послевоенное восстановление и развитие


0. Пояснение

Итак, надеждам на введение российских войск и разделение сторон украинского конфликта по границам голосования областей, судя по всему, не суждено сбыться. Во всяком случае, одно за другим бойкое перо из московских аналитиков, обожающих оправдывать угаданные ими настроения начальства на основе аргументов, подслушанных у окружающей тусовки, воспроизводит мантру о том, что Юго-восток Украины должен освободиться сам и даже взять контроль над центром и Западом Украины. А российское государство будет помогать ему только пассивно, разрешая желающим ездить на Украину добровольцами или подбрасывать русскому сопротивлению Украины деньги и гуманитарную помощь. Непонятно, действительно ли это отвечает выбранной линии кремлёвского руководства или является прикрытием истинных намерений либо проявлением продолжающихся колебаний, но в таких случаях известная английская пословица советует надеяться на лучшее и готовиться к худшему. Новороссии надо быть готовой к тому, чтобы освобождаться самой, разве что, «послав» московских доброжелателей, когда те потребуют от Новороссии самостоятельно завоёвывать остальную Украину. Тут бы самим отбиться...

Но становление отдельной республики на территории двух областей и длительное выгрызание у Украины ещё шести растянется, как минимум, на месяцы и потребует адекватных экономических решений для того, чтобы выжить и победить в длительном противостоянии. Задача этого текста – обрисовать хотя бы часть проблем, с которыми придётся столкнуться Новороссии в ходе отделения от Украины.

Сложность прогнозирования в данном случае связана и с тем, что непонятно, по какому сценарию пойдёт сецессия. Конечно, в принципе можно допустить и тотальную войну, и «мирный развод», однако мы будем отталкиваться от «базового сценария»: всё новые и новые области будут отходить от Киева примерно так же, как Донецкая и Луганская: мирное неповиновение в одних центрах и ядро вооружённого восстания в других, постепенно распространяющееся на всё новые сферы и территории, непонятные телодвижения украинской власти в попытке силовым способом удержать области, приводящие к обратному эффекту, период двоевластия до проведения референдума или до попытки Украины тотально «зачистить» сопротивление, наконец, консолидация власти в руках новых республик, взятие под контроль внешних границ, освобождение тыла от украинствующих коллаборационистов, воссоединение в единую Новороссийскую республику, помощь в освобождении других регионов. Одни обстоятельства будут с каждой новой областью играть на руку Новороссии, другие – Украине. Например, остающаяся Украина будет сильнее мобилизовываться против русского восстания, но её мобилизационный потенциал (человеческий, экономический, моральный) будет таять с потерей каждой области и с углублением экономического коллапса, а опыт Сопротивления – нарастать. Таким образом, нельзя сказать, что отвоёвывать новые области будет легче или труднее, чем Донецкую и Луганскую, – каждый раз будут возникать проблемы нового плана. Если удастся освободить Новороссию без полномасштабной войны с Украиной и разделиться с ней удобной границей, то перед республикой станут новые задачи – восстановления разрушенной экономики, максимально быстрого приближения к российским стандартам и мн. др.

Дальнейшее изложение мы будем вести, исходя из своего базового сценария, имея в виду, что одни и те же этапы, скорее всего, будут проходить одна за другой области бывшей Украины, желающие войти в Новороссию. В значительной степени текст будет представлять собой не набор пророчеств, а изложение опасностей, которые следует избежать. Если, благодаря этому тексту, соответствующие глупости не будут допущены, прогнозы эти окажутся самоопровергающимися, и я буду только рад.


1. Период двоевластия

Этап двоевластия, пожалуй, самый сложный в восстании. Сложность его – в необходимости принимать тонкие решения, проходя по лезвию бритвы между крайностями. С одной стороны, захватывая новые объекты и демонстрируя неподчинение официальному Киеву, нужно как можно скорее делегитимизировать украинскую государственность, показать населению, что прежняя власть не имеет никакой силы, – и всё это, ни на один день не прерывая наступления. С другой стороны, нельзя перегибать палку, отпугивая ещё не созревшее население слишком радикальными действиями или давая официальным властям повод для сокрушительного удара на уничтожение Сопротивления. К счастью, зимнее наблюдение за Майданом дало Сопротивлению бесценный урок, который позволяет пройти этап двоевластия и делегитимизировать действующий режим, даже не очень понимая, что при этом происходит. Свою лепту вносят и непрофессиональные действия киевской хунты, которая только подогревает сепаратистские настроения и повышает их радикализм. Что такое двоевластие, мы увидели на примере полуторамесячного противостояния в Донбассе – именно референдум позволяет подвести под ним черту в ближайшем будущем.

А что же будет тем временем происходить в экономической сфере и на чём следует сосредоточиться сопротивлению?

Главное, что нам нужно понять – что в период двоевластия украинское государство всё ещё продолжит функционировать. Это не позволит Сопротивлению получать с данной территории ресурсы, необходимые для борьбы, кроме того, что люди дадут сами. Попытки экспроприаций будут использованы режимом для дискредитации Сопротивления. Но, с другой стороны, это и полностью снимает с Сопротивления обязанности государства – выделение пенсий и социальных выплат, зарплаты для госслужащих, предоставление коммунальных услуг. А то, что в условиях нарастающего экономического коллапса делать это Украине будет всё труднее, – на данном этапе проблема самой Украины и всё ещё подчиняющегося ей большинства населения, а не проблемы Сопротивления. Денежные и материальные ресурсы на этапе двоевластия будут нужны только для самого по себе Сопротивления. Снабжение населения на себя придётся брать только в эпицентрах вооружённых восстаний, как в Славянске, и то не полностью. Нагружать себя лишней головной болью не имеет никакого смысла.

Опыт Донбасса, опыт Славянска показывает, что, если в политическом плане двоевластие – сложнейший этап, то в экономическом плане пройти этот период не так уж и сложно. Необходимо материальное снабжение извне, необходим массовый порыв и готовность к софинансированию Сопротивления и прямой помощи среди местного населения, но ни разу на этапе двоевластия перед восстанием не возникают те вопросы по организации народного хозяйства, которые обычно стоят перед руководством страны или региона. Собственно, тут нечего и обсуждать, никаких особых уроков извлекать не стоит, кроме того, что нужно минимизировать экспроприации и другие действия, которые повредят авторитету сопротивления, и того, что нужно поставлять много ресурсов извне.


2. Этап консолидации

Консолидация – это то, что нужно успеть сделать Донбассу за месяц-другой, оставшиеся до воцарения и укрепления в Киеве нового «президента». И хотя в политическом плане необходимые действия более или менее ясны, этап этот является самым трудным, поскольку за короткий срок не в рутинном, а в авральном режиме нужно создать фактические республики с основными атрибутами государственности и полностью взять власть на своей территории.

«О чём бы мы ни говорили, речь пойдёт о деньгах». Как только республики установят власть на своей территории, это будет означать и перенятие всех обязанностей государства, включая социальные выплаты и зарплаты бюджетникам, руководство коммунальными предприятиями, распределение госзаказов. На это потребуются деньги, значит, с самого начала придётся собирать налоги.

Между тем, для сбора налогов недостаточно только доброй воли Ахметова. Придётся принудить к выплате налогов предпринимателей, поставить под контроль налоговую службу с казначейством и заручиться качественным зачислением налогов в банковской системе. Как обезопасить себя от возможных диверсий и саботажа в любой из трёх составляющих? Ведь уже приходят сообщения (быть может, и ложные), что Украина эвакуирует ключевых налоговых специалистов из Донбасса и непонятно что творится со счетами местных казначейств.

* * *

Начнём с налоговой службы и казначейства. Прежде всего, надо обеспечить, чтобы налоговики контролировали выплату налогов не менее добросовестно, чем они это делали ранее, а местные управления казначейства не перечисляли собранные средства в Киев и правильно распределяли бюджетные средства Новороссии по местным потребителям. Возникают большие сомнения, что эти структуры переключатся на служение новой республике, как ни в чём не бывало. Тепличных условий, в которых оказались органы власти Украины в 1991-92 гг., никто для Новороссии не обеспечит.

Скорее всего, в данном случае нет другого решения, кроме как высылать в упомянутые службы комиссаров с опытом работы в финансовых учреждениях, а также периодически инспектировать их деятельность независимыми комиссиями. Возможно, придётся заместить отдельных беглецов на ключевых должностях, но большинство сотрудников местные и вряд ли побегут в Киев. Другое дело, что на месте может не оказаться достаточно специалистов. Скорее всего, придётся набирать комиссаров и ревизоров в России, уже сейчас налаживая отношения как с государственными органами РФ, так и с крупными компаниями, которые могли бы выслать в командировку своих представителей в обмен на последующее содействие в продвижении своего бизнеса в Новороссии. Если командированных из России не будет хватать, можно объявить и открытый набор в Интернете, но командированные (за которых «ручаются» их работодатели) предпочтительней. Работать они будут в приемлемых условиях, далеко не на передовой – вполне можно рассчитывать на помощь российских партнёров. А вот тех работников прежней налоговой службы и казначейства, которые будут разоблачены в саботаже, нужно безжалостно увольнять и привлекать к дополнительной ответственности.

Другой вопрос – что делать с предприятиями и предпринимателями. Можно ожидать, что предприятия, зарегистрированные в соответствующей области, станут платить налоги в бюджет Новороссии, как только поймут, что налоговая служба республики действует и привлекает к ответственности неплательщиков. Уже с промышленными группами, предприятия которых разбросаны по территории Украины и центральный офис зарегистрирован в Киеве, намного сложнее. Как минимум, надо потребовать у них перерегистрации в Новороссии тех предприятий, которые физически находятся в республике. А если будет продолжен их товарообмен с Украиной, в их случае нужно будет пресекать махинации с трансфертными ценами, которые позволяют аккумулировать прибыль и выплачивать налоги в заграничном профит-центре. Для этого уже потребуется таможня (см. ниже).

* * *

Скорее всего, наиболее сложная составляющая «переключения налогов» будет связана с функционированием банковской системы. Нельзя забывать, что конечный контроль за деятельностью банков сейчас у центральных офисов, расположенных в Киеве и подвластных НБУ. Современные безналичные деньги – это просто записи в компьютере. У клиентов банка они есть только потому, что это записано в компьютере банка, у филиала банк они есть потому, что это записано в компьютере головного банка и т.д. Уже для расчётов за пределами Новороссии потребуются, как минимум, иметь корсчета местных банков (или филиалов) во внешних банках (украинских или российских).

Я сейчас меньше всего хочу кого-то пугать, и мне самому очень хочется ошибиться, но, скорее всего, логика противостояния неизбежно поведёт ситуацию по пути полной ликвидации старой банковской системы на территории Юго-востока и срочной замены её на новую. Без создания собственной платёжной системы или подключения к российской Новороссия не будет в финансовой безопасности. В более благоприятном сценарии удастся переподключить существующую банковскую систему региона (с полным сохранением инфраструктуры и долговых прав) к новой расчётной системе, но вряд ли это удастся. Чтобы понять, в чём тут дело, представим сначала вариант «цивилизованного развода» и попробуем оценить, насколько он реален.

Если «расходиться по-хорошему», то надо договориться о том, что бюджетная и банковская системы Украины и Новороссии остаются вне политики и «справедливо» разделяются в связи с разделом страны. Но что означает, например, перечисление НДС в бюджет Новороссии? Это означает, что новой республике срочно нужна своя таможня, которая контролирует импорт и экспорт, чтобы взимать НДС на импортируемые товары и возвращать его на экспортируемые, эта таможня должна владеть информацией о стандартных ценах на эти товары, чтобы пресечь злоупотребления с занижением или завышением цен. Предстоит создать отдельный Пенсионный фонд. (К счастью, поскольку на Украине пенсионная система всё ещё солидарная, а не накопительная, не придётся взыскивать средства с накоплений Пенсионного фонда Украины.) Предстоит наладить страхование по безработице и несчастным случаям на производстве из зарплатных отчислений.

Ничуть не проще разделить банковскую систему. На территории Новороссии существующие отделения украинских банков должны объединиться в отдельные от материнской компании юридические лица и перейти под контроль местного Центробанка, должны быть разделены по объективному принципу резервы украинских банков между украинской частью и новообразованными «дочками» в Новороссии, нужно образовать местный фонд страхования вкладов, республика должна гарантировать банкам содействие государственных органов в возврате долгов заёмщиками и гарантировать вкладчикам контроль над банковской системой и возврат вкладов при крушении банков. Появившиеся на территории Новороссии новые банки (а местные «дочки» украинских банков, повторим, будут уже отдельными юридическими лицами) должны иметь корсчета во внешних банках, которые останутся единственным доступным ресурсом Новороссии для внешних расчётов.

Параллельно с обустройством доходной части бюджета придётся перенимать на себя и все бюджетные расходы бывшей Украины на территории Новороссии. На первое время возможна работа «по инерции», продолжение финансирования местных бюджетных учреждений местным управлением казначейства по бюджету на текущий год. Но со временем придётся заменять прежние центральные структуры, подчиняющие бюджетные учреждения по отраслевому признаку, и уже их решением проводить какие-то изменения. Мы даже не будем вдаваться в подробности этого процесса, просто заметим, что при «цивилизованном разводе» необходимо по-хорошему выпросить у Киева очень, очень много информации о бюджетных учреждениях.

Нет нужды говорить, что описанный сценарий мирного разделения требует не только недюжинного профессионализма, но также доброй воли и двойного контроля с обеих сторон, а также огромного терпения и трудолюбия, которых, скорее всего, не будет. Хотя сделать такую попытку ДНР и ЛНР должны, особо напирая на готовность продавливать возвращение долгов банкам своими субъектами, сохранить за банками в собственности их инфраструктуру и по-хорошему перенять расходы украинского бюджета.

* * *

Однако вместо компромисса нас, скорее, ожидает серия взаимных ударов на уничтожение экономики, усугублённых выходом злоупотребляющих банкиров из-под контроля. В самом мягком и постепенном сценарии выглядеть это может примерно так. Новые республики или объединённая Новороссия попытаются договориться с местными предприятиями и отделениями банков о перечислении части налогов в местные бюджеты, как это сделал мэр Славянска В.Пономарёв. Однако, по сигналу из Киева, будут изыматься средства, собираемые на счета в местных казначействах. (Это для Украины более перспективно, чем просто блокировать казначейские счета и позволять предприятиям не платить налоги.) Многие начальники банковских отделений, воспользовавшись неразберихой, станут устраивать «чёрные дыры» по обе стороны новой границы, в которых будут пропадать платежи. В результате счета предприятий, и так еле справляющихся с кризисом, начнут ускоренно таять, поднимется волна банкротств и сократится поступление налогов. В бюджет Украины (там, где Киев сможет обнулять местные казначейские счета) и в бюджет Новороссии (там, где её власти смогут противостоять обнулению местных казначейских счетов) будет поступать намного меньше денег, чем поступало бы при нормальной организации.

Ввиду фактического разделения страны, центральная власть начнёт сокращать фактические выплаты бюджетникам на территории освободившихся областей, тем более что эти бюджетники на этапе консолидации будут всё больше уходить из-под контроля Киева. Освободившиеся области, так и не забрав себе все налоговые потоки со своих территорий, не смогут компенсировать недостачу.

Развивающийся кризис повлечёт массовый невозврат долгов, причём отделившиеся области откажутся помогать во взимании долгов с граждан и предприятий тем украинским банкам, которые будут саботировать сбор налогов для Новороссии и продолжат отчисления в бюджет Украины, банки окажутся на грани разорения. Украинский фонд страхования вкладов едва ли захочет компенсировать депозиты в разоряющихся банках на отколовшейся территории. В итоге НБУ просто спишет остатки на всех счетах в отпадающих регионах. Этот шаг НБУ может быть по мотивации не столько злонамеренной диверсией против Новороссии, сколько единственно возможным выходом из ситуации. Только так можно будет спасти, насколько это возможно, банковскую систему на остающейся территории бывшей Украины в условиях, когда взыскание долгов на отпадающей территории станет малореальным.

В какой именно момент Киев отключит очередную область от своей расчётной системы и обнулит счета? Скорее всего, это произойдёт не раньше, чем Новороссия перенимет в свой бюджет большую часть налоговых платежей, и не позже, чем установление полного военного контроля над территорией станет всем очевидным необратимым фактом. Очевидно, что Украина будет разрываться между двумя подходами. С одной стороны, до последнего изображать контроль над регионом, а с другой – пытаться отомстить отколовшейся территории. Первый вариант требует сохранения расчётной системы в целостности. Второй уже продемонстрирован в Крыму, где Нацбанк Украины отозвал лицензии всех местных банков и филиалов украинских. Забрать свои вклады крымским вкладчикам теперь – большая проблема даже на «материковой» Украине, правда, и для банков мудрено собрать долги по выданным в Крыму кредитам.

В результате, примерно к окончанию периода консолидации, уже держа под военным контролем свою территорию, Новороссия останется без банковской системы, с обнулёнными счетами предприятий и граждан, без денег, без способности собирать налоги и финансировать расходы. Конечно, удар будет нанесён и по финансовой системе остальной Украины, но Киев в краткосрочной перспективе будет куда более устойчив в финансовом плане. Несмотря на то, что и Киеву не захочется нести потери, логика конфронтации просто не найдёт другого выхода, кроме взаимного вредительства.

* * *

Для того чтобы, если не избежать этого, то хотя бы максимально смягчить последствия, одновременно с попытками договориться о цивилизованном разводе с Украиной, Новороссии следует как можно скорее создавать свою банковскую систему и вводить параллельное обращение российского рубля. А ещё лучше – пригласить российские банки массово открывать свои отделения на территории Новороссии, подчиняясь российским правилам регулирования, и открывать новые депозиты в российских банках. Местные казначейства тоже должны открыть там свои счета, а пока нет согласия России – открывать их в близлежащих регионах РФ. Следует попросить банк России контролировать работу российских банков на территории Новороссии по своим правилам, с теми же нормами резервирования и с теми же гарантиями возврата вкладов. Новороссия гарантирует и украинским, и российским банкам стандартную государственную работу с должниками банков и сохранность собственности. Но как только и если украинские банки попробуют по-прежнему изымать налоги в пользу украинского бюджета или начнут обнулять счета, нужно немедленно экспроприировать отделения данного банка, передавать их со всей инфраструктурой приходящим российским банкам, аннулировать долги своих граждан и предприятий этим банкам. Нужно заранее проводить работу с персоналом местных отделений украинских банков, чтобы по возможности сохранить ключевую информацию о клиентах банка и в максимально возможной степени частично сохранить депозиты и данные о кредитах, с передачей прав и обязанностей новым банкам, в которые вольются эти отделения. Остающуюся на территории Новороссии гривневую наличность следует использовать для закупки товаров на территории оставшейся Украины.

В случае отказа Банка России в содействии, если он будет возражать против открытия российскими банками отделений на территории Новороссии либо не найдёт способа осуществлять за их деятельностью стандартный надзор, придётся организовывать свой Центробанк и просить у России кредит, чтобы пользоваться российским рублём. Но если на это не будет воли России, придётся вводить свою валюту.

Задача Новороссии – максимально сократить переходный период в случае конфронтационного разделения финансовой системы, поскольку в течение него система безналичных расчётов будет большей частью парализована, население не будет получать ни зарплат, ни пенсий, энергия людей будет направлена на бесплодные попытки вытащить свои депозиты, деятельность предприятий – на восстановление старых схем наличных расчётов и бартера. Заметим, что, чем быстрее Новороссия будет налаживать у себя параллельную систему расчётов, сбережений и кредитов, опирающуюся на российскую или собственную банковскую систему, тем менее уязвима она будет к возможной диверсии НБУ и центральных отделений банков, следовательно, тем меньше вероятность, что эти диверсии будут предприняты в варианте максимального вредительства. От скорости прихода российской банковской системы на территорию Новороссии зависит, сколько времени продлятся «90-е годы» в платежах и кредитовании соответствующей территории. Думается, основную работу можно сделать в авральном режиме за два-три месяца. Если же российские финансовые власти откажут в помощи, то на создание своего Центробанка и последующее устранение «чёрных дыр» и «болезней роста», наверное, уйдут годы.

* * *

Налоговая система Новороссии в долгосрочном периоде может быть всякой, но особой фантазии в чрезвычайных условиях проявить не получится. Придётся опираться на всё ту же стандартную комбинацию НДС, налогов на прибыль и фонды заработной платы (страховых и пенсионных платежей), НДФЛ, единого налога для малых предприятий и частных предпринимателей, акцизов и налогов на имущество, пошлин. Порядок взимания этих платежей достаточно известен и внимания в этом списке заслуживает взимание НДС и пошлин, поскольку оно будет опираться на деятельность таможни, контролирующей экспорт и импорт. Как ни печально, наиболее вероятно, что торговых связей с оставшейся Украиной и остальным миром в условиях идущей войны почти не будет и единственным важным торговым партнёром Новороссии будет РФ. На мой взгляд, надо не только вступить в Таможенный Союз, но и попробовать договориться с РФ о том, чтобы её таможня взяла на себя работу по регистрации экспорта и импорта Новороссии на российском направлении, что позволит правильно взимать НДС у импортёров и возвращать его экспортёрам. Тогда своей таможне останется совсем немного работы с внешней торговлей на других направлениях. Ставку НДС в этом случае имеет смысл уравнять с российской, как и ставки таможенных пошлин. Выстраивать с нуля собственную полноценную таможню и нереально, и бессмысленно.

Кроме того, в кратчайшие сроки надо будет наладить систему своих министерств и ведомств, проводящих необходимые выплаты бюджетникам и берущих на себя социальные функции. Пенсионный фонд Новороссии придётся организовывать быстро, опираясь, правда, на территориальные отделения ПФ Украины. Правда, в условиях кризиса, расходы госбюджета и внебюджетных фондов в реальном выражении будут поначалу заметно ниже прежних.

От того, насколько быстро Новороссия сможет наладить свою бюджетную систему, зависит, насколько она будет устойчивой. В конце концов, военное управление в ДНР и так на неплохом уровне, после создания министерств и ведомств найдётся, кому руководить и направлять в гуманитарной и отраслевых сферах, а вот изыскать средства для того, чтобы фунционировали военная машина, госаппарат и бюджетные организации, для исполнения минимальных социальных обязательств – задача совсем нетривиальная. Конечно, и тут потребуется немалая помощь от России на переходный период, особенно в виде кредитов для пополнения оборотных средств предприятий в случае их обнуления Украиной.

* * *

Завершая рассмотрение этапа консолидации, заметим, что ещё одной важной задачей является сохранность информации по распределению собственности (помимо денежных обязательств в банковской системе) на территории Новороссии. Становление республики не должно быть сопряжено с эпохой бандитских переделов. Другое дело, что допустима и необходима конфискация имущества у предателей-фашистов, запятнавших себя активным сотрудничеством с украинскими оккупантами.


Upd.: А вот и "первые ласточки" – заявление Авакова о прекращении выплаты зарплат и пенсий в Славянске и Краматорске.


3. Этап воюющей экономики

Конечно, заранее спрогнозировать характер войны очень трудно, но мы берём за основу «боснийский сценарий». Этот вариант, пожалуй, наиболее жестокий из доступных: внешние для Украины игроки сознательно сталкивают примерно равные по силам противоборствующие стороны, а в этих условиях война неизбежно предпримет особо кровопролитный, затяжной, безвыходный характер. Опять-таки, мы можем питать надежду на лучшее – на то, что Украина сама себя делегитимизирует в глазах малороссов настолько, что её ослабление станет критическим. Но надо быть и готовым к худшему – тому, что Украина в ходе войны сумеет возбудить у малороссов ненависть к «москалям», и тогда её силы будут сравнимы с силами Новороссии.

В экономическом плане «боснийский сценарий» – вариант достаточно длительного противостояния, когда всем воюющим сторонам помогают извне. Сами воюющие стороны слишком малы, чтобы налаживать полноценную военную экономику, производящую полный спектр вооружений, да и война будет вестись ограниченными средствами. Всё это не значит, что Новороссия сможет позволить себе ничего не производить и не заботиться о хлебе насущном. Главные экономические задачи на военные период – материальное обеспечение боевых действий, сбережение народа и удержание ключевых кадров.

* * *

Заранее предсказать конкретные экономические задачи, которые станут на этом пути, довольно трудно. Пожалуй, общая рекомендация, которую можно сформулировать уже сейчас – не замахиваться на глобальную перестройку остатков рыночной экономики и решать проблемы по мере их поступления минимально возможными ресурсами. Что имеется в виду?

Уже сегодня Рунет пестрит левацкими призывами срочно строить в Новороссии социализм, национализировать крупную собственность, перейти к плановой экономике, изыскивать ресурсы для обязательной загрузки имеющихся предприятий в рамках госпрограммы. Призывы эти очень далеки от реалий.

Если под социализмом имеется в виду обывательское представление о нём, что «всё бесплатно», то в период войны Новороссии не хватит денег даже поддерживать социальные расходы докризисной Украины. Придётся просто обеспечивать выживание людей, уменьшая реальное наполнение зарплат, пенсий и соцвыплат по сравнению с довоенным временем и дополняя его адресной гуманитарной помощью. При этом помощь трудоспособным безработным должна быть минимальна и ограничена определённым сроком, чтобы не плодить паразитов. Да, будет продолжено финансирование бесплатного среднего образования, части бюджетных мест в вузах, но едва ли стоит ожидать много большего.

Составление сбалансированных народнохозяйственных планов на такой короткий срок и в настолько малой экономике и бессмысленно, и невозможно – куда важнее и реальнее поскорее открыть границу с Россией и перестроиться к работе на российский рынок, ориентируясь на его ценовые сигналы. Быстрое включение в более крупный рынок Таможенного Союза позволит хоть немного сдержать уровень безработицы в условиях экономической катастрофы, вызванной обрывом экономических связей с остальной Украиной и Западом.

Национализация крупной собственности имеет смысл как средство наказания преступников, но сама по себе едва ли нужна для военной экономики боснийского типа. Дай Бог, чтобы предприятия продолжали создавать положительную добавленную стоимость, обеспечивали людей работой и платили налоги в казну! Пламенные социалисты под национализацией обычно имеют в виду, что предприятия станут производить то, что им прикажет комиссар, а не выбранный собственником управленец, ориентирующийся на прибыль. Но если танк на кондитерской фабрике, произведённый под руководством комиссара, выйдет по цене дороже и по качеству хуже покупного танка из России, то пусть лучше фабрика продолжит делать конфеты, а на вырученные деньги республика купит оружие, произведённое на кадровых заводах. (В частности, по этой причине я скептически отношусь к возможности массового перепрофилирования гражданских заводов на военные нужды, хотя могу и ошибаться.)

Вызывают сомнения и призывы принудительно загружать мощности предприятий, изыскивая для этого какие-то ресурсы силами государства. Если загрузка предприятий будет обеспечивать высокую добавленную стоимость, то оно и само будет работать, если же заставить предприятия работать ради загрузки, то на это может быть потрачено больше ценных ресурсов, чем будет получено в результате работы предприятия. В крайнем случае, можно немного доплачивать предприятиям за занятость, чтобы снизить безработицу, но так чтобы добавленная стоимость оставалась заметно выше нуля.

Конечно, вообще говоря, нельзя исключать, что государство подскажет предприятиям гениальную производственную цепочку, до которой бы не додумались предприятия по отдельности, но едва ли это будет случаться чаще, чем в единичных случаях. Некоторая надежда на рост промышленного производства появляется в связи с тем, что будут уничтожаться нынешние экономические ниши в сфере услуг, и занятые там бывшие рабочие останутся без работы. В этом случае, конечно, возможны программы восстановления квалификации и запуска молчавших производств.

* * *

В целом, для минимизации работы госаппарата экономика воюющей Новороссии должна оставаться максимально рыночной и ориентироваться на регулирующую роль ценового механизма, который подскажет экономическому руководству оптимальные действия, наиболее дешёвые решения и необходимость отказа от слишком дорогих проектов. Слушать леваков, проталкивающих идеи «военного коммунизма», не надо.

В рамках этого принципа можно обсуждать детали, например, как организовать работу коммунальных предприятий. Опять-таки, многие гуманисты потребуют снизить тарифы, чтобы людям легче жилось. Вот только хватит ли денег у Новороссии на субсидирование разницы между себестоимостью коммунальных услуг и тарифами? Почти наверняка деньгам можно будет найти и более важное применение, выделяя адресные субсидии в самых критических случаях. Разве что, на время войны можно рискнуть и сэкономить на серьёзных капиталовложениях и ремонте, чтобы снизить себестоимость, но продавливать популистское решение о низких тарифах – путь в никуда.

Отдельной темой остаётся мобилизация в армию Новороссии, когда добровольцев будет не хватать. По каким принципам её проводить, чтобы не подорвать функционирование экономики и не растерять ключевые кадры, необходимые для мирного времени? Опять-таки, если самодеятельно стряпать решение «на коленке», в этом вопросе есть риск сильно ошибиться, и без привлечения грамотных консультантов из российского Генштаба не обойтись.

* * *

Наконец, очень сложной задачей, относящейся, можно сказать, к экономике станет мобилизация интеллектуальных и культурных ресурсов Новороссии и привлечение соответствующих ресурсов большой России для победы. Речь идёт не только о привлечении деятелей культуры для агитации за победу и разъяснения позиции республики за границей. Не только об использовании всех жанров искусства, от самых простонародных до элитных, для подъёма духа. Речь идёт об интеллектуальном усилии, которое нужно предпринять для постоянного поиска оптимальной политики, для создания адекватного образа будущего Новороссии, наконец, для решения текущих военных, технических, научно-прикладных задач. Война не будет выиграна только лишь по указаниям самого гениального главнокомандующего и усилиями хороших, самых героических и талантливых исполнителей. Необходимо интеллектуальное сопровождение.

Например, большой вклад будут вносить структурированные публичные обсуждения будущего республики и текущей политики, но, конечно же, не в онлайн-режиме ток-шоу, когда аплодисменты «срывают» бойкие слова, а не глубокий смысл. Не стоит девальвировать проблемы сведением их до уровня Савика Шустера или Владимира Соловьёва. Нужно обеспечить добросовестность аргументации, высочайшую степень ответственности авторов за выдвигаемые тезисы и за проработанность идей, как это должно быть в научных публикациях, и, в то же время, поддерживать оперативность обсуждения и быстрое привлечение широкого внимания, как это делается в публицистике. Должен быть выработан какой-то промежуточный жанр, свой в каждой сфере.

И вот, в этом вопросе совершенно неочевидно, на какие организационные структуры опираться и каким людям доверять. Конечно, придётся по-прежнему поддерживать образовательные учреждения, НИИ и заведения культуры, только вот смогут ли они мобилизоваться по приказу? Как их «зажечь» на русское дело?

Я считаю, что мы уже сейчас должны посмотреть правде в глаза и признать, что большинство, как минимум, гуманитарной и научной интеллигенции настроены решительно антироссийски. 30 марта, уже после кровавого переворота, после убийств, устроенных евроинтеграторами в Киеве и Харькове, уже после сожжений «беркутов» и выкалывания им глаз озверевшей толпой, уже после избиений политических оппонентов на Крещатике «самообороной» Майдана, уже после правосековских пыток в киевской мэрии, симфонические оркестры сразу нескольких крупных городов, включая Донецк, Одессу и Харьков, одновременно устроили акцию – исполнили гимн Евросоюза в честь подписания политической ассоциации Украины и ЕС. В Одессе аналогичный перфоманс организовали ещё и за неделю до этого – прямо в мясном отделе Привоза, как будто музыкантам не терпелось увидеть в родном городе большое количество «мяса».

При всём уважении к гениям Бетховена и Шиллера, при всём восхищении Девятой симфонией... не слишком ли цинична «гражданская позиция» музыкантов, выступивших против народа Юго-востока, на стороне фашиствующего украинства?

Уже позже, 4 мая, когда на Украине был объявлен траур, автор этих строк обошёл весь центр Харькова и обратил внимание, что из всех заведений только на одном здании флаг не был приспущен – он радостно развевался по поводу массового убийства одесситов. Этим зданием был украинский драматический театр им. Шевченко, бывшая в 20-е годы колыбель «нацiонального вiдродження» «Березiль». И это только два примера!

Мне кажется, в этой сфере должна быть проведена быстрая и суровая денацификация, легитимность которой будет обоснована условиями войны и зверствами украинских нацистов. Мы должны доверять оставшимся кадрам.


4. Послевоенное восстановление и развитие

Задачи экономического восстановления после того, как удастся разделиться с Украиной и можно будет провести демобилизацию, будут отличаться в зависимости от того, согласится ли Россия хотя бы тогда принять Новороссию в свой состав или предпочтёт извлекать мифические преимущества из существования отдельного псевдонезависимого русского государства, пока то само не сократит разрыв в уровне развития с Россией. К сожалению, нет гарантий первого и, значит, надо быть готовым вести восстановление и развитие народного хозяйства, пусть и в союзе с Россией, но с опорой на свои силы.

К сожалению, в сценарии независимой Новороссии можно уже сейчас прогнозировать, что её правительством с высокой вероятностью будут допущены тяжёлые ошибки, которые не позволят достичь российского уровня развития в обозримые сроки. Прогноз этот опирается на анализ тех экономических идей, которые распространены в русском сопротивлении на Украине и среди наиболее активных его сторонников в Российской Федерации. Вдобавок, на республику будет действовать инерция военного периода, из-за чего руководство и общество далеко не сразу проникнутся пониманием, что долгосрочное экономическое развитие – это постоянное повышение производительности, включающее отмирание старых экономических практик и появление новых, а не загрузка уже имеющихся производств на максимальную мощность. Это и в мирный период мало кто понимает.

Скорее всего, экономическая политика Новороссии будет ухудшенной разновидностью чавизма и белорусского пути, связанных с безудержным популизмом, поощрением паразитических черт в экономике и неспособностью поддерживать макроэкономическую стабильность. При этом большой вопрос, удастся ли перенять хорошие черты той же Белоруссии (некоррумпированность и добросовестность госаппарата, высокую трудовую этику). Рассмотрим пару примеров.

* * *

Хроническая особенность украинской экономики, усугублённая в премьерство Тимошенко и президентство Януковича, – «жизнь не по средствам», растущий долг государства, корпоративного сектора и отдельных граждан. Перейти же вовремя к необходимой экономии и уберечь себя от дефолта не позволяет застаревший популизм государственной политики и неспособность реально оценить свои возможности.

Наиболее ярко это проявилось в эпопее взаимоотношений Януковича и МВФ, растянувшейся почти на четыре года. После прихода ко власти Янукович должен был сократить дефицит бюджета и получить кредит для рефинансирования прежних долгов – иначе Украина пришла бы к дефолту уже в 2010-2011 году и Партия Регионов потеряла бы власть уже тогда, так и не успев "отбить" потраченные в оппозиции средства и пополнить личные запасы на чёрный день.

В последние годы рекомендации МВФ, многому научившегося во время азиатского кризиса, носят компромиссный характер. С одной стороны, они советуют растратившимся странам очень жёсткий и болезненный для населения, но наносящий минимальный ущерб для производства способ «затягивания поясов», с другой стороны – предоставляют кредит под сниженный процент, чтобы правительство могло избежать дефолта на период перехода к профицитному бюджету.

В условиях Украины самым простым способом преодолеть дефицит была признана ликвидация дотаций «Нафтогазу» и коммунальному хозяйству. По замыслу консультантов, повышение цен на газ до стоимости импортного российского газа и выход коммунальных тарифов на безубыточность должны были сократить госрасходы: ведь в этом случае адресные субсидии получали бы только самые бедные, и бюджет тратился бы только на их обеспечение.

Конечно же, выполнение рекомендации резко ударило бы по жизненному уровню населения, но другие варианты ликвидации дефицита – сокращение расходов на государственные программы или повышение налоговых ставок – сильнее бы ударили по производству и, следовательно, снизили бы реальные доходы страны ещё больше. Ещё один вариант, в конечном итоге выбранный правительством, – наращивание задолженности – обвалил бы жизненный уровень куда сильнее чуть позже, на этапе расплаты по долгам (так оно и происходит).

Есть и другие соображения, связанные с оптимальностью функционирования экономики, указывающие, почему весь газ стоит продавать населению и промышленности по цене импортного, а коммунальные тарифы должны покрывать издержки. Но тут важен и политический аргумент: принятие непопулярных решений одним махом, уже в 2010 году, позволило бы режиму Януковича обвинить в обнищании предшественников, зато бездефицитный бюджет дал бы ему больше свободы во внешнеполитическом маневрировании. Авось, и власть бы сохранил.

Тем не менее, правительство тогда смогло приподнять тарифы только чуть-чуть, пообещав МВФ продолжить непопулярную политику в следующие годы, урезая жизненный уровень населения понемногу. Но в условиях обвала спроса на металлы денег в казне убавлялось, подогреваемое оппозицией население роптало и не хотело новых непопулярных мер. Мало того, где-то с 2012 года эти непопулярные меры, наложившись на и без того идущее обнищание и стагнацию, действительно обернулись бы сильным спадом ещё и из-за сокращения спроса. Отказавшись выровнять бюджет вовремя и с минимальными жертвами уже в 2010 году, правительство досиделось до того момента, когда сделать это без больших жертв стало уже невозможно.

МВФ, столкнувшись с неготовностью Януковича выполнять обещания, прекратил кредитование, правительство стало занимать всё больше денег на рыночных условиях, под всё более высокий процент. Таким образом, согласованная с МВФ программа выхода на профицитный бюджет срывалась сразу по двум причинам: из-за продолжения субсидий и из-за необходимости платить по долгам более высокие проценты, чем платили бы МВФ. В общем, комбинация политических и экономических факторов делала дефолт неизбежным.

Мы в этом плане обратим внимание на политическую недальновидность Януковича: заведомо невыполнимо пообещав «покращення життя вже сьогоднi», он загнал себя в ловушку. Мог бы ухудшить жизнь населения сразу и резко, переложив вину на «папередникив» и получая дивиденды от последующего улучшения, но попал под груз собственных нелепых обещаний и недостатка цинизма. Должен сказать, сам я рад, что у Януковича не хватило духу оздоровить украинскую экономику – иначе не случилось бы нынешнего краха Украины, – но элементарная честность заставляет нас признать хотя бы для самих себя, что с точки зрения здоровья украинской экономики требования МВФ были правильные.

К сожалению, что-то похожее на ошибку Януковича мы наблюдаем уже сейчас в поведении лидеров ДНР и ЛНР. Едва захватив пару административных зданий, они стали озвучивать популистские заявления об отмене повышения коммунальных тарифов! А один из деятелей Харьковской народной республики сделал похожее заявление о низких тарифах, всё ещё вещая из подполья! И это – при том, что курс гривны резко упал и для компенсации используемых энергоносителей надо было повышать тарифы ещё больше, чем было запланировано.

Заметим, на момент заявлений предстоял ещё длительный период двоевластия, в течение которого все «шишки» из-за ухудшения жизни сыпались бы на уходящую власть. И вот, в этих условиях лидеры новой власти дают заведомо несбыточные обещания, попытка реализации которых обескровит бюджет и сделает невозможным хоть какое-то оздоровление экономики!

Идущий сейчас слом украинского государства позволяет заодно и убрать с дороги многие мины, обрекшие его на катастрофу. Одна из таких мин – «социалистические» пережитки в ценообразовании, как по коммунальным тарифам, так и по ценам на сырьевые ресурсы. Пережитки эти, несмотря на свою нелепость, поддерживаются хором провластных и оппозиционных популистов, потому что так они надеются получить больше голосов на выборах. Зачем тащить их в Новороссию?

На самом же деле, счастье не в низких ценах, а в общей покупательной способности доходов. Если изменение ценовых пропорций, в частности, отказ от дотирования ЖКХ и дешёвого сырья, позволит оздоровить экономику и повысить реальные доходы, то на это надо идти. Конечно, при этом надо поддержать социально незащищённые слои населения адресными субсидиями, но не субсидировать низкими ценами всех подряд, включая богатых. Сейчас уход от заниженных цен будет сопровождаться резким падением жизненного уровня, но он будет и так, и так из-за экономической катастрофы, а вот будет ли выздоровление – зависит от правильных решений сейчас.

И даже если Россия согласится продавать Новороссии энергоносители по внутрироссийским ценам или по той же цене, что Белоруссии, то и тогда имеет смысл, скорее, перепродавать их внутри страны по европейской цене, к которой уже привыкла местная промышленность и к которой уже привыкнет население, забирая разницу в бюджет и соответственно снизив налоги. И меньше фискальных проблем, и больше стимулов для ресурсосбережения везде и всюду.

* * *

Другие примеры связаны уже не с заявлениями лидеров новых республик, а с известной позицией политических сил в самой РФ, которые активнее других поддерживают Новороссию. Я не буду сейчас приводить конкретные издания и имена: всё-таки, сейчас все они делают правильное дело и спасибо им за поддержку. Но именно эти люди, скорее всего, окажут ведущее влияние на макроэкономическую политику Новороссии в роли, как минимум, советников, а это уже опасно. Речь идёт о большой группе левопатриотических публицистов, промышленников и экспертов, которые придумали себе врага в лице «либералов» (так они называют всех несогласных с их идеями) и на этой основе предлагают простые рецепты оздоровления российской экономики. Протолкнуть их в России им не удаётся, а получится ли в Новороссии – кто знает?

Первая из их идей вертится вокруг известных теорий, будто российский Центробанк является филиалом ФРС, эмиссия рубля искусственно привязана к имеющимся валютным резервам, а можно было бы ликвидировать эту привязку и эмитировать деньги не под резервы, а под длинные инвестиционные проекты, благодаря которым российская экономика пойдёт вперёд семимильными шагами. Заодно хорошо бы увеличить монетизацию экономики и снизить курс рубля к доллару, чтобы облегчить положение экспортёров.

Надо сказать, что концепция эта много раз разбиралась и критиковалась, как в фактологической части (реальная привязка эмиссии к ЗВР отсутствует и задача ЗВР другая), так и в части понимания причинно-следственных связей. На самом деле, в сколько-нибудь долгосрочном периоде реальный (с поправкой на инфляцию) процент не зависит от жёсткости денежной политики и определяется фундаментальными переменными экономики, в частности, накоплением и инвестированием, Банк России в своей эмиссионной политике довольно умело проходит между Сциллой быстрой инфляции и Харибдой подавления экономической активности, степень монетизации тоже определяется фундаментальными факторами и не поддаётся простому регулированию Центробанка, искусственно повлиять на реальный курс рубля (изменение обменного курса с поправкой на инфляцию) невозможно.

Проблема в том, что подобного рода теории, как чёрт из табакерки, постоянно выскакивают в отстающих странах с большим влиянием сказочного мышления, с устойчивыми надеждами получить что-то из ничего. Страны Латинской Америки, Россия, Украина, Белоруссия проходили это не однажды, и всякий раз попытки искусственно управлять то процентом, то курсом заканчивались экономическим кризисом. Быстрая инфляция чередуется с медленной, реальные проценты по кредитам и депозитам то высокие, то низкие, завышенный курс национальной валюты, на поддержание которого расходуются валютные резервы, чередуется с заниженным. При таком сценарии долгосрочный рост в стране получается довольно медленным – отсутствует макроэкономическая стабильность, возможность брать кредиты под предсказуемый реальный процент, возможность прогнозировать экономическое будущее долгосрочных инвестиций и т.д. Под влиянием неправильных ожиданий начинается много ошибочных проектов, которые потом терпят крах, и не начинаются правильные, которые реально повысили бы производительность экономики.

Наиболее показательна история с каким-то белорусским предпринимателем, который в середине 90-х втёрся в доверие к Лукашенко и убедил его, что если начать «печатать» деньги и расходовать их не на зарплаты и социальные выплаты, сразу идущие на потребительский рынок, а на инвестиционные проекты, то инфляцию это не ускорит. Весьма возможно, что и сам горе-советчик верил в свою «теорию». Нетрудно видеть её схожесть с концепцией печати денег не под валютные резервы, а под «длинные проекты». Конечно же, после эпического провала эксперимента (с резким ростом инфляции, в точном соответствии с уравнением обмена) персонаж попал в опалу, только вот нанесённый им ущерб это не компенсировало. И очень не хочется, чтобы Новороссия воспроизводила давно понятые ошибки по призыву недостаточно грамотных экспертов.

* * *

Другая ключевая идея сторонников Новороссии из РФ – более жёстко контролировать внешнюю торговлю для «поддержки отечественного производителя». Обычно протекционистские идеи предлагаются лоббистами конкретных отраслей. Они организовали целую кампанию по противодействию вступлению России в ВТО, которая, к счастью, не увенчалась успехом. Но есть большие опасения, что в менее подготовленной Новороссии аргументы о «защите отечественного производителя» найдут тёплый отклик и республика попытается отгородиться от внешних рынков дополнительными пошлинами, налаживать импортозамещение без экономического обоснования и т.д.

В целом, экономический анализ даёт довольно однозначную рекомендацию стремиться в большинстве случаев к открытой экономике и свободе торговли. Экономическая теория признаёт исключения (например, здесь), но их не так много, и отступление от свободы торговли нужно обосновывать отдельным анализом. Однако в нашем случае нужна не строгая научная модель, а какой-то один мощный аргумент, который подскажет политикам Новороссии не брать на веру призывы лоббистов защищать от конкуренции именно их производства. Мне кажется, этим аргументом может служить очевидное, но от того не менее верное замечание великого британского экономиста Альфреда Маршалла, что протекционистская поддержка одной отрасли означает ущерб для остальных. Ясно, например, что если мы защищаем от конкуренции с импортом производство товара А, то производителю товара Б (неважно, экспортёру или работающему на внутренний рынок) нужно произвести и продать больше своего товара, чтобы купить для своих нужд товар А.

Поэтому правильный ответ о целесообразности конкретной протекционистской меры может дать только полный анализ последствий этой меры с точки зрения не отдельной отрасли, а всего народного хозяйства – с точки зрения максимизации ВВП (в разрезе текущего времени) и с точки зрения стимулов для дальнейшего повышения производительности (в разрезе экономической динамики).

То же самое относится и к уже раскритикованным нами идеям о предпочтительности низких цен на какие-то ресурсы внутри страны: полный экономический анализ даёт более сложный ответ, а доверять простым рецептам лоббистов-протекционистов не надо.

Именно опасность увлечься денежными экспериментами или протекционизмом лишний раз подсказывает, что лучше всего для Новороссии с самого начала интегрироваться в российскую банковскую и таможенную систему. По крайней мере, заметную часть глупостей будет физически невозможно сделать.

* * *

Наконец, ещё одной угрозой, прямо примыкающей к сказанному выше, является постоянный бюджетный дефицит, «жизнь не по средствам». Это станет тем более вероятным, что Россия после войны бескорыстно поможет кредитом на восстановление инфраструктуры. В результате экономика «подсядет» на «кредитную иглу», отказаться от которой будет тем сложнее, что в период восстановления инфраструктуры огромную долю народного хозяйства, в ущерб экспортному производству, займёт строительная отрасль, а переучиваться обратно не захочется.

Универсального рецепта, как с этим бороться, нет, но мне кажется, что наилучшим решением было бы с самого начала брать помощь от России не напрямую, деньгами на восстановление, а попросить её включить хозяйство Новороссии в свою систему, снабжая госзаказами наши предприятия и помогая в экспорте сельхозпродукции. Кроме того, чтобы отключение от поддержки прошло наименее болезненно, надо с самого начала не заигрывать с популистскими мерами, перечисленными выше (социалистическим занижением цен и т.д.).

* * *

Слов нет, готовя этот анализ, я продолжаю надеяться, что он не пригодится. Для всех лучше, если Россия просто включит новые регионы в свой состав. Но если этого не произойдёт, надо быть готовым просуществовать какое-то время автономно.

http://miguel-kud.livejournal.com/67693.html

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя lindorenan2
lindorenan2(5 лет 10 месяцев)(20:39:22 / 19-05-2014)

натянуто...сейчас краматорск расстреливает артиллерия

Аватар пользователя jamaze
jamaze(5 лет 10 месяцев)(21:04:47 / 19-05-2014)

И тем не менее - без ответа "что же после изгнания хунты", людей на борьбу не поднимешь. Пока ОБЩИХ перспектив нет, каждый будет свою жизнь устраивать отдельно.

А для ЮВУ подсказываю вариант сделки с Россией: ЮВУ нам - крупные предприятия в собственность (видимо, придворных олигархов) с гарантиями и защитой (что-то вроде СРП), мы им - некоторую экономическую поддержку. Но - нам нужна вся ЮВУ. А для этого - придется побороться.

Аватар пользователя Антонио
Антонио(3 года 6 месяцев)(21:25:42 / 19-05-2014)

ЮВУ нам - крупные предприятия в собственность (видимо, придворных олигархов) с гарантиями и защитой (что-то вроде СРП), мы им - некоторую экономическую поддержку.

Тема такая уже озвучивалась. Тоже задавал вопрос - не ответили. 

Куда такие предприятия платят налоги? Спасибо.

Аватар пользователя jamaze
jamaze(5 лет 10 месяцев)(21:26:34 / 19-05-2014)

А хрен его знает. Скорее всего - в Киев.

Аватар пользователя Антонио
Антонио(3 года 6 месяцев)(21:27:57 / 19-05-2014)

Имею ввиду - будут платить налоги, поле передачи.

Аватар пользователя jamaze
jamaze(5 лет 10 месяцев)(21:45:08 / 19-05-2014)

Если брать за основу СРП, то там нет налогов - просто выручка или ее часть идет инвесторам.

Аватар пользователя Антонио
Антонио(3 года 6 месяцев)(22:47:39 / 19-05-2014)

СРП. Нет налогов. То есть энные предприятия национализируются Новороссией, а затем с РФ заключаются договора о разделе выручки (продукции). Так?

А как понимать предприятия "передать в собственность"? Вместо Ахметова владельцем условного завода становится условный Иванов, представляющий каккой-то холдинг/группу? Так? С выручкой ясно - она идёт собственику. Но куда будут уходить налоги с этой выручки?

Я не спец. Может простые вещи, азы спрашиваю. Если что - простите за настойчивость и не отвечайте.

Аватар пользователя jamaze
jamaze(5 лет 10 месяцев)(00:24:52 / 20-05-2014)

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BE_%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%83%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B8

Аватар пользователя Антонио
Антонио(3 года 6 месяцев)(01:19:02 / 20-05-2014)

То, что в вики - мне более-менее известно.

Учитывая это, очевидно, что схема, типа СРП со "специальными" схемами по налогам - кидалово аборигенов. В нашем случае, новороссийцев. Например, есть мнение, что именно резкое сокращение Россиией различных СРП явилось одним из вважнейших факторов экономического роста (через увеличение прибылей в нефтегазовом секторе).

Короче, такая фуфляндия молодым республикам не подходит) Предлагаем: СП с налогами на общем основании и погнали) Вам доля выручки и соответствующий контроль над потоком продукции, а нам доля выручки и налоги в казну Новороссии)

Аватар пользователя jamaze
jamaze(5 лет 10 месяцев)(08:11:17 / 20-05-2014)

А что, России снова нужно оплачивать украинские банкеты? :)

Только на поддержку экономической инфраструктуры (таможня, банки, налоги, валюта) уйдут не малые деньги. Зачем нам это делать бесплатно? А вы ведь хотите еще, чтобы мы инвестировали в разваливающуюся инфраструктуру предприятий, делали их доходными. Опять "на общих основаниях".

Нет уж, раз мы "спасатели" - это должно быть оплачено адекватно. И главное - гарантии, что завтра новоукровцы - не передумают. Грубо говоря, передумали - возвращают в виде валюты все инвестиции.

Аватар пользователя Антонио
Антонио(3 года 6 месяцев)(08:25:07 / 20-05-2014)

1. А кто говорит бесплатно - СП с большой долей РФ. Возможно, с огромной долей РФ в некоторых пердприятиях.

2. Данные о разваливающейся инфраструктуре предприятий Донбасса несколько преувеличены.

3. Будет ли РФ "спасателем" в Новоросии - большой вопрос. Сейчас - максимум "помощник".

4. О "новоросы передумали". Принимайте полноценно в состав, и никаких проблем)

 

Аватар пользователя lindorenan2
lindorenan2(5 лет 10 месяцев)(22:10:23 / 19-05-2014)

т.е. люди должны погибать чтобы выжившие стали собственностью российских олигархов? Забавно

Аватар пользователя jamaze
jamaze(5 лет 10 месяцев)(22:23:04 / 19-05-2014)

Ну, могут погибать, чтобы стать собственностью фашиков. Ноу проблем.

Аватар пользователя lindorenan2
lindorenan2(5 лет 10 месяцев)(22:43:31 / 19-05-2014)

Это неинтересно

Аватар пользователя Chosen One
Chosen One(3 года 7 месяцев)(23:42:03 / 19-05-2014)

Дайте что ли и мне затянуться

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...