Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Секты, диссиденты и подражание Западу

Аватар пользователя поляр

http://newsite.tochka-py.ru/index.php/entry/218-%D1%81%D0%B5%D0%BA%D1%82%D1%8B%2C-%D0%B4%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B-%D0%B8-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B7%D0%B0%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D1%83

 

Реформы в России — затянувшееся на 25, если не на 125 лет - упражнение в подражании Западу. Многие западные институты переносятся на российскую почву без изучения и понимания, слепо и целиком. Иногда пересаженные институты приживаются, приобретая иной смысл, зачастую противоположный тому, который имели на Западе. Иногда не приживаются и становятся благодатной почвой для всякого рода диссидентских групп, или механизмом, разрывающим общество.

Тех, кто хоть краем глаза следит за американскими политическими дебатами, удивляет привычка американцев ругать государство и подозревать его во всех смертных грехах. Государство, дескать, спит и видит, как бы отнять у граждан свободу и устроить социализм. Притащив эту американскую привычку в Россию, проповедники Запада разъясняют удивленным гражданам, что править должно не государство, а «гражданское общество», состоящее из всякого рода негосударственных общественных организаций.

Сами американцы объясняют свою государствофобию тем, что отцы основатели США натерпелись от произвола государства и в Англии и под колониальным гнетом и больше такого не хотели. Однако,  перечитывая книгу Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма», понимаешь, что это объяснение весьма односторонне. Важный срез проблемы не проговаривается и остается за кадром.

Если Вы еще не читали «Протестантскую этику» очень рекомендую прочесть.

Если кратко — протестантская реформация началась как протест против продажи индульгенций. Католики, как и православные, верят, что грехи можно искупить, а душу спасти добрыми делами. Католики упростили добрые дела, сведя их к пожертвованиям церкви и поставили дело на поток и стали продавать прощение не только прошлых, но и будущих грехов. Возмущенные этим монахи придумали теорию, что еще до сотворения мира Бог решил, кто будет спасен и кто нет, и изменить его решения земными делами невозможно. Людей поделили на «избранных» и «отверженных». Избранные еще до сотворения мира были предназначены умножать славу Господа. А отверженные мало чем отличаются от животных и не имеют шанса на спасение. Это повлекло за собой массу последствий, в том числе и недоверие к церковной иерархии и государству:

"Чем большее значение придавалось принадлежности проповедника и всех причащающихся к кругу избранных, тем невыносимее становилось всякое вмешательство со стороны государства... Представление, что слава Господня требует подчинения церковной дисциплине и отверженных, постепенно вытеснилось другой идеей, согласно которой причащение, совершаемое совместно с отринутыми Богом людьми, — оскорбление Всевышнего во славе Его.

Это неизбежно... вело к созданию "церкви верующих" — религиозного общества, состоявшего исключительно из возрожденных. Наиболее радикальные выводы из этих идей были сделаны кальвинистским баптизмом, к которому принадлежал и глава «парламента святых» Прайсгод Бэрбон... баптистские секты... настойчиво и последовательно, придерживались принципа, что в церковную общину можно допускать лишь возрожденных, и потому решительно отвергали и «институциональный» характер церкви, и всякое вмешательство светской власти."

Выражение «парламент святых» впечатляет. Это не метафора. Протестанты, уверенные в своей избранности, на полном серьезе считают себя святыми. По этой причине, протестантские церкви начали быстро дробиться на множество сект. С чего вдруг слушать каких-то иерархов, если ты сам святой, а иерархи еще не известно?

Государство, как и официальная церковная иерархия, стали подозрительны. Секта - община святых со справкой, а государство открыто всем. Среди государственных служащих наверняка полно отверженных. Доверять этому сброду нельзя. И уж тем более, нельзя позволять ему лезть в дела «святых».

Основатель американского баптизма Роджер Вильямс, приехавший в Америку в 1631 году и ставший пастором в Салеме штат Массачусетс, призывал оградить «сад церкви» от «дикости мира» «разделяющей стеной». Пуритане мечтали о государстве-церкви и изгнали пастора, после чего он основал новую колонию на Род Айленде. Баптисты были главной силой, проповедующей отделение церкви от государства и свободу личности в Америке. Вот принципы баптистских сект, утвержденные на всемирном съезде баптистов в Лондоне в 1905 году:

  1. Библия — единственный непогрешимый авторитет в делах веры и практической жизни.
  2. Церковь должна состоять только из духовно возрожденных людей.
  3. Крещение и Вечеря Господня преподаются только возрожденным людям.
  4. Независимость поместных общин в духовных и практических вопросах.
  5. Равноправие всех членов поместной общины, всеобщее священство.
  6. Свобода совести для всех верующих и неверующих.
  7. Отделение церкви от государства.

Заняв командные высоты в американском государстве, сектанты отделили церковь от государства. Патриоты Запада иногда указывают на нашу «отсталость» и «нетерпимость»: американцы, мол, еще в 18-м веке отделили церковь от государства и стали строить «светское» общество. Это не совсем так, вернее совсем не так.

Если в России в 1917-м году церковь отделили от государства, как нечто отжившее и реакционное, то американские сектанты в18-м веке наоборот, отделили государство от церкви, как нечто грязное и недостойное.

Баптистская секта это что-то типа клуба:

- А у тебя, Сара, как дела?
- Очки сломались, надо новые покупать.
- Давайте помолимся, чтобы Бог помог Саре купить хорошие новые очки...

Религиозного, на  наш, православно-советский взгляд, мало. Ни икон, ни попов в облачениях — все в штатском. Изображают из себя что-то типа апостолов на отдыхе. Известны случаи, когда сектанты за ужином решали за кого голосовать на выборах. А кто проголосует не за того, на следующем заседании должен покаяться или будет изгнан из общины. Это даже не прообраз гражданского общества, а оно и есть. Конечно существуют и совсем не религиозные общественные организации, но вот такие протестантские секты в Америке по сей день самые массовые, древние и устойчивые.

Хотя государству запрещалось вмешиваться в дела религиозных организаций, и согласно первой поправке к американской конституции, «правительство не может прямо или косвенно, по неосторожности или нарочно выделить какое-либо религиозное сообщество для предпочительного или непредпочтительного обращения», «гражданское общество» сектантов могло делать что угодно.

В книге «Бог в Белом доме» Рандал Балмер пишет что когда в 1928 году губернатор штата Нью Йорк, католик Алфред Смит попытался выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах, Пастор Первой Пресвитерианской церкви Вильям Макдональд организовал многотысячную демонстрацию против номинации. Выступающие распевали «Встань за Христа», а члены Ку Клукс Клана, обращаясь к собравшимся, радовались что в Америке есть 6 миллионов людей, готовых положить свои жизни, чтобы сын папы римского не сидел в президентском кресле. Несколько дней спустя, две пожарные команды были вызваны на место, где проходила демонстрация, снести горящий крест 8 метров в высоту и 5 метров в ширину.

После второй мировой войны, религию стали эксплуатировать в интересах Холодной войны. Конфликт с СССР изображали в терминах религиозной войны: Христианская Америка противостоит «безбожным большевикам». Президент Трумэн стал регулярно посещать церковь. По свидетельству Эзры Бенсона, секретаря кабинета Эйзенхауэра по сельскому хозяйству, в последующем президента «Церкви Исуса Христа», Эйзенхауэр попросил открыть первое заседание кабинета молитвой. На втором заседании президент помолиться забыл и Бенсон послал ему записку с напоминанием. Президент прервал заседание и, обращаясь к присутствующим, сказал: «Если никто не возражает, все последующие заседания мы будем начинать с молитвы».

В крестовом походе против коммунизма принимали участие тысячи проповедников, в том числе и звезды сектантского бизнеса, имевшие, благодаря  теле и радиопередачам, книгам, газетам и журналам многомиллионную аудиторию. Быть атеистом стало непатриотично, а учитывая свирепствовавщий в те времена маккартизм, и небезопасно. Количество верующих в Америке выросло с 40% в 1940 году до 65% в 1970. Было создано множество антисоветских религиозных организаций: Campus Crusade, National Education Program, American Council of Christian Layman, Christian Crusade, Christian Freedom Foundation, The Christian Anti-Communism Crusade, финансировавшиеся финансовыми и промышленными магнатами. Соответственно росло и влияние проповедников.

Нам, с нашим научным атеизмом, трудно оценить влияние крупного проповедника в США. Нас приучили думать что там правят промышленные и финансовые магнаты. Давайте однако посмотрим на проповедника.

Билли Грам — баптистский проповедник, регулярно проповедовавший по радио и телевидению, выступавший на площадях и стадионах. Автор множества книг и статей. Его аудитория за все время карьеры оценивается в 2,2 миллиарда человек. По данным опросов, 85% американцев знали Грама. Записи некоторых проповедей продолжают транслировать и теперь. Среди слушателей его проповедей были президенты от Трумэна до Обамы.

«Самое эффективное оружие против коммунизма», писал Грам — «стать заново рожденным христианином». После встречи с Трумэном в 1950 году, Грам сказал журналистам, что он убеждал президента дать отпор коммунизму в Корее. Грам регулярно посещал президента Эйзенхауэра, где познакомился с вице президентом Никсоном.          В 1952 году был принят специальный закон, позволивший Граму отслужить службу на ступенях Капитолия. Грам служил частные службы для Никсона, а в 1970 году, когда Никсон посещал службу Грама в восточном Теннесси, произошел антивоенный митинг и впервые в истории, президент был вынужден обратиться к народу с баптистской трибуны. Грам руководил похоронами президентов и их жен, а в 2010 его посетил президент Обама и Грам отслужил для него персональную службу.

Мишенью сектантов был не только СССР. Когда католик Кеннеди выдвинул свою кандидатуру на президентских выборах, «гражданское общество» обрушилось на него. Норман Винцент Пиле, пастор крупной церкви в Нью Йорке, более 35 лет вел шоу на радио, а потом на телевидении, автор книг, расходившихся многомиллионными тиражами, взял отпуск на пол года чтобы посвятить все время организации травли Кеннеди. Лихорадочно собирая силы протестантов, Пиле организовывал сборища от Швейцарии до Нью Йорка. На одном из этих собраний, «Национальной конференции граждан за религиозную свободу» собралось 150 влиятельнейших протестантских проповедников, в том числе и Билли Грам. На пресс конференции делегаты заявили что «Католическая церковь не только религиозная, но и политическая организация, которая многократно пыталась нарушить отделение церкви от государства», поэтому, дескать, нельзя принимать всерьез обещания Кеннеди не нарушать принцип отделения церкви от государства. Очевидно что «гражданское общество» сектантов не менее политическая организация. Но сектантам можно.

Чтобы оценить масштаб сопротивления «гражданского общества», Рендалл Балмер приводит пример предварительных выборов в Западной Вирджинии. В феврале социологи сообщили, Кеннеди, что он может выиграть с перевесом 70:30 Кеннеди решил, что легкая победа переубедит скептиков, считавших что у католика нет шансов стать президентом. Однако уже к маю весть о католическом вероисповедании кандидата разлетелась по штату и предпочтения избирателей изменились на противоположные. 40:60 не в пользу Кеннеди.

Протестантские проповедники развернули яростную травлю кандидата католика. «Президент католик? Извините, но это все равно что голосовать за фашиста!» «Римская католическая церковь ведет мощную кампанию чтобы скрыть свои истинные намерения и завоевать общественные симпатии. Она использует доктрину Большой лжи, столь успешно примененную Гитлером и Сталиным.» «Папская иерархия хочет уничтожить наши бесплатные школы, свободу слова и прессы, свободу совести и ввести свои восточные древние суеверные идолопоклонческие нехристианские порядки в нашей стране». «Католик связан со своей церковью с младенчества, поэтому она для него важнее всего на свете.» «Хотя я демократ, я так же не стану голосовать за католика, как и за коммуниста.» «Нам нужна Библия и конституция, а не Кремль и Ватикан»

Кеннеди повезло. Он баллотировался сразу после запуска Спутника в СССР. Факт, что полуразрушенная войной Россия смогла опередить богатую Америку в космосе, шокировал американскую элиту. Позиции националистов усилились. Сектантам гражданского общества пришлось потесниться. Необходимость общенациональных научно-технических программ, радикального улучшения и обеспечение доступности образования, в том числе высшего, развития науки, прекращения охоты на ведьм, повышения престижа ученых и обеспечения их свободомыслия были понятны большинству. Кеннеди победил с минимальным отрывом 49,7% против 49,5% у Никсона.

По иронии судьбы, Кеннеди помог баптист Мартин Лютер Кинг. За пару дней до выборов, Кинг в очередной раз попал в тюрьму за попытку десегрегировать «белый» ресторан. Жена Мартина Лютера, переживая что станет с мужем в тюрьме Южного штата, позвонила в штаб Кеннеди. Кеннеди добился, чтобы Кинга выпустили под залог. Узнав об этом, отец Кинга, тоже крупный проповедник, симпатизировавший до этого Никсону, сказал: «У меня есть чемодан голосов, и я положу его к ногам Кеннеди за то, что он высушил слезы в глазах моей невестки».

Компания «гражданского общества» против Кеннеди позволяет по-новому взглянуть на аргументы антисоветской пропаганды. Не только действующие лица, но и аргументы были те же. Если в отношении секулярного СССР, такие аргументы выглядели секулярными, то в отношении католической церкви их религиозный смысл очевиден.

Откуда, например, взялась идея, что католик предан церкви с младенчества? Баптисты, и многие другие протестантские секты, допускают к крещению только взрослых, способных сделать сознательный выбор. Поэтому предполагалось что католики, крещенные с младенчества, не имеют выбора и являются безвольными рабами тоталитарной системы. Перекреститься в другую веру, что у нас считается предательством веры отцов и осуждается, для многих протестантских сект означает не только "возрождение", но и является непременным условием способности мыслить рационально и самостоятельно. Этот аргумент использовали и советские диссиденты, отвергая рассуждения "совков". Вот С.Г. Кара-Мурза пишет:

«Отметим еще одно свойство наших гуманитариев-шестидесятников (впрочем, не только наших, но и многих ренегатов из европейских коммунистов) – их заверения в том, что в молодости они были искренними и даже пылкими сторонниками идеи равенства и справедливости. И это говорят пожилые люди с нежностью и уважением к самим себе. К чему этот эксгибиционизм?

Что за излияния души и признания в любви к идее, которой они изменили и которую убивают, причем с садизмом? Они хотят, чтобы их пожалели люди, на которых они обрушили бедствие, и ему не видно конца?»

Я не хочу сказать, что все наши диссиденты баптисты, но они тоже, как говорят о себе американские сектанты "заново рожденные". Откровения свыше им приходили с радиостанций ЦРУ, а у микрофона сидели баптисты, пришедшие с проповедей Грама и Пиле, и говорили что думают.

Перекрещение в новую веру должно доказывать, что выбор сознателен, в отличии от бессознательного подчинения системе младенцев, совков, католиков или фашистов. Из бессознательности младенца в момент крещения, "выводится" бессознательность взрослых людей. Почему? Потому что они не баптисты или диссиденты, а значит не «возрожденные». Крещение во мледенчестве не считается.

Крещение в зрелом возрасте вещь не безобидная, как может показаться нам, воспитанным на научном атеизме. Некрещеные попадают в ад. Пусть и в первый круг, где их не мучают. Поэтому и католики и православные старались крестить детей как можно раньше. Но протестанты считают, что это не их дело. Все в руках Господа. Это отношение к детям проявляется во многих формах.

Например, лучшие школы в Америке - католические. Качество образования в католических школах объясняется, прежде всего тем, что католики не делят людей на избранных и отверженных. В каждом искра божия и долг человека и окружающих - ее развивать.

Это же отношение характерно для советской социалистической системы. «Дети — наше будущее». Протестантские секты так не считают. Да, они и не могут быть уверены что дети их будущее. Дети сами решат станут ли они будущим родительской секты, вступят в другую, или вообще не окрестятся — это как бог даст. Отсюда странное на наш взгляд отношение к детям. Вот как его описывает Вебер:

«для того чтобы ощутить атмосферу этого вероучения, приведем в качестве иллюстрации прославленного — в известном отношении не без оснований — реформатского милосердия (charitas) следующий пример: торжественное шествие в церковь приютских детей Амстердама в их шутовском наряде, состоявшем из двух цветов — черного и красного или красного и зеленого (наряд этот сохранялся еще в XX в.),—в прошлом воспринималось, вероятно, как весьма назидательное зрелище, и в самом деле оно служило во славу Божью именно в той мере, в какой оно должно было оскорблять «человеческое» чувство, основанное на личном отношении к отдельному индивиду.»

Это отражается, в том числе, на качестве школьного образования. Вот результаты сравнительного исследования успехов старшеклассников разных стран в математике и физике, TIMSS опубликованного в 1995 году:           timms.png

Русские школьники, принимавшие участие в тесте, в среднем моложе других: русским 16,9 лет, американцам 18, Французам и шведам 19.

К 1995 году реформаторы уже 10 лет ломали социалистическую систему образования СССР, но до «гражданского общества» американских сектантов еще далеко.

Впрочем, за прошедшее с 1995 года время наше гражданское общество сильно продвинулось. В дурацкие костюмы русских детей еще не обрядили, но новые стандарты старшей школы уже приняли. Оставили школьникам одну естественную и одну гуманитарную науку. Хватит с них. И 75% пединститутов объявили неперспективными, чтобы для нормального образования не было учителей.

Смысл гражданского общества, являющегося по сути ни чем иным, как протестантским сектантством, заключен в том, чтобы свести к минимуму все структуры, включающие всех граждан. Граждане, объединенные во всевозможные секты «возрожденных» считают себя выше «безбожников». Но поскольку нельзя знать наверняка кто и как спасется, государство не может и не должно пытаться спасать всех. Отсюда и представления о «быдле», которому «не дано». Секта может спасется, а может нет. Тут ничего сказать нельзя, а весь народ спастись не может.

Структуры, включающие все население, заведомо «утопичны», «порочны», и подозрительны. Зачем учить «дебилов», лечить «алкоголиков», обеспечивать современные рабочие места «лентяям», пускать в университеты, или даже в дворники, «чурок»? Сектанты ревниво стремятся ограничить все структуры, предназначенное для общества в целом. Западная демократия, таким образом, является сектантской демократией и представляет из себя диктатуру меньшинств.

Сектантский характер западного гражданского общества входит в противоречие с национальным единством. Все, кому, не лень могут возомнить себя «святыми» и кого угодно назначить «отверженными». Непогрешимым «святым» нет дела до «отверженных».

Модернизация требовала создания массовой националистической интеллигенции, служащей всей нации, а не собственной карьере или своей секте. Нужна была и националистическая идеология, изображавшая такое служение достойным делом. Поэтому уже во времена Вебера, американские университеты пытались скрыть сектантское прошлое США:

«Господствующая в последние годы в американских университетских кругах тенденция отрицать свое «сектантское прошлое» привела к тому, что библиотеки не приобретают почти ничего нового в этой области; это характерно для общей «секуляризации» американской жизни, которая, по-видимому, завершится полным изменением как исторически сложившегося национального характера, так и ряда важнейших институтов этой страны. В поисках необходимой литературы приходится адресоваться к ортодоксальным мелким колледжам провинциальных сектантов.»

Насколько важно было приглушить сектантское прошлое, можно судить по первой избирательной кампании президента Обамы. Тогда в прессу просочились выступления проповедника его секты Джеремия Райта, пропитанные расизмом и ненавистью к белым. Чтобы стать президентом, Обама должен был позиционировать себя как общенационального лидера, а тут такое... В конечном итоге, Обаме удалось убедить большинство избирателей, что он не согласен с Райтом, но доверия государству это не добавило.

Но с национализмом в США не заладилось. Кеннеди был убит, его вице президент Линдон Джонсон, провозгласивший своей целью создание «Великого общества», погряз во Вьетнамской войне, Никсон и вовсе предстал перед всем миром уголовником, послав взломщиков в штаб кампании своего конкурента. Баптист фермер Джимми Картер, рекомендуя себя как «заново рожденного христианина», обещал очистить Белый дом от скверны. «Джимми кто?» недоумевали аналитики, получив результаты предварительных выборов. Картер, который в начале кампании даже не входил в рейтинги, стал президентом благодаря широкой поддержке Евангелистов — широкой группы сект, включающей также и баптистов. Многие из них никогда не голосовали, и даже не регистрировались в качестве избирателей, но обещания принести мораль в Белый дом их заинтересовали, а заявление Картера, что он «заново рожденный христианин» дало им понять что он свой. Этот термин Евангелисты используют для крещения, которое как и баптисты, проводят в сознательном возрасте.

Но в промышленных масштабах вовлечь евангелистов в политику удалось уже после избрания Картера и против него. Предлогом стала отмена налоговых льгот христианскому университету Боба Джона под предлогом расовой сегрегации. Университет согласился принимать студентов негров, но только семейных, чтобы не было романов с белыми. Потом и это ограничение было снято. Осталось лишь правило, запрещающее межрасовые романы. Но в 1976 году университет все равно был лишен налоговых льгот задним числом аж с 1970 года, когда получил первое предупреждение.

С этого момента берет начало история американских Религиозных правых. Главным направлением их политики стала борьба против вмешательства государства в сектантские дела. Рейган использовал религиозных правых по полной. Выступая перед многотысячной толпой он заявил:

«Первая поправка писалась не для того, чтобы защитить народ и его законы от христианских ценностей, а чтобы защитить эти ценности от государственной тирании».

Секты начали открытую войну против государства. Так началась великая антигосударственная сектантская революция, которую США экспортируют по всему миру под брэндом «гражданское общество.

Сектанты, возложили на государство и его социальные программы ответственность за падение нравов. Программы помощи бедным попали под огонь критики. Сверхбогатые последовательно освобождались от социальных обязательств: вдвое снизили максимальную ставку подоходного налога, перевели производство в Китай и другие развивающиеся страны, сворачивают социальные программы. С 2001 по 2005 годы доля религиозных неправительственных организаций среди получателей государственных средств возросла вдвое, с 10 до 20%. Демонизируя государство и социальные программы с помощью религиозных правых, корпоративная олигархия добилась чудовищного расслоения доходов. http://www.youtube.com/watch?v=QPKKQnijnsM

Вашингтонский консенсус — стандартный набор неолиберальных экономических мер, сформулированный в 1989 году и навязываемый странам второго и третьего мира Международным Валютным Фондом, Всемирным банком и Федеральной резервной системой, включает также требование увеличения роли «гражданского общества» - замены государственной власти сектантской.

Институт негосударственных объединений закреплен в пункте 57 устава ООН. Не удивительно, что 75% НГО из реестра ООН, базируются на Западе.

Среди крупнейших НГО, с самым большим числом членов и самым широким влиянием в мире — религиозные. 58% религиозных НГО христианские и 11% еврейские. Хотя мусульман в мире в 100 раз больше, чем евреев, количество мусульманских НГО, зарегистрированных ООН, равно количеству еврейских. Думаю отчасти это объясняется тем, что, некоторые созданные с помощью США мусульманские религиозные НГО, такие как Аль-Каида, регистрировать в ООН неприлично. Пока во всяком случае. Но тенденция американского фундаментализма крушить государства и передавать власть сектам очевидна.

Националистическое государство всегда локально. Оно ответственно перед всем населением. Государство строит школы и университеты, больницы и библиотеки чтобы интегрировать все население в нацию, сделать детей своего народа сирийцами, ливийцами, никарагуанцами, нигерийцами или русскими.

Сектантские миссионеры тоже строят школы, университеты, больницы и библиотеки, но их цель, сделать аборигенов баптистами, адвентистами, диссидентами. В этом и состоит смысл вытеснения национального государства из социальной сферы и замена его негосударственными организациями, большинство которых базируется на Западе или спонсируется Западом. Впрочем, зачастую Запад заменяет национальное государство религиозной негосударственной организацией, которая университетов строить не собирается, Аль-Каидой, например.

Если США были созданы сектами, и большинство граждан объединены в секты, то в странах, которым США навязывает сектантскую «демократию», своих сект очень мало. Например, хотя баптизм возник в начале 17-го века в Европе, прижился он только в сектантских США. Из живущих сегодня в мире 39 миллионов баптистов, в Европе живет только порядка 2% - 735 000.  В США в 30 раз больше - 21 миллион. Американские миссионеры активно насаждают баптизм в других странах. В Нигерии, например, 3,5 миллионов баптистов - в 5 раз больше, чем в Европе. Они там не сами завелись, а являются результатом миссионерской деятельности американских баптистских сект.  Естественно, эти секты гораздо теснее связаны с родительскими сектами в США, чем со своим народом. Да и из европейских баптистов больше половины живет в Восточной Европе, и являются результатом миссионерской деятельности американцев.

Баптистские секты, как мы видели, весьма активны в политике, и угрожают национальной независимости незападных стран не меньше, чем американские авианосцы.  То же можно сказать и о других неправительственных организациях, как религиозного, так и "секулярного" толка. Критики доктрины «гражданского общества» говорят, что получив благодаря Западу значительные ресурсы, организацию и политическое влияние, «гражданское общество» в этих странах не представляет большинство, а представляет лишь своих западных спонсоров.

Представители туземного «гражданского общества» этого и не скрывают. Посмотрите, например, на видного представителя российских диссидентов Сергея Ковалева http://youtube.com/watch?v=ykjtlQaxeuI

«Демократия — это не власть большинства. Демократия — это права меньшинств»!

Непривычных к сектантству российских слушателей Ковалева такое утверждение шокировало. Но мы теперь видим, что Ковалев излагает западную сектантскую модель демократии. «Святые» меньшинства противопоставлены «отверженному» большинству и неблагонадежному государству.

Интересно что диссидентские организации удивительным образом напоминают протестантские секты. Из 7 принципов баптизма, например, к большинству диссидентских организаций в России применимы 6.

Первый принцип — жизнь по Библии не подходит диссидентским сектам, позиционирующим себя как секулярные организации. Но, как мы увидим дальше, в СССР было предостаточно и религиозных диссидентских организаций. Кроме того, не исключено, что «светские» диссиденты были членами протестантских сект или тесно сотрудничали с ними, как в этой сцене из фильма «Пыль» http://youtu.be/y9YcT9UfAu4

Может быть повлияли передачи подрывных радиостанций ЦРУ, подготовленные сектантами, а может независимо развилось из идеи собственной избранности и обвинении большинства в «отступлении от принципов» и моральном падении. Протестанты обвиняли Католическую церковь в отходе от Библии и отделялись в секты, чтобы жить по писанию. Диссиденты отделялись от государства и его идеологии, обвиняя государство в отходе от законов «гражданского общества».

Видная диссидентка Людмила Алексеева написала своего рода энциклопедию советского диссидентства «История инакомыслия в СССР». Книга замечательна и полнотой описания диссидентских групп, и как пример сектантского мировоззрения. Тут и тьма кромешная до Хрущева:

«Сведения каждого человека о реальной жизни ограничивались собственными наблюдениями: его знания о процессах, происходивших в обществе, были замкнуты в кружке людей, непосредственно ему знакомых. Общество атомизировалось. В некоторых его атомах делались попытки осмысления новой социально-экономической системы, новой морали, нового типа человека. Но и эти ограничительные результаты умственной и духовной работы одиночек и группочек оставались достоянием лишь той крохотной ячейки общности человеческого общества, внутри которой они были выработаны »

Это о самой читающей стране в мире!, где книги, газеты и журналы издавались миллионными тиражами, действовали сотни тысяч клубов, кружков, самодеятельных объединений!.

««законнический» контекст правозащитного движения оригинален. Не потому, что прежде этого вовсе не было в русской истории — была партия конституционных демократов (кадеты), и она тоже родилась не на пустом месте. Но традицию эту в советский период выкорчевали так основательно, что можно смело утверждать: зачинатели правозащитного движения мало что знали о ней и не ею вдохновлялись.»

Зря Алексеева преувеличивает свою оригинальность. Конечно по диссидентской легенде до Хрущева советские люди были атомами, и ничего не знали, и только после 20-го съезда сплотились и возникли секты им открылась «Истина».

Миф об «оригинальности» наших диссидентов разбивает Валерия Ильинична Новодворская, которая так описывает момент своего заточения в Лефортовскую тюрьму:

«В камере меня ожидал сюрприз. Я вошла (за мной конвоир тащил мой матрас с постелью), увидела двух женщин и спросила: "У вас, конечно, 70-я статья, товарищи? Листовки, нелегальная литература или рабочие кружки?" Они так рты и раскрыли. Одна была Тамара Иванова из комиссионного магазина на Арбате (сел весь магазин за валютные сделки с иностранцами), другая считалась крупной спекулянткой (Зоя приехала из лагеря к кому-то на следствие). Меня они приняли за валютную проститутку, сбывавшую что-то иностранцам.»

Листовки, нелегальная литература, рабочие кружки — обо всем этом наши гуманитарии диссиденты прочитали в школьных учебниках, «кратком курсе истории КПСС» и произведениях соцреализма. Вся их «оригинальность» заключалась в том, что они, со свойственной их профессии артистичностью, стали во все это играть в реальной жизни. Но в одном Алексеева совершенно права:

«Правозащитное движение родилось главным образом из опыта людей, проживших жизнь в условиях беззаконий, и попрания личности в «интересах коллектива», или ради «светлого будущего всего человечества». Отказ от такого «коллективного» подхода означал отрицание основ официальной идеологии, защищаемой всей мощью советского государства.»

Поколение Сталина — демобилизованные командиры Красной армии, и выросшие из крестьянского схода Советы, стремились к общему благу и светлому будущему для всех. Диссиденты же хотели благ и будущего для узкого круга «достойных». Все не могут и не должны туда попасть в принципе. Как в баптистской секте, чтобы быть допущенным к причастию нужно сознательно этого добиваться, проходить испытания, нужно чтобы старшие сектанты захотели тебя принять. А что будет с остальными — это как карта ляжет:

«Какой он будет грядущий капитализм? Поначалу жестокий. И страшная эксплуатация. И очень малая степень социальной защиты. Главным и определяющим будущее страны стал передел собственности... У народа собственность так и ограничится полным собранием сочинений Пушкина или садовым домиком на шести сотках. И, в лучшем случае, приватизированной двухкомнатной квартирой, за которую неизвестно сколько надо будет платить; многие не выдержат этой платы, как не выдержат и налог на наследство их наследники. Ваучер не обогатит их, может, с акций когда-нибудь будет хватать на подарки внукам... Я считаю неверным и даже опасным новый лозунг, взятый на вооружение многими политиками и экономистами Запада "меньше шока, больше терапии". Шока еще не было!» Е. Боннэр

Конечно, кому-то может тоже удастся схомутать академика, подбить его на подрывную деятельность и может быть Запад даст ему за это 30 серебренников нобелевской премии мира. Тогда, конечно, и эта гражданка получит право на спасение. Впрочем, чтобы шустрые гражданки не спаслись, Е.Боннэр требовала академию уничтожить:

«В том виде и с тем объемом хозяйственно-финансовой деятельности, который имеет сейчас АН России, ее необходимо срочно разогнать. Но чтобы сохранить историческую память (как же Великой России без Истории быть?) - сохранить для достойных почетное звание, для согревания остывающей крови и неуклонно ослабляющейся мышечной деятельности некоторых органов. Раз в год проводить выборы и гарден-парти по образцу американской Академии. А все другие функции - деньги, дома, санатории, больницы и тр. и пр. - передать на общенародный баланс...А науку отпустить в свободное плавание по институтам и университетам. И это может оказаться ее реанимацией...
Вполне достаточно одной гарден-парти в году, после выборов. И пусть ее готовят лучшие в мире повара. Хоть в Ницце, хоть в Куршевеле, хоть в будущем Сочи в свободное от хоккея время.
И все, общий привет. Да, забыла - в каждые выборы помимо академиков выбирать руководителя очередной гарден-парти. Считайте, что я глубоко обдумала это предложение и мысленно его обсудила, предварительно переворошив все, что Андрей Дмитриевич Сахаров писал и говорил об Академии.»

Елена Боннэр 22.03.2010

( Как сегодня видим, «дело Боннэр»  живет и побеждает.  Руками путино-медведевых )

Но вернемся к книге Алексеевой. Видное место среди диссидентских организаций занимают те самые протестантские секты. В России их конечно гораздо меньше, чем в США, но они есть: баптисты, адвентисты, пятидесятники. Баптисты, скорее всего, проникли в Россию из Германии. Первые секты адвентистов и пятидесятников в России были созданы американскими миссионерами.

О причинах конфликта советского государства и протестантов Алексеева не пишет, но ясно и так. Государство атеистическое, а тут церковь. И не просто церковь. В отличии от Православной церкви, чья миссионерская деятельность принципиально ограничена, баптисты, несмотря на все запреты, активно вербовали сторонников. С адвентистами еще хуже. Они трактовали заповедь «не убий» настолько широко, что под нее попадало ношение оружия, а значит и, служба в армии. Но главное конечно, протестанты категорически не признавали вмешательства государства и церковной иерархии. Попытки поставить протестантов в те же условия, что и Православную церковь, провалились. Плевать они хотели на государство и его условия и даже на собственных лидеров, принявших заданные государством рамки.

Алексеева причисляет к диссидентам и некоторых православных деятелей, хотя Православная церковь является антиподом сектантства. Трудно представить, чтобы РПЦ ввела всеобщее священство или потребовала отделить себя от государства. А уж представить себе что церковь запретила прихожанам службу в армии вообще никак. Не будет церковь, прошедшая вместе с государством через Монгольское иго и пославшая на Куликово поле своего монаха Пересвета, так рисковать. Вот и  сегодня священники любят покрасоваться на авианосце, тяжелом ракетном крейсере или в надувном десантном храме. Но крейсера и авианосцы делают на заводах, а с заводами все не так однозначно:

«Я с огромным уважением отношусь к Гайдару, его окружению, люди из которого часто приходили в мой храм. Некоторые до сих пор приходят, - разоткровенничался Председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин в интервью журналу Сноб. - Мы общаемся, вместе молимся. У них тогда амплитуда возможностей была действительно очень маленькая. Средств в распоряжении было мало, если говорить об экономике. Реформаторов 90-х ругать сейчас легко. В свое время я сказал господину Гозману, на одном из приемов в Кремле, что их реформы были недостаточно радикальными. Нужно было сразу прикрыть все советские заводы, и через год, пока еще не был исчерпан фонд народного доверия, вас - это я Гозману говорю - может быть, и выгнали бы из страны. Зато была бы решена проблема уничтожения нежизнеспособной промышленности».

Видимо, диссидентство РПЦ объясняется стечением исторических обстоятельств. Уже в 19-м веке церковь стала терять националистически настроенные кадры — молодые люди уходили в социализм и революцию. Об этом писал русский революционер Бакунин: «все знают, что по преимуществу сыновья наших священников, студенты академий и семинарий составляют в России священную фалангу революционной социалистической партии».

Служа верой и правдой царскому правительству РПЦ настолько обозлило паству, что когда временное правительство освободило православных солдат от обязательного исполнения церковных таинств, более 90% солдат перестали их исполнять. РПЦ не отделялась от «невозрожденных» как баптисты, но паства сама ее бросила, а не отделять верующих от атеистов церковь не может. РПЦ не требовала отделения от государства и не объявляла государство вообще неблагонадежным, просто неудачно поставила в гражданской войне на белых и проиграла.

Строительство социализма открыло перед  молодежью массу возможностей служить народу. В церковь такие люди если и шли, то в очень небольших количествах. Мы видели как американские сектанты относились к католикам, но в крестовом походе против СССР, американские идеологи рассматривали РПЦ как союзника.

Ветераны диссиденты - спесивая Московская Хельсинкская группа ревновали новичков к западным корреспондентам, спонсорам, радиоголосам и нобелевскому комитету и не принимала их (в отличии от польской Солидарности).

Фрондерствующая и диссидентствующая интеллигенция в пику «безбожному материалистическому коллективизму», о котором твердили радиоголоса ЦРУ, шла в церковь, и делала там карьеру. Большинство из них, кстати, пришло в церковь и приняло крещение в зрелом возрасте, изменив «вере отцов», и таким образом стали «заново рожденными христианами», что тоже похоже на секту американских религиозных правых.

Сегодня представители РПЦ требуют креацианизма в школах, грозятся «православной физикой», пытаются протащить специальные курсы посвященные религии, раздуть дебаты вокруг абортов, и уж тут никаких сомнений нет что в ход пошли на скорую руку переведенные брошюрки американских «религиозных правых», заполнившие США во времена Рейгана. В России, как и в Америке, это нацелено против государства, которое по мнению авторов должно быть подчинено сектам. Тот же Чаплин хвастался что не учил в школе естественных наук:

«При всех известных достижениях советской средней школы в ней была одна особенность, которая меня как ученика совершенно не устраивала. Это навязывание очень "продвинутого" уровня предметов, которые, как я был уже тогда уверен, мне не пригодятся – физики, химии, сложнейшей математики. Я их, собственно, почти и не учил, зная, что удовлетворительную оценку мне все равно поставят, чтобы не портить отчетность. Но ведь школа, по советскому плану, должна была подготовить массу будущих специалистов для военной индустрии...» http://www.religare.ru/2_23820.html

Особенно показательно что отец Чаплина был крупным ученым, специалистам по антенным решеткам, много сделавшим для обороны страны и советской космической программы. Эти нападки на науку и образование, как и требование закрыть советские заводы - явно антигосударственная позиция. Церкви приходится объявлять это личным мнением отдельных священников, как будто в РПЦ, как у баптистов, нет иерархии и каждый священник самостоятелен в духовных и практических вопросах.  РПЦ оказалась по многим параметрам похожа на протестантскую секту и оказалась в стане диссидентов.

Вебер пишет что протестанты верили что избраны для умножения славы господней. Чтобы доказать самим себе и товарищам сектантам свою избранность, многие из них рьяно взялись за строительство заводов, газет, пароходов и в результате построили капитализм. Было и у нас нечто подобное:

«ФИЛИППОВ Петр Сергеевич - член Президентского Совета, руководитель Аналитического центра Администрации Президента РФ по социально-экономической политике, сопредседатель Республиканской партии России, вице-президент Всероссийской ассоциации приватизируемых и частных предприятий. В 1970 г. поступил в аспирантуру Ленинградского кораблестроительного института по специальности экономика и организация судостроительного производства. После ее окончания в 1974 г. возглавил отдел автоматизированных систем управления производством на заводе подъемно-транспортного оборудования им.С.М.Кирова.

С 1975 по 1985 гг. находился во «внутренней эмиграции» - работал механиком в грузовом автопарке, что позволяло в свободное время писать «в стол» статьи о путях радикального реформировани советской политической и экономической системы. В эти годы создал семинар по изучению возможных путей реформы. Участники семинара впоследствии объединились в товарищество по совместной обработке земли «Последняя надежда», часть доходов которого направили на финансовую поддержку реформаторов на выборах в 1989-90 гг.» http://www.kara-murza.ru/books/manipul/manipul81.htm

В книгу Алексеевой такие диссидентские секты не попали. Технарей Алексеева, кстати, явно недолюбливает за низкий накал диссидентства. Из 700 чееловек, принявших участие в петиционной кампании против осуждения Буковского и Хаустова за клевету на советский строй в 1968 году, технической интеллигенции было всего 13%. Ай-ай-ай! Видимо техническая интеллигенция понимала, что нужна только для светлого будущего всей страны. А то, что диссиденты сделали с советскими заводами и НИИ, показало, что интуиция технарей не обманула. Но, как видим, и на старуху бывает проруха.

Алексеева перечисляет главные черты светского диссидентства, описывая символ движения — академика Сахарова:

«Сахаров никогда не был лидером правозащитного движения, как иногда называют его на Западе (правозащитники не имеют лидеров).   Но стал признанным выразителем его духа, что объясняется не только и не столько его известностью ученого и не столько его активностью правозащитника, сколько тем, что по своим человеческим качествам он как бы олицетворяет правозащитное движение. Жертвенность, готовность прийти на помощь беззаконно гонимым, пусть даже не близким по убеждениям людям; идеологическая терпимость и в то же время твердость в отстаивании прав личности и ее достоинства; отвращение ко лжи и к любым видам насилия — одинаково свойственны и самому Сахарову, и правозащитному движению в целом. »

Бросаются в глаза все те же характерные сектантские черты: в секты допускаются лишь «духовно возрожденные». Изгнанные из сект, например, давшие показания на допросах, становятся «нерукопожатными» и изгоняются: «... они или сами отстранялись от [диссидентской деятельности] или вынуждены были от нее отказаться из-за невозможности ни старых, ни новых деловых контактов: ведь, согласно пословице, дурная слава бежит... » Как и у баптистов, у диссидентов нет иерархии («правозащитники не имеют лидеров»). Подобно баптистам, диссидентские секты независимы и равноправны в духовных вопросах («идеологическая терпимость»). И уж конечно, диссидентские секты отделены от государства.

Если в знаменитой формуле Ленина Коммунизм = Советская власть + Электрификация всей страны, то противостоящее коммунизму Диссидентство = Сектантство — Библия.

Алексеева не уточняет, что моральные нормы: «жертвенность, терпимость, отстаивание прав и достоинства личности» действуют только в отношении своих, «духовно возрожденных» сектантов. А требование соблюдения законов относится только к чужим. В отношении чужих, так же допустимы любая подлость, клевета, насилие. С «отверженными» и их государством, можно не церемониться:

В апреле 1976 года САХАРОВ и его жена БОННЭР учинили хулиганские действия в Омском областном суде, рассматривавшем уголовное дело по обвинению ДЖЕМИЛЕВА в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй. В ответ на требование работников милиции прекратить хулиганство, САХАРОВ, выкрикивая: «Вот вам, щенки от академика», ударил по лицу двух работников милиции, вылил в их адрес поток оскорблений. БОННЭР также ударила по лицу коменданта суда, пытавшегося навести порядок.

В августе 1976 г. САХАРОВ и БОННЭР в присутствии большого числа советских граждан и иностранцев совершили злостные хулиганские действия в Иркутском аэропорту. В ответ на предложение соблюдать установленные правила САХАРОВ и БОННЭР устроили скандал, оскорбили сотрудниц аэропорта, выражались в их адрес нецензурными словами, угрожали.

В октябре 1977 года САХАРОВ учинил дебош в ректорате Московского педагогического института имени В.И. Ленина, избрав поводом для этого отчисление из института за академическую задолженность своего пасынка СЕМЕНОВА. САХАРОВ демонстративно вырвал из рук проректора документы, послужившие основанием для решения вопроса об отчислении СЕМЕНОВА из института, допустил оскорбления в адрес должностных лиц.

Игнорируя предупреждение органов власти, 19 мая с.г. у Люблинского районного народного суда г. Москвы, где проходил судебный процесс по делу ОРЛОВА, САХАРОВ вновь учинил дерзкие хулиганские действия, в ходе которых несколько раз ударил по лицу работника милиции, пытавшегося предотвратить нарушение общественного порядка со стороны САХАРОВА и его жены БОННЭР.

Действия САХАРОВА задокументированы. Они содержат состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 206 и ч. 2 ст. 1911 УК РСФСР (злостное хулиганство и оказание сопротивления работнику милиции или народному дружиннику при исполнении этими лицами возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, сопряженные с насилием).

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ АНДРОПОВ».
26 мая 1978 года.

Какие там права и достоинства личности? Диссидентский «святой» оскорбляет женщин и угрожает им. Но разве же этих женщин можно назвать «личностями»? Это же «отверженные» женщины. Отвращение к насилию не мешает диссидентскому «святому» бить по лицу милиционеров и обзывать их «щенками». Какое право «быдляцкое» государство имеет судить «святых»?

Вот как в глазах Сахарова выглядят «отверженные», то есть нормальные советские люди, не состоящие в диссидентских сектах:

«идеология советского мещанина (я говорю о худших людях, но они, к сожалению, весьма распространены среди рабочих, крестьян и интеллигенции) состоит из нескольких несложных идей: 1) культ государства; 2) эгоистические стремления; 3) идея национального превосходства, принимающая темные, истерические и погромные формы»

Казалось бы, истеричные погромы в судах, аэропортах, институтах устраивает диссидентский «святой», ослепленный идеей превосходства над «советским мещанством». Но, упоенный собственной «святостью», он не замечает своей непоследовательности.

Обвиняя советских людей, патриотов своей страны, в «культе государства», Сахаров, возможно, считает себя «интернационалистом». Но ведь и многие секты интернациональны. Да, солидарность сектанта распространяется за границы государства, которого он зачастую не признает, но солидарность ограничена членами секты. Российскому баптисту ближе американский президент баптист Джимми Картер, или конвертированные баптистскими миссионерами африканские негры, чем «невозрожденная» учительница Марья Ивановна.

Захватив власть, диссиденты под руководством западных сектантов, стали всю Россию переделывать на свой сектантский манер. Я уже говорил о школе, но по сектантским лекалам перекраивают не только ее. В подражание Америке, ельцинская конституция ввела «местное самоуправление» - отделила города и поселки от государства, оставив их наедине с их проблемами. Такое отделение имело смысл для протестантской секты, бежавшей в Америку, чтобы построить там церквушку, домишки, и вдали от грешной светской власти жить по Библии вместе с единомышленниками.

Советские города и села населены отнюдь не сектантами, а нормальными гражданами с вполне светским сознанием и развитым гражданским чувством. Мы не просили нас от государства отделять. Есть, конечно экономическая сторона. Отделяя нижние этажи государственной структуры от государства, население отодвигают от доходов с «трубы» и лишают народ возможности использовать положенную ему по конституции власть для решения своих самых насущных проблем - ЖКХ и тарифов. Государство, ставшее чужим для российских городов и сел, отправляет миллиарды долларов в США в стабилизационный фонд под 2% годовых, а брошенные на произвол судьбы российские города берут в западных банках займы на ремонт водопровода под 15-17% под залог городского имущества.

Но кроме отстранения населения от государственных доходов, есть и идеологическая сторона вопроса. В интервью Первому каналу, 4 сентября 2013 года, Путин вздыхает, что у интеллигенции не всегда развито чувство российской государственной самоидентификации. Владимиру Владимировичу стоило бы почитать написанную этой интеллигенцией ельцинскую конституцию. Заявленное в ней «местное самоуправление» подрывает российскую государственную самоидентификацию не только у интеллигенции, но у всего населения РФ.

 Все население выброшено из государства в систему, созданную для космополитических сект. Сгинут наши люди в этой сектантской структуре, или и впрямь, как евангельские христиане баптисты, научатся служить не Родине, а славе Господней - российской государственной самоидентификации им это не добавит. http://tochka-py.ru/index.php/entry/208

Диссидентские секты не только разрывают народ с помощью административных и законодательных рычагов, но и разлагают профессиональные сообщества, скреплявшие нацию. Сектанты ставят под сомнение и разрушают идеологию служения стране и народу, выработанную такими сообществами и обществом в целом. Инструменты этой политики: конкуренция, классовая борьба, демонизация профессий и т.п. - тема для отдельной статьи.

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя NOT
NOT(6 лет 1 неделя)(11:06:01 / 31-01-2014)

Вроде как было уже.

Аватар пользователя поляр
поляр(5 лет 2 месяца)(11:07:41 / 31-01-2014)

Ну если было то конечно можно и снести

Аватар пользователя DarkUser
DarkUser(5 лет 11 месяцев)(12:40:12 / 31-01-2014)

Начали за здравие, а кончили за упокой. Травля РПЦ замазаная для виду вступлением обличающим сектантов. Увы, автор ангажирован и судит поверхностно.

Аватар пользователя поляр
поляр(5 лет 2 месяца)(14:14:50 / 31-01-2014)

И где же ее отравили?

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...