Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Валентин Фалин: «Усмиряли не советскую власть, а изводили Россию».

Аватар пользователя PavelCV

Об особенностях истории нашей страны и сопряжённых с нею фактах своей биографии «Файлу-РФ» рассказывает известный дипломат, политик, историк Валентин ФАЛИН.   (Материал дополнен, сейчас размещены все три части интервью).

– Валентин Михайлович, у Вас за плечами долгая жизнь, богатая событиями, встречами, переживаниями. Что чаще Вам вспоминается из детства и юности?

– Никто не оспорит, что с годами человек не только умножает багаж знаний, но многое под ударами опыта теряет, обрастает предрассудками. Моё восприятие отличий былей от сказок складывалось под влиянием множества неотвеченных «почемушек».

В четырёхлетнем возрасте спрашивал мать: что, детям помешал бы мраморный фонтан, который на моих глазах кувалдой крошил некий дядя в особняке, вроде бы предназначавшемся под детский сад?   

62bd3f230418fd703786d9c56b66e0fd6b5a350d  Валентин Фалин. Фото: Алексей Исаев / «Файл-РФ».

Мне пошёл десятый год, когда я помогал отцу в прореживании его библиотеки. В корзину сваливались сочинения Троцкого, Бухарина, Рязанова, Покровского, всех тех, кто, по слухам, попал или мог попасть во «враги народа». В котельной дома «макулатура» обращалась в пепел.

 

Меня с сестрой родители не посвящали в трагедии, постигшие наших родственников, но предостерегали от излияния чувств при общении со сверстниками во дворе и в школе.

Не собираюсь подыгрывать тем, кто ныне выводит генеалогию диссидентства со своих пелёнок. Да, был пионером. В 1941 году вступил в комсомол. Клятвами не разбрасывался. С пятнадцати лет тянул лямку – работа на электродвижке, ремонт телефонных сетей, лесоповал. Это в эвакуации под Кунгуром на Урале. С 1942-го по 1945-й – токарь-инструментальщик на московском заводе «Красный пролетарий».

Обобщая, скажу – чем ближе к действительности, тем дальше от прописных истин. На Урале впервые столкнулся с вопиющими контрастами, производными от коллективизации, с обездоленностью сирот и вдов.

На заводе смена по двенадцать часов в неотапливаемых цехах, эмульсия застывает на металле. Голод. В зиму 1942–1943 годов в больницы прямо от станков увезли за один приём более двухсот дистрофиков. Война – она и в тылу война. Никто не роптал.

Когда возвращался домой с ночных смен, часто было не до сна. Тогда и довелось мне отведать мудрости из книг, что отец накопил за десятилетия библиофильства. Помимо классиков, отечественных и зарубежных, на полках хранилось немало подзабытых сейчас авторов. Упомяну хотя бы Станюковича и Апухтина.

Читал так: Фёдор Михайлович Достоевский, к примеру, – с первого по двенадцатый том. Не скрою, он не пришёлся мне по душе. Возможно, я его не понял. Не жизнь – сплошная жалобная книга. Зато полюбились Лермонтов, Гоголь, Тютчев. На всю жизнь. А вот Александр Сергеевич Пушкин для меня не только поэт. Он велик и как философ.

Тогда же свершилось знакомство с Василием Осиповичем Ключевским. Прочно в сознании осела следующая его мысль: великая идея в дурной среде извращается в ряд нелепостей.

Тот же, в сущности, вывод вычитал я в воспоминаниях Витте – идею нельзя убить, но можно сделать так, чтобы она умерла.

Наверное, тогда-то и появился уже осознанный камень преткновения, побуждавший сопоставлять видимые и невидимые части спектра.

А тут ещё подходит ко мне старший по возрасту рабочий, вроде бы приветливый, и спрашивает:

– Валентин, ты знаешь, как трудяги расшифровывают ВКП (б)?

Молчу.

– Второе крепостное право. Большее.

Делаю зарубку – будь осторожен, тебя провоцируют.

Когда мне исполнилось 18 лет, поступило предложение подать заявление на вступление кандидатом в партию. Я взял паузу – надо подумать. Думать было над чем. В 1942 году мы с сестрой прознали, что муж родной тётки, начальник крупнейшего военного строительства под Хабаровском, сгинул в 1937 году (а жене его и семилетним двойняшкам запрещалось селиться ближе 101 км от столиц). Пропал двоюродный брат отца. При приёме в партию задавался стандартный вопрос – есть ли в семье «враги народа». Что надлежало мне отвечать? Предать, не ведая, в чём же они провинились?

– Почему Вы выбрали МГИМО и карьеру дипломата?

– В 1945 году семье стало известно, как жестоко прошлась война по нашим родственникам и свойственникам. 27 человек погибли. В деревне, где отец родился, из сотни домов более или менее целой осталась одна изба. Из примерно 1000 селян вернулись на пепелище безногий солдат и моя тётка.

Для большинства роковыми стали заминированные гати – бревенчатые дороги через лес, по которым передвигались оккупанты. Из 14 прямых родичей отца войну пережили двое. Добавим родственников по материнской линии, жертв карателей в Новгородской области и блокады Ленинграда.

Заканчивая вечернюю школу рабочей молодёжи в 1945 году, я должен был решать, чем и как жить дальше.

Раз не дано было узнать, где упокоились близкие, так может быть, удастся расшифровать код, программировавший злодейства «сверхчеловеков»?

С этим настроением я поступил в Институт международных отношений. Библиотеке МГИМО отстегнули толику трофейных книг по истории, культуре, философии, экономике. Как одержимый, читал всё подряд.

Оказалось, было легче разбираться в буроугольной промышленности Германии, чем в разгадке, как миллионы благочестивых бюргеров предали своих великих поэтов, философов, композиторов и обратились в бестии.

Не могу утверждать, что мне удалось за полвека объяснить этот феномен.

– А что обусловило Ваш приход в историческую науку?

– Давным-давно я пришёл к твёрдому выводу: как у каждого человека, так и у любого явления есть прародители и, стало быть, своя биография. И пока в этой биографии мы не разберёмся, едва ли поймём, как и почему мировое развитие нежданно принимало катастрофический оборот.

Зачастую сложнее всего постичь самого себя – наследниками чего и кого мы являемся.

Обширность российской территории большинство на Западе преподносит как доказательство экспансионизма России. Насколько это верно, интересовался у меня Генри Киссинджер, с которым мне довелось общаться в 1971–1998 годах.

Ответствовал: два фактора определяли развитие Российского государства преимущественно вширь.

За многовековую историю не сыщется, пожалуй, и года, чтобы на всём нашем пространстве был обильный урожай. Выживать в нашем климате удавалось лишь сообща, приходя на помощь друг другу. И второе. Более 600 лет из 1000 своего существования Руси – России – Советскому Союзу приходилось отражать нашествия с запада, востока и юга.

Киссинджер заметил, что эта моя трактовка перекликается с его аргументацией в дискуссиях вокруг «российского экспансионизма».

Доводы детерминистского порядка не утоляют, однако, аппетиты тех, кто издавна зарится на российские природные богатства.

– Почему Россия так сильно привлекает хищные взоры других государств?

– Вечная мерзлота – это более двух третей нынешней территории – сама по себе мало кого интересовала.

Так, Черчилль предложил в декабре 1917 года расчленить Россию на «сферы действий». Со сменой масонской власти Керенского на большевистскую экспоненты «гражданских прав и свобод» оснастились новым жупелом – социальная ересь в одной стране рушит привычный глобальный порядок.

Примите на заметку пару дат. 7–8 ноября «октябрьский переворот». 10 ноября посол США Фрэнсис вызывает к себе генерала Алексеева (принудившего Николая II подписать отречение) и предписывает ему поднимать, опираясь на казачьих атаманов, контрреволюционный мятеж.

США не поскупятся на снабжение мятежников оружием и на наполнение их кассы. Всё, добавлял Фрэнсис, должно выглядеть как спонтанный протест радетелей традиционной Руси. В случае же утечки сведений о руке дающей всё валить на Лондон и Париж. Мастера по развязыванию так называемых «гражданских войн» взялись за гуж.

В 1918 году на севере и юге, западе и востоке Советской России буйствовало 320–340 тысяч интервентов при поддержке «добровольческих» отрядов местного покроя. Миллион кайзеровских и австрийских вояк, с которыми «демократы» де-факто координировали действия, не в счёт.

Первые концлагеря в Советской России появились в районах, оказавшихся под американским контролем. В интересах истины следовало бы когда-нибудь наведаться в эти «резервации».

В намерения интервентов входило удвоить или даже утроить масштабы иностранного военного вмешательства в наши внутренние дела. Однако осеклись. Предпочли сделать ставку на конкистадора (он сам себя так именовал) Колчака, Деникина, Врангеля, Юденича и пана Пилсудского. На «освоение» Дальнего Востока подрядили японцев.

Не будем отвлекаться на риторику. Усмиряли не советскую власть, а изводили Россию.

Согласно директиве, выданной делегации США на Парижской мирной конференции (1919 г.), от России отсекались Финляндия, Прибалтика, Польша, Белоруссия, Украина, Кавказ, Средняя Азия, Сибирь, Дальний Восток. Что оставалось? Москва и Среднерусские возвышенности. Во главе с властителями, зависящими от зарубежа.

Оставляю читателям наложить прикидки девяностолетней давности на перекройку нашей страны в 1991–1992 годах.

Поминаю пертурбации начала ХХ века не ради заполнения лакун в историографии. Меня больше занимало и занимает, сколь долго мы будем заниматься самоедством, отдавать предпочтение легендам и удобоваримым фактам.

– В своих выступлениях Вы не раз демонстрировали нетривиальные взгляды на события 1917 года…

– Вернёмся к словам С. Витте: «Идею нельзя убить, но можно сделать так, чтобы она умерла».

Образцовый «демократ» Уинстон Черчилль требовал «задушить Советскую власть в колыбели». Насколько он вместе с единоверцами преуспел в сём занятии? Не прав ли, хотя бы отчасти, британский делегат при советском правительстве и видный деятель «Интеллидженс сервис» Р. Локкарт? Он публично признавал, что сход в пучину братоубийства случился не без подмоги из-за рубежа.

Осенью 1918 года стихийную вольницу сменил суровый «военный коммунизм». Из «ад-хок» модели, обусловленной инстинктом самосохранения, «военный коммунизм» в форме сталинизма и постсталинизма стал способом существования СССР вплоть до его заката.

Советскую власть и «военный коммунизм» так же трудно притереть друг к другу, как самодержавие и диктатуру народа. Видимо, здесь не обойтись без ряда оговорок.

Первое. Давался ли в 1917 году шанс на упорядоченный переход России в социалистическую формацию? Убеждён: давался на Втором съезде Советов. Но его свели на нет не без наставлений извне меньшевики и их присные.

Второе. Погрязшая в смуте Россия отлично вписывалась в программы империалистических держав. Не все карты, на которых прочерчивались границы вожделений Парижа, Лондона, Токио и прочих, уже рассекречены.

И третье. Внутри большевистского руководства немалым влиянием пользовались фракции, выступавшие за остриё против острия. Они оппонировали посылкам, сформулированным Лениным в работе «Государство и революция» (лето 1917 г.) и «Очередные задачи Советской власти» (март 1918 г.).

Слава Богу, концепция НЭПа взяла в 1921 году верх. И то лишь отчасти. Отмена реквизиций и национализации предприятий, на которых было занято 21 или меньше наёмных работников, забуксовала. Оппозиты Ленина заблокировали политическую составную НЭПа.

Партии не пристало напрямую управлять государством, ратовал Ленин. Она должна влиять на принимаемые решения через своё представительство в советах разных уровней. Сталин объявил такого рода суждения «продуктом больного мозга». А в 1925–1926 годах он же уготовил НЭПу тормозные колодки. К 1930 году «эксперимент» был сведён на нет.

Опыт КНР, оснастившейся своим вариантом НЭПа (программа Дэн Сяопина), свидетельствует, какие резервы таились в решениях 1921 года. ВКП (б) под диктовку Сталина пренебрегла ими.

Остается непрояснённым, почему Сталин отвернулся от НЭПа в 1925–26 годах.

– На Ваш взгляд, почему?

– Тогда скапливались данные об активизации в западных столицах и Токио приверженцев попыток силового решения «русской проблемы».

Маршал Фош взывал к сколачиванию трёхмиллионной армии, к новому походу против России. Прожекты смешал разразившийся в 1929 году мировой экономический кризис, поразивший больше других Соединённые Штаты – тогдашнего закопёрщика русофобии.

Возможно, нэповский вариант сулил в перспективе сбалансированное развитие народного хозяйства СССР. Но Сталин настоял – идти напролом. Индустриализация во что бы то ни стало. И в запредельно сжатые сроки. Для возведения фундамента военно-промышленного комплекса, в отсутствие которого об обороноспособности Советского Союза нечего было думать. Понятно, свою роль, и далеко не второстепенную, играли личные амбиции Сталина. Неуёмное стремление утвердить себя в качестве оракула «социализма на практике» ценой попрания декретов Октября и беспощадной расправы с теми, кто стоял у истоков Октябрьской революции.

Никуда не денешься, надо признать, что магистр рыцарского ордена – так Сталин позиционировал себя – оказался на голову выше соперников внутри страны, как в годы Второй мировой – сильнее открытых противников и заядлых друзей.

Черчилль, Рузвельт, Гитлер не перегибали, полагая Сталина выдающейся личностью. Остаётся уточнить, какими критериями они руководствовались.

До основания рушил или перелицовывал бытие по собственным лекалам добра и зла? Или отводил от многонациональной России уготованный ей ненавистниками приговор? Однозначного ответа нет, а любое упрощение есть искажение истины.

Восточная пословица гласит: война есть война и полвойны есть война. Россия и Советский Союз, её преемник, не знали в минувшем веке ни одного по-настоящему мирного года или дня. В политике отрицание не погашает отрицания, но повышает давление в котле. Предвзятость, ориентировка на худшее идут за норму суждений и поведения. А самодержец, как бы себя он ни величал, в ответе за всё, что происходит, что делается им самим или от его имени.

О сбывшемся мы судим по доступным документам, свидетельствам очевидцев, уликам. К несчастью, основные пласты архивных схронов США и Англии – по-прежнему строжайшая государственная тайна.

«Демократы» обещают допустить к ней любознательных в 2045 году. Когда не останется в живых свидетелей катастроф, постигших век назад человечество.

– Отчего так тщательно хранят тайны Второй мировой?

– Очевидно, у подобной абстиненции имеются веские причины. Однако шила в мешке не утаишь. Вопреки запретам, усушке и утруске индиций наружу вышло множество данных, дающих исследователям право делать капитальные выводы. А именно – Вторая мировая война являлась, по сути, продолжением Первой мировой.

Империалистическим закопёрщикам не удалось в 1917–1922 годах решить главной задачи – изведения России под корень, без чего, процитирую маршала Фоша, Первая мировая должна считаться проигранной «демократами».

Небезызвестный немецкий историк Э. Нольте опубликовал в 80-х годах книгу под заголовком «Европейская гражданская война. 1917–1945». Научное сообщество встретило сей труд в штыки. Не только потому, что Соединённые Штаты и Япония оставались как бы в тени.

Другого мнения, оказывается, придерживался Билл Клинтон. Вторая мировая война, по его словам, закончилась в 1991 году с крушением «советского тоталитаризма». Под самой страшной войной по разрушениям, потерям, бесчеловечности – только убитых свыше 100 млн человек – черта была подведена не подписанием Японией 2 сентября 1945 года акта о безоговорочной капитуляции! Век учись.

Григорий Чухрай, солдат и выдающийся режиссёр, в книге «Моя война» (издана в 2001 г.) отчеканил:

«Союзники не друзья. Они вместе, но цели у них разные. И если этого не понять, то и смысл войны остается непонятым. Вторая мировая война только на первый взгляд была войной антигитлеровской коалиции против германского фашизма, по существу она была задумана и осуществлена как война капиталистического Запада против Советского Союза… Факты в политике приобретают истинный смысл только в свете целей, в свете намерений, в свете доктрины, по которой война ведётся».

Мир полон пустоты, подметили восточные мудрецы. Особенно несовершенны наши представления об этом мире. И слишком часто тот, кто знает нас, не похож на того, кого знаем мы. Многим ли, к примеру, известна биография германского нацизма?

Вашингтон положил глаз на будущего фюрера ещё в ноябре 1922 года, приставил к нему «дядьку» в лице Э. Ганфштенгля. Тот прятал его от правосудия после провала «пивного путча», посодействовал появлению на свет «Майн кампф» и захвату гитлеровцами информационного поля.

Не случайно американский куратор выдвинулся в иностранного пресс-атташе НСДАП и получил должность заместителя шефа пресс-бюро в штабе Гесса.

Вот одно из объяснений, почему церберы сторожат личный архив Гитлера, попавший в руки американцев весной 1945 года, пожалуй, строже, чем ядерные арсеналы США.

Что ведало советское руководство в 20–30-х годах о флирте реакционной американской верхушки с хозяевами тогдашней Германии? Достаточно, чтобы представлять себе масштаб и актуальность угроз, вызревавших на Западе, вдобавок к угрозам, надвигавшимся с Востока. Сталину было не до мировых революций. Прагматизм оправдывал в его сознании подмену символов Октября – серпа и молота – молотом и наковальней.

– Валентин Михайлович, в Великой Отечественной войне СССР выстоял и победил благодаря невероятным усилиям всего советского народа…

– Да, советский народ победил. «Мы за ценой не постоим», – думали в Отечественную стар и млад, женщины и мужчины. Не только комсомольцы и коммунисты, на которых приходилась треть потерь в борьбе с врагом (при удельном весе членов ВКП (б) в тогдашнем обществе 3–4%).

Не будем ёрничать, без железной хватки Сталина-диктатора страна могла бы рухнуть в 1941–1942 годах.

В июле 1941 года британцы отводили нам на существование от 4 до 6 недель. Руководство США полагало, что рейх «высвободит ноги из русской трясины» за полтора, максимум три месяца, хотя те же американцы могли бы вычитать из текста операции «Барбаросса» (они располагали его полной версией с 10 января 1941 г.), что нацисты примерялись водрузить победный флаг где-то к октябрю.

Так политики и их обслуга просчитываются, когда желаемое принимают за действительное.

Поворотным событием Второй мировой стала Московская битва. В декабре 1941 года Гитлер в узком кругу признал: военной победы рейху не видать. Доктрина блицкригов, позволившая поставить под пяту почти всю Европу, обнаружила несостоятельность на российских просторах.

В позиционной войне Германия была загодя обречена. На горизонте замаячило блиц-поражение.

Прояви США и Англия зимой 1941–1942 годов готовность не только к «товарищескому рукопожатию», но и к ратному взаимодействию с СССР, третий рейх скончался бы не позднее весны-лета 1943 года.

– Почему же кровопролитие в Европе затянулось ещё на два года?

– В наличие избыток доказательств – «чрезмерная витальность» СССР и перспектива его «избыточного влияния» на архитектонику послевоенного мира скверно вписывались в концепции тогдашних наших союзников.

1945 год. Худшее, казалось, минуло, и можно вплотную заняться качественным обновлением международных отношений на основе добрососедства, терпимости, уважения международно-правовых установлений, что торжественно провозгласили учредители Организации Объединённых Наций.

На поверку оказалось, что власть предержащие в США и Англии под одним подписывались в Тегеране, Ялте, Потсдаме и совсем иное держали в уме.

Черчиллю не терпелось развязать третью мировую (операция «Немыслимое»). Трумэн сосредоточился на капитализации козырей, которыми наделил его осёдланный военный атом. Преемника Рузвельта и его приспешников не смущали заимствования из нацистского кредо.

Гитлер, Геринг, Розенберг подчёркивали: Россия должна исчезнуть с политической карты независимо от того, какой – царский или любой иной – строй в ней правит.

Администрация Трумэна приняла в 1946 году за отправной пункт «обновлённой» стратегии – какую бы политику ни проводила Москва, само существование СССР несовместимо с безопасностью Соединённых Штатов.

Чтобы сломить волю нашего народа к сопротивлению, нацисты планировали в течение двух лет уничтожить несколько десятков миллионов россиян. Американцы прикидывали в тех же целях «вывести из строя» упреждающим ядерным ударом 60–70 миллионов человек.

Примем к сведению: первые наброски испепеления 15 советских городов делались спецами из ВВС США в августе 1945 года – ещё до капитуляции Японии, но с учётом применения атомных бомб против Хиросимы и Нагасаки. Воздержусь от углублений в сию мрачную материю.

Приведённые факты, однако, проясняют, как и почему все усилия Москвы сохранить хотя бы отчасти конструктивный капитал, наработанный антигитлеровской коалицией, наталкивались на обструкцию «демократов».

– Но в 45-м война для СССР по сути не окончилась?..

– Развязанная Западом холодная война поглотила больше жизней, чем Первая мировая. И некое чудо уберегло человечество от ещё худших испытаний.

Запредельным напряжением сил Советский Союз одолел атомную монополию Вашингтона, лишил США «неуязвимости», на которой столь долго и не без навара паразитировала их верхушка.

Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны. Особенно много умников не прочь попозировать, перемывая сегодня кости активным актёрам ключевых событий ХХ века.

Формальная логика приводит нас из пункта А в пункт Б, рассуждал Эйнштейн. А воображение – куда угодно.

Помимо наглых вызовов, бросавшихся Советскому Союзу новоявленными претендентами на мировое господство, донесения разведки не позволяли советскому руководству ни на минуту расслабиться и после победного 1945 года. Не перебор утверждение, что после окончания Второй мировой у нас было даже меньше оснований для благодушия, чем в кризисные 1939–1941 годы.

Благодаря разведке Сталин располагал точной информацией о подготовке Соединённых Штатов к ядерному нападению на СССР. Час Икс назначался на 1949 год, был перенесён на 1952 год, наконец, застолблен на 1957 году.

Должен ли был и как распорядиться наш постаревший лидер, вчитываясь, скажем, в план «Дропшот» (ноябрь 1949 г.), утверждённый президентом Трумэном в качестве основы внешней и военной политики Штатов, а также блока НАТО?

В любом случае избегать ловушек типа операции «Раскол», что расставлялись спецслужбами США и Англии, дабы спровоцировать новые зачистки как внутри страны, так и в Чехословакии, Польше, Венгрии, Румынии, Болгарии.

Учинённый Соединёнными Штатами раскол Германии, намерение учредить сепаратное западногерманское государство, перевооружить и включить его в формировавшиеся военные блоки понудило Москву сместить румб.

От даллесовского «балансирования на грани войны» требовалось оградиться оборонительным поясом из союзных государств.

Только так, полагали Сталин и его советники, можно было свести к минимуму издержки осады, пока не сломлены атомная монополия США и их подавляющее превосходство в средствах доставки ядерного оружия к целям.

Август 1949-го. Первые испытания боевого ядерного устройства в СССР. Год спустя американские аналитики начали принимать во внимание возможный «ограниченный ущерб для континентальной части США» в случае ответного советского удара.

В 1954–1956 годах и «ястребы», заклинившиеся на силовых решениях, оказались вынужденными считаться с тем, что приговор Советскому Союзу равнозначен самоубийству США.

Выводы, однако, последовали сугубо американского свойства – коль нахрапом противника не взять, к военному прессу извне надобно прибавить подрывные действия иного порядка.

Советское руководство тщательно регистрировало приливы и отливы американской агрессивности. «Гарантированное взаимное уничтожение» приглашало стороны к раздумьям о модус вивенди.

По инициативе Сталина 10 марта 1952 года было озвучено предложение о воссоединении Германии на основе свободного волеизъявления немцев, касающегося, в частности, её будущего социального устройства.

Предусматривались разработка с участием общегерманского правительства мирного договора, вывод войск четырёх держав-победительниц, право Германии создать собственную оборонительную армию. Одоление раскола Германии означало бы преодоление раскола Европы.

Адекватной реакции с Запада не последовало. Шанс разруливания ситуации в конструктивное русло в очередной раз был упущен.

– В ту пору Вам довелось работать в Комитете информации при МИД…

– Так именовался центр, готовивший аналитические материалы по важным международным проблемам для Сталина. По согласованию с его секретариатом материалы могли посылаться другим членам руководства.

В декабре 1952 года при моём участии была подготовлена записка о дискуссиях в свободно-демократической партии ФРГ на предмет выхода из коалиции с Аденауэром. Либералы собирались выразить таким образом протест против пресмыкательства Бонна перед тремя западными державами.

Вашингтону с трудом удалось утихомирить фронду. Упоминаю сей эпизод потому, что германская проблематика занимала Сталина до конца жизни. Он полагал, что расчленение Германии противоречило «стратегическим интересам СССР».

Наследники ещё у гроба вождя занялись дележом власти. Особую активность развили Берия и Хрущёв.

Косвенно в перетягивание каната оказался вовлечённым Комитет информации. Ему было поручено подготовить записку о возможной динамике развития Германии с учётом перемен, совершившихся в Москве, а также предстоявших осенью 1953 года новых выборов в бундестаг ФРГ.

Оказалось, что наши представления существенно разошлись с оценками разведки, авторизованными Берией.

Последний без согласования с другими членами политбюро распорядился задействовать его «личных агентов» для прояснения: какую компенсацию «демократы» готовы будут выплатить СССР в ответ на его согласие с западными условиями объединения Германии.

Телефонный звонок Берии Ивану Ивановичу Тугаринову, и. о. председателя Комитета информации (я присутствовал при состоявшемся разговоре):

Берия: Откуда вы взяли, что социал-демократы не одолеют партию Аденауэра на осенних выборах? У моих ребят другое мнение.

Тугаринов: Объективные данные не отводят СДПГ больших шансов. И главное – в случае успеха социал-демократы едва ли сумеют освободить ФРГ от пут, которыми повязали её три державы.

Берия: Почему комитет заставляет членов политбюро гадать, что у твоих экспертов на уме? Если не можете ясно писать, вообще не пишите.

Срываюсь и вполголоса замечаю: «А может, незачем писать тому, кто не умеет читать?»

Берия: Кто там у тебя бурчит?

Упомяни Тугаринов имя автора, пришлось бы мне, наверное, пройти все круги ада.

В 1951–1953 годах я шёл (естественно, сам не зная того, в «мегрельском деле», затеянном подручным Берии Рухадзе) в качестве резидента французской разведки в СССР. Неисповедимы пути твои, Господи.

Самовольство Берии с реанимацией мартовской (1953 г.) инициативы Сталина в германских делах Хрущёв использовал для свержения своего могущественного соперника: «Империалистический агент Лаврентий Берия собирался предать социалистического союзника ГДР!»

Это было центральным и решающим пунктом приговора, вынесенного специальным трибуналом в процессе над Берией.

Приметим, Сталин настоятельно рекомендовал руководителям восточной зоны, а с 1949 года Германской Демократической Республики, воздерживаться от «социалистических экспериментов».

Задача, подчёркивал он, – довести до ума буржуазную революцию 1848 года, прерванную Отто Бисмарком и сведённую на нет Гитлером. Ров между ФРГ и ГДР не должен был превращаться в бездну.

На восстановление единства Германии Сталин отводил 5–7 лет, и поскольку многое зависело от Москвы, предпочитал оставлять недописанными страницы немецкой книги бытия.

– Далее пришёл Хрущёв…

– Хрущёв без долгих колебаний сдал «демократам» знамя объединения Германии. Развернулось «выстраивание социализма» по всем азимутам с ГДР в качестве коренника сей упряжки… Проставлю здесь многоточие, чтобы невзначай не сказать лишнего.

Ошибки, особенно в политике, как внешней, так и внутренней, суть производные от незнания лучшего. Или от нежелания считаться с доводами логики и фактов. А когда фундамент криво заложен, всему зданию криво стоять.

Повторюсь – с 1946 года до конца истёкшего столетия линия Вашингтона состояла в том, чтобы не мытьём, так катаньем довести СССР до коллапса. Заглянем в заокеанские святцы. Один из проектов, представленных на подпись президенту Эйзенхауэру, намечал первым «обезоруживающим ударом» убить в СССР и КНР 195 миллионов человек.

При обсуждении (август 1977 г.) планов «обезглавливания Советского Союза» речь шла об уничтожении 113 млн русских. Бжезинскому, участвовавшему в данной сходке, эта формула показалась слишком общей. Он потребовал так переформулировать директивы, чтобы удары нацеливались прежде всего на «великороссов», главного врага «тотальной демократизации».

Излишне, наверное, замечать, что американские штабы занимались не бумаготворчеством. Под их запросы выделялись несметные миллиарды долларов, мобилизовывались научные лаборатории, корпевшие над совершенствованием оружия массового поражения – ядерного, химического, биологического.

Полутора тысячами, если не больше, военных баз и других объектов окружили Советский Союз. Треть стратегической авиации США постоянно барражировала в воздухе, до половины ракетоносцев держали наготове в море. Сплошная милитаризация глобуса. Никто сего не оспорит.

Но медаль всегда о двух сторонах. По злой воле или самопроизвольно арсеналы изрыгнут смерть, вздыбят землю, выплеснут из океана воду. Что дальше?

США и СССР озаботились к 70-м годам скопить ядерное оружие в количестве, гарантировавшем 30–50-кратное уничтожение друг друга, а заодно и всего живого на Земле. Призрак ядерной зимы взошёл на горизонте.

Лишь некоторые отпетые «оптимисты» тешили себя иллюзией, относили себя к примерно 5% землян, кои могли всё-таки уцелеть, запрятавшись в бункеры и пещеры.

Вайнбергер, министр обороны в администрации Рейгана, настаивал на повышении оборотов в гонке вооружений, чтобы доконать советскую экономику и урезать возможности СССР помогать друзьям.

В свою очередь мы, эксперты, убеждали политбюро, что наша «самая внешняя» есть «самая внутренняя». Иначе говоря, качество внутреннего климата – неотрывная составляющая в состязании систем. Эти сигналы портили настроение начальства и мало способствовали заземлению нашей внешней и внутренней политики.

В 1958 году по навету министра внутренних дел Серова – Комитет информации вторгается в несвойственные ему сферы – Хрущёв распустил наше учреждение.

Вместе с двумя коллегами по комитету я направил на имя первого секретаря ЦК докладную записку, в которой подчёркивалась необходимость, потребность в существовании аналитического центра, независимого от силовых, разведывательных и политических ведомств.

В результате возник отдел информации ЦК КПСС. Ему вменялось готовить к каждому заседанию политбюро обзор мировой ситуации и аннотировать материалы, касавшиеся концептуальных аспектов внешней политики, вносившиеся на рассмотрение данной инстанции.

Прошло с полгода. Хрущёв потряс атмосферу предложением превратить Западный Берлин в «вольный город» – в третью самостоятельную структуру, не входящую в состав ГДР или ФРГ. Если США, Англия и Франция отвергнут сей проект, СССР вынужден будет заключить мирный договор с ГДР и передать ей контрольные функции за коммуникациями города с внешним миром.

Георгий Пушкин, заведующий новым отделом, оснащённый солидными выкладками, отправился на доклад к Хрущёву. Услышав, что «вольного города» из Западного Берлина не получится, а если мы попытаемся силком навязать ему нашу модель, то не исключён вооружённый конфликт, Никита Сергеевич отрезал: ерунда, войны не будет, если даже советские войска вступят в Западный Берлин.

Слушать Пушкина дальше не стал, распорядился бумагами отдела информации его больше не утруждать. Через месяц-другой Хрущёв спросил коллег: «А что, отдел информации ещё существует? А что, ЦК без него не проживёт?» И сам же ответил: «Контору распустить».

Позднее мне пришлось быть невольным свидетелем подобных спонтанных извержений Хрущёва и не его одного на нашем Олимпе-Везувии.

– После смерти Сталина ситуация в стране развивалась непредсказуемо…

– Накануне ХХ съезда КПСС, когда свергался с пьедестала Сталин, Хрущёв обязал несколько бригад, состоявших из работников спецслужб, прочесать досье «врагов народа», ликвидированных при Менжинском, Ягоде, Ежове и Берии.

Замарывались подписи Хрущёва под расстрельными списками, наиболее одиозные листы вырывались. Возможности познать истинные мотивы поведения «отца народов» затруднительны, ибо по приказу Хрущёва были сожжены прослушки разговоров «изменников», «шпионов», «заговорщиков». Предположительно в записях «слухачей» могло упоминаться имя Хрущёва.

Клаузевиц, анализируя провал наполеоновского и других нашествий, пришёл к заключению – Россию нельзя победить извне, её можно сломать только изнутри. Великая Отечественная воочию доказала, насколько крепок стан России и тверда решимость россиян в отпоре иностранным супостатам.

Пока Вашингтон держал мир под своим ядерным колпаком, Москва ставилась перед выбором: либо сломать американскую монополию, либо кануть в Лету.

Но следовало ли плестись в хвосте у американского военно-промышленного комплекса, заимствовать чужие поверья после того, как было вырвано жало у апологетов насилия?

Андрей Сахаров предлагал уравновесить американское превосходство размещением 100-мегатонных зарядов вдоль Атлантического и Тихоокеанского побережья Штатов. Другие авторитетные конструкторы и разработчики выступали за «асимметричную» реакцию на натовское бряцание оружием.

– А что Хрущёв?

– Дала знать о себе его склонность к крупному помолу. На слом отправили «плавучие гробы» – с иголочки новый надводный флот. На голодный паёк посадили боевую авиацию. Сумбурные новации не обошли другие рода войск.

Ресурсы перебрасывались на конструирование и изготовление всех видов ракет. С ними, оснащёнными ядерными зарядами, сопрягалось обеспечение надёжной защиты наших рубежей.

И чтобы ни у кого не осталось сомнений в решимости и способности показать «кузькину мать», Хрущёв провёл в 1961 году беспрецедентную серию ядерных испытаний. Они, надо признать, произвели впечатление и на Соединённые Штаты, и на их партнёров.

Трудно оспорить – не СССР задавал темп и тон в гонке вооружений.

Просчёт советского руководства от Хрущёва до Черненко сводился к неумению или нежеланию понять, что тотальная война (объявленная или необъявленная – безразлично) не знает пауз, правовых или нравственных табу, заповедных зон.

Вашингтон объявил нейтралитет «аморальной политикой», а непредсказуемость поведения на мировой арене – своего, разумеется, и в нарушение договорных обязательств – «стратегическим резервом».

Инициатива в подобной войне за тем, у кого экономическое, научно-техническое и позиционное превосходство.

Мы, эксперты, при каждой возможности подчёркивали, что при соотношении семь к одному на экономическом базисе в пользу США, Западной Европы и Японии наша манёвроспособность не может не быть ограниченной.

В ответ слышалось: «Социализм всё выдержит!»

Оракулы, отвешивавшие при каждом удобном и неудобном случае поклоны классикам марксизма, навязывали гегелевскую догму: «Всё разумное существует, всё существующее разумно».

Не субъективен тот, кому всё безразлично. У меня предостаточно личных мотивов для вынесения жёсткого вердикта Сталину, в деятельности коего сплавились воедино несовместные гений и злодейство.

Пробный камень истории, однако, – правда, вся правда и только правда.

Исследователь былого (воспроизведу наказ Александра Сергеевича Пушкина) «не должен хитрить и клониться на одну сторону, жертвуя другою… Не его тайное или явное пристрастие должно говорить в трагедии, но люди минувших дней, их умы, их предрассудки. Не его дело оправдывать или обвинять, его дело воскресить минувший век во всей его истине».

Архисложная задача, но без её исполнения не приблизимся мы к объективному диагнозу, к разъяснению, отчего России – досоветской, советской, постсоветской – выпадал столь тяжкий жребий. Мифы – не путеводители, уроков на будущее из них не извлечь.

– Валентин Михайлович, Вам пришлось покинуть аппарат ЦК КПСС?

– Трудно говорить правду, когда не знаешь, что от тебя ждут. Задолго до знакомства с этим афоризмом я присягнул принципу не подлаживаться к авторитетам, большим и помельче, отстаивать свои убеждения, вызывая на себя, если другого не дано, громы и молнии.

То, что называют карьерой, интересовало меня постольку, поскольку позволяло реализовывать какие-то познания или хотя бы пробуждать у начальства сомнения в правильности принимаемых им решений.

Выше поминалась пара случаев, когда коса находила на камень. Мог бы раскрыть скобки, в которых всё ещё пребывает правда о «пражской весне», тонкостях дискуссий по Московскому договору с ФРГ (1970 г.), размещению в Европе стратегических ракет средней дальности, как и о прочем, что скупо отражено в бумагах. Но такое повествование заняло бы слишком много места, поэтому остановлюсь на событиях, близких нам по времени.

Ноябрь 1979 года. Советские войска изготовились войти в Афганистан. В телефонном разговоре с Юрием Владимировичем Андроповым призываю его тщательней всё взвесить, ссылаюсь на провал английских экспедиций XIX века в эту забытую Богом страну.

Неожиданно жёсткая реакция председателя КГБ: «Откуда тебе известно о решении направить наши войска в Афганистан? Заруби: если с кем-либо, кроме меня, ещё заговоришь про операцию, пеняй на себя».

Октябрь 1982 года. Кабинет Андропова на Старой площади. Он уже секретарь ЦК КПСС, очевидный преемник Брежнева, пригласил меня для сверки календарей: какие важные события подстерегают страну в ближайшее время. Открытым текстом я выражаю тревогу по поводу дезинтеграции советского общества, неадекватности организации власти перед лицом реальных вызовов.

Из внешнеполитических тем особо выделил Польшу, где явно раскручивалась драма Катыни. Напросился на поручение – подготовить предложение по затронутым в беседе сюжетам. Войти в контакт с Минобороны, КГБ и МИДом, чтобы разобраться в злоключениях 1939–1941 годов, а также в судьбе советских военнопленных, оказавшихся в 1921–1922 годах у Пилсудского.

При встрече с новым председателем КГБ Федорчуком завожу разговор об Афганистане. Наш контингент из сил поддержки защитников апрельской революции превратился в наймитов. Бабрака это может устраивать. Нас – едва ли. Его надо менять. Назвал два имени – Кадыра, генерала, почти до смерти замученного Амином, и Ахмада Шах-Масуда. Последний, по донесениям спецслужб, брался навести «порядок» в стране за 6–8 месяцев.

Нашелся некий «добродей», который донёс Андропову, что я плету кружева с КГБ вокруг Катыни, «подставляя бывшего шефа комитета», т. е. Андропова. Юрий Владимирович тут же связался с Федорчуком, и тот посвятил его в мои прикидки по Афганистану.

Больной Андропов в гневе забыл о дававшихся мне поручениях и повелел удалить ослушника из аппарата ЦК. «С почётом», предложив мне возглавить службу иновещания в качестве первого заместителя председателя Гостелерадио Лапина. 17 тысяч подчинённых! В ответ Андропов услышал: «Административные игры меня не манят. Я вполне обойдусь без подчинённых при одном, желательно умном начальнике».

– Но потом Вы в большую политику вернулись…

– С января 1983-го на четыре года я осел в «Известиях». Одновременно работал в Институте США и Канады. Добром вспоминаю это время. Отпала необходимость корпеть над формулированием всяческих правительственных заявлений, проектов постановлений ЦК, речей для вождей. Наряду с публикациями в «Известиях», научных и околонаучных журналах завершил работу над докторской диссертацией по Второй мировой войне.

Собирался целиком сосредоточиться на исследовательском поприще, но совершил грубую ошибку – поддавшись на уговоры «перестройщиков», вернулся в большую политику.

Вот как это произошло. Горбачёв «попросил» включиться в написание внешнеполитического раздела отчётного доклада ЦК на XXVII съезде КПСС. Яковлев уточнил: можешь доверить бумаге всё, что накопилось на душе с момента вступления на дипломатический паркет.

Признаюсь, что не без моего участия складывалась концепция «нового политического мышления», в основу которой закладывалась посылка «внешнее есть производное от внутреннего», а советская военная доктрина не должна повторять под копирку американскую. Я настоял на том, чтобы в докладе в конструктивном ключе подавалась проблематика отношений с КНР. Увы, не удалось убедить заказчика в необходимости принятия новой партийной программы, деловой и транспарентной, взамен риторической хрущёвской. На свет, как известно, появился аморфный гибрид.

Согласие войти в перестроечную команду было обусловлено правом обращаться к генсеку по всем важным, на мой взгляд, вопросам, минуя секретариаты и прочие фильтры. Всего за время сотрудничества с ним на стол Горбачёва легло около полусотни моих записок. Устные интервенции не в счёт.

Июнь 1986 года. Политбюро созвало совещание с участием руководителей СМИ, видных писателей и политологов, учёных Академии наук. На повестке дня – как сделать задумки перестройки понятными общественности.

Беру слово в качестве председателя правления АПН: китайцам понадобилось два года после смерти Мао Цзэдуна, чтобы отмежеваться от культурной революции. Нам недостаёт тридцати лет, чтобы изречь правду не о Сталине-личности, а о сталинизме как идеологии и режиме власти. Если сие не будет сделано сейчас, перестройка лишится будущего.

Михаил Горбачёв и Егор Лигачёв полемизируют со мной. Зал – более 160 присутствующих – безмолвствует. Отзвука не нашло также обращение отметить предстоявшее 1000-летие крещения Руси как общенациональный праздник.

Перестройка – не шельмование прошлого. Так же, как ни к чему сводить саму перестройку к сплошным провалам.

С повторного захода удалось убедить Горбачёва, что без свободы совести не может быть свободы личности, свободы вообще.

Весной 1988 года он откликнулся на настоятельную рекомендацию поддержать патриарха Пимена в его усилиях, чтобы 1000-летний юбилей принятия Русью православия совершался на достойном уровне, подобающем великой нации, коя чтит своих праотцов.

Генсековское «за» осадило заядлых безбожников, подменявших отлучение церкви от государства отлучением её от народа. Справедливость, высшая из всех добродетелей по античной табели, требует воздать должное первому и последнему президенту СССР за содействие нормализации взаимоотношений светской власти с почитаемыми в стране конфессиями.

– То есть с Горбачёвым работать было непросто?

– Да, чем дальше, тем не меньше поводов для недоумений. Пересылаю в три адреса – Горбачёву, Яковлеву, Медведеву – аналитическую записку профессора Рэма Белоусова.

Видный учёный предостерегал: на рубеже 80–90-х годов страны соцсодружества окажутся в глубокой экономической яме с непредсказуемыми политическими, социальными и прочими издержками. Советский Союз в силу экономических трудностей не сможет подставить им плечо. Никакого отклика.

В сентябре 1986 года генсек получил от меня записку: следует раскрыть всю правду о договорённостях с Германией августа-сентября 1939 года и, стало быть, о секретных протоколах по разграничению сфер интересов. Опять-таки обратной связи не обозначилось.

Если не изменяет память, в феврале 1987 года тема секретных протоколов всплыла на заседании политбюро. Большинство высказалось за признание факта: протоколы, продиктованные тогдашними обстоятельствами, существовали.

Резюмируя обмен мнениями, Горбачёв заявил: пока оригиналы документов не будут лежать перед ним, он не сможет взять на себя политическую ответственность и сказать, что протоколы не выдумка.

Обращаюсь в лабораторию МУРа с просьбой произвести экспертизу – напечатаны ли текст договора о ненападении 1939 года и фотокопия к нему на одной или разных пишущих машинках. Вскоре получаю заключение специалистов: идентичность машинописных почерков вне сомнений.

При ближайшей встрече докладываю Горбачёву в присутствии Яковлева о результатах изысканий криминалистов. Генсек, прищурившись, бросает фразу: ты, похоже, думаешь, что сообщил мне нечто новое?

Позднее со слов Болдина, заведующего общим отделом ЦК, всплыло, что оригиналы протоколов и приложенных к ним карт предъявлялись Горбачёву за три дня до толчеи воды в ступе на политбюро. Озадаченность – предвестник недоверия.

Мне сразу припомнилась латинская максима: если чувства не будут истинны, весь наш разум окажется ложным.

Абсолютная власть портит её пользователей абсолютно. Сталин хоть инсценировал «коллективизм», проводил «опросы» членов политбюро, через президиум Верховного Совета «легализовал» чистки. Хрущёв, Горбачёв, Ельцин ещё меньше жаловали «коллег».

Но очевидно, неверно Горбачёва 1989–1991 годов уравнивать в поведении с Горбачёвым 1985–1986 годов. Поначалу в разговорах один на один он не чурался признавать, что ему не всё известно и понятно.

Конечно, в МГУ, будучи перегруженным комсомольскими обязанностями, ему было сложновато многое постичь. Говорю это не в упрёк, всезнайство вообще не принимаю за украшение ума.

И когда Горбачёв просил помочь ему составить генезис обременений отношений СССР с США, ФРГ, Японией, другими странами, я делился своими познаниями без тени снобизма.

Однажды генсек посетовал, что не может толком разобраться в подоплёке стычки Сахарова с Хрущёвым. Случай сделал меня слушателем знакового монолога Никиты Сергеевича. В ноябре 1961 года меня вызвали к нему для подготовки ответа на послание президента США Джона Кеннеди.

Перед зачтением текста данного послания Хрущёв мимоходом «изгнал» Албанию из всех подконтрольных Москве организаций, а затем разоткровенничался о том, как схлестнулся с Сахаровым. Сахаров категорически возражал против испытания 100-мегатонной водородной бомбы над Новой Землёй.

«Я одёрнул зарвавшегося академика, – зычно произнес Хрущёв. – Ты физик, так и занимайся физикой, политикой будем заниматься мы, политики!»

Не хочу гадать, насколько полезным оказался этот мой пересказ для прекращения «дела Сахарова» и возвращения выдающегося учёного в московские пенаты. Сагдеев поблагодарил также от имени других академиков за «содействие в устранении вопиющей несправедливости».

Пользуясь каждой возможностью, стремился убедить молодого руководителя в порочности курса «догнать и перегнать США… по вооружениям».

В некоторых его выступлениях получила верную квалификацию вашингтонская стратегия довести до краха СССР через кузню Вулкана.

Не оставлял без комментариев подковёрные русофобские происки натовских «симпатизантов» перестройки, наращивавших усилия по формированию пятых, шестых и прочих колонн в советском тылу.

Большинство сигналов оказалось невостребованным.

– Почему?

– Горбачёв вознесся на верхотуру без чётко сформулированной программы, заземлённой на суровые реалии. Будем честны, они не похожи по сию пору на видения из кремлёвского иллюминатора. Генсек обозначил желанный причал – «социализм с человеческим лицом».

Он, однако, упорно уклонялся ясно охарактеризовать берег, от которого отчаливал. «Ввяжемся в бой, потом оглядимся!» – его расхожий девиз. Он обрекал на разброд и шатания, на бессистемные, не увязанные в целое эксперименты.

К концу 1986 года Горбачёв провёл в политбюро роковое решение – высший приоритет в перестройке отдаётся политике. В очередной раз слова помыкали делами. «Революция в революции» сводилась к «экспериментам в экспериментах». Наши усилия пробудить у лидера здравый смысл, взвесить китайский опыт наталкивались на огульное неприятие.

«Китайцы скоро упрутся в тупик, – парировал Горбачёв наши аргументы. – Мы пойдём своим путём». Спору нет – «процесс пошёл!» Еще одна крылатая фраза Горбачёва. Скат в бездну.

В оправдание Горбачёв не прочь сегодня ссылаться на то, что будто он не ведал, когда брал в руки бразды правления, сколь неблагополучно здоровье страны. Зря лукавит. Донесения, одно мрачнее другого, текли к нему потоком. Любой, даже далёкий от политики человек знает: нельзя соваться в воду, не зная броду.

– А что, действительно страна была нездорова?

– Ни к чему лакировать советскую действительность.

1972 год. Сильнейший неурожай. Потребительский рынок лихорадит, но всё новые военные программы в ответ на американские вызовы. К концу десятилетия ассигнования на социальные нужды, на удовлетворение насущных потребностей населения урезаются почти на треть.

В 1981 году НАТО утверждает планы «Фофа» и «Армия 2000». Советскому Союзу навязывается состязание в области «умного оружия». Оно обходится в 5–7 раз дороже ядерного.

Начальник Генштаба Вооружённых сил СССР Огарков и председатель Госплана Байбаков доложили политбюро – этот виток гонки вооружений может стать удавкой для нас. «Маловеров» сместили. Преемников поставили по стойке смирно. Однако плетью обуха не перешибёшь – перестройка стартовала под несчастливой звездой. Наши военные расходы поглощали почти четверть внутреннего валового продукта.

Для сравнения: в США – 7,8%, в ФРГ – 5,7%, в Японии – 1,5%. Сравнись с нашей военная нагрузка на экономику США, последняя неминуемо бы рухнула. Худо ли, хорошо ли, нас какое-то время удерживали на плаву нефтедоллары. Но администрация Рейгана вскоре выбила эту подпорку.

Под давлением ЦРУ США Саудовская Аравия, Кувейт, Эмираты обрушили цены на нефть. С 20–25 долларов за бочку они упали до 6–10 долларов, ниже себестоимости добычи нефтепродуктов у нас. Кроме того, дискриминационные требования КОКОМа (запрещение на продажу СССР технологий двойного назначения) распространили на оборудование для лёгкой и пищевой промышленности.

Резко нарастили поддержку моджахедов в Афганистане.

«Звёздные войны», милитаризация космоса были на дворе.

Таким образом, Советский Союз вступал в заключительную главу своей истории под раскаты напряжённости вовне и неурядиц внутри страны. Закручивание гаек – не выход. Сталинизм как система явно исчерпал себя. Лозунговый социализм, назойливая тавтология порочили саму идею.

Пробил час не искать виновных на стороне или в прошлом, но сводить к единому знаменателю слова и дела. Вера, отлучённая от повседневных и повсеместных дел, мертва есть.

– Но в 1985-м многим казалось, что нашу систему можно было оптимизировать?

– Мне уже приходилось говорить и писать, что народ с энтузиазмом воспринял смену поколений в высшем звене руководства страны. Абсолютное большинство коммунистов было готово включиться в устранение перекосов и расчистку завалов, усекавших народовластие, превращавших его в фикцию. Имея такую поддержку, архитекторы перестройки могли бы сдвинуть горы. Если бы, конечно, ведали, как и куда их сдвигать.

В апреле 1986 года Горбачёв в моем присутствии наставлял главных редакторов СМИ: «Не заболтать перестройку». Он пренебрёг правилом: прежде чем командовать другими, научись повелевать собой. Кто больше сорил обещаниями, забывая, что неисполненные посулы – самострел?

Его чем дальше, тем больше раздражали мои рефрены – страну может поднять в полный рост только правда. Каким бы горьким это лекарство ни было, если даже перестройка кончится неудачно, никто не должен иметь повода упрекнуть её авторов во лжи.

Генсек не возражал, но сие молчание никак не было знаком согласия.

Большинство нелепостей, дискредитировавших перестройку, – от тщеславия и его мутанта словоблудия, которое при подмене государственной политики государевым своеволием чревато закатом цивилизаций.

Как ранжировать распоряжение Горбачёва, запрещавшее общему отделу без его ведома знакомить с документами спецхрана даже членов политбюро? Ведь не должность обусловливает возможность формулировать осмысленную позицию.

Примем на веру утверждение Горбачёва, будто он и Шеварднадзе лишь из газет узнали о вводе наших войск в Афганистан. Став генсеком, он обещал, что при нём сектантству и групповщине не бывать. А как же готовились разворот на 180 градусов, сведший на нет принцип солидарности в организации Варшавского договора, или сговор с Бонном за спиной ГДР, а дома втайне от политбюро, увенчавшийся сделкой в Архызе? «Сбрасывали балласт». Отвернулись от Кубы, как и от большинства других дружественных стран в обоих полушариях.

Во вступительной фазе перестройки Николай Рыжков имел право голоса. Однако с конца 1986 года, когда высшим приоритетом назвали политику, его, как при Брежневе Косыгина, быстренько оттеснили на вторые роли. «Двоевластие» плохо вписывалось в горбачёвское прочтение перестройки.

И ломка прежних структур без их замены чем-то качественно новым пошла-поехала. Выбили почву из-под централизованного планирования, разделались с СЭВом, проигнорировав аргументы несогласных – в частности, международного отдела ЦК, который мне поручили в ноябре 1988 года возглавлять.

То же, что делалось в оборонной сфере, не поддаётся описанию. Сошлюсь на слова маршала Ахромеева, с болью сказанные мне в июне 1991 года: «Раньше я думал, Горбачёв разрушает оборону СССР, не понимая, что творит. Теперь убедился – он делает это сознательно».

– Теперь уже не секрет, что даже в политбюро были «агенты влияния», действовавшие в интересах США…

– Вас интересует фигура «серого кардинала» Яковлева? В числе, наверное, первых я был посвящён в сведения о том, что Яковлев в кармане у американцев. Но памятуя о роли, отводившейся мне Рухадзе и Берия в «мегрельской афере», я не спешил вписывать Яковлева в суперагенты.

Андропов распорядился под удобным предлогом отозвать посла Яковлева из Канады в Москву и здесь занять его приличной работой в одном из институтов Академии наук. Яковлев времени даром не терял, сумел втереться в доверие к Горбачёву.

В 1987 или 1988 году разведка добыла документальные подтверждения – «идеолог перестройки» у Вашингтона на крючке. Генсек «посоветовал» Крючкову «лично объясниться» с фигурантом. Объяснения не получилось, ибо, как лично мне рассказывал председатель КГБ, Яковлев при встрече с ним не проронил ни единого слова.

Разбирая нестандартную ситуацию, Горбачёв задал больше сам себе вопрос, полезен ли Яковлев для перестройки: «сли полезен – простим ему грех молодости. Никто не без греха».

С Шеварднадзе происходило нечто схожее. Комиссия Зайкова, разведка докладывали Горбачёву, что министр иностранных дел при ведении переговоров с американскими партнёрами нарушает утверждённые политбюро директивы, или хуже того, что у вносимых, в том числе Горбачёвым, предложений есть запасные варианты. Обычно верховный руководитель выражал недоумение и собирался прочитать министру нотацию.

Оставляю до другого раза комментирование реплики «никто не без греха». Саморазоблачения Горбачёва, Шеварднадзе, Яковлева, на которые не скупились вчерашние «запевалы» мирового социалистического движения, – веская причина заново взглянуть на многое из происшедшего в 80-е годы.

Под погребальный звон великой советской державе фарисеи сбросили маски. Оказывается, вместе и порознь они с юности только тем и занимались, как бы опорочить идею социализма – «этот строй для ленивых», «под суд посмертно зачинщиков Октября» и заодно творцов Победы в Великой Отечественной. Их кумир Мальтус: торжествует сильный, удел слабых – подчиниться элите или исчезнуть. Некоторые из подголосков, куражащиеся над советским прошлым, заявляют, что предпочли бы видеть победителем во Второй мировой войне Гитлера.

Не бойся дракона о семи головах, чурайся змеи о двух языках. Увы, большинство осознаёт эту мудрость слишком поздно. Маркс ошибался, когда относил доверчивость к тем человеческим слабостям, кои стоит прощать.

Однако тем, кто вёл дело намеренно или невольно к развалу Советского Союза, к обнищанию народа, уготовано не прощение, но девятый круг ада, отведённый для предателей. Не случайно русофобы славят их, осыпают премиями и медалями.

Закончу ссылкой на Александра Сергеевича Пушкина, наследие которого не устаю перечитывать. В болдинскую осень (это 1830 г.) он завершил роман в стихах «Евгений Онегин». Заключительная «Глава осьмая» перекликается с повествованием о невзгодах России в ХХ веке:

«…Слишком часто разговоры
Принять мы рады за дела,
…Глупость ветрена и зла,
Что важным людям важны вздоры
И что посредственность одна
Нам по плечу и не странна…»

http://file-rf.ru/analitics/1062

http://file-rf.ru/analitics/1064

http://file-rf.ru/analitics/1066

PS

Очень хочется, чтобы данный материал, что называется из первых уст, от свидетеля эпохи, прочёл начинающий рыволюционэр, неомарксист-ленинист,  с партийной кличкой rill68.

Выделю, специально для него, одну цитату:  ..."Прочно в сознании осела следующая его мысль: великая идея в дурной среде извращается в ряд нелепостей." Дабы, товарищ, как минимум задумался...

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Радионеслушатель

"«военный коммунизм» в форме сталинизма и постсталинизма стал способом существования СССР вплоть до его заката." редкостный *удак. Очень мастерски, виртуозно правда смешана с ложью. 

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(12:41:59 / 04-02-2014)

Ну почему же. Беда многих ныне живущих в том, что период Советской власти они считают практически единым целым. А реально, по способу управления, и, соответственно, по условиям жизни - из него можно выделить 7-8 совершенно различных составляющих, объединённых только общим словом - социализм.

Аватар пользователя Радионеслушатель

ну и что, разделяет он их? Нет, тщательно скрывает причины и результаты происходившего. "Многим ныне живущим" надо давать читать "Красную симфонию" и с ней под рукой и разбирать причины происходившего по этапам

1917-1927

1927-1937

1938-1953

1953-1965

1965-1984

1984-1991

Не через бытовуху и второразрядные решения власти а ключевые, первопричинные источники того или иного поступка Хрущова ли Сталина ли.

А так, по виду - четкий латентный троцкист. Видите, экспертом был. Один из могильщиков СССР.

 

 

 

 

 

 

 

Аватар пользователя iStalker
iStalker(5 лет 9 месяцев)(12:56:58 / 04-02-2014)

> А так, по виду - четкий латентный троцкист. Видите, экспертом был. Один из могильщиков СССР.

+100500.

А вообще, сравнивать НЭП в 20х годах и "НЭП Дан Сяопина" это надо быть гигантом мысли, вернее гигантом отсутствия мысли :)

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(13:06:04 / 04-02-2014)

Причины и результаты развала страны сложно разобрать в газете. Для этого написаны десятки, если не сотни книг. И у Раковского тоже далеко не вся правда...

Но главный посыл материала - задуматься. И напомнить слова А.Зиновьева: "Целили в социализм, а попали в Россию"... А социализм был разный, очень разный. И нельзя сказать, была ли возможность сгладить те периоды. Скорей всего нет...

Аватар пользователя sv717
sv717(5 лет 2 месяца)(13:12:01 / 04-02-2014)

Далеко всей правды ни у кого нет.Только в своей голове человек может найти правду.Или искать её при недостатке информации.

"Вы думаете, что мне далеко просто. Мне далеко не просто!". И всем так,между прочим,не одному Виктору Степановичу.Вот Зиновьев сказал конкретно,что он думал о том времени,а Фалин ...

Аватар пользователя arma
arma(5 лет 10 месяцев)(13:17:33 / 04-02-2014)

Думаю - Зиновьев не прав. Целили именно в Россию. А делали вид, что целятся в социализм. 

П.С. Почитала Зиновьева - тоска... чел нашёл себе золотую жилу и разрабатывет, растекаясь мысью по древу. Больше буков, больше - оплата была "с листа", видать. 20 лет за бугром надо было как-то жить - на хлебушек семье зарабатывать. 

 

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(13:24:15 / 04-02-2014)

И это возможно... Но суть от этого не сильно меняется...

Аватар пользователя Радионеслушатель

Главный посыл материала - создать кашу в голове (в СССР все время было плохо и еще хуже, он был обречен) у простого человека и отсигналить своим, мол, я ваш. Ну давайте пару абзацев разберем, начиная сверху.

"В четырёхлетнем возрасте спрашивал мать: что, детям помешал бы мраморный фонтан, который на моих глазах кувалдой крошил некий дядя в особняке," русские сами устроили революцию и все сломали

"я помогал отцу в прореживании его библиотеки. В корзину сваливались сочинения Троцкого, Бухарина, Рязанова, Покровского, всех тех, кто, по слухам, попал или мог попасть во «враги народа». В котельной дома «макулатура» обращалась в пепел." мой папа троцкист, видите и фамилия у меня для своих ясная, так что я свой, и Троцкого уважаю, "макулатура" пишу в кавычках.

"Меня с сестрой родители не посвящали в трагедии, постигшие наших родственников" вся моя родня - троцкисты. Они все были, как и я - за банкирскую мировую революцию и сталинский бонапартизм раздавил их.

Не собираюсь подыгрывать тем, кто ныне выводит генеалогию диссидентства со своих пелёнок. Да, был пионером. В 1941 году вступил в комсомол. Клятвами не разбрасывался. С пятнадцати лет тянул лямку – работа на электродвижке, ремонт телефонных сетей, лесоповал. Это в эвакуации под Кунгуром на Урале. С 1942-го по 1945-й – токарь-инструментальщик на московском заводе «Красный пролетарий». вы все свежеиспеченные диссидентики - люди второго сорта. я - тоже дисседент ( это следует из текста, когда он сравнивает себя со своими коллегами, которые "тянули с пеленок"). Я потомственный троцкист, вынужден был делать быдлокарьеру, но не для работы  на Сталина, а чтоб повыше пролезть..

Ну и т.д.

 

 

 

 

 

 

 

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(13:46:22 / 04-02-2014)

Думаю, вы несколько преувеличиваете. Человек прожил жизнь. Давным-давно на пенсии. И сигналить "Я - ваш" как минимум, поздно и да и незачем. Что касается детских воспоминаний - меня тоже коробит беспричинное разрушение. И безо всякой прилепленной к этому идеологии. По поводу диссидентства - это и вовсе натяжка. Я понимаю, это могло бы быть какой-то правдой в разгар перестройки, но никак не сейчас...

Аватар пользователя Радионеслушатель

сигналить никогда не поздно, это как разведчики по лесу двигаются и условными сигналами обмениваются. Да и рефлекс уже за столько-то лет. Человек говорит как по трафарету. И задает именно те установки, что я сказал. Если у вас до сих пор есть ощущение, что все вокруг мыслят как вы или я - ну дело ваше. Значит все, что вокруг вас происходит исключительно случайные вещи, не обязанные ничьей воле. Сама по себе случилась революция, потом и Гитлер сам по себе откуда ни возьмись и война и перестройка -это все само по себе, ну пусть, так тому и быть. Пользуйтесь такими трактовками, раз они вас удовлетворяют.

 Мне вот старшей пришлось недавно объяснять, что у нас армия, для того чтобы на нас не нападали, а у них, в США, для того, чтобы что-то у кого-то отобрать. Иногда потому-что им это нужно, а иногда, просто чтоб не было. Вот у их хозяев - банкирских логика такая. Забрать все, чтоб у вас ничего не было, пусть даже и самим не всегда нужно. А если строптивые или слишком много - проредить. Если христиане, особенно православные - то просто изничтожить без остатка. Ничего личного, просто религиозные убеждения. 

У людей, которые приняли знамя троцкизма близко к сердцу к желанию разжечь пламя мировой революции, именно этим целям и служащее, добавилось теперь еще и кровное. У  архитекторов перестройки пап-дядь в тридцатые порешили, так что тут уже не просто действие в соответствии с убеждениями, тут - вендетта. Человек это сказал открытым текстом. "папа жег книги Троцкого, родню расстреляли, другие диссиденты были с пеленок, но я сначала пионером-электриком был.."

Что вы думаете, что шпион, живущий во враждебном окружении, должен выйти из строя и громко сказать: "ах вы твари второсортные! Я вам совок помогал ломать, каждым вздохом приближал, каждым словом! И теперь хоть уже и старый пень, но все равно буду молодому поколению гадить в мозг перестроечными байками, что в СССР ничегошеньки хорошего не было!!!" Так что ли он должен себя вести? Ну так поставьте себя на его место и поймете.

 

 

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(14:52:12 / 04-02-2014)

Не согласен. Человек на склоне лет искренне переживает свою жизнь. И взлёты, и падения, и удачи, и неудачи. И главное, на мой взгляд, что он остался честен перед самим собой. И это позволяет нам смотреть на то время, в том числе, и его глазами. Ну а выводы каждый делает сам...

Аватар пользователя segerist
segerist(5 лет 10 месяцев)(17:19:40 / 04-02-2014)

:)

Аватар пользователя Алекс
Алекс(5 лет 2 месяца)(05:15:43 / 05-02-2014)

Человек в статье порет чушь.

Альтенативный взгляд на нашу историю...........


Индустриализация СССР была проведена главным образом силами США и Германии. По нехватке собственных средств находящаяся под гнётом военных репараций Германия в основном обеспечивала техническую поддержку, помогала специалистами. США в решающей степени кредитовали программу.



США помогали Советскому Союзу построить Днепрогэс, Магнитогорский металлургический комбинат, Нижегородский автозавод (ГАЗ), Московский автозавод, Сталинградский, Харьковский, Челябинский тракторные заводы, Кузнецкстрой, Магнитострой, Уралмашзавод, Запорожсталь.

С американской помощью в СССР были построены химическая, авиационная и электротехническая промышленность. Заслушаем ортодоксального советского исследователя, даже из его слов хорошо видна решающая роль США в советской индустриализации.

«Политика использования западных технологий как фактор создания крупной индустрии в СССР» БОРИС ШПОТОВ, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН:

«К 1933 г. требовалось построить и реконструировать около 1 500 крупных индустриальных объектов».

«По отечественным данным, в 1923-1933 гг. в тяжелой промышленности СССР было заключено 170 договоров о технической помощи: 73 с германскими компаниями, 59 с американскими, 11 с французскими, 9 со шведскими, 18 с фирмами других стран 2 . Хотя в рассматриваемый период наблюдалось количественное преобладание контрактов с германскими компаниями, страна нуждалась и в индустриальных гигантах американского типа. В сентябре 1927 г. при Политбюро ЦК ВКП(б) создается постоянная комиссия по техническим и научным связям с США. Американская помощь привлекалась для строительства ГЭС, развития нефтяной, горнодобывающей, угольной, химической, металлургической, электротехнической отраслей промышленности, но прежде всего для массового производства автомобилей, тракторов, авиационных двигателей и другой стандартизованной продукции 3 .

Такие крупнейшие в Европе предприятия, как Днепрогэс, Сталинградский и ряд других тракторных заводов, Магнитогорский металлургический комбинат, Нижегородский (Горьковский) автозавод являлись предприятиями американского типа и происхождения. Компании International General Electric, Radio Corporation of America, Ford Motor Company, International Harvester, Dupont de Nemours стали ведущими зарубежными партнерами СССР.

Внедрение американских методов было признано необходимым и в капитальном строительстве. В США проектирование происходило одновременно с рытьем котлована, разные стадии проектных работ осуществлялись бригадным методом, вместо ручного копирования чертежей использовались светокопировальные множительные машины. Стальные и железобетонные конструкции подбирались по каталогам, что обеспечивало радикальное ускорение монтажа. Крупные проектно-строительные фирмы располагали необходимым контингентом специалистов и рабочих, а строительство было почти полностью механизировано.

Архитектор Альберт Кан, спроектировавший ряд крупнейших предприятий в США, в том числе основной автозавод и сборочные заводы Форда, внедрил в СССР принцип типового промышленного строительства. Его фирма Albert Kahn , Inc . осуществляла проектирование и надзор за сооружением более 500 советских предприятий и создала в СССР школу индустриального зодчества.

Сталинградский тракторный завод, построенный по ее проекту в 1930 г., был сооружен в США, размонтирован, перевезен и собран под наблюдением американских инженеров. В его оборудовании участвовали более 80 американских машиностроительных компаний и несколько германских фирм. Технологический проект Нижегородского автозавода выполнила компания Форда, строительный – американская компания Austin . Теперешний АЗЛК построен в 1930 г. по образцу сборочных заводов Форда. Прототипом «Магнитки» стал принадлежащий компании U . S . Steel Corporation металлургический комбинат в г. Гэри, штат Индиана. Проектированием и строительством Днепрогэса занимались американская инженерно-строительная фирма Cooper Engineering Company и германская компания Siemens 4 .

Многие стройки в СССР стали «интернациональными». Так, объединение «Востокосталь» заключило договор с американской фирмой Arthur McKee на проектирование Магнитогорского металлургического комбината, а с германской компанией Demag – на проектирование его прокатного цеха, еще одна немецкая фирма обязалась осуществлять буровые работы для Магнитостроя. Объединение «Всехимпром» имело 20 договоров с компаниями США, Германии, Италии, Франции, Норвегии, Швеции, Швейцарии.

Значительная часть советских заводов и фабрик работала на стандартном электрооборудовании от International General Electric . Необходимые в машиностроении шариковые и роликовые подшипники делались в СССР на нескольких крупных заводах. Московский ГПЗ-1, который проектировала американская компания Albert Kahn , Inc ., получил техническую помощь от итальянской фирмы RIV (дочерней компании Fiat ), а его управление осуществлялось с участием шведских специалистов компании SKF .

Как отмечалось ранее, фирмы США играли ведущую роль в проектировании советских предприятий, а примерно половина оборудования производилась в Германии в основном по американским спецификациям. По поставкам оборудования 1-е место занимала Германия, 2-е – США, 3-е – Великобритания».

«В целом же советское руководство достаточно высоко оценило вклад иностранных специалистов и рабочих в индустриализацию страны в период первой пятилетки. Многие из них были награждены орденами и медалями».


Проблема советской индустриализации не только в том, что большевики не имели необходимых для вложения в промышленность капиталов. В советской России просто не осталось достаточного числа квалифицированных технических специалистов.

«Попытки самостоятельного проектирования, а также быстрого и качественного строительства в 20-е годы крупных, технически сложных объектов не увенчались успехом. Неудачи постигли первый советский проект Магнитогорского металлургического комбината, строительство моторного завода в Уфе, Челябинского тракторного завода, Свирской ГЭС и ряда других предприятий. Стало очевидным, что дореволюционный опыт не годился для форсированной индустриализации».


Насчет отсталого дореволюционный опыта это типичная советская брехня. Значительная часть русских специалистов была убита большевиками или от красного террора бежала из страны. Мы уже писали, что знаменитая «ликвидация неграмотности» в 20-е не более чем наглая большевицкая демагогия.

… 20-е годы это время прямого одичания, сопровождаемое воем коммунистического агитпропа о необыкновенном подъеме советской культуры и поголовной ликвидации неграмотности трудящихся. Фактически же даже выпускники советских школ и вузов того исторического периода в массе оставались элементарно малограмотными, хорошо, если научились читать.

… в совдепии 20-х действительно образованные люди не были социально востребованы – промышленность разрушена, на квалифицированных специалистов не было спроса. Болтовня о нехватке технических специалистов преимущественно большевицкая демагогия, на деле специалисты им были нужны постольку поскольку. По сравнению с 17-м годом многократно разросся советский государственный аппарат, но там было достаточно обладать навыками читать-писать. Положение стало меняться лишь с началом индустриализации, когда действительно понадобились квалифицированные технические специалисты.


Отказаться от ленинского мракобесия коммунистов заставили практические нужды индустриализации.

…в 30-е годы в СССР восстановили отменённые в 1918 году учёные степени и звания, вернули защиту диссертаций и дипломных работ. Тогда же сняли ограничения на получения образования социально чуждых элементов – выходцев из русских образованных классов. Принялись восстанавливать разрушенную ленинцами русскую систему образования. Что случилось? В стране началась индустриализация, и выявилось, что родные советские кадры малоквалифицированны, собственного советского производства коммунистическая профессура позорно невежественна, красные специалисты в массе малограмотны. А промышленность требует настоящих специалистов, марксистские заклинания не помогают. Пришлось советским коммунистам вынужденно отступать от завещанных Лениным большевицких идеалов и классовых принципов – идти на уступки суровой реальности.


Попросту говоря, в СССР некому было разработать проект индустриализации страны. А это грандиозная техническая работа, требующая привлечения европейских и американских специалистов. Кроме того, следовало заключить многочисленные контракты с крупными западными фирмами, привлечь огромные банковские кредиты. Не трудно сообразить, что эта подготовительная работа потребовала несколько лет и очевидно была начата задолго до официального провозглашения XVI конференции ВКП(б) курса на индустриализации СССР.


«В США их действия координировал Амторг (American Trading Corporation) – созданная в 1924 г. компания с отделениями в Нью-Йорке и Москве. Будучи формально независимой она являлась советским торговым посредником с информационными и разведывательными функциями, подчиняясь народным комиссариатам внешней торговли и иностранных дел. Через Амторг оформлялись сделки и контракты с американскими фирмами и специалистами, а также оплата их услуг».


Кое-что большевики пытались строить самостоятельно, без помощи капиталистов. Получалось криво и ооочень долго:

«… в конце мая 1930 года всесоюзное объединение «Сталь» поручило Гипромезу приступить к проектированию Ново-Тагильского металлургического завода (комбината, далее - НТМК). 1 сентября 1930 года было издано постановление №385 СНК СССР за подписью председателя Совнаркома А. И. Рыкова, которое обязывало ВСНХ и Госплан СССР обеспечить работы по строительству НТМК в Нижнем Тагиле. Между прочим, постановление было принято, когда еще не существовало даже утвержденного проекта предприятия. С этим проектом, кстати, мучаться затем будут еще очень долго».

«… строительство предприятия было начато не только при отсутствии ТЭО, в частности, при отсутствии данных о сырьевой базе. Что для металлургического предприятия чрезвычайно важно. Только в 1933 году советские планировщики сподобились таки произвести комплексный учет и анализ рудных запасов Тагило-Кушвинского района (к которым, собственно, и привязывали будущий комбинат). Оказалось, что эти запасы скромны, а сами руды – бедны и насыщены вредными примесями. В силу этого был урезан первоначальный план комбината – теперь в его составе оставили «всего лишь» четыре домны, 11 мартеновских печей, прокатный цех с блюмингом-слябингом, а также крупносортный, универсальный и средне-листовой станы.

Дефекты советского планирования сказались и на обеспеченности будущего комбината железорудным сырьем. Вплоть до разработки Качканарского месторождения в 50-х годах НТМК испытывал определенный недостаток руды. К 1936 году стали известны и результаты экспериментов по использованию уральских углей в производстве. Изначально планировалось, что НТМК будет целиком работать на местном сырье. Если с рудой выход все же был найден в затратной агломерации и обогащении бедных руд Тагило-Кувшинского района, то с углем дела были совсем плохи: выяснилось, что уральский сернистый и зольный уголь абсолютно не пригоден для использования в шихте коксовых батарей.

В итоге в проект будущего комбината вписали поставку угля из Сибири».

«В 1934-1937 годах строительство на НТМК практически не продвигалось. За это время советские индустриализаторы сумели построить лишь несколько мелких вспомогательных объектов. Откладывалось введение в строй колесопрокатного и бандажного цехов, которые должны были бы выправить ситуацию с производством качественной продукции, поскольку аналогичные цеха на Уралвагонзаводе не справлялись с этим заданием и гнали брак.

Лишь в октябре 1937 года состоялся скромный запуск бандажного стана и шамотного цеха. В приказе №18 Наркомтяжпрома от 17 января 1938 года констатировалось, что проект строительства предприятия сорван. Срыв повлек за собой масштабные потери и большие издержки. В этой связи в 1937 и 1938 годах Наркомат тяжелой промышленности дважды вносил изменения в проект НТМК, и в конечном итоге им была утверждена новая смета. Очередной проект выглядел намного скромнее своих предшественников, и на предприятии предполагалось ввести в строй до начала 1943 года лишь две, а затем (по возможности) еще две домны, и мартеновский цех».

«… 25 июня 1940 года заработала доменная печь №1 мощностью до 430 тыс. тонн чугуна в год объемом 1100 кубических метров, а также были построены коксовая батарея и первая очередь ТЭЦ. Правда, до полноценного металлургического предприятия НТМК было еще далеко – не было дорог, кранов, складов, вспомогательных цехов, существовала проблема энергоснабжения. Все эти объекты строились параллельно с основным производством – домнами и мартеновским цех

Аватар пользователя sv717
sv717(5 лет 2 месяца)(16:34:12 / 04-02-2014)

Дело не в сигналах.Кому надо - давно знают,что такое В.М.Фалин.Он с 1971 по 1978 был послом СССР в ФРГ,а с 1992 по 2000 он "по приглашению известного немецкого политика Эгона Бара (Egon Bahr) работал профессором истории в Институте изучения проблем мира и безопасности (нем. Institut für Friedensforschung und Sicherheitspolitik) при Гамбургском университете". Это само по себе "сигнал".А во время его изучения мира и безопасности в интернете были весьма специфические высказывания на катынскую тему.

Аватар пользователя Victor
Victor(4 года 6 месяцев)(14:16:04 / 04-02-2014)

ИМХО, у вас слишком бурная фантазия.

Фалин интересен уже тем, что он один из самых информированных людей той эпохи, которые еще живы. Если не самый информированный.

Аватар пользователя Радионеслушатель

в 80-е троцкистских сказок не наелись? Информация, которая есть у Фалина в голове действительно была бы интересной, если его из уютного кабинета отправить в застенок, подержать несколько суток в темноте и без еды а потом и побеседовать с ним по душам. После третьего сломанного пальца и парочки ободряющих электрических разрядов в мозг можно начинать писать. А это фуфло только в свежий "Огонёк" годится.

Аватар пользователя Victor
Victor(4 года 6 месяцев)(14:55:10 / 04-02-2014)

От дальнейшей переписки, пожалуй, воздержусь.

Аватар пользователя Радионеслушатель

Воздержитесь. К несчастью для вас и для Павла враг для вас идентифицируется как враг, только когда на нем каска, эсэссовский медальон и он собирается вас убить. Когда же он живет по соседству и каждое утро вам улыбаетс, мусор выносит по воскресеньям с внуком гуляет - это заслуженный человек честный перед самим собой. Не гляди. что он когда-то устраивал покушения или переправлял секретные чертежи или травил высокопоставленных лиц в больницах или перерывал и уничтожал архивы или сочинял изначально лживые теории или планы. Это не враг. Это хороший, честный перед самим собой человек, который просто немножко странно говорит. 

Аватар пользователя Diogenes Sinopeus
Diogenes Sinopeus(5 лет 10 месяцев)(12:57:45 / 04-02-2014)
" Беда многих ныне живущих в том, что период Советской власти они считают практически единым целым". СССР = дефицит и очереди. ничего нет и ничего не купишь.
Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(13:11:12 / 04-02-2014)

Вы правы лишь частично. Тогда в СССР не было такого термина - общество потребления. И народ, большей частью, довольствовался. Потому что более важной была поговорка "не до жиру, быть бы живу". Она очень хорошо характеризует отношение общества к действительности...

Аватар пользователя sv717
sv717(5 лет 2 месяца)(13:06:43 / 04-02-2014)

Так чего ты сидишь?Иди,или лучше-беги и покупай.Твои времена настали.

Аватар пользователя Добрая Машина Пропаганды

Отличная новость! Теперь вы с голой жопой и с вот этой игрушкой.

Аватар пользователя Remchik
Remchik(5 лет 9 месяцев)(18:56:08 / 04-02-2014)

Считает неправильным удушение НЭПа и проведение масштабной индустриализации Сталиным и одновременно признает, что у Сталина просто не было выхода, кроме как бросить все силы на повышение обороноспособности страны в условиях ограниченного времени и что в итоге именно это помогло нам выстоять и победить в Великой Отечественной войне. И уже постфактум, имея доказательства правоты Сталина в виде осуществившихся событий, излагает такое... Это называется плюрализм мнений в одной голове, а попросту, шиза. Все это сильно снижает ценность его мнения, хотя как приближенный к властной кухне человек знает многое.

Аватар пользователя sv717
sv717(5 лет 2 месяца)(13:13:06 / 04-02-2014)

Ни к чему ругаться,но то,что этот кадр,мягко говоря,настораживает-факт.И,помнится мне,что у него вполне однозначные оценки Советского Союза были.Которые,вообще говоря, можно было бы понять и извинить вот этими словами:"На Урале впервые столкнулся с вопиющими контрастами, производными от коллективизации, с обездоленностью сирот и вдов.На заводе смена по двенадцать часов в неотапливаемых цехах, эмульсия застывает на металле. Голод. В зиму 1942–1943 годов в больницы прямо от станков увезли за один приём более двухсот дистрофиков.  Думать было над чем. В 1942 году мы с сестрой прознали, что муж родной тётки, начальник крупнейшего военного строительства под Хабаровском, сгинул в 1937 году (а жене его и семилетним двойняшкам запрещалось селиться ближе 101 км от столиц). Пропал двоюродный брат отца. При приёме в партию задавался стандартный вопрос – есть ли в семье «враги народа». Что надлежало мне отвечать? Предать, не ведая, в чём же они провинились?"

Но не получается.Такой фигуре по рангу положено быть мудрее.

Аватар пользователя Igoris
Igoris(3 года 11 месяцев)(13:36:38 / 04-02-2014)
Настораживает то, что на самом верху оказались люди с небезупречными анкеными данными -- репрессированы дальние родственники , как у автора, или деды, как у того же Ельцина. Мутная история с родословной Хрущева. Горбачев был под оккупацией. А еще ''серый кардинал" Яковлев... И еще Андропов-Финкельштейн. Можно представить, как они способствовали развалу СССР.
Аватар пользователя RocK
RocK(5 лет 3 недели)(14:02:22 / 04-02-2014)

"..Настораживает то, что на самом верху оказались люди с небезупречными анкеными данными -- репрессированы дальние родственники , как у автора, или деды, как у того же Ельцина.." (с)
 
Можно задаться простым вопросом. Если бы скажем вы были резидентом разведки-нерезидента, разве бы у вас не было установки способствовать продвижению на ключевые посты людей с небезупречными анкетными данными? Ведь это так удобно.. И рычаг манипуляции, и даже бе него - спящий реваншизм, способный перевесить мудрость и объективность, требуемые на занимаемом уровне..

Так что ничего настораживающего здесь нет. Есть косвенные факты, указывающие на следы определённой работы. Отдельный разговор - почему такая работа не блокировалась.

Аватар пользователя Igoris
Igoris(3 года 11 месяцев)(21:58:57 / 04-02-2014)

"Отдельный разговор - почему такая работа не блокировалась."

После неожиданной смерти Сталина, партийная верхушка распорядилась

запретить органам госбезопасности вести оперативно-розыскные меропрриятия (ОРМ) в оотношении партийных работников (м.б. всех, м.б., начиная с какого-то уровня: район, город, область...)

Насколько я знаю (читал об этом), была прямая инструкция, о том, что если какой-то прат.деятель попадпл в поле зрения органов при оперативной разработке, то дело и все материалы подлежали уничтожению.

Тем самым, парт.верхушка стала неприкасаемой, со всеми вытекающими последствиями.

С другой стороны, началась "за-чистка" органов, и на место профессионалов пришли парт.выдвиженцы, без опыта практической работы, но с опытом "партийной работы".

Вот это и позволило партноменклатуре довести страну до ручки.

Конечно, это довольно схематично, и только отдельные шестеренки всего механизма разрушения.

Как-то так.

Аватар пользователя Добрая Машина Пропаганды

Валенти́н Миха́йлович Фа́лин (3 апреля 1926 года, Ленинград) — дипломат, политический и общественный деятель, референт А. А. Громыко и Н. С. Хрущева. Член КПСС (1953), член ЦК КПСС (1989—1991, кандидат в 1986—1989), народный депутат СССР (1989—1991).

В 1953-м при приёме в КПСС перестали задавать вопрос "есть ли в семье враги народа"???

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(18:54:55 / 04-02-2014)

...По возвращении из эвакуации в Москву (1942) он оформился учеником токаря на завод "Красный пролетарий", где трудился до августа 1945 года. Несколько раз за это время порывался отправиться на фронт, в действующую армию и даже просил помочь ему в этом знакомых летчиков, но был предупрежден администрацией завода, выполнявшего в ту пору военные заказы, что в случае самовольства может угодить под суд. Тогда же, в период работы на "Красном пролетарии", Валентину предлагали вступать в партию, но он отклонил в тот момент это предложение, сославшись на недостаточную зрелость и нехватку жизненного опыта.

...В 1991-92 годах В.М.Фалину пришлось пережить немало неприятностей, связанных с выдвижением в его адрес несостоятельных обвинений и инсинуаций со стороны новых российских властей. Его, по собственному признанию Фалина, пытались "выпихнуть в эмиграцию", но это не удалось. В 1992 по вызову Конституционного суда Российской Федерации он участвовал в слушаниях по так называемому "делу КПСС".

http://www.peoples.ru/state/ambassador/valentin_falin/

Аватар пользователя Sergius
Sergius(6 лет 23 часа)(14:16:48 / 04-02-2014)
Весьма ценный материал.
Аватар пользователя elefanntt
elefanntt(4 года 10 месяцев)(14:30:16 / 04-02-2014)

Учитывая крупную французкую партию в западной команде троцкистов , и ложь данного тов. в адрес Л Берии, а также упоминание его участия в ряде коррупционных скандалов связаных с золотом партии. Очень жаль , что ЛПБ не успел грохнуть этого гада !

Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 2 месяца)(16:07:51 / 04-02-2014)

За умными речами полная идейная пустота, а также желание поругать Сталина. Типа при Сталине было плохо, при Хрущеве тоже, и вплоть до Черненко. А теперь Россия заживет правильной жизнью. А тезис "изводили не советскую власть, а Россию" вообще противоречит и логике и фактам. Эт чо, наличие/отсутствие соввласти вообще было незаметно и ни на чо не влияло? Крут логик-Фалин.

Аватар пользователя Скорпион
Скорпион(4 года 2 недели)(16:56:16 / 04-02-2014)

Хороший материал, Павел.  Благодарю, прочёл с удовольствием.  

А на коменты некоторых "товарищей" предлагаю не обращать внимание.  Заблуждение - не порок, просто ещё не пришло время понимания тех событий, ещё не все данные рассекречены и не вся картина понятна до конца.   

П.С.  Да, и на счёт разных "социализмов", вы абсолютно правы, я пытался это как-то объяснить Фарцовщику, но он меня так и не понял, потому что знает о нем только со слов, а прочитать стадии развития ему лень, так и строит все свои умозаключения на слухах.     Имхо

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(18:09:06 / 04-02-2014)

Спасибо.

Аватар пользователя Victor
Victor(4 года 6 месяцев)(01:45:56 / 05-02-2014)

Абсолютно согласен! Очень много ранее не известных и интересных нюансов Фалин открывает о тех временах, событиях и людях.

Автору - огромное спасибо!

Аватар пользователя Ad Astrum
Ad Astrum(5 лет 2 недели)(20:18:21 / 04-02-2014)
Враг.
Аватар пользователя htower
htower(5 лет 9 месяцев)(07:36:01 / 05-02-2014)

Много вранья и передергиваний. Старичок тот еще "казачок".

Наши военные расходы поглощали почти четверть внутреннего валового продукта

Где доказательства этого тезиса ? Про бредни либерстов мы уже слышали. Пара ссылок на эту тему:

http://www.contrtv.ru/common/1089/

http://wiki.istmat.info/%D0%BC%D0%B8%D1%84:%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%85%D0%BE%D0%B4%D1%8B_%D1%83%D0%B1%D0%B8%D0%BB%D0%B8_%D1%81%D1%81%D1%81%D1%80

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(11:25:14 / 11-09-2015)

Решил дополнить это обсуждение ещё одним интервью с Валентином Фалиным. На этот раз о Германии.

Германия, которую мы потеряли: история капитуляции Советского Союза

25 лет назад победители во Второй мировой войне наконец-то дали «вольную» побежденному. 12 сентября 1990 года в Москве главами внешнеполитических ведомств СССР, США, Великобритании и Франции, а также министрами иностранных дел двух тогда еще немецких государств, ФРГ и ГДР, был подписан Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии, известный также как договор «два плюс четыре». Этот акт возвращал безоговорочно капитулировавшей стране полный суверенитет во внешних и внутренних делах, открывая тем самым дорогу к ее объединению. Спустя три недели, 3 октября 1990 года, Германия стала единой. Своими мыслями об этих исторических событиях с «МК» поделился их непосредственный участник — дипломат и историк, заведующий Международным отделом ЦК КПСС в 1989—1991 гг., чрезвычайный и полномочный посол СССР в ФРГ с 1971 по 1977 год Валентин Фалин.



— Валентин Михайлович, договор, подписанный 25 лет назад, немцы справедливо считают большой победой своей дипломатии. А чем это было для нас?

— Действительно, это знаковое событие в истории Германии, с которым немецких граждан можно и должно поздравить. Что же касается его значения для нашей страны, то, как констатировал Манфред Вернер, занимавший в те годы пост генерального секретаря НАТО, возглавляемый им блок без единого выстрела добился обнуления интересов СССР в европейских и мировых делах.

— Но после крушения Берлинской стены выбор вариантов дальнейшего развития событий был, прямо скажем, невелик.

— Объединение, конечно же, было неизбежно. Но этот процесс мог идти по-разному. Я в числе других выступал за учреждение германской конфедерации. Именно такой вариант однозначно предпочитали Великобритания и Франция, опасавшиеся, что, став унитарным государством, Германия будет доминировать в Европе. За ту же модель поначалу высказывался и Бонн. В разработанном Хорстом Тельчиком, главным советником канцлера Коля, плане из 10 пунктов первым шагом значилось сближение ФРГ и ГДР, следующим — создание конфедерации. Ну и так далее. События приняли другой оборот после того, как Шеварднадзе (министр иностранных дел СССР в 1985–1990 гг. — «МК») попался на уловку своего немецкого визави Геншера, предложившего заменить формулу «четыре плюс два» на «два плюс четыре». В политике перестановка слагаемых может иметь роковые последствия. Поясню: модель «четыре плюс два» предполагала, что СССР, США, Англия и Франция условятся, каким должен быть статус объединенной Германии. И на основании этих предписаний ФРГ и ГДР выработают конкретную модель объединения. Вариант «два плюс четыре» означал, что, сговорившись, немцы представляют результат этой договоренности «четверке». А советская сторона и дальше поплелась на поводу у немцев.

— Почему же Англия и Франция не настояли на своем?

— Лондон и Париж были связаны обязательством в рамках НАТО — солидаризироваться с любыми боннскими установками по объединению Германии. Тэтчер и Миттеран намекали, что ситуация могла бы измениться, если бы Москва настояла на идее конфедерации. Но Горбачев заявил тогда, что Франция и Великобритания должны сами защищать свои интересы, что мы за них стирать их грязное белье не будем.

— А какова была позиция американцев?

— Для американцев — они прямо говорили об этом — главным было участие объединенной Германии в НАТО. При этом Горбачева заверяли, что после поглощения ГДР Федеративной Республикой НАТО ни на дюйм не продвинется дальше на восток.

— Но Горбачев сегодня утверждает, что на самом деле никто ничего такого не обещал. По его словам, это не более чем раздутый прессой миф.

— Если Михаил Сергеевич действительно выдает это за миф, то это не делает ему чести. Это смахивает на переписывание истории. Соответствующие высказывания Джеймса Бейкера, тогдашнего госсекретаря Соединенных Штатов, отражены в протоколах переговоров. Я неоднократно обращал внимание Горбачева на то, что полагаться на словесные обещания Вашингтона нельзя. Единственное, что как-то может связать руки американцам, — это документ, ратифицированный сенатом. Горбачев отнекивался: «Ты напрасно сгущаешь краски, я готов верить моим партнерам».



— Горбачев был настолько наивен?

— Не могу не вспомнить, как Сергей Федорович Ахромеев (в 1984–1988 гг. начальник Генштаба, с марта 1990 года советник Президента СССР по военным делам, покончил с собой 24 августа 1991 года. — «МК»), уходя в июне 1991 года в отпуск, сказал мне: «Я раньше думал, что Горбачев разрушает наш оборонительный потенциал по незнанию. А теперь я пришел к выводу, что он делает это сознательно».

— Вы согласны с такой оценкой?

— Многие годы общения с Ахромеевым убедили меня, что его суждения следует принимать всерьез.

— Какова в таком случае была цель Горбачева?

— Похоже на то, что державные интересы отступили на второй план. Он полагал, что спасет свое президентское кресло, пойдя на максимальные уступки США и их союзникам. В этом смысле Горбачев, несомненно, был наивным человеком. Ну а западные партнеры, почувствовав его слабину, использовали это на всю катушку. Сошлюсь на следующий эпизод. В 1990 году во время переговоров с Бушем в Белом доме Горбачев пишет мне записку: «Не хочешь ли высказаться по германским делам?» Пишу в ответ: «Готов». И излагаю нашу позицию: если мы равные партнеры, если мы исходим из принципа неделимой безопасности, то должны одинаково подходить к участию двух германских государств в военных блоках. Вопрос вхождения ГДР в Организацию Варшавского Договора имеет для нас не меньшее значение, чем для вас — членство ФРГ в НАТО. Воцаряется мертвая тишина. Буш предлагает прерваться и продолжить переговоры в Кэмп-Дэвиде, его летней резиденции. В Кэмп-Дэвиде у двух президентов проходит беседа с глазу на глаз, присутствуют только переводчики... И Горбачев сдает все советские позиции.
Перед переговорами Горбачева и Коля в Архызе я вновь попытался повлиять на ход событий. Я высказал тогда президенту свои опасения, предложил выдвинуть идею проведения общегерманского референдума о безъядерном, нейтральном статусе страны. По надежным оценкам, до двух третей немцев были бы готовы проголосовать «за». Он ответил: «Сделаю все что смогу, но, боюсь, поезд уже ушел...» Те уступки, на которые Горбачев пошел в Архызе, — он согласился на вывод советских войск и на вхождение всей Германии в НАТО, — не могут быть оправданы ни с позиций того момента, ни с точки зрения сегодняшнего дня. Кстати, Коль тогда спрашивал нашего президента, как поступить после объединения с бывшим руководством ГДР. Мне об этом рассказал Вилли Брандт (канцлер ФРГ в 1969–1974 гг. — «МК»). Ответ был такой: «Вы, немцы, сами разберетесь в этом вопросе». Партнеры очень удивились. Они ждали, что Горбачев будет настаивать на иммунитете Хонеккера и других бывших руководителей от уголовного преследования, и были готовы согласиться на это.

— Как много представителей советского руководства разделяли тогда ваши взгляды?

— Недовольных было не занимать. Правда, сомнениями чаще делились в узком кругу. Но были и те, кто высказывался открыто. Например, тот же Ахромеев или Филипп Денисович Бобков (на тот момент — первый зампредседателя КГБ СССР. — «МК»).

— Вернемся к событиям осени 1989 года. Насколько я понимаю, революция в ГДР вас не удивила: еще в марте 1988 года вы написали записку генсеку, в которой говорилось, что в ближайшее время ситуация в ГДР может быть полностью дестабилизирована. Что, кстати, вы тогда имели в виду?

— По спецканалам и из доверительных источников поступала информация о том, что в ГДР назревают беспорядки по типу 1953 года (события 17 июня 1953 года — забастовки и демонстрации с экономическими и политическими требованиями, подавленные при участии советских войск. — «МК»). Часть боннских политиков склоняла американцев к форсированию антиправительственных выступлений в Восточной Германии. Но тогда, в начале 1988 года, Вашингтон нашел, что «плод еще не созрел».

— Означает ли это, что протесты были инициированы извне, то есть что, выражаясь современным языком, это была цветная революция?

— Воздействие извне имело место, но не это являлось главным. Немцам все больше досаждал раскол нации. СЕПГ, являвшаяся правящей партией в ГДР, пользовалась в 60-е, 70-е и в начале 80-х гг. стабильной поддержкой примерно 40 процентов граждан. К концу 80-х популярность партии резко пошла на убыль. В упомянутой записке, как и в других моих аналитических материалах, ложившихся на стол генсека, проводилась мысль о необходимости менять нашу официальную позицию в отношении объединения Германии. Чтобы идти в ногу со временем, следовало отдать дань настроениям на востоке и западе, точно просчитать, где пределы наших возможных подвижек и где стоит проявить инициативу. Михаил Сергеевич, насколько мне известно, записки читал, но реакции с его стороны не было.

— А тогдашнее руководство ГДР согласилось бы пойти на сближение с Западной Германией?

— Думаю, да. Если бы мы занимали четкую, твердую позицию в этом вопросе, они вынуждены были бы с ней считаться.

— Но если это процесс, который привел к падению Стены, был совершенно естественным, то разве можно было удержать его в рамках конфедерации? Ведь понятно же, что в любом случае западная и восточная части Германии скоро слились бы в единое целое.

— Убежден, что вариант конфедерации был вполне реалистичным. Международная практика знает немало примеров этому. Соединенные Штаты — федерация, но ее субъекты, штаты, имеют очень большую самостоятельность. Процветающая Швейцария — классическая конфедерация. Нечто похожее могло быть и здесь: относительная независимость во внутренних делах и общая военная и внешняя политика. Если бы такая конфедерация состоялась, она просуществовала бы, уверен, не один год, а может быть, даже не одно десятилетие. Но мы пошли по самому легкому и самому ущербному пути. В том числе и с точки зрения экономики. Мы оставили в ГДР почти на триллион марок движимого и недвижимого имущества, а получили взамен 14 млрд на строительство казарм для выводимых советских войск. Не были списаны наши долги перед ГДР и ФРГ. Этот вопрос даже не поднимался. А ведь в свое время Эрхард (Людвиг Эрхард, министр экономики ФРГ в 1949–1963 гг., канцлер в 1963–1966 гг. — «МК») прощупывал, не согласится ли Москва на западные условия объединения Германии, если получит в порядке компенсации более 120 млрд западногерманских марок. По нынешнему курсу — около 250 млрд долларов.

— Когда и в какой в какой форме было сделано это предложение?

— Если мне не изменяет память, это было в 1964 году, когда Эрхард сменил тогда Аденауэра (глава правительства ФРГ в 1949–1963 гг. — «МК») на посту канцлера. Информация была передана по дипломатическим каналам — в неформальной, ни к чему не обязывающей стороны форме.

— То, что называется зондажом?

— Да, зондаж — это самое подходящее понятие.

— И чем дело кончилось?

— Мы просто не откликнулись. Был еще один похожий эпизод — уже при Горбачеве, в начале перестройки. Тогда речь шла о 100 млрд марок — в обмен на то, что мы отпустим ГДР из Варшавского договора и предоставим ей нейтральный статус, схожий с австрийским. Не стану раскрывать, кто передал это сообщение, хотя этого человека уже и нет в живых. Это опять-таки был зондаж, который вновь был оставлен без внимания.

— Понятно: не могли поступиться принципами.

— Ну, если говорить о принципах, то следует напомнить, что отнюдь не Советский Союз был инициатором раскола Германии. Еще в 1941 году Сталин заявил: «Гитлеры приходят и уходят, Германия и немецкий народ остаются». А в 1945 году, при обсуждении германского вопроса на Потсдамской конференции, он четко зафиксировал советскую позицию: СССР против раскола Германии. Но Лондон и Вашингтон тогда категорически отказывались рассматривать Германию как политическое целое. Согласно их наметкам, предполагалось появление на месте Третьего рейха 3–5 государств.



— А в чем был расчет Сталина?

— Он считал, что раскол Германии противоречит стратегическим интересам СССР. Это укрепило бы претензии Соединенных Штатов на мировую гегемонию. В 1946 году Сталин предложил провести во всех четырех оккупационных зонах свободные выборы по единому избирательному закону, создать по их результатам общегерманское правительство, заключить с ним мирный договор и в течение одного-двух лет вывести все оккупационные войска. Естественно, одновременно должна была быть проведена глубокая демилитаризация, денацификация и декартелизация страны.

— Сталин жертвовал советской зоной в расчете на распространение советского влияния на всю Германию?

— Нет, таких претензий не было. Германия должна была стать нейтральным государством, не входившим ни в какие блоки. Но советские предложения были отвергнуты. Американцы и их союзники взяли курс на создание западногерманского государства, которое было бы встроено в антисоветский фронт. Но даже после того, как были созданы ФРГ и — несколько позднее — ГДР, Сталин не оставлял свою идею. Во время встреч с руководителями ГДР он настаивал: «Никаких социалистических экспериментов, ограничьтесь буржуазно-демократическими реформами!» Последнее предложение, касающееся объединения, было сделано им в марте 1952 года, — знаменитая «Мартовская нота». В ней были все те же пункты: общегерманские выборы, создание национального правительства, мирный договор, вывод войск. Но Аденауэр заявил, что будет вести переговоры с русскими только после того, как ФРГ войдет в Североатлантический альянс. Многие немцы называли это упущенным шансом.

— Но после смерти Сталина позиция СССР резко изменилась.

— Да, был взят курс на построение социализма в ГДР. Свою роль сыграл и субъективный фактор. Лаврентий Берия, тогдашний глава МВД, задействовал свою «личную агентуру» для того, чтобы выяснить, чем нам отплатит Запад, если мы откажемся от контроля над Восточной Германией. По оценке разведслужб, ГДР была недостаточно жизнеспособна. И пока не произошел крах, вызванный внутренними причинами, Берия считал целесообразным изучить, так сказать, альтернативные сценарии.

— Правильно, как выяснилось, считал.

— Трудно сказать, насколько позиция Берии была адекватна тогдашним политическим реалиям, но никакой измены в таком зондаже, конечно, не было. Тем не менее после ареста Берии Хрущев сделал это главным пунктом обвинения против низвергнутого министра: пытался якобы «сдать империалистам» нашего союзника — Германскую Демократическую Республику. Но все-таки главной причиной смены курса были события июня 1953 года. До этого западные державы не принимали наши предложения об общегерманских выборах, поскольку опасались, что немцы могут проголосовать за нейтральную или даже просоветскую Германию. После бурных июньских демонстраций стало очевидно, что настроения по обе стороны границы радикально изменились. Теперь свободных выборов стали бояться мы.

— И после этого «германский вопрос» был почти на 40 лет закрыт?

— Нет, в середине 1950-х была предпринята еще одна попытка сближения двух германских государств. После подписания австрийского государственного договора, по которому Дунайская республика обрела полную независимость, у западногерманских политиков возник вопрос: нельзя ли нечто подобное предпринять и в отношении Германии? В Восточный Берлин неофициально прибыл Фриц Шеффер, министр финансов в правительстве Аденауэра, с предложением создать германскую конфедерацию. Мы, эксперты, — я тогда работал в Комитете информации при МИД СССР — убедили Хрущева поддержать этот план. В свою очередь американцы убеждали Аденауэра не отвергать инициативу Шеффера, доказывая, что большее, ФРГ, в недалекой перспективе поглотит меньшее, ГДР. Однако канцлер заявил, что идея конфедерации — уловка Ульбрихта (Вальтер Ульбрихт, первый секретарь ЦК СЕПГ в 1950–1971 гг. — «МК»). Что, заполучив дипломатическое признание ГДР, восточные немцы тут же выйдут из игры. Кончилось это тем, что Шеффера выгнали из правительства.

— Может быть, это и впрямь было уловкой?

— Насколько мне известно, никакой уловки не было. Скажу так: у руководителей ГДР было ничуть не меньше оснований не доверять Аденауэру, чем у Аденауэра — не верить руководству ГДР.

— Но ведь большее и впрямь неизбежно поглотило бы меньшее.

— Ну, поглотить было бы довольно сложно, потому что в ГДР стояла наша армейская группировка. Вывода оккупационных войск из Германии этот вариант не предполагал — на это не шли в первую очередь Соединенные Штаты.

— Удивительно все-таки, как при такой готовности Москвы к компромиссам могла возникнуть Берлинская стена. Ведь это-то, вы не будете спорить, было нашей инициативой.

— Не нужно забывать, что до возведения Берлинской стены американцы разделили Германию «атомным поясом», протянувшимся вдоль всей восточной границы ФРГ — от Дании до Швейцарии. Ядерные заряды были подведены под мосты, плотины и другие важные объекты, подготовлены к затоплению обширные районы в долинах крупных рек. Гельмут Шмидт (канцлер ФРГ в 1974–1982 гг. — «МК»), с которым я давно знаком, как-то признался в нашем разговоре, что о существовании «пояса» ему стало известно только в 1969 году, когда он стал министром обороны в правительстве Брандта. «Ну а мы, — говорю в ответ, — узнали о нем, когда его только начали возводить». «Пояс» должен был упредить прорыв советских войск на Запад в случае начала войны.

— А были, кстати, у нас такие планы?

— В отличие от американцев и британцев, у которых уже в 1945 году были планы «превентивной войны» против СССР — «Немыслимое», «Тотэлити», «Пинчен», «Бройлей», а потом «Дропшот», — у нас ничего похожего не было. Да, довольно часто можно слышать, что в 1945–1946 годах мы собирались наступать до Атлантики, но это полный бред. Сталин дал четкое указание Соколовскому (Василий Соколовский, в 1946–1949 гг. главнокомандующий Группой советских войск в Германии. — «МК»): в случае агрессии со стороны США и их союзников — типа операции «Немыслимое» — не наступать на Запад, а отойти на линию Одер–Нейсе. Лишь после того, как мы оправимся от первого удара, предполагалось вернуться на демаркационную линию, определенную в Постдаме. Так вот стоял вопрос.

— Но, может быть, не все наши планы еще рассекречены?

— Когда Ельцин пришел к власти, он потребовал прояснить два вопроса: не вынашивал ли Советский Союз планы упреждающих ударов по Германии в 1941 году и по западным странам в послевоенный период. Его помощники прошерстили все архивы и доложили, что таких документов не нашли. Да их и не могло быть в принципе.



— В общем, воздвижение Стены было ответной мерой?

— Совершенно верно. По существу, раскол Берлина, а по большому счету — и всей Германии, начался в 1947–-1948 годах, когда западные союзники вычленили свои секторы из Большого Берлина, столицы советской зоны, и провели там денежную реформу. Это было явным нарушением Потсдамских соглашений. Я совершенно не согласен с теми, кто главной причиной появления Стены называет бегство людей на Запад. Да, такой мотив, конечно, играл свою роль, но важнейшими были вопросы безопасности. В том числе — экономической. Открытая граница обходилась ГДР в 38–40 млрд марок ежегодно. Как справедливо отмечал Бруно Крайский (федеральный канцлер Австрии в 1970–1983 гг. — «МК»), государство не может существовать, не защищая своих границ.

— Давайте теперь о будущем. Договор, подписанный четверть века назад, прекратил оккупационный режим в Германии, но ряд ограничений суверенитета остался: Германия не может иметь оружие массового поражения, требовать вывода войск союзников со своей территории, проводить референдумы по военно-политическим вопросам... В общем, есть мнение, что рано или поздно встанет вопрос о полноценным мирном договоре между Германией и ее победителями.

— Никакого мирного договора, думаю, не будет: Советского Союза больше нет, а американцам такой договор не нужен. Их полностью устраивает нынешняя ситуация, позволяющая им оказывать давление на Германию, а через нее — на всю Европу.

— Ну а сама Германия может вновь пойти по скользкой дорожке гегемонии, как этого опасались некоторые наши союзники по Второй мировой?

— Военным путем, я уверен, Германия никогда больше не пойдет. Немцы умеют учиться у истории. Они будут наращивать свое влияние, используя свое выгодное географическое положение, свои интеллектуальные, научные, технологические возможности, свою знаменитую дисциплину. То положение, которое они занимают сегодня в Европе, показывает, что этот путь намного эффективнее военного.

— В недавно прочитанных мною мемуарах бывшего руководителя службы военной контрразведки ФРГ Герда-Хельмута Комоссы есть любопытный пассаж: «Сейчас уже поколение внуков начинает задавать вопросы. «Дедушка, но это ведь несправедливо», — сказал мой внук Тобиас, когда я рассказал ему о моей утраченной родине — Восточной Пруссии... И это действительно несправедливо, а прочный мир можно построить только на основе справедливости». Интересная мысль?

— Могу вам также сказать, что в советские времена некоторые туристы из ГДР и из ФРГ, приезжавшие на отдых в Сочи и Крым, сетовали: «А ведь все это могло быть наше...» И это докладывалось, между прочим, нашему высшему руководству. Но такого рода мечтания, разумеется, нельзя рассматривать всерьез. Что же касается претензий по поводу утраченных территорий, то они давно уже выдвигаются определенными политическими силами в Германии и наверняка будут выдвигаться впредь. Но о справедливости следует думать до развязывания войны. Тогда не нужно будет лить слезы по утраченным территориям.

http://www.mk.ru/politics/2015/09/10/germaniya-kotoruyu-my-poteryali-istoriya-kapitulyacii-sovetskogo-soyuza.html?google_editors_picks=true 

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...