Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Пакистан – Саудовская Аравия: стратегическое сотрудничество. Ч.3 "Ядерное сотрудничество"

Аватар пользователя alexvlad7

Статья кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника сектора Пакистана Института востоковедения РАН. Ч.3, последняя "Ядерное сотрудничество". ч.1-2 тут

    Министерство иностранных дел Исламской Республики Пакистан опровергло информацию о ядерном сотрудничестве с Королевством Саудовской Аравии (КСА). Пресс-секретарь МИДа в ответ на публикацию ВВС в ноябре 2013 г. о таком сотрудничестве охарактеризовал ее как «совершенно беспочвенную и вредную». Подобной позиции Исламабад придерживается и в настоящее время, отвергая все данные о кооперации. Тем не менее, в последнее время мировая пресса полна сообщений о возможной ядерной сделке между Исламабадом и Эр-Риядом. Что лежит в основе потенциального ядерного сотрудничества и почему вопрос актуален в настоящее время?

      Заинтересованность в пакистанской ядерной программе Эр-Рияд проявил еще весной 1998г., когда в мае этого года Исламабад провел первые ядерные испытания в провинции Белуджистан. Решение об испытательном взрыве ядерного устройства в Чагаи принял Комитет обороны верхней палаты парламента страны (Сенат) под председательством тогдашнего премьер-министра Наваз Шарифа (в период второго срока пребывания у власти, февраль 1997 – октябрь 1999 гг.). Эр-Рияд поддержал Исламабад, пообещав поставлять сырую нефть по сниженным ставкам в ответ на экономические санкции Вашингтона в конце 90-х годов ХХ века.

Несмотря на тот факт, что ядерные испытания Пакистана стали ответом на аналогичные, проведенные Нью-Дели несколькими днями ранее, Саудовская Аравия преследовала свои интересы. К тому времени уже был накоплен многолетний опыт пакистано-саудовского сотрудничества в области обороны и безопасности. Равалпинди (месторасположение штаба сухопутных войск Пакистана) командировал своих специалистов для подготовки военных кадров КСА, в свою очередь саудовская монархия поставляла Исламабаду вооружение. Ядерная программа Пакистана с момента ее разработки занимала центральное место в оборонной доктрине страны, монархия рассчитывала на «предоставление Пакистаном по мере необходимости КСА ядерного зонтика», что, в свою очередь, еще больше сближало позиции стран по многим международным вопросам. В случае гипотетического нападения на КСА, Эр-Рияд наверняка прорабатывал вопрос об адекватном реагировании, задействовав ядерный потенциал Исламабада.

     В 2011 г. в преддверии международных санкций против Ирана принц Турки Аль-Фейсал, бывший глава разведывательного управления Саудовской Аравии, заявил, что «в случае, если Иран разработает ядерное оружие … все в регионе будут делать то же самое».

     Вопрос о ядерном сотрудничестве Исламабада и Эр-Рияда мировые СМИ вновь подняли в 2013 г., и его актуальность была продиктована несколькими факторами внутреннего, регионального и мирового порядка. События «Арабской весны», политическое переформатирование большинства стран Ближнего Востока, Женевские соглашения 24 ноября 2013 г., направленные на ослабление санкций против Ирана, вывод коалиционных войск США/НАТО из Афганистана, активность внешней политики Пакистана на персидском направлении во второй половине 2013 – начале 2014 гг. и т.д. – все эти составляющие и предстоит рассмотреть.

Во-первых, неприятие иранской ядерной программы является одним из доминирующих факторов региональной политики Эр-Рияда. В прошлые годы, до событий 2011 г. на Ближнем Востоке, Белый дом предоставлял Саудовской Аравии определенные гарантии безопасности против ядерной угрозы Ирана. Однако, сомнения у КСА появились задолго до 24 ноября 2013 г., а после «Женевы 1» они подтвердились. Монархия опасается, что ядерное «распечатывание» Ирана повлечет нарушение сложившегося баланса сил в регионе. В настоящее время Саудовская Аравия выражает недовольство США и западными странами в вопросе смягчения санкций против Тегерана. Антиамериканские и антисаудовские настроения шиитского населения Ирана неоднократно в прошлом подпитывали недовольство шиитов Саудовской Аравии, Бахрейна и т.д., и монархии Персидского залива опасаются шиитских восстаний. Многие политологи высказывали мнение о маловероятности применения ядерного оружия, но одновременно звучало предположение об опасениях Эр-Рияда ограниченным конфликтом.

     Ядерное оружие в истории человечества применялось один раз, и в современном мире на протяжении целого ряда десятилетий является фактором сдерживания. Не обладая собственным, Эр-Рияд заинтересован в использовании ядерного оружия, имеющегося в распоряжении вооруженных сил Пакистана также в качестве фактора сдерживания любой вооруженной агрессии против КСА. И в этой связи монархия заинтересована в развитии политического и экономического сотрудничества с Исламабадом, готова оказывать финансовую поддержку развитию оборонного потенциала этой страны. В свою очередь совершенствование ядерного потенциала Исламабада может быть использовано им в качестве рычага политического давления в регионе, на взаимоотношения с Индией, Ираном и т.д. В ноябре 2013 г. МИД Пакистана заявил, что «ядерная программа Пакистана предназначена исключительно для собственной самообороны и поддержания уровня минимального сдерживания».

     Во-вторых, натянутость в целом отношений США и Саудовской Аравии. Первые признаки проявились еще в 2012 г., когда современная администрация США фактически бросила на произвол судьбы своего давнего союзника Х.Мубарака, свергнутого президента Египта. Легкость, с какой Б.Обама поддержал его преемника М.Мурси, стала показательным уроком всем монархиям Персидского залива.

Остается острым, например, для Саудовской Аравии, и сирийский вопрос. Эр-Рияд открыто критиковал западных союзников за отступничество в поддержке сирийской оппозиции. КСА, стремясь расширить круг сочувствующих, привлек Пакистан к призыву поддержать коалиционное правительство в Сирии.

      В-третьих, рассмотрим такой фактор, как вывод коалиционных войск США/НАТО из Афганистана в 2014 г. Это повлечет ослабление стратегического сотрудничества Исламабада с Вашингтоном, как это уже было в конце 90-х годов ХХ века после вывода советских войск из Афганистана. Подобное развитие событий, вероятно, повлечет за собой необходимость замены американской экономической помощи Пакистану на саудовскую и в этом контексте Исламабад может реально полагаться на помощь Эр-Рияда. В марте 2014 г. Эр-Рияд уже выделил Исламабаду 1.5 млн. долларов. Советник премьер-министра Пакистана по национальной безопасности и внешней политике Азиз подтвердил, что указанная сумма предоставлена с целью оказания экономической поддержки. Финансовые вливания в экономику Пакистана влекут за собой усиление идеологического, политического, военного влияния Эр-Рияда на Исламабад. В то же время Исламабад твердо придерживается позиции, что ядерная программа страны полностью финансируется из национальных ресурсов и разработана отечественными учеными.

     Пакистан и Саудовская Аравия в первую очередь ставят вопросы безопасности, так как их объединяет общее стратегическое пространство в регионе. Учитывая вышеизложенное, Исламабад считает для себя вправе ответить за запрос Эр-Рияда о ядерном сотрудничестве (в той или иной форме).

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН,


источник

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...