Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Судан,острые приступы независимости

Аватар пользователя один вертолёт

Статья весьма  годная для понять  "чё же там происходит?"

Источник:http://goosha.ru/news_1357120020.html

Конфликт приносит власть и прибыль достаточную, чтобы заинтересовать группы, извлекающие выгоду из конфликта. (Президент США Дуайт Эйзенхауэр)

Ещё недавно в Африке была одна, самая большая на континенте страна. Больше, чем у неё, африканской земли ни у кого не было. Называлась эта страна Судан. И жила своей весьма непростой жизнью.
Автору пришлось соприкоснуться с её проблемами в начале 90-х годов, когда довелось брать интервью у посла Судана в Москве. Да ещё услышать многочисленные рассказы от своего старого товарища, который работал в нашем посольстве в Хартуме.
Рассказывал он о президенте Джафаре Нимейри, который одно время считался большим другом Советского Союза.
Рассказывал и о том, как Нимейри вводил в стране сухой закон – несметное число бутылок виски были вылиты в воды Нила, после чего местные рыбы, наглотавшись спиртного, водили по реке удивительные хороводы, а нильские крокодилы впали в спячку…

Говорил он и о сложных переплетениях в исторической судьбе Судана. Если коротко, то о ней можно рассказать, начиная с рубежа ХХ века, следующее.

«Divide et Impera»

19 января 1899 года Великобритания и Египет подписали соглашение об установлении совместного управления в Судане (англо-египетский кондоминиум). Чиновниками высшего звена стали англичане, а среднего — египтяне. Известно, что сам сэр Уинстон Черчилль в молодые годы побывал там в качестве военного корреспондента – в пору, когда англосаксы усмиряли местные племена. Он издал в 1899 году книгу «Индия, Судан, Южная Африка. Походы Британской армии 1897-1900».

Сейчас будет только одна цитата от сэра Уинстона. Она – из предисловия, которое он собственноручно написал в 1933 году для переиздания своего фолианта. Почувствуйте настрой Черчилля!

«В эти далекие теперь дни мир был спокоен, а наша страна была богата и сильна. Королевский флот по своим размерам был больше, чем флоты двух самых крупных после Великобритании морских держав вместе взятых. Страна была самым крупным в мире производителем товаров, а Лондон был единственным мировым финансовым центром….

Несмотря на пожелания многих государственных деятелей, Англия ввела свои войска в Египет. После бомбардировки Александрии в 1881 г., когда французский флот ушел из порта еще до начала операции, мы стали по-настоящему великой державой. Началась работа по созданию нового Египта и обеспечению процветания его жителей. Небольшая группа высокопоставленных англичан, оставаясь в тени, руководила реформами, имея в своих руках всю полноту власти».

И тут случилось восстание в Судане. Реакция Британии была недвусмысленной. У.Черчилль пишет: «По Нилу, и напрямик – через пустыню, в Судан были направлены экспедиционные корпусы. Англичане подошли к Хартуму на два дня позже, чем это было необходимо. Город уже находился во власти банд дервишей.

…Постепенно и осторожно британское правительство стало поднимать вопрос о возвращении земель Судана. Больше чем через десять лет после падения Хартума началось первое вторжение в провинцию Донгола, и два года спустя, в 1898 году, в сражении при Омдурмане армия варварской империи дервишей была рассеяна и практически уничтожена.

…Судан связал Великобританию и Египет. Ни одна из этих двух стран не могла отказаться от своих прав и забыть о своих интересах в Судане».

Да простит меня читатель за столь обильно цитирование сэра Уинстона, но не мог удержаться – это же исторический документ! Да ещё – имеющий прямое отношение к нашей истории. То есть, к истории Судана.

Почти пятьдесят лет ХХ века британская администрация руководила местными «варварами». Нелишне будет заметить, что карта Судана была нарисована в XIX веке британскими, французскими, германскими и итальянскими картографами в результате циничных сделок по переделу африканских земель. Границы-то прямо по линеечке прочерчены. Впрочем, не только у Судана…

Для укрепления своей власти Британия открыто поощряла антиисламские и антиарабские настроения у населения суданского юга, придерживающегося как традиционных верований, так и начинающих исповедовать христианство, которое там активно насаждалось европейскими паломниками-проповедниками. Британия, управляя Суданом, даже ввела визы для суданцев, пересекающих границу между северной и южной частями страны.

«Divide et Impera» – римский принцип «Разделяй и Властвуй» был англосаксами не только усвоен, но и успешно применялся, что в Индии, что в Судане. Вот таким образом и закладывались предпосылки для будущих этнических и религиозных конфликтов, один из которых и привел Судан к войне Юга против Севера (ну, в терминах – прямо история гражданской войны в США!) и к сегодняшнему расколу на две части.

Возвращаясь к истории, надо отметить, что 15 октября 1951 года парламент Египта утвердил закон о расторжении англо-египетского соглашения 1899 года. Египетский король Фарук был провозглашён королём Египта и Судана. Но… этот монархический «замах» быстро «увял». Июльская революция Насера 1952 года не дала Фаруку развернуться в Судане, и новые египетские власти признали право суданского народа на самоопределение.

В августе 1955 года суданский парламент принял решение об окончательном прекращении действия англо-египетского владычества, и в том же году английские и египетские войска были выведены из Судана.

1 января 1956 года Судан был провозглашён независимым государством.

Пожалуй, в этих коротких фрагментах можно увидеть главные вехи истории страны в ХХ веке. И добро бы эта история уже самостоятельного независимого государства продолжалась по сей день. Но англосаксов это положение никак не устраивало.

Весь мир знает наизусть крылатые слова Лорда Пальмерстона, который в XIX веке прослужил на посту министра иностранных дел королевы Британии 16 лет и ещё десять лет в должности премьера: «We have no eternal allies, and we have no perpetual enemies. Our interests are eternal and perpetual, and those interests it is our duty to follow». — «У нас нет неизменных союзников, у нас нет вечных врагов. Лишь наши интересы неизменны и вечны, и наш долг — следовать им».

Какие же интересы были у Британии в Судане?

Чем богаты, тому не рады

Если взять любой справочник «Полезные ископаемые», то о Судане там будет написано следующее. Здесь обнаружен впечатляющий список природных богатств: вольфрам, графит, железо, золото, марганец, медь, молибден, мрамор, нефть, олово, поваренная соль, газ, серебро, слюда, уран, хром, цинк.

Поскольку ныне все зациклены на энергоносителях, в этом перечне, безусловно, самое пристальное внимание вызывает упоминание о нефти и газе.

Большая часть африканских запасов нефти сконцентрирована в нескольких странах – в Ливии, Нигерии, Алжире и Судане. На них приходится более 90% доказанных запасов нефти на континенте, пишет заместитель директора Института Африки РАН Леонид Фитуни. И поэтому именно эти страны стали главным объектом экономического и геополитического соперничества международных центров силы.

В целом доминирующие позиции в нефте-газовой отрасли Судана всегда принадлежали американскому, англо-голландскому и в меньшей степени французскому и итальянскому капиталу. Однако «старослужащих» в последние годы потеснили с их позиций Китай, Индия, Бразилия и другие полные сил конкуренты. Особенно ощутимо в Африке усиление Китая, ведь африканская нефть обеспечивает 25% китайского импорта «черного золота».

Перед нами страна с такими богатствами, да ещё и независимая от прежнего хозяина Лондона! Помните, как говаривал товарищ Бендер: «Удивительно, с таким счастьем — и на свободе».

Вот свободу Судана от западных «кураторов» эти самые «кураторы» долгое время и расшатывали, в течение многих лет добиваясь раскола страны.

И вели они себя прямо как маленький мальчик из книги Корнея Чуковского «От 2 до 5», в которой знаменитый детский писатель просто цитировал многочисленные забавные высказывания детей 2-5-летнего возраста.

Так вот этот эпизод в книге звучит так:
«Жорж разрезал лопаткой дождевого червя пополам.
— Зачем ты это сделал?
— Червячку было скучно. Теперь их два. Им стало веселее».

Скучно было не Судану. Скучно было Британии да Соединенным Штатам, которые активно подталкивали суданских «южан» к отделению – опять же прямо повторяя сценарий родной гражданской войны в США, когда южные штаты решили отделиться.

Своего Авраама Линкольна у суданцев не нашлось, и сценарий разрезания страны «по живому», в конце концов, после десятилетий междоусобицы, был реализован.

«Высокие» отношения

Если вспомнить события, предшествовавшие расколу страны, то можно начать с того, что этно-конфессиональный конфликт в Судане имеет долгую историю. Граница между землями, населенными, с одной стороны, преимущественно арабами, а с другой – племенами чёрных африканцев, поверхностно христианизированными усилиями западноевропейских миссионеров, достаточно четко разделила Судан на две части.

Борьба за то, какой быть этой границе – административной или межгосударственной – стоила жизни не только сотням тысяч людей, погибших в междоусобицах, но и карьерам местных политиков. Один египетский журналист назвал как-то проблему Юга «кладбищем суданских правительств».

Многие политики, тем не менее, ставили вопрос о сохранении единства Судана при условии предоставления южному региону высокой степени автономии. Именно на это была нацелена принятая несколько лет назад новая – последняя в едином Судане – Конституция страны. С историей её принятия связана судьба одного известного суданца, который многое сделал ради единства. Его звали Джон Гаранг.

Гаранг одно время, лет десять назад, был одной из ключевых фигур в Судане. Некогда лидер южных повстанцев, он сумел преодолеть разногласия с президентом Омаром аль-Баширом и стал одним из архитекторов мирного договора между Югом и центральным правительством, что положило конец кровопролитной гражданской войне, полыхавшей в стране с 1983-го по 2004 год.

Хартум, проводивший политику исламизации южных провинций, желал показать, «кто в доме хозяин». А Юг сопротивлялся. В итоге, по разным данным, погибло около полутора миллионов человек.

И вот, благодаря усилиям Джона Гаранга и президента Судана Омара аль-Башира, были достигнуты договоренности, положившие конец гражданской войне.

По условиям соглашения, основная политическая сила Юга — повстанческое Народное движение за освобождение Судана — вошло в состав переходного правительства в месте с контролирующей северные регионы партией Национальный конгресс, представителем которой является президент Судана Омар аль-Башир. Джон Гаранг получил пост первого вице-президента.

Мирный договор, подписанный в январе 2005 года, откладывал окончательное решение вопроса о независимости южных регионов Судана на шесть лет (т.е. до 2011 года), предоставлял Югу автономию, самоуправление и гарантировал равную долю доходов от продажи природных ресурсов, в первую очередь, нефти. Ислам перестал считаться единственной официальной религией Судана.

Но Гаранг кому-то очень мешал. И летом 2005 года он погиб в странной авиакатастрофе.

«Он был сильной личностью, — говорил в беседе с известным специалистом по региону Надеждой Кеворковой её суданский собеседник Мухаммед Хамза. – Я уверен, что его взорвали в самолете. Он был неугоден тем, кто выступал против единства Судана, кто разжигал войну. Ведь Гаранг подписал мирные соглашения между Южным Суданом и Хартумом и установил мир. У него вообще был грандиозный план объединения всей Африки. А обвинили в его убийстве, как всегда, Хартум. Это ведь выгодно не Судану, а Америке и Израилю. Но у мирового сообщества один виновник на все случаи – Судан».

Суданские политологи сразу заговорили о том, что гибель вице-президента, ставшего гарантом мирного развития страны, нанесла сильный удар по этому процессу.

В канун завершения 6-летнего периода «отложенной независимости» Юга была предпринята ещё одна попытка сохранить страну. В апреле 2010 года прошли выборы. Народное волеизъявление проходило в сложной политической обстановке, но, казалось, какой-то компромисс возможен.

Однако, вспыхнуло – как по заказу – восстание на западе страны, в провинции Дарфур. О нем – ниже.

За выборами, как, впрочем, и за самими суданскими делами, пристальнее всех следили американцы. Сам бывший президент США Джимми Картер возглавил миссию международных наблюдателей.

Присутствовали там и российские представители, которые обратили внимание на «настойчивое стремление людей принять участие в выборах, несмотря на все сложности».

Впрочем, экспертам по Судану было уже тогда понятно, что при любой явке на выборах и при любом исходе голосования территориальная целостность, а, следовательно, и будущее государства Судан, оставались под вопросом. Население Юга рассматривало эти выборы лишь как генеральную репетицию к уже намеченному на январь 2011 года референдуму – как раз по завершению упоминавшегося выше 6-летнего периода моратория на отделение юга Судана.

И они не ошиблись…

Разные судьбы

Рассказ о «суданском разводе» надо, наверно, предварить историей о том, почему на весь мир прозвучало слово «Дарфур».

Когда-то, в начале ХХ века по улицам русских городов ходили шарманщики, распевая жалостливую песенку, в которой были такие слова:

«Трансвааль, Трансвааль, страна моя,
Ты вся горишь в огне».

Песня была посвящена англо-бурской войне. В те годы Великобритания открыла военные действия против нескольких независимых бурских республик на территории нынешней Южно-Африканской Республики (ЮАР). Бурами назывались европейские переселенцы, в основном, голландцы, которые заселили здешние земли по ходу XIX века. Тогда из Европы кто-то плыл за океан – в Америку, а кто-то на юг Африки. Благо, климат там отменный.

Так, вот песенка та была посвящена военным действиям на территории одной из бурских республик по имени Трансвааль. Была ещё Оранжевая республика…

Почему об этом вспомнил? Так в Африке с тех пор почти постоянно что-то «горит в огне». То одна страна, то другая. Вот и до Судана добрался этот огонь, поджигаемый, зачастую, чужаками…

А что местное население? Оно-то и становилось пушечным мясом очередной колониальной авантюры, после которой местному населению, вдоволь поколотившему друг друга, почему-то становилось жить ещё хуже.

В 2010 году ООН опубликовала доклад «Индекс развития человеческого потенциала в странах мира». В этом рейтинге Судан находится на 154 месте.

Для сравнения – Россия на 65 месте. А первая пятерка стран с «самым высоким уровнем человеческого потенциала» такова: Норвегия, Австралия, Новая Зеландия, США и Ирландия.

В общем, перед нами богатая недрами, но бедная, по-настоящему бедная, страна. Дети тысячами мрут после рождения! А где бедность, там и конфликт разжечь проще. Благо, кое-кому не привыкать…

«Вашингтон не может существовать без конфликта», — подмечает Пол Крейг Робертс, помощник министра финансов США при президенте Рейгане. Он в последнее время отличается резкими и честными выступлениями, в которых раскрывает потаённый смысл американской политики. Одно из них ровно год назад буквально взорвало российский интернет.

Так вот, изучение ситуации в суданской провинции Дарфуре очень важно для общего понимания – что же стряслось в Судане?

Наиболее острая фаза дарфурского противостояния приходится на 2003-2004 годы, когда против центрального правительства в Хартуме восстали сразу две военизированные группировки из этой западной провинции – «Движение освобождения Судана» и «Движение справедливости и равенства».

Карта провинций (штатов) Судана.

Ну, восстали и восстали. Мало ли в Африке восстаний. Только это оказалось в центре внимания и ООН, и вообще всего мира. Даже – редкий случай – российские миротворцы туда были направлены.

Естественно, местные полевые командиры строили из себя борцов за «демократию» и «справедливость», но вокруг них вились персонажи иного пошиба и масштаба.

Америка, например, сделала все возможное, чтобы «под конфликт» усилить свое политическое и экономическое влияние в Судане, наводнив под страну агентами, военными советниками, миссионерами.

Конгресс США принял решение о санкциях против Судана еще в более-менее спокойном 1997 году – что говорит только о стратегическом прицеле Вашингтона. А вскоре Пентагон начал оказывать повстанцам на Юге и в Дарфуре (т.е. мятежникам, воюющим против законного правительства страны) всестороннюю помощь, поставляя военное снаряжение через своих союзников – Эритрею и Чад.

Одновременно была наброшена юридическая удавка на президента Судана Омара аль-Башира. Его обвинили в том, что он лично ответственен за подавление мятежей в Дарфуре и на Юге страны и, главное, виноват в гибели сотен тысяч людей.

Согласно опубликованным данным, в Дарфуре за пять лет погибли предположительно 300 000 человек, как в результате военного конфликта, так и от болезней и недоедания. За это Международный уголовный суд (МУС) выдал ордер на арест суданского президента.

Между тем суданские власти заявляют, что конфликт унес жизни лишь 10 тысяч человек. И это – трагедия, но нельзя же её масштабы раздувать в тридцать раз!

Интересны размышления на эту тему самих суданцев. Одни из них Мухаммед Хамза, 32 лет от роду, сам родом из Дарфура. Когда он слышит о том, что там были убиты «сотни тысяч людей», то удивляется, как можно так «разбрасываться» трупами. Он высказался так:

«Иностранцы называют какие-то фантастические цифры убитых в Дарфуре – сначала писали о 170 тысяч убитых, потом о 200 тысяч, кто-то говорил о 400 тысяч. Недавно услышал, что там было убито 2 миллиона человек! Им все равно, сколько! Видите ли, если бы там убили столько людей или было бы столько беженцев, то Дарфур просто бы опустел.

Но там сегодня живут люди. О, вы бы видели этих людей! Это добрые, мирные люди, они мирно жили! Но туда завезли специальных бандитов, которые сыграли свою роль, возмутили спокойствие. Дарфур был согласен на мирное соглашение, но в мире есть силы, которым надо, чтобы у Судана были проблемы.

Посмотрите, только закончилась война на Юге, только подписали мир, как был убит Гаранг, который этот мир принес. Тут же – из ничего – начинается Дарфур.

Наше правительство ищет выход – они эти выходы перекрывают. Подумайте, как мог Халил Абрахим (один из полевых командиров – С.Ф.) без всякой помощи извне вдруг приехать в Дарфур с сотнями машин, с бойцами, с оружием? Откуда он все это взял? Кто ему заплатил? Кто снабдил его такими силами?»

Суданец полагает, что причина всех бед Судана в том, что у страны много нефти, и этой нефтью хотят распоряжаться США.

«Наши запасы были давно разведаны американцами. Они законсервировали наши месторождения в расчете на нефть Персидского залива. Они хотели, чтобы суданская нефть осталась им на те времена, когда нефть в Заливе иссякнет. Но ведь суданцы – тоже люди. Они имеют право пользоваться своими недрами.

Президент аль-Башир позвал китайцев. Те разрабатывают нефть, платят стране, но американцев это совершенно не устраивает. Поэтому они раздувают все конфликты – на Юге, в Дарфуре, на границе с Египтом. И вот еще что важно – в Судане большие залежи урана. США хотят это тоже контролировать. Уран – это главная причина, главная тема всех войн вокруг Судана».

Почему Китай положил глаз на Судан

Поскольку вспомнили о китайских товарищах, надо остановиться на этом поподробнее. У КНР интересы в Судане были немалые, и распад страны ударил по ним так откровенно, что некоторые обозреватели прямо увидели в этом сюжете руку американцев, которые выбили из-под своего китайского конкурента мощную опору в Африке.

Дело в том, что Китай положил глаз на Судан по весьма прозаической причине – отсюда Поднебесная начала получать огромные объемы нефти. Причем, прямо из суданских портов – по морю, вернее, по Индийскому океану.

Известно, что главный поставщик нефти из Африки в КНР – Ангола, обогнавшая по объемам даже Саудовскую Аравию и Иран. А до недавнего времени вторым являлся Судан!

В Китай шли от 50 до 60% суданской нефти. Страна удовлетворяла почти 10% потребностей Пекина в этом виде сырья. Когда западные компании ушли из Судана, Китай немало лет инвестировал в разведку, добычу, нефтепереработку, транспортировку. И при этом не обращал никакого внимания на западные санкции против Хартума.

Но после раздробления Судана в Пекине не то, чтобы о нефти вспоминали. В условиях раскола страны стало очень туманным будущее 15 млрд долларов (!) китайских инвестиций. Здесь на кредиты Китая строились не только нефтепроводы, но и больницы, школы, дороги.

В КНР несколько лет назад даже был принят закон «О содействии трудоустройству», направленный на укрепление китайских общин за рубежом. Это стало законодательной поддержкой в период, когда усилился поток китайских работников в Африку – в Анголу, в Судан и в Нигерию.

Китайцы, надо отдать им должное, моментально сориентировались после отделения Южного Судана. Будешь быстро думать, когда столько денег здесь вложено! КНР с РЮС без раскачки подписали несколько соглашений в нефтяной области, и несколько китайских компаний уже начали инвестировать в нефтяной сектор южно-суданской экономики…

Возвращаясь к недавним временам, добавим, что до поры до времени Судан был единственной в мире крупной нефтедобывающей страной, экспортировавшей сырье в Китай, Индию и Малайзию, а не в США, Европу или Японию.

С помощью Китая Судан превратился за годы из импортера нефти в страну-экспортера. Благодаря чему Китай имеет влияние на президента аль-Башира. КНР однажды даже проигнорировала ордер МУС на арест Омара аль-Башира и пригласила суданского президента в Пекин с официальным визитом. «Я полагаю, что эта поездка поможет в консолидации и развитии традиционной китайско-суданской дружбы и способствует устойчивому сотрудничеству в различных областях», — сказал аль-Баширу президент Китая Ху Цзиньтао.

В течение долгого времени американцы проигрывали в Судане конкуренцию именно Китаю. Нефтяные кампании «Шеврон» и «Эксон-Мобил» вынуждены были искать счастья в соседнем Чаде и потратили там почти четыре миллиарда (!) долларов на строительство нефтепровода, по которому могли поставлять в США до 160 тысяч баррелей нефти в день. В Судане подобный нефтепровод обошелся бы им значительно дешевле, поскольку до океанского берега ближе.

А такое не прощается. В мировой прессе начали появляться публикации с вполне определенным «душком».

«Правительство Судана вместе с англичанами, французами и китайцами активно занимается разграблением национальных богатств собственной страны. Добычу «черного золота» осуществляют, в основном, китайские и французские нефтяные компании, что никак не смущает декларирующего исламские ценности президента аль-Башира», — писала западная пресса со ссылками на WikiLeaks, который, в свою очередь, цитировал американские закрытые документы.

Кампания по дискредитации суданского руководителя шла полным ходом. И китайцев к ней приплели…

Но даже WikiLeaks не напишет о том, как в течение двух десятилетий США оказывали и косвенную, и прямую вооруженную поддержку сепаратистскому движению на юге Судана, стратегически важном с точки зрения контроля над месторождениями и транспортировкой нефти.

Поэтому состоявшийся референдум о разделе Судана, на который вынужден быть под мощнейшим давлением пойти Хартум, – это был ещё один этап той же самой политики.

Да, Запад, в конце концов, под аккомпанемент осуждений аль-Башира за Дарфур и коррупцию, добился раздела Судана! В июле 2011 года в итоге длительного переговорного процесса под патронажем США (а как же без них?!) Хартум согласился на отделение трети своей территории.

И это, похоже, не предел. Вон, южно-суданский президент Сальваторе Киир Маярдит некоторое время назад «простодушно» поведал о взглядах своих покровителей на будущее страны: «Судан ждет конец, как самой большой державы в Африке. Он в скором времени неизбежно распадется на несколько частей: первым в этом ряду стал Южный Судан, за ним последует Восточный Судан, а потом Дарфур»…

Карта http://newzz.in.ua/

Недаром же Барак Обама в статье, опубликованной в «The New York Times», назвал референдум на юге Судана в январе 2011 года «историческим»! А госсекретарь Хиллари Клинтон сразу после окончания голосования поспешила заявить о скором исключении Судана из списка стран, поддерживающих терроризм.

Правда, ордер МУС на арест Омара аль-Башира ещё не отозван – ждут от него новых уступок…

Независимость очень дорого стоит

Итак, по уже отработанной в бывшей Югославии схеме было проведено расчленение Судана на два территориальных государственных образования: на Южный Судан (в основном, христианский) и собственно Судан (в основном, мусульманский). Это – первый в новейшей истории случай отделения христианской территории от исламского государства.

Да, на первый план были выставлены религиозные различия, что стало в Судане главным аргументом для отделения юга. Именно христианский юг желал независимости от мусульманского севера. Но… Независимость, она очень дорого стоит. Многие независимые государства на первых, да и вторых, порах оказывались перед тяжелой дилеммой: как жить, не имея средств? Пытаться заработать самим или идти к бывшим колонизаторам за кредитами? И шли, и брали кредиты, и попали эти формально «независимые» страны в новую кабалу – уже финансовую.

Так вот, получив вожделенную «независимость», Южный Судан оказался в довольно двусмысленном положении. Он был, якобы, самостоятелен – Хартум здесь уже не командовал, но жить оказалось не на что.

Казалось бы, справедливость восторжествовала: «христианско-языческий Юг страны освободился от исламского диктаторского режима Омара аль-Башира». Однако, после решения о разделе страны, Судан, который в 1956 году избавился от колониального гнета, может вновь превратиться в послушную марионетку в руках одной из великих держав, — полагает обозреватель Юрий Сосинский-Семихат.

Впрочем, само провозглашение «независимости» и связанные с ним церемонии проходили на Юге довольно цивилизовано.

«Южный Судан стал самым молодым государством мира. На торжественной церемонии в столице страны городе Джуба присутствовали Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун и президент Судана Омар аль-Башир. Судан стал первым государством, который объявил об официальном признании южного соседа», — передавали мировые СМИ.

На банкете в Джубе присутствовали лидеры около тридцати стран Африки. Россию представлял спецпредставитель президента РФ по вопросам сотрудничества с Африкой, председатель комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов.

Сразу после этого Россия установила дипломатические отношения с Южным Суданом. Но… Показательно, с кем с первых дней независимости собрался дружить сам Южный Судан. Вот что писала, например, израильская пресса:

«Южный Судан после официального объявления об образовании независимого государства на его территории откроет посольства в 21 стране. В числе стран, где появятся диппредставительства нового государства, ведущие страны Евросоюза: Италия, Франция и Германия, а также Великобритания, США и Израиль.

Кроме того, диппредставительства нового государства начнут работать и в соседних африканских странах — Кении, Уганде и Эфиопии, с которыми Южный Судан тесно связан экономически.

Пока в планах правительства Южного Судана не значится открытие посольств в России и в Китае».

До сих пор у них «не значится»…

Вектор ясен?

Тогда же СМИ появились статьи и южно-суданских богатствах, что должно было доказать мировому сообществу факт самодостаточности нового государственного образования. Например, в статье «Ресурсы и экономические перспективы Южного Судана» писали так:

«Суданская нефть: Южный Судан унаследовал большую часть запасов нефти. Около трех четвертей из примерно 500 000 баррелей нефти в день добывают в Судане с юга, который сейчас представляет одно из самых богатых нефтью стран в Африке. Помимо нефти, есть еще запасы природного газа.

Инфраструктурные проекты: Южный Судан не имеет фактически никакой инфраструктуры. Поэтому руководство страны объявило, что намерено мобилизовать в ближайшие пять лет 500 млрд. долл. для развития инфраструктуры.

Пахотные земли. Территория Южного Судана размером с Францию, а население 8,5 млн. человек. 84% пахотных земель страны используются под посевы. Если здесь выращивать аграрную продукцию эффективно то, по некоторым оценкам, Южный Судан мог бы прокормить более миллиарда человек, то есть всю Африку (или Индию или Китай).

Природные ресурсы: страна обладает огромными ресурсами полезных ископаемых, большинство из которых остается невостребованным. Есть железо, медь, хром, цинк, вольфрам, серебро, золото и уран.

РЮС выражает амбиции стать центром африканских стран и всего мира таким же, как Дубай и Сингапур».

Вот так! Прокормим Китай с Индией, и сами будем как новый Сингапур! И кто же это нагнал такой «пурги» в головы южно-суданцев? Послушать, так здесь будут строить Новые Васюки!

«Почему в провинции нет никакой игры мысли? – вопрошал собравшихся васюкинцев Остап Бендер. – Знаете ли вы, что ваш «Шахматный клуб четырех коней» при правильной постановке дела сможет совершенно преобразить город Васюки? Если вы согласитесь на мой проект, то спускаться из города на пристань вы будете по мраморным лестницам! Васюки станут центром десяти губерний!

- Но деньги! — застонали васюкинцы. — Много тысяч денег! Где же их взять?

- Васюкинцы денег платить не будут. Они будут их по-лу-чать! Это же все чрезвычайно просто… Сотни тысяч людей, богато обеспеченных людей, будут стремиться в Васюки. Построят железнодорожную магистраль Москва-Васюки. Это — раз. Два — это гостиницы и небоскребы для размещения гостей. Три — поднятие сельского хозяйства в радиусе на тысячу километров…

Аэропорт «Большие Васюки» — регулярное отправление почтовых самолетов и дирижаблей во все концы света, включая Лос-Анжелос и Мельбурн»...

Нет, мы не против, если будет «РЮС = Дубай = Сингапур», но есть же предел мечтаний…

Сообщалось и о том, что, новоиспеченный глава Южного Судана С.Киир заключил соглашение с президентом Кении о строительстве в кенийском городе Ламу порта (пристани?), который будет использоваться для импорта и экспорта товаров трех стран – Кении, Южного Судана и Эфиопии, а также обсудил проект создания железной дороги, которая соединит две страны.

Ей Богу, иногда кажется, что «товарищ Бендер» с нами…

Перспективы нефтедобычи в Судане после раскола чрезвычайно взволновали иностранцев. Ещё в январе 2011 года, в канун референдума, министерство нефти Судана объявило о том, что французский нефтяной гигант – компания Total, приступит к нефтедобыче в Южном Судане.

Министр нефти страны также заявил, что американские компании смогут возобновить нефтедобычу на Юге, где сконцентрировано 75% всех запасов нефти.

Но, сказка о том, что 75% некогда общих нефтяных запасов оказались теперь на территории РЮС (Республики южный Судан), обернулась былью – качать нефть на экспорт отсюда можно только через территорию Судана. Т.е. без договоренностей с ненавистным Югу Хартумом нельзя продать ни одного барреля нефти! Северный Судан контролирует все трубопроводы, по которым нефть Юга идет на экспорт.

Карта нефтяных месторождений Судана

Это кто там мечтал о молочных реках с кисельными берегами?

А всё уперлось в пресловутый «презренный металл» — в распределение доходов от нефти. Ситуация прямо повторила российско-украинскую «газовую войну». В январе 2012 года Южный Судан приостановил работу нефтепровода, по которому нефть поступала в Судан, в ответ на то, что Северный Судан ранее запретил двум танкерам с южно-суданской нефтью выйти из порта из-за неуплаты таможенной пошлины, установленной Севером для Юга. В свою очередь Юг считает грабежом стоимость транзита – 22 доллара за баррель.

Ничего не напоминает? Только, в отличие от нас, два Судана взяли в руки оружие и сцепились по-настоящему.

«Все согласны с тем, что у Судана и у Южного Судана нет никаких причин воевать друг с другом. Два новообразованных государства пообещали своим международным «опекунам» в течение года урегулировать оставшиеся неразрешенными вопросы: демаркацию неутвержденных 20% границы, статус живущих на севере южан и находящихся на юге северян, раздел нефтяных ресурсов страны», — примирительно писала французская газета «Le Figaro» после разделения Судана.

И, тем не менее, конфликт разразился. Да ещё какой!
Продолжение следует...

угозора. Въехать,а чёж у них там стреляют?

Конфликт приносит власть и прибыль достаточную, чтобы заинтересовать группы, извлекающие выгоду из конфликта. (Президент США Дуайт Эйзенхауэр)

Ещё недавно в Африке была одна, самая большая на континенте страна. Больше, чем у неё, африканской земли ни у кого не было. Называлась эта страна Судан. И жила своей весьма непростой жизнью.
Автору пришлось соприкоснуться с её проблемами в начале 90-х годов, когда довелось брать интервью у посла Судана в Москве. Да ещё услышать многочисленные рассказы от своего старого товарища, который работал в нашем посольстве в Хартуме.
Рассказывал он о президенте Джафаре Нимейри, который одно время считался большим другом Советского Союза.
Рассказывал и о том, как Нимейри вводил в стране сухой закон – несметное число бутылок виски были вылиты в воды Нила, после чего местные рыбы, наглотавшись спиртного, водили по реке удивительные хороводы, а нильские крокодилы впали в спячку…

Говорил он и о сложных переплетениях в исторической судьбе Судана. Если коротко, то о ней можно рассказать, начиная с рубежа ХХ века, следующее.

«Divide et Impera»

19 января 1899 года Великобритания и Египет подписали соглашение об установлении совместного управления в Судане (англо-египетский кондоминиум). Чиновниками высшего звена стали англичане, а среднего — египтяне. Известно, что сам сэр Уинстон Черчилль в молодые годы побывал там в качестве военного корреспондента – в пору, когда англосаксы усмиряли местные племена. Он издал в 1899 году книгу «Индия, Судан, Южная Африка. Походы Британской армии 1897-1900».

Сейчас будет только одна цитата от сэра Уинстона. Она – из предисловия, которое он собственноручно написал в 1933 году для переиздания своего фолианта. Почувствуйте настрой Черчилля!

«В эти далекие теперь дни мир был спокоен, а наша страна была богата и сильна. Королевский флот по своим размерам был больше, чем флоты двух самых крупных после Великобритании морских держав вместе взятых. Страна была самым крупным в мире производителем товаров, а Лондон был единственным мировым финансовым центром….

Несмотря на пожелания многих государственных деятелей, Англия ввела свои войска в Египет. После бомбардировки Александрии в 1881 г., когда французский флот ушел из порта еще до начала операции, мы стали по-настоящему великой державой. Началась работа по созданию нового Египта и обеспечению процветания его жителей. Небольшая группа высокопоставленных англичан, оставаясь в тени, руководила реформами, имея в своих руках всю полноту власти».

И тут случилось восстание в Судане. Реакция Британии была недвусмысленной. У.Черчилль пишет: «По Нилу, и напрямик – через пустыню, в Судан были направлены экспедиционные корпусы. Англичане подошли к Хартуму на два дня позже, чем это было необходимо. Город уже находился во власти банд дервишей.

…Постепенно и осторожно британское правительство стало поднимать вопрос о возвращении земель Судана. Больше чем через десять лет после падения Хартума началось первое вторжение в провинцию Донгола, и два года спустя, в 1898 году, в сражении при Омдурмане армия варварской империи дервишей была рассеяна и практически уничтожена.

…Судан связал Великобританию и Египет. Ни одна из этих двух стран не могла отказаться от своих прав и забыть о своих интересах в Судане».

Да простит меня читатель за столь обильно цитирование сэра Уинстона, но не мог удержаться – это же исторический документ! Да ещё – имеющий прямое отношение к нашей истории. То есть, к истории Судана.

Почти пятьдесят лет ХХ века британская администрация руководила местными «варварами». Нелишне будет заметить, что карта Судана была нарисована в XIX веке британскими, французскими, германскими и итальянскими картографами в результате циничных сделок по переделу африканских земель. Границы-то прямо по линеечке прочерчены. Впрочем, не только у Судана…

Для укрепления своей власти Британия открыто поощряла антиисламские и антиарабские настроения у населения суданского юга, придерживающегося как традиционных верований, так и начинающих исповедовать христианство, которое там активно насаждалось европейскими паломниками-проповедниками. Британия, управляя Суданом, даже ввела визы для суданцев, пересекающих границу между северной и южной частями страны.

«Divide et Impera» – римский принцип «Разделяй и Властвуй» был англосаксами не только усвоен, но и успешно применялся, что в Индии, что в Судане. Вот таким образом и закладывались предпосылки для будущих этнических и религиозных конфликтов, один из которых и привел Судан к войне Юга против Севера (ну, в терминах – прямо история гражданской войны в США!) и к сегодняшнему расколу на две части.

Возвращаясь к истории, надо отметить, что 15 октября 1951 года парламент Египта утвердил закон о расторжении англо-египетского соглашения 1899 года. Египетский король Фарук был провозглашён королём Египта и Судана. Но… этот монархический «замах» быстро «увял». Июльская революция Насера 1952 года не дала Фаруку развернуться в Судане, и новые египетские власти признали право суданского народа на самоопределение.

В августе 1955 года суданский парламент принял решение об окончательном прекращении действия англо-египетского владычества, и в том же году английские и египетские войска были выведены из Судана.

1 января 1956 года Судан был провозглашён независимым государством.

Пожалуй, в этих коротких фрагментах можно увидеть главные вехи истории страны в ХХ веке. И добро бы эта история уже самостоятельного независимого государства продолжалась по сей день. Но англосаксов это положение никак не устраивало.

Весь мир знает наизусть крылатые слова Лорда Пальмерстона, который в XIX веке прослужил на посту министра иностранных дел королевы Британии 16 лет и ещё десять лет в должности премьера: «We have no eternal allies, and we have no perpetual enemies. Our interests are eternal and perpetual, and those interests it is our duty to follow». — «У нас нет неизменных союзников, у нас нет вечных врагов. Лишь наши интересы неизменны и вечны, и наш долг — следовать им».

Какие же интересы были у Британии в Судане?

Чем богаты, тому не рады

Если взять любой справочник «Полезные ископаемые», то о Судане там будет написано следующее. Здесь обнаружен впечатляющий список природных богатств: вольфрам, графит, железо, золото, марганец, медь, молибден, мрамор, нефть, олово, поваренная соль, газ, серебро, слюда, уран, хром, цинк.

Поскольку ныне все зациклены на энергоносителях, в этом перечне, безусловно, самое пристальное внимание вызывает упоминание о нефти и газе.

Большая часть африканских запасов нефти сконцентрирована в нескольких странах – в Ливии, Нигерии, Алжире и Судане. На них приходится более 90% доказанных запасов нефти на континенте, пишет заместитель директора Института Африки РАН Леонид Фитуни. И поэтому именно эти страны стали главным объектом экономического и геополитического соперничества международных центров силы.

В целом доминирующие позиции в нефте-газовой отрасли Судана всегда принадлежали американскому, англо-голландскому и в меньшей степени французскому и итальянскому капиталу. Однако «старослужащих» в последние годы потеснили с их позиций Китай, Индия, Бразилия и другие полные сил конкуренты. Особенно ощутимо в Африке усиление Китая, ведь африканская нефть обеспечивает 25% китайского импорта «черного золота».

Перед нами страна с такими богатствами, да ещё и независимая от прежнего хозяина Лондона! Помните, как говаривал товарищ Бендер: «Удивительно, с таким счастьем — и на свободе».

Вот свободу Судана от западных «кураторов» эти самые «кураторы» долгое время и расшатывали, в течение многих лет добиваясь раскола страны.

И вели они себя прямо как маленький мальчик из книги Корнея Чуковского «От 2 до 5», в которой знаменитый детский писатель просто цитировал многочисленные забавные высказывания детей 2-5-летнего возраста.

Так вот этот эпизод в книге звучит так:
«Жорж разрезал лопаткой дождевого червя пополам.
— Зачем ты это сделал?
— Червячку было скучно. Теперь их два. Им стало веселее».

Скучно было не Судану. Скучно было Британии да Соединенным Штатам, которые активно подталкивали суданских «южан» к отделению – опять же прямо повторяя сценарий родной гражданской войны в США, когда южные штаты решили отделиться.

Своего Авраама Линкольна у суданцев не нашлось, и сценарий разрезания страны «по живому», в конце концов, после десятилетий междоусобицы, был реализован.

«Высокие» отношения

Если вспомнить события, предшествовавшие расколу страны, то можно начать с того, что этно-конфессиональный конфликт в Судане имеет долгую историю. Граница между землями, населенными, с одной стороны, преимущественно арабами, а с другой – племенами чёрных африканцев, поверхностно христианизированными усилиями западноевропейских миссионеров, достаточно четко разделила Судан на две части.

Борьба за то, какой быть этой границе – административной или межгосударственной – стоила жизни не только сотням тысяч людей, погибших в междоусобицах, но и карьерам местных политиков. Один египетский журналист назвал как-то проблему Юга «кладбищем суданских правительств».

Многие политики, тем не менее, ставили вопрос о сохранении единства Судана при условии предоставления южному региону высокой степени автономии. Именно на это была нацелена принятая несколько лет назад новая – последняя в едином Судане – Конституция страны. С историей её принятия связана судьба одного известного суданца, который многое сделал ради единства. Его звали Джон Гаранг.

Гаранг одно время, лет десять назад, был одной из ключевых фигур в Судане. Некогда лидер южных повстанцев, он сумел преодолеть разногласия с президентом Омаром аль-Баширом и стал одним из архитекторов мирного договора между Югом и центральным правительством, что положило конец кровопролитной гражданской войне, полыхавшей в стране с 1983-го по 2004 год.

Хартум, проводивший политику исламизации южных провинций, желал показать, «кто в доме хозяин». А Юг сопротивлялся. В итоге, по разным данным, погибло около полутора миллионов человек.

И вот, благодаря усилиям Джона Гаранга и президента Судана Омара аль-Башира, были достигнуты договоренности, положившие конец гражданской войне.

По условиям соглашения, основная политическая сила Юга — повстанческое Народное движение за освобождение Судана — вошло в состав переходного правительства в месте с контролирующей северные регионы партией Национальный конгресс, представителем которой является президент Судана Омар аль-Башир. Джон Гаранг получил пост первого вице-президента.

Мирный договор, подписанный в январе 2005 года, откладывал окончательное решение вопроса о независимости южных регионов Судана на шесть лет (т.е. до 2011 года), предоставлял Югу автономию, самоуправление и гарантировал равную долю доходов от продажи природных ресурсов, в первую очередь, нефти. Ислам перестал считаться единственной официальной религией Судана.

Но Гаранг кому-то очень мешал. И летом 2005 года он погиб в странной авиакатастрофе.

«Он был сильной личностью, — говорил в беседе с известным специалистом по региону Надеждой Кеворковой её суданский собеседник Мухаммед Хамза. – Я уверен, что его взорвали в самолете. Он был неугоден тем, кто выступал против единства Судана, кто разжигал войну. Ведь Гаранг подписал мирные соглашения между Южным Суданом и Хартумом и установил мир. У него вообще был грандиозный план объединения всей Африки. А обвинили в его убийстве, как всегда, Хартум. Это ведь выгодно не Судану, а Америке и Израилю. Но у мирового сообщества один виновник на все случаи – Судан».

Суданские политологи сразу заговорили о том, что гибель вице-президента, ставшего гарантом мирного развития страны, нанесла сильный удар по этому процессу.

В канун завершения 6-летнего периода «отложенной независимости» Юга была предпринята ещё одна попытка сохранить страну. В апреле 2010 года прошли выборы. Народное волеизъявление проходило в сложной политической обстановке, но, казалось, какой-то компромисс возможен.

Однако, вспыхнуло – как по заказу – восстание на западе страны, в провинции Дарфур. О нем – ниже.

За выборами, как, впрочем, и за самими суданскими делами, пристальнее всех следили американцы. Сам бывший президент США Джимми Картер возглавил миссию международных наблюдателей.

Присутствовали там и российские представители, которые обратили внимание на «настойчивое стремление людей принять участие в выборах, несмотря на все сложности».

Впрочем, экспертам по Судану было уже тогда понятно, что при любой явке на выборах и при любом исходе голосования территориальная целостность, а, следовательно, и будущее государства Судан, оставались под вопросом. Население Юга рассматривало эти выборы лишь как генеральную репетицию к уже намеченному на январь 2011 года референдуму – как раз по завершению упоминавшегося выше 6-летнего периода моратория на отделение юга Судана.

И они не ошиблись…

Разные судьбы

Рассказ о «суданском разводе» надо, наверно, предварить историей о том, почему на весь мир прозвучало слово «Дарфур».

Когда-то, в начале ХХ века по улицам русских городов ходили шарманщики, распевая жалостливую песенку, в которой были такие слова:

«Трансвааль, Трансвааль, страна моя,
Ты вся горишь в огне».

Песня была посвящена англо-бурской войне. В те годы Великобритания открыла военные действия против нескольких независимых бурских республик на территории нынешней Южно-Африканской Республики (ЮАР). Бурами назывались европейские переселенцы, в основном, голландцы, которые заселили здешние земли по ходу XIX века. Тогда из Европы кто-то плыл за океан – в Америку, а кто-то на юг Африки. Благо, климат там отменный.

Так, вот песенка та была посвящена военным действиям на территории одной из бурских республик по имени Трансвааль. Была ещё Оранжевая республика…

Почему об этом вспомнил? Так в Африке с тех пор почти постоянно что-то «горит в огне». То одна страна, то другая. Вот и до Судана добрался этот огонь, поджигаемый, зачастую, чужаками…

А что местное население? Оно-то и становилось пушечным мясом очередной колониальной авантюры, после которой местному населению, вдоволь поколотившему друг друга, почему-то становилось жить ещё хуже.

В 2010 году ООН опубликовала доклад «Индекс развития человеческого потенциала в странах мира». В этом рейтинге Судан находится на 154 месте.

Для сравнения – Россия на 65 месте. А первая пятерка стран с «самым высоким уровнем человеческого потенциала» такова: Норвегия, Австралия, Новая Зеландия, США и Ирландия.

В общем, перед нами богатая недрами, но бедная, по-настоящему бедная, страна. Дети тысячами мрут после рождения! А где бедность, там и конфликт разжечь проще. Благо, кое-кому не привыкать…

«Вашингтон не может существовать без конфликта», — подмечает Пол Крейг Робертс, помощник министра финансов США при президенте Рейгане. Он в последнее время отличается резкими и честными выступлениями, в которых раскрывает потаённый смысл американской политики. Одно из них ровно год назад буквально взорвало российский интернет.

Так вот, изучение ситуации в суданской провинции Дарфуре очень важно для общего понимания – что же стряслось в Судане?

Наиболее острая фаза дарфурского противостояния приходится на 2003-2004 годы, когда против центрального правительства в Хартуме восстали сразу две военизированные группировки из этой западной провинции – «Движение освобождения Судана» и «Движение справедливости и равенства».

Карта провинций (штатов) Судана.

Ну, восстали и восстали. Мало ли в Африке восстаний. Только это оказалось в центре внимания и ООН, и вообще всего мира. Даже – редкий случай – российские миротворцы туда были направлены.

Естественно, местные полевые командиры строили из себя борцов за «демократию» и «справедливость», но вокруг них вились персонажи иного пошиба и масштаба.

Америка, например, сделала все возможное, чтобы «под конфликт» усилить свое политическое и экономическое влияние в Судане, наводнив под страну агентами, военными советниками, миссионерами.

Конгресс США принял решение о санкциях против Судана еще в более-менее спокойном 1997 году – что говорит только о стратегическом прицеле Вашингтона. А вскоре Пентагон начал оказывать повстанцам на Юге и в Дарфуре (т.е. мятежникам, воюющим против законного правительства страны) всестороннюю помощь, поставляя военное снаряжение через своих союзников – Эритрею и Чад.

Одновременно была наброшена юридическая удавка на президента Судана Омара аль-Башира. Его обвинили в том, что он лично ответственен за подавление мятежей в Дарфуре и на Юге страны и, главное, виноват в гибели сотен тысяч людей.

Согласно опубликованным данным, в Дарфуре за пять лет погибли предположительно 300 000 человек, как в результате военного конфликта, так и от болезней и недоедания. За это Международный уголовный суд (МУС) выдал ордер на арест суданского президента.

Между тем суданские власти заявляют, что конфликт унес жизни лишь 10 тысяч человек. И это – трагедия, но нельзя же её масштабы раздувать в тридцать раз!

Интересны размышления на эту тему самих суданцев. Одни из них Мухаммед Хамза, 32 лет от роду, сам родом из Дарфура. Когда он слышит о том, что там были убиты «сотни тысяч людей», то удивляется, как можно так «разбрасываться» трупами. Он высказался так:

«Иностранцы называют какие-то фантастические цифры убитых в Дарфуре – сначала писали о 170 тысяч убитых, потом о 200 тысяч, кто-то говорил о 400 тысяч. Недавно услышал, что там было убито 2 миллиона человек! Им все равно, сколько! Видите ли, если бы там убили столько людей или было бы столько беженцев, то Дарфур просто бы опустел.

Но там сегодня живут люди. О, вы бы видели этих людей! Это добрые, мирные люди, они мирно жили! Но туда завезли специальных бандитов, которые сыграли свою роль, возмутили спокойствие. Дарфур был согласен на мирное соглашение, но в мире есть силы, которым надо, чтобы у Судана были проблемы.

Посмотрите, только закончилась война на Юге, только подписали мир, как был убит Гаранг, который этот мир принес. Тут же – из ничего – начинается Дарфур.

Наше правительство ищет выход – они эти выходы перекрывают. Подумайте, как мог Халил Абрахим (один из полевых командиров – С.Ф.) без всякой помощи извне вдруг приехать в Дарфур с сотнями машин, с бойцами, с оружием? Откуда он все это взял? Кто ему заплатил? Кто снабдил его такими силами?»

Суданец полагает, что причина всех бед Судана в том, что у страны много нефти, и этой нефтью хотят распоряжаться США.

«Наши запасы были давно разведаны американцами. Они законсервировали наши месторождения в расчете на нефть Персидского залива. Они хотели, чтобы суданская нефть осталась им на те времена, когда нефть в Заливе иссякнет. Но ведь суданцы – тоже люди. Они имеют право пользоваться своими недрами.

Президент аль-Башир позвал китайцев. Те разрабатывают нефть, платят стране, но американцев это совершенно не устраивает. Поэтому они раздувают все конфликты – на Юге, в Дарфуре, на границе с Египтом. И вот еще что важно – в Судане большие залежи урана. США хотят это тоже контролировать. Уран – это главная причина, главная тема всех войн вокруг Судана».

Почему Китай положил глаз на Судан

Поскольку вспомнили о китайских товарищах, надо остановиться на этом поподробнее. У КНР интересы в Судане были немалые, и распад страны ударил по ним так откровенно, что некоторые обозреватели прямо увидели в этом сюжете руку американцев, которые выбили из-под своего китайского конкурента мощную опору в Африке.

Дело в том, что Китай положил глаз на Судан по весьма прозаической причине – отсюда Поднебесная начала получать огромные объемы нефти. Причем, прямо из суданских портов – по морю, вернее, по Индийскому океану.

Известно, что главный поставщик нефти из Африки в КНР – Ангола, обогнавшая по объемам даже Саудовскую Аравию и Иран. А до недавнего времени вторым являлся Судан!

В Китай шли от 50 до 60% суданской нефти. Страна удовлетворяла почти 10% потребностей Пекина в этом виде сырья. Когда западные компании ушли из Судана, Китай немало лет инвестировал в разведку, добычу, нефтепереработку, транспортировку. И при этом не обращал никакого внимания на западные санкции против Хартума.

Но после раздробления Судана в Пекине не то, чтобы о нефти вспоминали. В условиях раскола страны стало очень туманным будущее 15 млрд долларов (!) китайских инвестиций. Здесь на кредиты Китая строились не только нефтепроводы, но и больницы, школы, дороги.

В КНР несколько лет назад даже был принят закон «О содействии трудоустройству», направленный на укрепление китайских общин за рубежом. Это стало законодательной поддержкой в период, когда усилился поток китайских работников в Африку – в Анголу, в Судан и в Нигерию.

Китайцы, надо отдать им должное, моментально сориентировались после отделения Южного Судана. Будешь быстро думать, когда столько денег здесь вложено! КНР с РЮС без раскачки подписали несколько соглашений в нефтяной области, и несколько китайских компаний уже начали инвестировать в нефтяной сектор южно-суданской экономики…

Возвращаясь к недавним временам, добавим, что до поры до времени Судан был единственной в мире крупной нефтедобывающей страной, экспортировавшей сырье в Китай, Индию и Малайзию, а не в США, Европу или Японию.

С помощью Китая Судан превратился за годы из импортера нефти в страну-экспортера. Благодаря чему Китай имеет влияние на президента аль-Башира. КНР однажды даже проигнорировала ордер МУС на арест Омара аль-Башира и пригласила суданского президента в Пекин с официальным визитом. «Я полагаю, что эта поездка поможет в консолидации и развитии традиционной китайско-суданской дружбы и способствует устойчивому сотрудничеству в различных областях», — сказал аль-Баширу президент Китая Ху Цзиньтао.

В течение долгого времени американцы проигрывали в Судане конкуренцию именно Китаю. Нефтяные кампании «Шеврон» и «Эксон-Мобил» вынуждены были искать счастья в соседнем Чаде и потратили там почти четыре миллиарда (!) долларов на строительство нефтепровода, по которому могли поставлять в США до 160 тысяч баррелей нефти в день. В Судане подобный нефтепровод обошелся бы им значительно дешевле, поскольку до океанского берега ближе.

А такое не прощается. В мировой прессе начали появляться публикации с вполне определенным «душком».

«Правительство Судана вместе с англичанами, французами и китайцами активно занимается разграблением национальных богатств собственной страны. Добычу «черного золота» осуществляют, в основном, китайские и французские нефтяные компании, что никак не смущает декларирующего исламские ценности президента аль-Башира», — писала западная пресса со ссылками на WikiLeaks, который, в свою очередь, цитировал американские закрытые документы.

Кампания по дискредитации суданского руководителя шла полным ходом. И китайцев к ней приплели…

Но даже WikiLeaks не напишет о том, как в течение двух десятилетий США оказывали и косвенную, и прямую вооруженную поддержку сепаратистскому движению на юге Судана, стратегически важном с точки зрения контроля над месторождениями и транспортировкой нефти.

Поэтому состоявшийся референдум о разделе Судана, на который вынужден быть под мощнейшим давлением пойти Хартум, – это был ещё один этап той же самой политики.

Да, Запад, в конце концов, под аккомпанемент осуждений аль-Башира за Дарфур и коррупцию, добился раздела Судана! В июле 2011 года в итоге длительного переговорного процесса под патронажем США (а как же без них?!) Хартум согласился на отделение трети своей территории.

И это, похоже, не предел. Вон, южно-суданский президент Сальваторе Киир Маярдит некоторое время назад «простодушно» поведал о взглядах своих покровителей на будущее страны: «Судан ждет конец, как самой большой державы в Африке. Он в скором времени неизбежно распадется на несколько частей: первым в этом ряду стал Южный Судан, за ним последует Восточный Судан, а потом Дарфур»…

Карта http://newzz.in.ua/

Недаром же Барак Обама в статье, опубликованной в «The New York Times», назвал референдум на юге Судана в январе 2011 года «историческим»! А госсекретарь Хиллари Клинтон сразу после окончания голосования поспешила заявить о скором исключении Судана из списка стран, поддерживающих терроризм.

Правда, ордер МУС на арест Омара аль-Башира ещё не отозван – ждут от него новых уступок…

Независимость очень дорого стоит

Итак, по уже отработанной в бывшей Югославии схеме было проведено расчленение Судана на два территориальных государственных образования: на Южный Судан (в основном, христианский) и собственно Судан (в основном, мусульманский). Это – первый в новейшей истории случай отделения христианской территории от исламского государства.

Да, на первый план были выставлены религиозные различия, что стало в Судане главным аргументом для отделения юга. Именно христианский юг желал независимости от мусульманского севера. Но… Независимость, она очень дорого стоит. Многие независимые государства на первых, да и вторых, порах оказывались перед тяжелой дилеммой: как жить, не имея средств? Пытаться заработать самим или идти к бывшим колонизаторам за кредитами? И шли, и брали кредиты, и попали эти формально «независимые» страны в новую кабалу – уже финансовую.

Так вот, получив вожделенную «независимость», Южный Судан оказался в довольно двусмысленном положении. Он был, якобы, самостоятелен – Хартум здесь уже не командовал, но жить оказалось не на что.

Казалось бы, справедливость восторжествовала: «христианско-языческий Юг страны освободился от исламского диктаторского режима Омара аль-Башира». Однако, после решения о разделе страны, Судан, который в 1956 году избавился от колониального гнета, может вновь превратиться в послушную марионетку в руках одной из великих держав, — полагает обозреватель Юрий Сосинский-Семихат.

Впрочем, само провозглашение «независимости» и связанные с ним церемонии проходили на Юге довольно цивилизовано.

«Южный Судан стал самым молодым государством мира. На торжественной церемонии в столице страны городе Джуба присутствовали Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун и президент Судана Омар аль-Башир. Судан стал первым государством, который объявил об официальном признании южного соседа», — передавали мировые СМИ.

На банкете в Джубе присутствовали лидеры около тридцати стран Африки. Россию представлял спецпредставитель президента РФ по вопросам сотрудничества с Африкой, председатель комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов.

Сразу после этого Россия установила дипломатические отношения с Южным Суданом. Но… Показательно, с кем с первых дней независимости собрался дружить сам Южный Судан. Вот что писала, например, израильская пресса:

«Южный Судан после официального объявления об образовании независимого государства на его территории откроет посольства в 21 стране. В числе стран, где появятся диппредставительства нового государства, ведущие страны Евросоюза: Италия, Франция и Германия, а также Великобритания, США и Израиль.

Кроме того, диппредставительства нового государства начнут работать и в соседних африканских странах — Кении, Уганде и Эфиопии, с которыми Южный Судан тесно связан экономически.

Пока в планах правительства Южного Судана не значится открытие посольств в России и в Китае».

До сих пор у них «не значится»…

Вектор ясен?

Тогда же СМИ появились статьи и южно-суданских богатствах, что должно было доказать мировому сообществу факт самодостаточности нового государственного образования. Например, в статье «Ресурсы и экономические перспективы Южного Судана» писали так:

«Суданская нефть: Южный Судан унаследовал большую часть запасов нефти. Около трех четвертей из примерно 500 000 баррелей нефти в день добывают в Судане с юга, который сейчас представляет одно из самых богатых нефтью стран в Африке. Помимо нефти, есть еще запасы природного газа.

Инфраструктурные проекты: Южный Судан не имеет фактически никакой инфраструктуры. Поэтому руководство страны объявило, что намерено мобилизовать в ближайшие пять лет 500 млрд. долл. для развития инфраструктуры.

Пахотные земли. Территория Южного Судана размером с Францию, а население 8,5 млн. человек. 84% пахотных земель страны используются под посевы. Если здесь выращивать аграрную продукцию эффективно то, по некоторым оценкам, Южный Судан мог бы прокормить более миллиарда человек, то есть всю Африку (или Индию или Китай).

Природные ресурсы: страна обладает огромными ресурсами полезных ископаемых, большинство из которых остается невостребованным. Есть железо, медь, хром, цинк, вольфрам, серебро, золото и уран.

РЮС выражает амбиции стать центром африканских стран и всего мира таким же, как Дубай и Сингапур».

Вот так! Прокормим Китай с Индией, и сами будем как новый Сингапур! И кто же это нагнал такой «пурги» в головы южно-суданцев? Послушать, так здесь будут строить Новые Васюки!

«Почему в провинции нет никакой игры мысли? – вопрошал собравшихся васюкинцев Остап Бендер. – Знаете ли вы, что ваш «Шахматный клуб четырех коней» при правильной постановке дела сможет совершенно преобразить город Васюки? Если вы согласитесь на мой проект, то спускаться из города на пристань вы будете по мраморным лестницам! Васюки станут центром десяти губерний!

- Но деньги! — застонали васюкинцы. — Много тысяч денег! Где же их взять?

- Васюкинцы денег платить не будут. Они будут их по-лу-чать! Это же все чрезвычайно просто… Сотни тысяч людей, богато обеспеченных людей, будут стремиться в Васюки. Построят железнодорожную магистраль Москва-Васюки. Это — раз. Два — это гостиницы и небоскребы для размещения гостей. Три — поднятие сельского хозяйства в радиусе на тысячу километров…

Аэропорт «Большие Васюки» — регулярное отправление почтовых самолетов и дирижаблей во все концы света, включая Лос-Анжелос и Мельбурн»...

Нет, мы не против, если будет «РЮС = Дубай = Сингапур», но есть же предел мечтаний…

Сообщалось и о том, что, новоиспеченный глава Южного Судана С.Киир заключил соглашение с президентом Кении о строительстве в кенийском городе Ламу порта (пристани?), который будет использоваться для импорта и экспорта товаров трех стран – Кении, Южного Судана и Эфиопии, а также обсудил проект создания железной дороги, которая соединит две страны.

Ей Богу, иногда кажется, что «товарищ Бендер» с нами…

Перспективы нефтедобычи в Судане после раскола чрезвычайно взволновали иностранцев. Ещё в январе 2011 года, в канун референдума, министерство нефти Судана объявило о том, что французский нефтяной гигант – компания Total, приступит к нефтедобыче в Южном Судане.

Министр нефти страны также заявил, что американские компании смогут возобновить нефтедобычу на Юге, где сконцентрировано 75% всех запасов нефти.

Но, сказка о том, что 75% некогда общих нефтяных запасов оказались теперь на территории РЮС (Республики южный Судан), обернулась былью – качать нефть на экспорт отсюда можно только через территорию Судана. Т.е. без договоренностей с ненавистным Югу Хартумом нельзя продать ни одного барреля нефти! Северный Судан контролирует все трубопроводы, по которым нефть Юга идет на экспорт.

Карта нефтяных месторождений Судана

Это кто там мечтал о молочных реках с кисельными берегами?

А всё уперлось в пресловутый «презренный металл» — в распределение доходов от нефти. Ситуация прямо повторила российско-украинскую «газовую войну». В январе 2012 года Южный Судан приостановил работу нефтепровода, по которому нефть поступала в Судан, в ответ на то, что Северный Судан ранее запретил двум танкерам с южно-суданской нефтью выйти из порта из-за неуплаты таможенной пошлины, установленной Севером для Юга. В свою очередь Юг считает грабежом стоимость транзита – 22 доллара за баррель.

Ничего не напоминает? Только, в отличие от нас, два Судана взяли в руки оружие и сцепились по-настоящему.

«Все согласны с тем, что у Судана и у Южного Судана нет никаких причин воевать друг с другом. Два новообразованных государства пообещали своим международным «опекунам» в течение года урегулировать оставшиеся неразрешенными вопросы: демаркацию неутвержденных 20% границы, статус живущих на севере южан и находящихся на юге северян, раздел нефтяных ресурсов страны», — примирительно писала французская газета «Le Figaro» после разделения Судана.

И, тем не менее, конфликт разразился. Да ещё какой!
Продолжение следует...

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Производственник

судя по беглому осмотру статья интересная, обязательно дочитаю, но похоже, повторяются некоторые места

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(18:22:07 / 02-01-2013)

Имеется системная путаница в идентификации объективных и субъективных фактора "развода" народов. Процессы «развода» в СССР, Югославии и Судане на отдельные независимые страны - вполне объективные. Здесь и говорить не о чем. На юге Судана живут негры, на севере - арабы. У них разный менталитет, культура и религия. Разделились - ну и хорошо. Совпали эти объективные процессы с субъективными интересами мировых и региональных игроков - тоже хорошо. Некоторое время назад от Эфиопии отделилась Эритрея. К настоящему времени там все устаканилось. Устаканится и в двух Суданах.  <?xml:namespace prefix = o />

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя Ермек
Ермек(5 лет 4 месяца)(19:29:36 / 02-01-2013)

Короче, Склиф...

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...