Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

О революции. И.А.Ильин

Аватар пользователя PavelCV

На суд нашего общества выношу материал одного из лучших русских философов и мыслителей 20 века Ивана Александровича Ильина.

Глава состоит из отдельных разрозненных статей, написанных И.А. Ильиным в разное время, но все они объединены общей темой - революция есть порождение безбожия.

И очень хорошо данный материал ложится на нынешнюю вукраинскую псевдореволюцию, потому что история часто оборачивается фарсом. Читайте, сравнивайте, делайте свои выводы...


... Коммунистическая революция в России, творимая во имя величайшей пошлости (равная сытость безбожных животных), — величайшее насилие и величайшая ложь. Это есть законченная, свиреповоинствующая пошлость: отрицание самобытности, самоценности и свободы духа и стремление под именем общей равной сытости мускульно работающих поденщиков — превратить человечество в безбожную, в земном сытую, покорно деспотируемую чернь, без веры, без родины, без семьи, вне добра и зла, откровения и красоты.

Революция есть воинствующий пафос пошлости, как единоспасительной, общечеловеческой панацеи. Во имя этой панацеи применяются все средства: убийство, страх, разрушение, разврат, пытка, предательство и нескрываемая, наглая, кощунственно улыбающаяся ложь. Ложь нужна для всего, но прежде всего для того, чтобы скрыть злокачественность цели и средств; ее главная функция: выдать зло за благо.

Революция есть открытая проповедь и практика «обратной классовой несправедливости»; химера равенства провозглашается, проваливается, порождает новый ранг партийной бюрократии и новых рабов, уравненных в нищете государственно-принудительного и монопольно-террористического труда. Ложь в старых формах отрицается и разоблачается; ложь для новых целей узаконяется с открытостью, не снившейся никаким шулерам; она сознательно возвеличивается наряду с террором как вторая тактическая панацея. Безбожие создает новые невиданные формы нападения: растления изнутри и прижизненной пытки для верующих. Равенство для бывших низших (на новом нижайшем уровне) и неравенство для бывших высших на уровне вымирания становятся основою революционно-коммунистического строя. Живое отношение к качеству утрачивается; тем более к духовному совершенству. Выделяются, как существенные, содержания, измеряемые объемом (мир), количеством (массы) и внешнею силою (революционная победа). Создается абсолютно пустая, властно штампованная, безбожная, релятивистическая псевдокультура. Из недр механистического естествознания, сводящего все к количеству и отношению, слепого к тайне и качеству; из недр абстрактно-формальной, логизирующей философии («диалектика» у коммунистов); из недр экономического и исторического материализма — вырастает новый социальный строй.

Больное увлечение рассудком, числом, схемою и силою породило на наших глазах злой пафос схемы, штампа, числа, объема и силы.

Половинчатое стало цельным; прикровенное — открытым; стыдливое — бесстыдным; уравновешенное — неистовым; медленно разъедающее и разрушающее — бурным разрушением.

* * *

Человечеству чрезвычайно трудно понять сущность русской революции и тех опасностей, которые она таит и несет.

Люди, не покрывшие собственным подлинным опытом того духа, который вел и ведет русских коммунистов, и удалившиеся за кордон, в эмиграцию, — некомпетентны судить ни о причинах революции, ни о ее естестве, ни о будущей России. Им предмет не дан, им дана ложная видимость. Они не понимают, чем одержимы революционные поколения России (т.е. революционно настроенная часть современных поколений в России) и чем одержимы коммунистические главари. Революция есть как бы вихревой процесс, социальный бред взбесившихся от зависти, ненависти и властолюбия коммунистов; бред, которым они до известной степени удачно заражают рабочих, молодежь и вначале крестьян. Этот бред есть сатанинский бред; сатанинскую природу его надо испытать самому и с очевидностью убедиться в его сатанинском качестве. Не испытавший сего русский человек — немногим компетентнее иностранца. Тут мало простого восприятия; нужен еще духовный орган — для опознания и отличения, для верной квалификации. Вот почему такие релятивистические циники в политике, как Милюков и его группа, не имеют пафоса отвержения; и вот почему такие неумные люди, как Н. С. Трубецкой (евразиец), не видавшие сатаны, только и делавшие с 1917 года, что спешно эвакуировавшиеся в тыл Белой армии или за границу при приближении большевиков — и притом лишенные и силы суждения вообще, и силы суждения о своей собственной силе суждения — вот почему такие люди, а также и упорно отвертывающиеся от нового опыта, свалившегося человечеству на голову, всегда будут ходить по грани «сменовеховства».

Нельзя судить о сатане по той видимости, которую он сам втирал и втирает другим для ослепления и обмана («коммунизм как народоправство, демократизация, новое социальное творчество, новая идея мирового размаха» и т.д.).

Надо научиться смотреть в глаза сатане. Это смотрение или суггестивно подчиняет ему смотрящего — отблески его черных лучей начинают отражаться из глаз загипнотизированного; волевой упор его сламывает душу смотрящего, одурманенный начинает сам сатанизироваться и буйствовать (мечты евразийцев Сувчинского и Арапова о терроре против антиевразийской эмиграции и многое другое); или же эти лучи обжигают поверхность души, вызывают в глубине ее накал белых, Божьих лучей и стимулируют в ней образование непроницаемого, неразложимого ядра религиозного видения и характера. Человек, поддавшийся первому процессу — некомпетентен судить о русской революции и коммунистах. Компетентен только второй.

...

Нужно не просто рассудочное «иначе-думание», а искреннее и страстное омерзение, отчаяние, раскаяние, перестроение своей души и своего духа, обновление личной духовной ткани в сфере правосознания, патриотизма, жизнеразумения, мировосприятия, воленаправления; надо приобрести новые и по-новому любимые предметы и цели жизни. Несовершившие этого обновления будут в ткани новой России лишь гетерономно-покорным материалом строительства, а не очагами обновляющей, творческой воли. Те, кто не могут совершить его — суть конченые люди; те, кто не хотят совершить его — суть люди вредные, a in spe [в будущем, в конечном итоге.] и преступные.

В эмиграции этот процесс совершается лишь в отрицательном направлении, и то далеко не у всех, и то медленно: старое, посрамленное и обнаженное большевизмом, медленно уступает и разлагается; нового же, творческого пафоса — почти не видно. И притом — не только в политике, но и в религии. Отсюда все ошибки и неспособности эмиграции. А наряду с этим в разных углах — дореволюционные недуги духа, сохранившиеся в душах, чуют в химерически-сатанинском проявлении этих недугов не бездну и гибель, а свою, близкую стихию, элемент прежней, родной порочности, насильничества, лживости, обнаженной противогосударственной классовой установки, формалистического империализма, самоутверждения на циничной силе (таковы в разных отношениях — Марков II с приспешниками, Карсавин и Бердяев с их свитой, многие сторонники Великого Князя Кирилла и другие). И нередко приходится видеть, как больное правое и кошмарно-больное левое находят единую, объединяющую атмосферу — в самой форме болезни, в ее природе и характере. А диаметрально противоположные направления волевых стрелок — даже не всегда отпугивают их друг от друга. Вот почему известный охранный генерал Комиссаров, уволенный Временным правительством, получил двойную пенсию голосами петербургского совдепа, служил большевикам в Смольном, организовал через Басова убийство Шингарева и Кокошкина, провел через Железняка разгон Учредительного собрания, работал в Чека и Гепеу, от Гепеу разлагал армию Врангеля на Балканах, в Берлине останавливался у известного кириллиста, бывшего жандармского полковника, добивался приема у императрицы Марии Феодоровны, получил отказ и, уехав в Америку, печатал гадости о семье Императора Николая II в газетах. С ним в связи стоят, по-видимому, — и Бельгард, и Бискупский, и другие кириллисты, мечтающие через Гепеу произвести переворот в пользу Кирилла Владимировича.

Замечателен тон, в котором первые сменовеховцы, а потом и евразийцы — выговаривают соответственное «приятие революции»: тон вызывающей упоенности, бесстыдства, доведенного до грации; тон распутинско-хлыстовский, Розановски-Вяч. Ивановский (особенно у Ключникова, Сувчинского и Карсавина); тон кощунственно-хихикающий, все опачкивающий; призыв не преодолеть раскрытый недуг и позор, а предаться ему под флагом большевизма. В 1921 году Андрей Белый призывал изжить большевизм, предаваясь ему. Это один из приемов с девушками, проданными в дом разврата: «Смотри, ведь все равно ты уже таковская, а жизнь будет сытая и веселая». От всей книжки «Смена Вех» веет усталостью деморализованных авантюристов, ищущих себе пристанища и карьеры ценою полного смешения добра и зла — кокетством публичной женщины, пытающейся симулировать влюбленность в «работодателя». Тверд только тот, кто безвредно пройдет через эту софистику.

* * *

Опасность и соблазн: солидаризироваться с коммунизмом как с якобы побеждающей силой. Есть такая опасность: под видом «исторической мудрости» и «политического реализма» — солидаризоваться с силой... сначала не «оценкою», а «волевым приятием», а потом понемногу и оценкою. Десятки тысяч русской интеллигенции прошли во время революции по этой дорожке. Вот путь сменовеховцев и евразийцев.

* * *

Напрасно думают радикалы (и с ними Франк), что смысл революции — в рождении буржуазной демократии. «Буржуазная демократия», по-видимому, медленно рождалась в России Императора Николая Второго и Столыпина. Революция только прервала и надолго задержит этот процесс (независимо от того, сочувствовать ему или нет). После революции в России будет многое множество черни, демагогов и деспотов. И никаких предпосылок для «буржуазной демократии» — ни твердой собственности, ни правопорядка, ни имущих слоев, ни правосознания, ни школы творческого труда.

* * *

Революция не есть понятие формальное, как думают многие (Струве, Цуриков и другие). Революция есть не просто свержение наличной власти, а разложение правосознания, политической и хозяйственной жизни, души, творчества. Это есть разрушение, сгнивание, разорение. Нечего играть словами: «мы — революционеры!» Мы — враги революции; и именно потому мы за творческое воссоздание России и ее здорового бытия на духовно верных основах. Прочее — демагогия, софистика и соблазн.

* * *

Для революции характерны бесстыдство и безоглядность, способность и даже жажда не считаться ни с нормами права, ни с голосом совести, ни с какими-нибудь святынями и запретами. Революция есть нестыдящийся произвол, беззастенчиво разлагающий даже самую свою внешнюю, правовую форму. По Луначарскому (речь 1920 г.), сущность революции состоит в попрании права как такового, даже того права, которое только что установлено ею самою. Но понятно, что произволу властвующего неизбежно соответствует не просто произвол подвластного, но его продажность, взяточничество, хищение, насилие и т.д.

Ход революции таков: нестыдящимся произволом заболевает масса; находится партия, которая не только попускает этому произволу (как временное правительство), а проповедует и разжигает его; власть переходит в ее руки; она монополизирует нестыдящийся произвол, подминает массы террором и развертывает свою волю. В русской революции эта воля несет массам такую кару, о которой мог бы мечтать только химерически озлобленный и мстительный буржуа: экспроприацию и порабощение.

* * *

Революция и в особенности коммунистическая революция несет в себе ряд ложных проблем, жизненно-нелепых заданий; и запутывается в них.

1. Нельзя меньше работать и больше иметь; этого не дадут никакие машины, никакая индустриализация. Желающий возможно меньше работать (обещание непрерывного праздника, 7-часовой рабочий день) — не любит работать — он будет и возможно хуже работать; он уронит качество труда и продукции. Индустриализация дает коммунистам — если и больше, то больше плохого, такого, что никому не нужно. Много плохого — есть не богатство, а нищета; к тому же нищета, которая сама себя обманывает и готовит себе крушение.

2. Нельзя отпрячь инстинкт самосохранения (отмена собственности, наследства, накопления!) и заставить его стремительно везти отпряженную повозку. В последних статьях своих Ленин (Соч., том XVIII, часть I), все время пробалтывавшийся под влиянием рамолисмента [близости к слабоумию], пишет: «Мы думали, что по коммунистическому велению будет выполняться производство и распределение» без «личной заинтересованности» (стр. 378); и еще: «личная заинтересованность поднимает производство» (стр. 370) и т.д. Сталин вернулся к прежней точке зрения. Лично не заинтересованный — лишен стимула к напряжению, он будет или лодырем, или рабом, но — рабом-лодырем. Он неизбежно будет тянуть к хищению, взятке и растрате, рассчитывая на то, что урвет себе от общего и совместного продукта. Это повозка шестериком — с шестью ленивыми лошадьми. Как же без кнута? Посему социализм — есть система кнута, подневольного труда, рабского хозяйства. «Прогрессивен» ли такой труд в хозяйственном отношении? Коммунист есть погонщик. Бунт кончился рабством, небывалым государственным рабством. Бедная Россия!

3. Нельзя развязать страсти, разложить дух — и потребовать от человеческой души повышенных напряжений, усилий и достижений. Разнузданная душа — в жадности, в мести, в злобе, в страхе, в состоянии полового промискуитета («вся Россия превращается в сплошной повальный брак», стр. 154-155 стенографического протокола пленума ВЦИК в «Сборнике статей и материалов по брачному и семейному праву») — находится в состоянии разложения. Никаким террором, никакими гетерономными нажимами — нельзя заменить силу личного волевого самообуздания и самоуправления. Революция разлагает и растрачивает форму личности. Творчество из бесформенности может породить только хаос, унижения и страдания.

Революция размягчает, разлагает духовный хребет души. Люди теряют способность сосредоточиваться, держать себя в руках; внимание их рассеянно, глаза бегают, слова скачут; отовсюду страхи, опасности, неуверенность, соблазн вседозволенности подрывает способность к дисциплине, чувство общей неустойчивости, опасности, социальной дисритмии — повергает души в состояние непрерывного «гона» (гнать) и «гомона» (неугомонился). Всякий строй, порядок, дисциплина покоются на особой, для данного народа целесообразной смеси из внутреннего самоуправления души (автономия) и внешне-заставляющего авторитета (гетерономия). Революция разрушает старую, исторически сложившуюся в России пропорцию автономии и гетерономии; она подорвала и скомпрометировала гетерономию монархии (которая на самом деле была над ¾ автономией монархического правосознания!), а автономию она провалила в страстное своекорыстие. Затем она создала новую пропорцию — диктаториальную, в коей гетерономии бесконечно больше, чем прежде, а автономия сосредоточилась в хозяйственном эгоизме недозадавленного советского гражданина. И наконец — коммунистическая революция приступила к додавливанию хозяйственно-автономного крестьянина, к созданию режима чистой гетерономии.

* * *

Русская революция есть редкий случай классовых самоубийств. Началось с революционно-демократического и пассивно-непротивленческого самоубийства буржуазии и интеллигенции. Затем дошла очередь до крестьянства, выделяющего из себя тех самых коммунистических рабочих и солдат, которые его экспроприируют. И параллельно идет самоубийство рабочего класса, опускающегося до состояния индустриального рабства и безработной черни. Бедная Россия!

* * *

Русская революция есть продукт злой и сильной воли; и в то же время — продукт безвольной и слабой доброты. Первая — злая воля — накаляясь, кипела и вела нападение (мимо рыхлых оползней безволия) на источник государственного удержа, вовлекая в свой поток и безволие (либерально-демократическая оппозиция). Средний массив, толща русского простонародья — во всей своей акти-вистической неудобоподъемности — долго следила за тем, что происходит, пока не накалились его страсти (1914-1917) и не развязался государственный узел (отречение Императора Николая II). Тогда все пошло верхним концом вниз.

С этим отречением как бы утратилась грамота русской национальной власти; великое средоточие авторитета, державшее и ведшее страну веками, — угасло; государственная власть как бы разбилась на тысячи пылинок, разлетевшихся по стране. Отрекшийся Император, думая перенести фокус лучей, в коем он пребывал и строил, на брата, а потом на Временное правительство, на самом деле вернул все лучи правосознания в индивидуальные души человеческих миллионов и все, получив их, развязались от присяги, разнуздались в своем честолюбии и стали ловить в воздухе пылинки разлетевшейся власти и посягать. Вокруг опустевшего святилища государственной власти началась больная суетня. В мае 1917 года я говорил публично о том, что «тени самозванцев зареяли над Россией». Первыми самозванцами были Временное правительство и Совет рабочих депутатов; Россия закипела «автономными республиками» — чуть ли не по числу губернских и уездных городов. Началось междоусобие между самозванцами, разрешившееся переворотом октября.

С тех пор болезнь честолюбия, подготовившая революцию, живет и не изживается в душах русских людей. Это своего рода чуть ли не повальное самозванство и бонапартизм (военный и штатский). В подъяремной России все это или таится, или изживается в терминах коммунистического карьеризма. В зарубежной России — этим болеют все партии, все «национальные комитеты», чуть ли не все «президиумы» всех организаций. Лозунг «подминайся под меня, я все сделаю» — владеет и Марковым, и Карташевым, и Милюковым, и Бурцевым, и Гукасовым. Это же настроение владеет и сторонниками Великого Князя Кирилла Владимировича, которое они пытаются вдохнуть в самого Великого Князя. От этого настроения был совершенно свободен Великий Князь Николай Николаевич, не искавший власти и не хотевший и не могший нести ее.

О причинах русской революции надо писать книгу, книги. Будут написаны впоследствии томы. Эти причины имеют и мировой размах, общехристианскую и общечеловеческую природу; они имеют и чисто русский, исторический характер (см. напр. мою лекцию о влиянии русской природы на русский характер как на источник революции). И тем не менее кое-что можно сказать кратко и обще.

Революция и большевизм возникли из формализации духовной культуры, из коей стало давно уже отлетать живое духовно-священное и животворящее содержание. Формализировалось государство — культ демократизма как формально-числового изъявления атома. Формализировалось хозяйство — машина; акционерная компания, трест, банк, биржа. Формализировалась религия — держащаяся за обряды, но внутренне разлагающаяся от рассудочности и безверия. Формализировалась наука — математика, естествознание, формальная юриспруденция, торжество рассудочного акта. Формализировалось искусство — поиски внешнего (модернизм, погоня за эффектом) при внутреннем опустошении; вседозволенность в содержании и в форме. Человечество во власти машины, рассудка, схемы, трюка, оно увлекается количеством и теряет вкус к качеству; оно увлечено внешним материальным миром и разучается жить и творить внутренне, духовно. Оно ищет «как» и теряет «что».

Экономический материализм, марксизм, коммунизм, весь дух большевистской революции есть детище этого процесса. Не случайно, что новая орфография — этот продукт рассудочно-формального созерцания языка, — была подготовлена больной филологией и проведена революцией. Не случайно, что всякие Блоки, Белые, Маяковские etc. — оказались с большевиками. Формализм идет рука об руку с беспутством, распутством, релятивизацией, беспринципностью и т.д. Пустая форма — безыдейна и беспринципна, беспочвенна и безбожна; ей соответствует болото больной страстности и извращений, гниение на корню; теория и практика вседозволенности; неспособность отличить божеское от дьявольского; вкус к дьявольскому; хлыстовщина и распутинщина.

Вот почему все эти группы русских предреволюционных публицистов — Розанов, Мережковский, Булгаков, Бердяев, Вяч. Иванов, Белый, Чулков (а также и поэтов) — были сущими предтечами большевистской революции. Понятен их интерес к больной сексуальности, к черной мессе, к хлыстовству; их близость к партии социалистов-революционеров; их неспособность отличить «мадонну» от публичной женщины; их постоянное возвращение к сексуальному трактованию теологических тайн. В 1915 году я сам слышал, как Булгаков объяснял Жуковскому, что Распутин — великий мистик, так же, как и Николай II...

Доказывать это надо только или неосведомленным людям, не читавшим произведений этого предреволюционного болота, или еще не прозревшим людям. Зоркий и чистый глаз однажды увидит и раскроет сущность этого явления и этой связи.

* * *

Революция состоялась в России потому, что она была подготовлена в душах людей. С одной стороны, росло сочувствие ей; с другой стороны, падала сопротивляемость. Но и то и другое не имело бы решающего значения, если бы социальная безыдейность и бездеятельность русского императорского правительства не разрешилась в сущий паралич воли, да еще во время такой войны. Нельзя, непозволительно удерживать в своих руках политическую власть, да еще неограниченную власть — да еще стоя во главе такой страны — и не вести волевую социальную политику, направленную к поднятию благосостояния народных масс. Такова была картина столкновения: социально-политическая безыдейность и бездеятельность императорского правительства и социально-политическая погоня за нелепыми и гибельными химерами среди интеллигенции и полуинтеллигенции. Правительство не могло и не смело потакать этой гибельной агитации, звавшей к демократическому развалу и социализму. Но оно не могло и не смело ограничиваться медленной ликвидацией выкупных платежей, работой Крестьянского банка и подавлением крестьянских беспорядков. Трагедия состояла в том, что воля медленно уходила справа налево. Гениальная волевая вспышка Столыпина была быстро угашена усилием крайних правых, подготовивших ему отставку, и крайних левых, подготовивших ему убиение (эти линии скрестились в охранном терроризме Богрова). После этого — волевой паралич стал, по-видимому, роком для правых государственных течений, а с крайнего лева сжимался волевой кулак. Ныне левые химеры будут изжиты до конца, протерты до дыры, скомпрометированы до позора. Тогда обнаружится накапливающийся ныне поворот направо. Но справа должны встать настоящая идейность и воля, гениально продуманная социальная и политическая программа. Это условие оздоровления страны. Демократическая середина означала бы длительный период безволия, застоя, склоки и разложения.

* * *

Один из главных двигателей революции — это неизжитый бунт крепостной души и крепостной злобы в крестьянстве. Устаревшая вспышка против «барина», распаленная и взвинченная большевиками. Если бы столыпинская реформа захватила Россию как следует, то через десять лет этот бунт был бы психологически невозможен.

Революция, выехавшая на этой разино-пугачевской вспышке, на отреагировании крепостнической травмы, даст и дает русскому крестьянину новое крепостничество — слева, государственно-коммунистическое.

* * *

Революция есть узаконение уголовщины и политизация криминальной стихии. Это не случайно: в современном обществе, с его пауперизмом и лукративностью, с его тягой к неосновательному обогащению (биржа, грюндерство), с его политическою угодливостью вниз, с его политической продажностью, с его безрелигиозным правосознанием, с его рассудочной гуманностью и т.д., — имеется все растущая потребность в этом, а сила сопротивления этому соблазну (Достоевский — «право на бесчестие») все падает.

Революция есть криминализация политики; источники этого — в националистическом эгоизме (злодейство, низость, свирепость — во имя родины — считаются прямою доблестью), классовой революционности, в войнах. Мир и без того кишит ворами и полуворами; демократия открывает им прямой доступ в политику. Как же не возникнуть соответственной тяге? Большевики цинично выговаривают здесь и узаконивают то, что лицемерно таится в складках современной общественной ткани и разъедает ее изнутри.

Понятно, что мировая война, возникнув в такой атмосфере, только и могла развязать, усилить, разжечь волю к неуловимому, стоящему на грани, ненаказуемому преступлению, — т.е. к его узаконению. В России же амальгама из политики и уголовщины назревала уже давно в стане революции.

Еще Бакунин и Нечаев настаивали на том, что революционеры должны искать союзников и сотрудников именно среди русских каторжников. Достоевский указал на это в «Бесах», и он же раскрыл ту своеобразную «идеологическую» тягу русского интеллигентного пролетария к преступлению (Раскольников). А эта идея — связать конспиративную пятерку кровью совместного убитого невинного (Шатов)?.. Революционная интеллигенция, сентиментально идеализируя разиновщину и распевая гимны Разину и каторжнику (горьковское «Цепи мои, цепи»), десятилетиями вынашивала в себе эту амальгаму из преступления политического и преступления уголовного. Преступник и разбойник (по-шиллеровски! Die Rauber) идеализировались, и разбой воспринимался и изображался, как особого рода «протестующее вольнолюбие»; революционер и уголовный солидаризировались (заключение в тюрьме; фальшивые паспорта; побеги и укрывательство от полиции; отрицание лояльности и отвращение к ней; сближение с контрабандистами при переходе границ и т.д.); оба стали считать (сами себя и друг друга) «жертвами современного социального и политического строя». Радикальный помощник присяжного поверенного (по уголовным делам) с пафосом защищал воров-рецидивистов и брал с них гонорар. По всей линии шло братание политического правонарушителя с уголовным правонарушителем. А аграрная агитация к погромам и поджогам? А партизанские нападения на чинов полиции? Где здесь грань? Экспроприации 1905-1906 годов довершили это братание: левые эсэры и большевики решились на них; в подготовке помогали и правые эсеры; а денег просили на расходы и издательство — многие и открестившиеся от экспроприации и осудившие их правые эсеры, вплоть до крестьянского союза. Экспроприаторы кое-что давали, другое тратили и прокручивали сами... Шло на «личную потребу»... А.С. Белевский-Белоруссов, сам бывший старый народоволец, крепко поправевший за 1917-1918 годы (в Москве в 1918 г. вел переговоры с В.И. Гурко и прот. Восторговым, восхищаясь их государственностью), передавал мне перед своим отъездом в Сибирь к Колчаку, что во время «первой революции» — Виктор Чернов пошел в соглашение с уральским разбойником Лобовым, за шайкой которого полиция тщетно гонялась полтора года по уральским ущельям; — Лбов делился с Черновым своими доходами, а Чернов содержал в Финляндии революционную дачу, с ночлегом и винами; история установит, какие компенсации Чернов обещал Лобову. Центральный комитет партии социалистов-революционеров — вел дела и жил на деньги, притекавшие к нему через Азефа, на поддержку террора, ...не разоблачал Азефа и не казнил его по разоблачении. Кем же был Азеф — политическим или уголовным преступником? А Сталин — с его экспроприациями на Кавказе, а его казначей — Красин, а его хозяин — Ленин?

Когда Разин и Пугачев брали город, они прежде всего разбивали тюрьму и выпускали колодников. Керенский отпер тюрьмы в середине марта. Восемь месяцев по всей стране упоенно шла амальгама из политического и уголовного преступления. Октябрьский переворот означал прорыв ее к власти.

Что это, уголовное или политическое? — грабь награбленное, мир хижинам, война дворцам; разгром помещичьих усадеб; захват особняка Кшесинской; «конфискация» в частную собственность конфискующего — чем насыщена вся большевистская революция; донос, вознаграждаемый из имущества денунцированного [донесенного]; захват бандами демобилизовавшихся солдат — ротной казны, пулеметов, паровозов, домов в городах; замучивание по политическому доносу для присвоения имущества и т.д. и т.д.

Судьба русского дореволюционного уголовного мира такова: вольные рецидивисты, не желавшие признать коммунизм и стать советскими бюрократами, — были постепенно переловлены большевиками и расстреляны. Более умные и ловкие — стали советскими бюрократами, чекистами, дипломатами, агитаторами. В 1921 году один видный сыскной спец говорил мне в России, что все уголовные преступники наших дней — воры и убийцы — абсолютно неопытные новички, не умеющие ни замести следы, ни скрыться, ни скрыть похищенное: старые опытные специалисты «мокрых и сухих дел» были уже всосаны революцией или истреблены.

Революция бюрократизировала криминал («разбойник стал чиновником») и криминализировала бюрократию («чиновник стал разбойником»). Государственное начало пропиталось преступностью, а преступность огосударствилась...

Революция по существу своему правонарушительна и почти никогда не соблюдает граней между политическим и уголовным правонарушением, между публично-правовым неповиновением и частно-правовым захватом. Разъяснения Луначарского недвусмысленны: революция призвана нарушать и разрушать всякое право.

...

Революционер, как таковой, должен быть способен на ложь, произвольное присвоение чужого и убийство. Или проще: революционер по самому существу своего дела — есть лжец, вор и убийца; революционер, не способный к этому, есть просто фразер. Революция есть поистине дело, которое не только нельзя делать в белых перчатках, но которое требует грязных рук, безжалостного сердца и нравственно грубой души, способной к непрестанной, неутомимой преступности. Революционное дело, как всякая наступательная борьба, есть дело трудное и опасное: революционер рискует свободой, здоровьем, жизнью, имуществом и семьею. Он борется напряженно, рискуя всем, ненавидя и презирая врага. Он ввязывается в дело всем своим инстинктом самосохранения, всеми своими страстями, т.е. и честолюбием, и жаждою личного успеха и преуспеяния. Мало того: удача революции сулит ему власть, почести и богатство. Он это знает, знает с самого начала и до конца. Его личная карьера связана с успехом его деятельности. И потому все преступления, которые он совершает, стараясь преуспеть в них и ими — совершаются им по крайней мере (у самых этически порядочных революционеров) — и для самого себя.

В результате революционер отличается от уголовного нередко только «интеллигентностью» и желанием завладеть государственной властью. Интеллигентность среди революционеров вообще условна, относительна, случайна и несущественна; истинно интеллигентному человеку вряд ли вообще свойственно быть революционером. И вот, достаточно уголовному активно захотеть государственной власти — и грань между ним и революционером стирается окончательно.

Можно было бы выдвинуть в противовес этому безжалостному разоблачению то обстоятельство, что революционер «жертвует собою», стремясь к «свободе и счастью народа». Да, дело революционера сопряжено с опасностями, требует риска и даже жертвы; и революционеры, особенно их сентиментальная разновидность, любят выдвигать «жертвенность» на первый план. Могут быть и такие, для которых к самопожертвованию-то все и сводится... Но способность к самопожертвованию и храбрость — суть несомненно формальные добродетели; однако именно поэтому их ценность измеряется в конечном счете тем, во имя чего или чему посвящены жертвенность и храбрость. Жертвенность и храбрость возможны и среди разбойников и среди контрабандистов. Итак, лучшее, что можно сказать о лучших и наивных революционерах: они бывают храбры и жертвенны в своей борьбе за власть и притом воображают, что борются за свободу и счастье.

Но что эта борьба в действительности ведется за свободу, а не за диктатуру, насилие и рабство; в действительности — за счастье, а не за бесконечные лишения и страдания, не за кровь и нищету — доказывать это после французской и, главное, русской революции не стоит, да и невозможно.

Замечательно, что, застряв в грязи, революционеры не терпят рядом с собою чистых и незапачкавшихся. Они начинают прямую борьбу за вовлечение чистых в грязь, за всеобщее и повальное измарание, толкая людей к отчаянию и к преступлению — голодом, террором, уговором, соблазном, действуя на жадность, на честолюбие, на трусость, на утомление; используя все дурные страсти. «Если ты не против нас, если ты не прямой враг наш — то приложи руку, измарайся! Прими участие во власти, в дележе награбленного; возьми долю; донеси, спровоцируй, погуби, разврати, убей...» Или еще: «Проворуйся, чтобы мы поймали тебя, изобличили, опозорили и казнили — тогда все увидят, что грабители и жулики — не мы, а другие, которых мы ловим и казним...»

В «Князе Серебряном» графа А.К. Толстого (глава X) — Малюта Скуратов говорит своему сыну Максиму: «Авось, когда сам окровавишься, бросишь быть белоручкой, перестанешь отцом гнушаться». Так у совместно убивающих (в шайке или толпе) есть обычай — заставить каждого нанести убиваемому удар, — все вместе били, все вместе убили — неизвестно кто, все мы таковские!.. Забелин рассказывает из истории Смуты, что после того, как москвичи беззаконно низложили законно избранного Царя Василия Шуйского — «бранное, позорное слово изменник, которым обыкновенно укоряли москвичи тушинцев, — совсем потеряло свой истинный смысл; все поголовно сделались изменниками и ворами, того только и надо было настоящим ворам».

Эта жажда революционера совратить и измарать рядом стоящего не запачканного человека имеет психологически глубокие, вечные корни: нестерпима злодею добродетель; она есть для него вечно предстоящий живой суд и осуждение, укор, унижение; она бередит в нем совесть и тем раздваивает его, ослабляет его в борьбе; может прийти момент, когда прямой инстинкт самосохранения потребует от злодея — или сдаться и идти на казнь, или же устранить честного со своей дороги (совратить или убить).

В большевизме революция открыто показала свое лицо: она есть система откровенной уголовщины, политическое злодейство, рискующее всем ради власти, чести и богатства. Коммунизм есть не просто химерический план осчастливления; это есть система порабощения и высасывания масс в руках новой социальной элиты.

* * *

Революция оказалась попыткой насильственно создать новую социальную дифференциацию, но не ту, которая была нужна и которая была бы спасительна для России, а другую — химерически-противоестественную, коммунистическую и притом и по характеру своему — исключительную. Это есть попытка ликвидировать культуру во имя хозяйства; ликвидировать частное хозяйство во имя государственного; искоренить традиционное имущественное неравенство во имя всеобщей нищеты и создания нового приобревшего, но не благоприобревшего и тайно-имущего класса. Это есть попытка свести все прежние классы к двум основным: пролетариату, нанимающемуся у государства-монополиста на работу, и коммунистам, ведущим диктатуру, наем и надзор, монопольно организующим хозяйственное производство, распределение и потребление.

Эта новая социальная дифференциация есть в хозяйственном отношении — провал в новый, исторически неслыханный и экономически-противоестественный примитив. Ни духовные, ни хозяйственные силы общества, а в особенности современного общества, в такие два класса уложиться не могут; не могут и творчески расти в этой схеме. Наемный рабочий, собственнически оскопленный пролетарий — эта беда и язва промышленных государств — не исчезает в коммунистическом строе, но становится как бы основным типом в новом обществе. Для инстинкта собственности остается единственный исход — кража и взятка: наказуемая для низших слоев и ненаказуемая для высших. Накопление переносится в подполье, становится делом тайным и уголовным, доступным только ловкачам наверху и сверх-ловкачам внизу. Остальная масса живет и работает с жизненно кастрированным инстинктом самосохранения под бичом рабовладеющих коммунистов.

В культурном отношении эта новая социальная дифференциация — творчески безнадежна. Не только потому, что нет свободы, что творить разрешается только в схемах экономического материализма и по его догме, но потому, что культура есть всегда результат предметной интенции и легально обеспеченного досуга. Революция растратила и продолжает распылять и возможность творческого сосредоточения (интенция), и тем более возможность долгого, выдержанного, вынашивающего духовного дыхания, без которого интенция не станет предметной (гений исключение). Легально обеспеченный досуг — возможен только там, где в стране есть известный минимум благосостояния и порядка. Наконец, — революция растратила и поработила личный состав культурных творцов и созидателей: ученый, художник, праведник подобны драгоценной скрипке, — ею нельзя драться или чистить отхожие места; сломать ее легко; тогда ее драгоценные таинственные возможности угасают, а создать новые никто не умеет. Новая социальная дифференциация в России грозит огромным понижением культурного уровня в России, сущим культурным оскудением и запустением.

В политическом отношении новая социальная дифференциация уже 13 лет выделяет к власти худшие элементы — как из своего массива, так и из прибеглых элементов других народов. Выделяются люди волевые, — но со злою, хищною и беспринципною волей. Авантюристы и честолюбцы; или умственно стоящие на уровне марксистских схем и пошлостей, или нравственно способные подолгу симулировать умонастроение бухаринской азбуки. Это новый тип — психологически напористый, цепкий, жадный, жесткий, часто до свирепости, и в то же время — или умственно, или нравственно, или и умственно, и нравственно дефективный. Это не аристократия, а какистократия. Это новый тип рабовладельца, и притом рабовладельца, выходящего и, вот, вышедшего — из рабов. Он несет с собою все то политически порочное и ядовитое, что известно в истории из эпохи «правления вольноотпущенников». Русская бюрократия революционной эпохи — новая выдифференцировывающаяся в России элита — состоит из вольноотпущенников, ставших рабовладельцами. Вот откуда те свойства и способы действия коммунистической бюрократии, которые я собрал и изложил в статье «Коммунизм как правление чиновников» (немецкий сборник).

Особое значение приобретает коммунистическая партия как квинтэссенция нового рабовладельческого класса. Это орденский состав новой элиты.

В духовно-религиозном отношении это есть орден нигилистов. Процесс его выделения идет по ступеням: просвещенный скептик или апостат-нигилист. Принцип этого выделения по существу своему отрицательный: «сам не имею Бога — и готов все сделать, чтобы и другие его не имели; другие — везде, во всем мире». Коммунисты объединяют жадных к имуществу и к власти воинствующих нигилистов всего мира; идеология этого воинствующего ордена — марксизм; социальная программа его — коммунизм и новая, двухклассовая социальная дифференциация со всеми ее последствиями; политическая программа его — диктатура ордена.

В программе коммунистов наблюдается интереснейшее сочетание — с одной стороны, догматики, доведенной до катехизиса, и регламентации, доведенной до сущего педантизма; с другой стороны, вследствие отрицательно-разрушительного характера этой догматики — чрезвычайная бессодержательность, пустота, проблематическая неопределенность положительного идеала. Коммунисты твердо знают, что именно они хотят разрушать: их догма состоит из сплошного «долой» — долой религию, долой классы, долой капитализм, долой все непролетарское... Но по вопросу о том, что надо создать, — полная неясность: пустословие Маркса о «прыжке в царство свободы» и о новом «бесклассовом» обществе осталось таким же пустословием и после всех пояснений и добавлений Бебеля, Либкнехта, Лафарга и т.д. Дальше этого пустословия не шел, конечно, и Ленин. Разрушение семьи — не решает вопроса о форме сожительства; разрушение буржуазного очага и жилища — оставляет открытым вопрос о домах и городах пролетариата (достаточно почитать ту химерическую галиматью, которая пишется и печатается по этому вопросу в советской России); пролетарское искусство, пролетарская наука — означают лишь запрещение и вымаривание так называемой «буржуазной науки» и «буржуазного искусства», — и, конечно, навязывание мертвящей классовой схемы ученым и писателям. Характерно, что продукты дореволюционного гниения в искусстве (Маяковский, Мейерхольд), гнойное ультра-декадентство Шершеневичей — все это оказалось при большевизме поддерживаемым и цветущим: пролетариат стал питаться гнилыми отбросами разлагавшейся дореволюционной культуры. Это естественно — ибо вся проблема коммунизма и его культуры возникла в качестве болезни, рака у заболевшего индустриализацией и пролетаризацией человечества...

Это сочетание отрицательной догматики и положительной пустоты — идеологически легло в основу нового отбора элиты, отбора, крайнего по резкости и олигархической замкнутости. Эта замкнутость имеет две ступени — от обывателя к компартии и в пределах компартии от повинующегося к повелевающему. Вся эта дифференциация, негативная по принципу (ненависть к буржуазной культуре), совершается как одержимо-бредовая по напору и формально-внешняя по удостоверению сочувствия (когда вступил в партию; какими поступками скомпрометировал себя перед буржуазией; сколь последовательно несешь марксистскую фразеологию; ловко ли успеваешь попасть диктатору в тон). И так как принцип объединения создает самый социальный отбор, спаивает группу (одинаковое ложится в основу общего) — то этот орден воинствующих нигилистов оказывается спаянным через отрицание и разрушение, ненавистью, искоренением, идеею врага (внутри страны и в остальном мире). Эти люди одержимы маниею преследования — и потому преследуют — неустанно, ненасытно; и в то же время (как всегда в психопатии) — маниею величия и потому разрушают, как Геростраты, грюндерствуют, как уязвленные в своем самолюбии тщеславные моты, и хвастают, как величайшие рекламисты. Вот почему разрушение есть их специальность; в нем они реальны. А созидание им недоступно; в нем они иллюзорны.

Зачатый в подполье, накопивший в нем гнезда незабываемых обид, изголодавшийся по власти, выносивший в виде панацеи — противоестественную химеру и привыкший презирать всех инако-мысляших — этот орден занят прежде всего и больше всего своеобразным миссионерством: насильственным обращением в безбожие, напыщенною угрозами проповедью нигилизма. Это не религия, ибо религия не есть одержимость отрицанием, или пафос противорелигиозности. Их одержимость скорее напоминает одержимость сумасшедшего, решившего обрить всех людей и вот гоняющегося за всеми с бритвою в руках и зарезывающего всех, кто ему попадается: в бреду своем он решил, что лучше всех зарезать в процессе обривания, чем хоть одного оставить необритым... К тому же коммунистам всегда снится страшный сон — их скорого конца, их свержения, их обреченности, провала и гибели; они всегда в глубине души предчувствуют эфемерность своего существования и своей власти — и потому торопятся «наделать дел» поскорее, порадикальнее, как можно более непоправимых...

Поэтому их проповедь не убеждает, а, совращая, растлевая, загоняет угрозою; она страстно-деспотична и притом презрительна: коммунисты обычно и подолгу не верят своим обращенцам, подозревают их, держат в черном теле, требуют дел, вытекающих из обращения («измарайся!» etc). А так как их бред («создание нового человека», социализация инстинкта самосохранения, расцвет жизни в подневольности, пролетаризация, эгалитаризм etc.) активен, то они предпочитают дела — убежденности и не столько проповедуют веру, сколько требуют поступков. Вот откуда у Ленина эти слова: «убежденность, преданность и прочие превосходные душевные качества — это вещь в политике совсем не серьезная» (том XVIII, часть 2, стр. 38).

Таковы в общем черты той новой социалистической дифференциации, которую пытается создать и создает коммунистическая революция в России. Жизнь не укладывается и не уложится в их бредовые схемы. Но политические, хозяйственные и культурные разрушения и трудности в России будут после этого эксперимента необычайны. Бедная наша Россия!

* * *

С первых лет революции всякому имеющему уши и глаза было ясно, что коммунисты стремятся пролетаризировать все население захваченной ими страны; если они не сделали этого сразу, то не потому, что не хотели, а потому, что не могли. В 150-миллионной России не менее 120 миллионов крестьян. Экспроприировать и пролетаризировать эти 120 миллионов — прибавить их к остальным уже пролетаризированным миллионам — значит не обеспечить в России эру демократичекого строя, а значит, напротив, отодвинуть ее на неопределенно долгие сроки. Это будет не народ, а океан беспочвенной черни, озлобленной за свою экспроприацию и потому предрасположенной к грабежам, резне и вечной гражданской войне. На смену резне — могут выдвигаться диктаторы и деспоты; чернь будет иметь своих демагогов, демагоги свою чернь. Но для демократии тут нет и не может быть места.

* * *

Коммунистическую партию в России совершенно невозможно признать ни русскою партиею, ни русскою рабочею партиею.

Интерес России не существует для нее. Россия для нее не цель, а средство — бумажный факел для мирового поджога, брандер мировой революции, плацдарм для вселенского коммунизма. Если брандер сгорит, то коммунистам важно только пересесть в последний момент на другой брандер. Это детища катастрофы, бактерии мировой чумы, отравители мировых колодцев, сыны погибели, несущие народам позор и рабство. Что им Россия?

Но эта рабочая партия имеет цели, совершенно не совпадающие с целями русского рабочего класса: ибо русский рабочий класс нисколько не заинтересован в том, чтобы ценой гибели России погубить все народы. Вряд ли он даже заинтересован в том, чтобы за видимость политической власти, за право сесть выше, чем ему это по плечу, — платить длительной деградацией всенародной и своей жизни; тешить себя призраком власти, ценой всероссийского гетто и погрома. Даже самый провал коммунизма, самое скомпрометирование его навеки — русский рабочий и тут предпочел бы, пожалуй, чтобы этот сатанинский эксперимент был проделан на спине какого-нибудь другого народа...

Каким же издевательством звучит титул рабоче-«крестьянcкой» власти!?.

* * *

Одно из внутренних противоречий революции: она с самого начала делала ставку на деморализованного, на жадного, на беспринципного, на грабителя, предателя, дезертира, авантюриста, на рабочего, призванного к тому, чтобы ограбить крестьянина, — словом, на низость и подлость (однако и на свирепость!). Никогда никакой государственный режим, тем более «творчески-обновляемый» режим (каковым претендует быть новый строй), — не может быть построен на низости и подлости. Вторая ставка революции — на человека достаточно тупого и невежественного, чтобы верить в социализм, да еще в безоглядно-революционный социализм. На тупицах и невеждах нельзя строить государство. Но революция делала еще ставку на преступление и свирепость. Преступление может связывать преступников друг с другом: это «пролитая кровь» и «пятерка» Верховенского (Бесы). В совместном грабеже и кровопролитии есть некая связующая, спаивающая сила — как каторжные цепи, сковывающие двух и многих. А свирепость (террор) может временно и условно заменить правосознание в деле государственного строительства.

* * *

По вопросу о равенстве схема русской коммунистической революции такова: выдвигается обманный лозунг «всеобщего равенства»; этим срываются и губятся общественные и культурные верхи дореволюционной России; на место ее выдвигается новая элита и создается новое неравенство. Новая элита уравнивает (уже не обманно!) всех в пролетаризации и нищете; и закрепляет революционное неравенство в таком виде и такими средствами, которые в дореволюционной России никому и ни в каких кошмарах не снились.

* * *

Сущность русской революции состоит в том, что бандит, уверовав в противоестественную утопию, стал садистически экспериментировать. Интернациональный авантюрист пытается повести реальное национальное хозяйство на основах противоестественных и антисоциальных. Тысячелетняя утопия ожила в его руках и стала экспериментаторски изживаться за все человечество.


Источник: И.А.Ильин. Кризис Безбожия. М. 2005. сс. 112-212. Печатается в сокращении

Источник: http://www.eshatologia.org/641-o-revolutsii.html

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Muller
Muller(5 лет 10 месяцев)(12:14:42 / 30-03-2014)

Хорошо рассуждать сытенькому Ильину о духовности, когда в стране более миллиона человек умирает ежегодно от голода, а 58% родившихся не доживает до совершеннолетия...


Чемодан-пароход-Европа.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(12:20:25 / 30-03-2014)

...когда в стране более миллиона человек умирает ежегодно от голода, а 58% родившихся не доживает до совершеннолетия...

Это про какую страну и какое время вы написали?

Уточните, будьте добры...

Аватар пользователя Muller
Muller(5 лет 10 месяцев)(12:40:13 / 30-03-2014)

Про Россию. Перманентный голод и детская смертность более половины там были обычным делом - в мирное время, без всякой гражданской войны. В среднем у русской женщины было семеро детей, в среднем из них доживало до совершеннолетия трое. За 1890-1912 годы в России было 5 массовых голодов (причем голода 1891-92 и 1905-7 - страшные, по нескольку миллионов умерших в год), а по нескольку миллионов перманентно голодало и в "сытые" годы. До революции считался богатым крестьянин, который на своем урожае мог дожить до следующего, и таких было всего 15% - у остальных зерно кончалось к концу весны. По воспоминаниям начальника мобилизационного управления - в 1912 году 3/4 призывников признано негодными на призывных пунктах, две ведущие причины - дистрофия и кожные болезни, 40% призванных ест в армии мясо ВПЕРВЫЕ В ЖИЗНИ. Политика "недоедим, но вывезем" - более 80% выращенной пшеницы скупается на корню по грабительским ценам и экспортируется еврейскими зерновыми картелями  или перегоняется на спирт.

Вот и результат - более 90% крестьян в 1917 году поддержали революционное движение. Первооснова русской революции - беспощадный бунт русского крестьянства, из которого мировая война сделала беспощадных воинов, и обратившего свое оружие против десятилетиями  доводившего его до нищеты правительства. А все революционные партии - это вишенки и черешенки на кровавом торте русской революции.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(12:38:11 / 30-03-2014)

И?

Вы хотите сказать, что весь "цивилизованный мир" в те времена процветал и размножался?

А Россия сразу после революции вдруг расцвела и отъелась?

Не кажется ли вам, что всё это натянуто?

Средняя жизнь населения в разных государствах одного исторического развития была примерно одинакова. Везде были периоды голода, сытости и накопления. Да и уровень медицины был относительно идентичен.

Мы же не сравниваем Африку и Британию, к примеру? Так и здесь. Революция принесла голод, разруху и разрушение.

И только контрреволюция, если можно так назвать период Сталинской индустриализации и коллективизма, вкупе с отстранением от реальной власти революционных болтунов и разрушителей, смогла дать толчок развития тогдашней России...

Аватар пользователя Muller
Muller(5 лет 10 месяцев)(12:44:13 / 30-03-2014)

Средняя жизнь населения в разных государствах одного исторического развития была примерно одинакова

Не одинакова. Уровень жизни населения в России перед Первой мировой примерно соответствовал уровню начала 1880-х годов в остальных странах, и то не везде, а только в относительно благополучных регионах. Такая беспросветная нищета на европейском континенте была в те годы только на юге Италии, а вообще-то соответствует уровню жизни населения в КОЛОНИЯХ европейских стран. А процент населения, живущего в ней, приближался к 75%.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(12:59:59 / 30-03-2014)

По ссылке очень обширный материал, а я приведу лишь небольшой отрывок:

"По структурному (внутри имперских, метропольных и центрально-метропольных систем) количественному показателю (10,0% общемирового совокупного природно-демографического, финансово-экономического и военно-технического потенциала) Российская империя занимала четвертое — пятое места в ряду с владениями Франции, после владений США (15,7%), Британской империи (15,7%) и Германской империи (12,1%), значительно, в 3—4 раза, опережая Австро-Венгерскую (3,9%) итальянскую (3%) и Японскую (2,5%) империи. Европейская часть страны и Великороссия соответственно занимали пятое место среди метропольных и центрально-метропольных структур, после Франции и Севера Франции, обладая соответственно 7,5% и 4,2% общемирового потенциала.

По общему количественному показателю (среди всех государственных структур) Российская империя занимала восьмое — девятое места, после имперских и метропольных структур США, Германии и Великобритании, в чьих метрополиях располагался основной индустриальный потенциал. Европейская часть Российской империи находилась на 12-м месте, уступая центру британской метрополии — Англии (9,4%) и Франции-(7,6%). Великороссия занимала 15-е место после центра германской метрополии — Пруссии (7,4%) и центра французской метрополии — Северной Франции (5,4%), опережая Австро-Венгерскую, Итальянскую и Японскую империи.

Таким образом, по количественным показателям российские структуры занимали достаточно высокое положение, ненамного (в 1,5 раза) уступая лидерам — владениям США и Британской империи и значительно, в 3—5 раз превосходя аналогичные структуры Австро-Венгерской, Итальянской и Японской империй. Поэтому по своему месту в мировом потенциале (10,0%) Российская империя входила в первую пятерку великих держав наряду с владениями США, Британской и Германской империями, наравне с владениями Франции."

http://scepsis.net/library/id_1217.html


Так что Россия не очень выделялась в ту или другую сторону. Она была очень близка в своём развитии на другие страны, и у неё был огромный по тем временам потенциал. И именно это подтолкнуло наших вековечных "друзей" приложить все возможные силы, чтобы с помощью войн и революций втоптать Россию в нищету и разруху на несколько поколений...

Аватар пользователя Stay
Stay(4 года 11 месяцев)(13:07:45 / 30-03-2014)

все выкладки касатся какого то потенциала.

Потенциал это возможности, а не реальные достижения.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(13:14:41 / 30-03-2014)

Потенциал это возможности, а не реальные достижения.

Да, но есть один маленький нюанс.

Вы способны на развитие, у вас практически всё для этого есть - способности, желание, возможности, даже финансы.

Но тут невзначай, вам ломают руки и ноги, ваш дом сгорает от от внезапного пожара. 

Всё, потенциал обнулён, ваше развитие остановлено на неопределённое время...

Аватар пользователя Stay
Stay(4 года 11 месяцев)(13:21:31 / 30-03-2014)

если бы да кабы. То, что потенциал не был использован и обнулён и есть вина царского режима.

Миллион умерших от голода это факт? А потенциал это лишь возможности, благими намерениями спущенные в ад революции. Это всё в поддержку комментария тов. Мюллера о разглагольствованиях Ильина.

Аватар пользователя Георгий
Георгий(5 лет 10 месяцев)(13:30:17 / 30-03-2014)
Надо обязательно в таких вопросах читать дополнительную литературу о реальной экономической политике Царского времени. К сожалению мы все находимся под воздействием коммунистической пропаганды нашего детсва и юношества. дополнительная информация с цифрами http://svitoc.ru/index.php?showtopic=661.
Аватар пользователя R407C
R407C(4 года 10 месяцев)(13:30:56 / 30-03-2014)

Это по детской смертности. http://demoscope.ru/weekly/2003/0125/analit02.php

Конечно, может и брехня. Но господин Мюллер не дает своих ссылок.

А что за миллионы умерших от голода? Они отражены в статистике?

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(13:36:47 / 30-03-2014)

Никто не спорит с фактами. Ибо это глупо.

Я говорю о том, что любой факт надо рассматривать не вырванным из контекста, а в сравнении с аналогами в других частях мира этого периода. (спасибо R407C)

И тогда станет ясно, что Россия ничем особым не выделялась из ряда окружающих её стран, и причины революции были вовсе не в её отставании от развития сопредельных стран-конкурентов, или чрезвычайно бедственном положении внутри страны. 

Россию подтолкнули в пропасть, умело сыграв на внутренних и внешних проблемах, вкупе с великолепной антиправительственной агитацией (этого нельзя отрицать)... 

Аватар пользователя Stay
Stay(4 года 11 месяцев)(17:57:27 / 30-03-2014)

"Голод, сопровождавшийся таким количеством смертей, был совершенно невероятным событием для Западной Европы того времени, но в глобальных масштабах не представлял собой заметного явления: основными зонами, регулярно поражаемыми катастрофическим голодом, в то время были Индия (в особенности Бенгалия) и Китай."

сравнивают почему то с колониями Британии.

Аватар пользователя baa1964
baa1964(5 лет 10 месяцев)(12:38:10 / 30-03-2014)

Вы не бывали в Ленинграде во дворце юсупова? Очень рекомендую посетить, гораздо богаче Эрмитажа. Я бы назвал этот дворец  музеем Револючии, попадая туда сразу понимаешь почему она произошла. А если рядом с этим дворцом поставить макет барака для рабочих Ленских приисков, то я думаю что все стало бы ясно даже ильину. Кто такой юсупов я думаю вы знаете или легко узнаете из интернета http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AE%D1%81%D1%83%D0%BF%D0%BE%D0%B2,_%D0%A4%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%81_%D0%A4%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Аватар пользователя alexsword
alexsword(6 лет 1 месяц)(12:42:02 / 30-03-2014)

А еще в статистике Российской Империи можно посмотреть на процентные платежи по долгам, составлявшие вторую статью по размерам - после военных. 

Аватар пользователя Muller
Muller(5 лет 10 месяцев)(12:44:49 / 30-03-2014)

120% ВНП в 1914, 450% ВНП в 1917 году.

Аватар пользователя Георгий
Георгий(5 лет 10 месяцев)(13:34:25 / 30-03-2014)
...... Несмотря на все эти цифры, скептики не сдаются, пытаясь закрепиться на следующей линии обороны. Признав впечатляющие успехи царской России, они говорят, что они достигнуты в основном за счет колоссальных внешних заимствований. По теме дореволюционных долгов чего только не наговорено вплоть до того, что «царизм» вступил в Первую мировую войну, чтобы отработать кредиты, полученные от Франции. Вообще-то на уровне здравого смысла понятно, что никакие долги, никакие кредиты не сравнятся с гигантскими тратами, которые сулит война с ведущими странами мира. Но поскольку многих людей интересуют конкретные цифры, то и здесь нам поможет справочник «Россия 1913 год». Итак, наша страна в 1913 году выплатила по внешним долгам 183 млн. рублей. Давайте сравним с общими доходами отечественного бюджета 1913 г., ведь долги выплачивают из доходов. Доходы бюджета составили в тот год 3431,2 млн. рублей. Это значит, что на заграничные выплаты ушло всего-навсего 5,33% доходов бюджета .... Источник http://svitoc.ru/index.php?showtopic=661.
Аватар пользователя alexsword
alexsword(6 лет 1 месяц)(16:33:43 / 30-03-2014)

1. В доходы бюджеты тогда писали железные дороги, прибыли от участия казны в банках и т.д. - это все равно, что сейчас выручку ОАО Газпром и ОАО РЖД и всех прочих структур под госконтролем будут в доходы бюджета записывать.  А вот если смотреть на прямые и косвенные налоги, а также пошлины, то доходы были совсем другие - 1231 миллион. 

2. Забыто / не упомянуто, что помимо внешних долгов, были и внутренние.  Расходы по системе государственного кредита составляли - 424 миллиона.

3.  Общий долг на конец 2013 года - 8824 миллиона.   

http://istmat.info/files/uploads/25514/stat._ezh._ri_1914-_12.pdf

Аватар пользователя Cat-Advocate
Cat-Advocate(3 года 10 месяцев)(12:48:38 / 30-03-2014)

Вы никак ему завидуете?

Только у голодного, огрниченного и беспомощного субъекта может вызвать злобу умный, глубоко и вдаль видящий русский Философ.

Аватар пользователя Лем
Лем(5 лет 1 месяц)(12:25:03 / 30-03-2014)

 А мне Ильин напоминает тех Киевских интеллигентиков и обывателей, которые носили майданутым кастрюльки и пирожки.

 Вот,например, православный взгляд Н.Сомина на Ильина:

 

Ильин и фашизм.  Тема, которую апологеты Ильина стараются деликатно замолчать. Дело в том, что Ильин, этот борец с тоталитаризмом, был весьма и весьма неравнодушен к фашизму, немецким нацистам и Гитлеру. Вот несколько выписок из его статьи 1933 года  «Национал-социализм. Новый дух. I.»

«Это (национал-социализм  - Н.С.)) есть движение национальной страсти и политического кипения».

«Что cделал Гитлер? Он остановил процесс большевизации в Германии и оказал этим величайшую услугу всей Европе».

«Пока Муссолини ведет Италию, а Гитлер ведет Германию - европейской культуре дается отсрочка…. Гитлер взял эту отсрочку прежде всего для Германии. Он и его друзья сделают все, чтобы использовать ее для национально-духовного и социального обновления страны»

«Итак, в Германии произошел законный переворот. Германцам удалось выйти из демократического тупика, не нарушая конституции. … Но это переворот не распада, а концентрации; не разрушения, а переустройства; не буйно-расхлестанный, а властно дисциплинированный и организованный; не безмерный, а дозированный. И что более всего замечательно, - вызывающий во всех слоях народа лояльное повиновение».

«То, что совершается, есть великое социальное переслоение; но не имущественное, а государственно-политическое и культурно-водительское (и лишь в эту меру - служебно-заработанное). Ведущий слой обновляется последовательно и радикально. Отнюдь не весь целиком; однако, в широких размерах. По признаку нового умонастроения; и в результате этого - нередко в сторону омоложения личного состава. Удаляется все, причастное к марксизму, социал-демократии и коммунизму; удаляются все интернационалисты и большевизаны; удаляется множество евреев, иногда (как, например, в профессуре) подавляющее большинство их, но отнюдь не все. Удаляются те, кому явно неприемлем «новый дух». Этот «новый дух» имеет и отрицательные определения и положительные. Он непримирим по отношению к марксизму, интернационализму и пораженческому бесчестию, классовой травле и реакционной классовой привилегированности, к публичной продажности, взяточничеству и растратам». 

«Этот дух составляет как бы субстанцию всего движения; у всякого искреннего национал-социалиста он горит в сердце, напрягает его мускулы, звучит в его словах и сверкает в глазах. Достаточно видеть эти верующие, именно верующие лица; достаточно увидеть эту дисциплину, чтобы понять значение происходящего и спросить себя: «да есть ли на свете народ, который не захотел бы создать у себя движение такого подъема и такого духа?...» Словом - этот дух, роднящий немецкий национал-социализм с итальянским фашизмом. Однако не только с ним, а еще и с духом русского белого движения».

«И разве не клеветали на белое движение? Разве не обвиняли его в «погромах»? Разве не клеветали на Муссолини? И что же, разве Врангель и Муссолини стали от этого меньше?»

Вот как! Оказывается дух национал-социализма сродни духу белого движения! Убийственно... Но посмотрим, за что же Ильин так хвалит нацизм. Прежде всего, немецкие фашисты нравятся Ильину сами по себе, за «дух», «дисциплину», «напряжение мускулов», «горение в глазах», за то, что частную собственность они не тронули. Но главное все-таки в другом: они ярые антикоммунисты, сродни самому Ильину, они спасли Европу от большевизма. В антисоветизме нацистов Ильин видел их главное достоинство.

Но реалии оказались немного не те. Наци выкинули из университетов не только профессоров-евреев, но и самого Ильина, поскольку он не захотел преподавать по предложенной программе. Отношения с властями стали портиться, и в 1938 г. Ильину пришлось переехать в Швейцарию, где он не получил права на литературную деятельность и все свои заметки писал анонимно. Но главное разочарование постигло его в другом. Из письма И. Шмелеву от 2 июля 1945 г.:

«Я никогда не мог понять, как русские люди могли сочувствовать национал-социалистам... Они - враги России, презиравшие русских людей последним презрением; они разыгрывали коммунизм, как свою пропагандную карту. Коммунизм в России был для них только предлог, чтобы оправдать перед другими народами и перед историей жажду завоевания. Германский империализм прикрывался анти-коммунизмом. (...) Боже мой! Чему тут можно сочувствовать? Как можно подобное одобрять или участвовать?" (Соб. соч. И.А.И., том 16 "Переписка двух Иванов. Кн. 2", с. 317).»

Бедный Ильин! Как он купился! Как он желал, чтобы гитлеровцы уничтожили большевиков, а нацизм только «прикрывался антикоммунизмом», стремясь на самом деле уничтожить русский народ. А ведь еще недавно Ильин сам очень даже сочувствовал нацистам. В статье «О фашизме» (1948г.) он подтверждает, что «Выступая против левого тоталитаризма, фашизм был, далее, прав», но говорит и об «ошибках» фашизма, отмечая «Смешение социальных реформ с социализмом и соскальзывание через тоталитаризм в огосударствление хозяйства».

О Власове Ильин всегда пишет сочувственно. Ни о каком предательстве Власова и речи нет: ведь для Ильина Советская Россия –  не Россия, не родина; «нашей страной» он называет Швейцарию. По Ильину, Власов – искренний борец с коммунизмом, но беда в том, что немцы держали Власова в черном теле, назначив его командующим  РОА только в 1945 г., на самом деле использовав власовское движение как приманку для пленных русских, вселяя в них иллюзию, что после победоносной войны Россия будет такой, как хотел Власов – свободной, демократичной, с крепкой частной собственностью.  

Заключение послесловия. Портрет Ильина совершенно ясен: ярый апологет частной собственности, человек, ослепленный своей животной ненавистью к коммунизму и СССР. Но дело даже не в самом Ильине. Дело в нашем патриотическом движении, которое подняло Ильина на щит, сделало из него крупнейшего русского мыслителя, прямо-таки величайшего пророка. Это тяжелый провал. Пока Ильин будет числиться у нас в кумирах,  все упования на целостное понимание русской истории, без демонизации советского периода, будут тщетны. А следовательно, будут тщетны и надежды на единение патриотических сил.

 http://chri-soc.narod.ru/posleslovie_k_publikacii.htm

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(12:52:19 / 30-03-2014)

Вот смотрите. 

Я привожу слова И.Ильина, что называется из первоисточника.

Вы пишете со слов философа и богослова Н.Сомина, которые он написал, оценивая И.Ильина, со своей точки зрения.

И тут же приводите прямой текст И.Ильина, который абсолютно противоречит всему тому, что вы написали: «Я никогда не мог понять, как русские люди могли сочувствовать национал-социалистам... Они - враги России, презиравшие русских людей последним презрением; они разыгрывали коммунизм, как свою пропагандную карту. Коммунизм в России был для них только предлог, чтобы оправдать перед другими народами и перед историей жажду завоевания. Германский империализм прикрывался анти-коммунизмом. (...) Боже мой! Чему тут можно сочувствовать? Как можно подобное одобрять или участвовать?" (Соб. соч. И.А.И., том 16 "Переписка двух Иванов. Кн. 2", с. 317).»

Противоречие, не находите?

А вот вам прямые слова Н.Сомина о революции и революционерах:

"– О революционерах часто говорят, что это просто бандиты, убийцы, которые построили ГУЛАГ, полстраны посадили и проч., прочее, прочее. Я думаю, что назвать революционеров бандитами нельзя – наоборот, это были люди жертвенные. Бандит устраивает злодейства ради свой выгоды, а жертвенный человек кладет свою жизнь ради других. Это совершенно другое явление.

Но, понимаете, человек – существо падшее, и к сожалению наше революционное движение имело массу недостатков, и главный недостаток – это атеистичность. А это влечет особую мораль – можно убить человека и быть правым, потому что он классовый враг. Первым это заметил Достоевский в его Раскольникове. Вот он был предтечей революционной морали.

А дальше стала развиваться классовая теория, когда можно объявить целые группы людей плохими и подлежащими ликвидации, как говорили «ликвидировать как класс». Это абсолютно не христианская мысль, она могла родиться в головах, в которых крепко засел материализм, рационализм и атеизм. Хотя, понимаете в чем дело, собственно ничего другого у революционеров и не оставалось. Люди – существа падшие, еще раз это повторяю, и прыгнуть вверх очень трудно. Большинство этого не хочет, а хочет просто приятной, богатой и сытой жизни. Таких большинство.

Собственно на атеистической платформе ничего другого не оставалось как классовый подход. Если бы они были христианами, и если бы Церковь занималась социальными проблемами, то эту проблему можно было бы решить другим способом – напомнить человеку, что люди, которые не любят ближнего, в Царствие Божие попасть не могут. Потому что по определению Царство небесное, это Царство любви. А любить ближнего в социальном плане и означает построить справедливый, праведный социальный строй. Увы, так не получилось.

Классовая мораль была взята на вооружение большевиками. Но большевизм – сложное явление. Большевики-троцкисты ненавидели Россию и хотели ее уничтожения. Но победили большевики-сталинцы, которые на основе России стали строить проект, альтернативный капиталистическому. И тем самым именно они наиболее близко подошли к реализации русской идеи. В осуществлении советского проекта как альтернативного западному – величие Сталина.

Дело в том, что революция это не только катастрофа, это еще выход на иную дорогу, на другой социальный путь. Это попытка реализовать русскую идею, но с другой стороны. До сих пор русская идея реализовывалась как православие, а теперь она стала реализовываться как проект созидания справедливого социального строя. Это тоже русская идея. Точнее, однобокая, но абсолютно необходимая и органическая ее часть. Если бы две эти идеи совместить! Но, пока так не получается, к сожалению. Поэтому русская революция в конце концов воспитала большевиков-сталинцев, которые и стали строить, по своему, конечно, по своим понятиям, как умели, вот этот самый социальный строй.

И оказалось, что на этом пути было много побед, мы стали второй страной в мире, мы победили в страшной войне, которая, конечно, была организована Западом и целью этой войны было в конце концов, уничтожение России. Но у них не получилось, ценой огромных жертв мы победили. И победили, во многом за счет социального строя, который всех объединил и создал из народа единое целое. Именно в войну мы видели примеры массового героизма, это не десятки, не тысячи, мне всегда трудно об этом говорить, слезы наворачиваются….. Были миллионы героев у нас, миллионы! И в тылу и на фронте!

Но был и троцкизм. Именно отсюда растут ноги жутким репрессиям, идее сжечь Россию в огне мировой революции. Слава Богу, что этого не получилось. И вот здесь виден закон христианский, который всегда осуществляется: какой мерой будешь мерить, такой и тебе отмерится. Именно большевиками-троцкистами был запущен механизм классовых репрессий, и в конце концов этот механизм их и уничтожил в 1937-38 годах, не до конца, конечно, но здорово пощипал."

http://www.rospisatel.ru/somin7.htm


И на мой взгляд, мысли их во многом не противоречат друг другу...

Аватар пользователя Лем
Лем(5 лет 1 месяц)(13:09:59 / 30-03-2014)

 Павел, мы говорим об Ильине и майдане, а не о совпадении отдельных слов во взглядах Ильина и Сомина.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(13:39:14 / 30-03-2014)

Именно. И поэтому я предлагаю не обсуждать личности авторов, а говорить о сути революции, как явления, порождающего только разрушение, а не созидание.

Примеры тогдашней России и нынешней Украины очень красноречиво это подтверждают...

Аватар пользователя Cat-Advocate
Cat-Advocate(3 года 10 месяцев)(13:29:01 / 30-03-2014)

Вы ничего не поняли из Ильина про революции - ни про неравенство (при социализме и в революции его вообще НЕТ и быть не может), ни про собственность, ни про бандитизм как средство "осчасливливания" нищих и голодающих масс...

повторять вам всего Ильина смысла нет, он сказал всё слишком точно и достоверно.

С чем-то из его ИНЫХ воззрений можно не соглашаться, но это не значит, что надо огульно ПОНОСИТЬ, демонстрируя невежество и полное непонимание того, о чём он пишет ИМЕННО В ЭТОЙ РАБОТЕ.

Вам, видимо, ближе А.Блок, для которого "революция - это весело", вы готовы оправдать любое насилие  и море крови ради куска хлеба оголтелой массы замордованных людей, то есть полную потерю человеческого лица у миллионов "революционеров".

Для Ильина революция это смерть, разрушение государства и всех основ общества, что создавались и поддерживались тысячелетиями, и ОН - ПРАВ.

Кстати, вам почему-то очень мил миф о тотальном голоде и нищете народных масс. Так вот: это всего лишь МИФ большевиков, имевший целью ОПРАВДАТЬ свою революцию и физическое истребление миллионов русских по всей России за коммунистическую идею. Конечно, в годы неурожаев и засухи бывало, что кто-то и голодал, но в целом РИ была мировым эксопортёром зерновых. В Сибири, к примеру, нищих и голодных не было вообще. Средним хозяйством считалось то, где было 2-3 коровы, десяток овец,  лошади...крестьяне-землепашцы объединялись в кооперативы и артели, причём мелкие из них считались те, где крестьяне держали в хозяйстве до 3-х коров, таких было 18,5%; артели, где коров было от 4 до 9, составляли 51,2%; артели с  20 и более коров объединяли 30,3% крестьянских хозяйств. Масло (до 98%) и мясо экспортировались во Францию и Англию по мировым ценам. Бедных НЕ БЫЛО, и никакая революция нафиг народу не нужна была. Вся революционная гниль и зараза были организованы в Питере и Москве под контролем англосаксов и навязаны всей России. Революционеры всё разломали, отняли, разрушили и пустили десятки миллионов населения нищими по миру. Зачем? чтобы стали "счастливы" и "свободны" (том числе от своего имущества) эти 2 млн. населения, проживавшие, к примеру, в Новониколевской области?!  Вы не знаете ФАКТОВ, и повторяете заложенные в молодости вам в голову большевистские КЛИШЕ, ложные по сути. А Троцкий потом радостно глумился: "задрали-таки мы подол Россие-матушке...", т.е. надругались и изнасиловали всё и всех, кто попался под руку.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(13:20:01 / 30-03-2014)

Вы очень хорошо подметили, Блок - это певец той интеллигенции и тогдашнего майдана...

Аватар пользователя мимобегом
мимобегом(4 года 7 месяцев)(12:53:17 / 30-03-2014)

 Когда-то что-то читал из работ Ильина. Причём по диагонали. Желание вчитываться и понимать пропало довольно быстро.

 А причина вот какая: Ильин пишет о народе как о чём-то таком, к чему он сам не принадлежит.

 Божественный Ильин с высоты Олимпа соизволил порассуждать о всяких там быдлочервях, копошащихся в земле. Вот так мне показались его философские писания. И дальше читать стало неинтересно.

 А теперь вот оказывается, что он и нацизму некоторым образом сочувствовал. Значит чуйка то меня не подвела.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(13:09:35 / 30-03-2014)

Ваша ошибка в том, что вместо чтения первоисточников вы прочли мнение критиков.

А это, как говорят в Одессе, две большие разницы...

Но данный пробел всегда можно исправить.

Для начала - здесь: http://www.hrono.ru/biograf/bio_i/ilin1ia.php

Далее - http://www.bookol.ru/author.php?author=Иван+Александрович+Ильин

Аватар пользователя мимобегом
мимобегом(4 года 7 месяцев)(13:26:39 / 30-03-2014)

 Ну что ж. Раз вы советуете, то пойду почитаю. На самом деле я только рад буду если ошибся.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(14:24:01 / 30-03-2014)

Только не забудьте учесть один момент - время написания материала и меняющиеся взгляды автора с возрастом и изменением окружающего мира...

Аватар пользователя Лем
Лем(5 лет 1 месяц)(13:00:46 / 30-03-2014)

 

""Я привожу слова И.Ильина, что называется из первоисточника.""

 Так ведь и у Сомина практически весь текст состоит из цитат Ильина, и первоисточник указан-

«Национал-социализм. Новый дух. I.»

 Потому и говорю: кастрюльки-кастрюльки(майданутые), и не последняя - власовская.

Аватар пользователя Cat-Advocate
Cat-Advocate(3 года 10 месяцев)(13:03:18 / 30-03-2014)

Кто есть Ильин, знаю, а кто такой Сомов, почему-то нет.

С чего вы на некоего смертного Сомова молитесь как на непогрешимый источник истины?

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(13:23:53 / 30-03-2014)

Ну, это очень просто.

Лем умный товарищ, и последовательный защитник революций, а в данном случае он вынужден мне оппонировать, вот и приводит мнение человека, не очень хорошо отзывающегося об Ильине, как человеке, но в целом вполне разделяющего его рассуждения об революции и революционерах...  :-)

Аватар пользователя Лем
Лем(5 лет 1 месяц)(13:56:47 / 30-03-2014)

 Спасибо за товарища, без ковычек.

Только разделяют нас(и с Ильиным) не отношение к революциям, а взгляды на святоотеческое учение о собственности(имущественное учение), отношение к православному социализму и взгляды на "истоки русского коммунизма".

 А революции - это естественный процесс( сродни природным явлениям), когда "верхи уже не могут, а низы не хотят". Ведь "жисть" заставит и не так раскорячишься.

Аватар пользователя Stay
Stay(4 года 11 месяцев)(13:28:25 / 30-03-2014)

винтовка это праздник

Аватар пользователя поляр
поляр(5 лет 1 месяц)(14:26:57 / 30-03-2014)

Ну вот с чего это господин PavelCV решил слегка окунуться в "философию", да еще в контексте "украинской революции"? 


Нет чтобы начать с изучения "Детского курса мировой философии", а потом бы перейти к "Краткому курсу истории философии", тогда возможно он бы узнал, что в истории философии нет никакого "одного из лучших русских философов и мыслителей 20 века Ивана Александровича Ильина". 

По той простой причине, что Россия щедро одаренная и талантливыми и гениальными личностями во многих областях науки и искусства, в философии как раз и не преуспела. В истории мировой философии к сожалению нет ни одной русской фамилии, указывавшей бы на весомый вклад в эту науку.

Фамилия некоего "Ильина", которого PavelCV пытается выдать за "мыслителя 20 века", всплыла совсем недавно, во времена "перестройки"  в бешеной антирусской кампании, развернутой "пятой колонной". 

Обычный интеллигентский говномет образца "начала ХХ века", отсидевшийся в тылу, благодаря дворянским привилегиям,в уютном именье, выказал себя настоящим патриотом, выступая "за войну до победного конца".  "Белой кости" не пристало годами гнить в окопах, его любимым занятием было произнесение патриотических речей с кафедры и рассылка патриотических писюлек по газетам.Никакими философскими трудами, отмеченными современниками, вошедшими в мировое философское наследие не засветился.


Революция лишила сытого хомяка и именьица и возможности вести рассеяный образ жизни. За пускание ядовитых слюней, не был привлечен к уголовной ответственности, а великодушно был выпнут за бугор, живым и здоровым. Где и благополучно исходил говном, всю оставшуюся жизнь, обсирая всех знакомых и незнакомых эмигрантов.


P.S.  В назидание автору говнометной статьи "от Ильина" замечу, что на Украине никакой ни революции, ни псевдореволюции не происходило. Был государственный переворот, инспирированный Западом и местечковой олигархией.

Революция же, это смена общественного строя, иницированная "снизу" народом. От простого бунта революция отличается тем, что имеет программу строительства нового общества.


На Украине революционная ситуация еще не созрела.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(20:19:22 / 11-01-2015)

P.S.  В назидание автору говнометной статьи "от Ильина" замечу, что на Украине никакой ни революции, ни псевдореволюции не происходило. Был государственный переворот, инспирированный Западом и местечковой олигархией.

Революция же, это смена общественного строя, иницированная "снизу" народом. От простого бунта революция отличается тем, что имеет программу строительства нового общества.

Так-то, оно так. Да не так.

Это мы считаем, что там у них переворот. А они считают это революцией. Цветной, майданной или олигархической - не суть. Читайте не только АШ, но и то, что они сами о себе пишут. В том числе и на русском языке. Вот, к примеру:

http://pravdorub.net.ua/олигархическая-революция-2014/    

На майдан выходили сотни тысяч, того народа, который у них есть. Плоть от плоти. Кормили майдан столько же. И они готовы свою революцию отстаивать всеми путями, вплоть до вооружённой борьбы за свои печеньки. И забугорные "друзья" им обязательно пообещают помощь, лишь бы России насолить.

И программа у них есть - "Вукраина - це Европа".

И новое общество они готовы строить - национально-социалистическое, без русского языка и москалей.

И газ им не нужен, идея важнее - того же Ющенку вспомните: "Соломой надо топить, но быть независимыми".

А результат прост до обыденности. Страна в большой экономической заднице, у власти преступники и проходимцы, внешний враг обозначен, предпосылки для гражданской войны зреют и наливаются...

Ровно то, что было в России в 1917-18, только пока без мировой войны...

А вы говорите, не созрела...

Я вам больше скажу. Именно то, что на ваш взгляд, на Украине произошла "неправильная революция", и напрягает вас больше всего, вызывает когнитивный диссонанс.

Вы всегда считали (а вернее будет, вас так научили), что революция несёт "чистое, доброе, светлое", а оказалось строго наоборот - грязь, хаос, дурман и злобу.

Вот вы и придумываете отговорки. И, повторюсь, в 1917-18 в России было то же самое. Только в чёрно-белом изображении и без соцсетей.

А настоящая революция, а если быть объективным, контрреволюция с последующим рывком страны вперёд и ввысь, произошла только тогда, когда Сталин повымел из властных и исполнительных структур СССР революционную нечисть, и дал ход не болтунам о "светлом будущем" а жестким практикам и реалистам. Вот они то, а вовсе не революционные демагоги, и обеспечили нашей стране тот рывок и задел, который смог поднять страну с колен и надавать по башке забугорным и внутренним шакалам...

Ну а найдётся ли на Украине, такое подобие контрреволюционера, покажет время и история...

Аватар пользователя поляр
поляр(5 лет 1 месяц)(17:28:12 / 30-03-2014)

"на ваш взгляд, на Украине произошла "неправильная революция", и напрягает вас больше всего"

"Вы всегда считали, что революция несёт "чистое, доброе, светлое", а оказалось строго наоборот - грязь, хаос, дурман и злобу."

-----------------------------------

Возьмите за правило, на будущее, не приписывать своих чувств никому кроме себя.

Во-вторых, на Украине, на фоне серьезного недовольства народа властью януковичей, произошел государственный переворот, прикрывающий народным недовольством свои цели, никак не совместимые с ожиданиями народа.

В-третьих, основу и причины для возникновения революционной ситуации создает правящий класс нещадной эксплуатацией населения и нежеланием справедливого распределения прибавочной стоимости. Естественно, что справедливость может быть восстановлена силой, через революционное свержение правящего класса, т.к. добровольно он не поделится.

  Поэтому революция не может совершиться без грязи и крови. Но за эти грязь и кровь целиком и полностью несет ответственность правящий класс и примкнувшая к нему мелкая буржуазия.

Ну и в-четвертых, содержание и цели революции определяют ее внутренние движущие силы. Бывают революции и буржуазные, если вы об этом слышали.

А вообще то сейчас и социология и философия и политология достаточно преуспели в изучении революционных предпосылок и механизмов, так что читайте просвещайтесь.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(18:38:12 / 30-03-2014)

В данном случае, вы подтвердили мои, да и не только мои слова, что украинский госпереворот, всё же является революцией. Грязной и кровавой, пусть и буржуазно-националистической.

И дело не в том, кто будет назначен нести за неё ответственность. Не в том, кто её оплатил. И даже не в том, кто является её движущей силой. 

А дело в том, что никакая революция не способна на созидание. Только на хаос и саморазрушение. И пройти весь её путь придётся как раз тем, кто был её движущей и подкармливающей силой. Потому что всегда революция поедает своих героев.

Какая революция, такие и герои.

И то, что там сейчас идёт пожирание друг друга, как пауков в банке, хорошо характеризует движущую силу этой псевдореволюции. 

Вот наглядный пример из совсем недавнего прошлого: 

НЕ РЕВОЛЮЦИИ ПОЕДАЮТ СВОИХ ДЕТЕЙ, А САМИ ДЕТИ ПОЕДАЮТ ДРУГ ДРУГА.  http://president.org.ua/news/news-118120/

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...