Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Ключи к истории Украины и менталитету нынешнего Майдана

Аватар пользователя good-society

В высшей степени ИНТЕРЕСНЕЙШИЙ материал!
Разгерметизация табуированной истории.


"Понятно, что правда бывает неприятной, поэтому предвижу, что своей «разгерметизацией» наживу немало недоброжелателей. Но без этого не получиться сделать адекватной, верной оценки, и не получиться сделать верных выводов, в том числе и на будущее. В любом случае польза будет всем: и недовольным, и доброжелателям, которые получат более полную картину. Конечно исторический аспект является только одним из нескольких факторов, которые следует рассматривать в связи с сегодняшней ситуацией в Украине, но многие читатели получат пользу от просвещения и повод самим покопаться в интересной истории. Отмечу, что у меня не получается писать коротко, т.к. для убедительности пишу подробно и обстоятельно.

Политики в России должны знать историческую правду, исторический опыт. И для этого я расскажу табуированную разными сторонами по различным причинам историю. Раскрою её и «разгерметизирую», как это делают аналитики в закрытых докладах для правительства, спецслужб и в западных институтах, фондах и организациях занимающихся на международном уровне политологией, политтехнологиями и различными «рыжими» революциями. По степени моей внутренней свободы мне это сделать легче, чем политикам, зажатым политесными ограничениями или академическим ученым, рискующим иметь неприятности на работе и критики со стороны СМИ. К тому же - мне эту тему осветить проще других, потому что об этой истории я писал в своих книгах.

За последние недели кто только не высказывался о бурных событиях в Украине, раздирающейся между Востоком и Западом, между Россией и Евросоюзом, от различных экономистов до многочисленных политологов и политиков, кроме историков, для которых эти события являются очередным повтором, тенденцией, старой "хронической" проблемой, и подобное уже было в истории украинского народа много раз...

Почему для историков бурная раздрайная ситуация в Украине не является неожиданностью? Поясню. Вначале представим славян – как большую славянскую семью, с похожим языком, культурой, менталитетом, общей историей; где восточные славяне: русские, белорусы и украинцы – это родные братья, или – один народ, разделенный в ходе исторического процесса на три части, а остальные славянские народы – это их двоюродные братья (сербы, чехи, словаки, поляки, болгары и т.д.), которые за последние  30 лет уже отошли от России, Белоруссии и Украины на Запад, примкнули  к  Евросоюзу. Причины этого рассмотрим позже, а пока можно отметить, что недавно сербы отошли на Запад в результате всенародного референдума, по большинству предпочтения.

А теперь и один из трёх родных восточных братьев – украинец стал колебаться: уйти подальше от России на Запад, примкнуть к Евросоюзу или  нет? Эту ситуацию спровоцировал Запад, Евросоюз, предложив Украине подписать якобы выгодное соглашение. Это якобы соблазнительное предложение Евросоюза высветило внутреннюю разность предпочтений в Украине и раздрай, который мы неравнодушно наблюдаем. Каждый из трёх восточных родных братьев имеет свои некоторые  специфические отличия в менталитете, обусловленные  суммой нескольких факторов: немного  историей  и исторической, генной памятью, немного культурной спецификой, и даже в немалой степени эта специфика менталитета и культуры обусловлена географией местожительства народа и особенностями ландшафта, территории проживания, это когда-то довольно убедительно объяснил  итальянский ученый Чезаре Ломброзо.

Сильное влияние имеет также и геополитическое положение народа, а начале 17 веке в неравных условиях с соседями начал формироваться и обособляться молодой украинский народ, окруженный с трех сторон уже более старыми и более сформировавшимися народами: поляками, турками и русскими («москалями») живущие в Московском  царстве, которые к этому времени создали мощные государства: Польшу, Россию и Османскую империю. Поэтому вытекающая из этой ситуации необходимость часто заставляла украинских лидеров «маневрировать» (вплоть до того момента, пока «украинцы» не состоялись – «пригрелись» - в рамках Советской Империи, а затем снова оказались отданными на «волю ветров» – прим. ред.).

Специфика менталитета белоруса, русского и украинца имеет свои, отличные от других братьев черты. В данном случае нас интересует специфика менталитета только украинца.

 

ОСОБЕННОСТИ МЕНТАЛИТЕТА СВЯЗАННЫЕ С «ХРОНОЛОГИЧЕСКОЙ» ПРОБЛЕМОЙ 

А каковы особенности территории Украины на момент формирования украинского народа и в последующие столетия? Напомню – что вплоть до 17 века не было ни Малороссии, ни Украины, ни украинцев – это бесспорный исторический факт. В те времена условия проживания вдоль Днепра, если не учитывать периодические военные угрозы с разных сторон, были замечательными: богатейший чернозем, шикарное побережье Днепра и Черного моря и отсутствие границ на Восток, а последняя особенность - это: потрясающая Свобода, Воля и вольница. Последнее закономерно обусловило такое явление – как Вольное Казачество и его специфический менталитет.

Принципиально подобное явление – казачество - не могло возникнуть в народах, со всех сторон наглухо зажатых границами и соседними государствами. Например, у чехов, венгров, германцев, испанцев, голландцев и т.д., и даже у белорусов: недовольным, обиженным и свободолюбивым не куда было убегать от жестокой власти и богатых притеснителей, а пробиваться через другие государства на вольный Восток с семьёй или даже в одиночку было сложно. Казачество могло возникнуть к 17 веку только в России, Польше и в Османской империи, ибо у этих государств фактически не было чётких восточных границ - шла вольная степь, по которой в основном «гуляли»  донские и запорожские казаки, или польский вариант – козаки, и булгарские и крымские татары и башкиры.

Специфику образовавшегося менталитета славянского народа, жившего на восточном краю Польши и у южных границ (краёв) России (государства Московского) – украинцев - прекрасно описал выходец из мелкопоместной шляхты Николай Яновский, более известный у нас как  великий русский писатель и мыслитель Николай Гоголь в своём знаменитом произведении «Тарас Бульба». Из  этой книги и соответствующего фильма мы помним одну из картин: семья мелкопоместного шляхтича Тараса Бульбы, домой из польского (Краковского) университета возвращаются  два его сына – молодца, сидят они в хате за столом и обсуждают – что делать дальше. Батя (Тарас) не говорит, что теперь им необходимо помогать ему по хозяйству: пахать, молоть или выпасать скот. Он и сам этого не делает, хотя мы видим, что стол ломится от различных яств. Можно только догадаться, что на этой сверхплодородной земле у него работают нанятые работники (холопы) или привезенные из походов пленные (парабки).

И батя своим сыновьям советует: пока молодые и необременные семьёй, - присоединяйтесь к вольным романтикам-грабителям на Сечи. И они туда едут, и он вместе с ними, оставляя мать и дом. А там после разгульного отдых (веселых пьянок и драк) решают: куда и кого пойдём грабить и брать в полон, и решили – ближе и богаче Польша, и поехали к ближайшему польскому городу, и затем попали  на закономерный «ответ» с неприятными последствиями. Эти события описаны уже после того, как Богдан Хмельницкий поднял в Польше восстание, сегодня это назвали бы – оранжевой революцией, приведшей к разделу Польши и отделению от неё восточных территорий. 

А далее посмотрим на исторические факты – как этот менталитет вольницы и геополитическое положение отразились на судьбе украинских казаков, на их истории и на истории их соседей – русских, поляков, турок и крымских татар, как этот менталитет изменялся и формировался.

  

ИСТОРИЯ МЕТАНИЙ И «ПЕРЕХОДОВ» 

1. МЕТАНИЯ БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО

ИЗМЕНА ПОЛЬШЕ
ОБРАЩЕНИЕ К ТУРЕЦКОМУ СУЛТАНУ
ОТ ТУРЕЦКОГО СУЛТАНА НАЗАД К ПОЛЬСКОМУ КОРОЛЮ
ОПЯТЬ СОЮЗ С ТУРКАМИ И КРЫМЧАКАМИ
ОПЯТЬ МИР С ПОЛЬСКИМ КОРОЛЕМ    
ПОПЫТКА ПЕРЕХОДА В РОССИЮ
ОПЯТЬ СОЮЗ С ТУРЕЦКИМ СУЛТАНОМ 
ВСЕ ГЕТМАНЫ ПРЕДАЮТ КАЗАКОВ
ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ВОЗВРАТ В ПОЛЬШУ. ПРЕДАТЕЛЬСТВО ПОЛЬШИ ШЛЯХТОЙ
ИЗМЕНА ПОЛЬШЕ И ПЕРЕХОД В РОССИЮ    
ИЗМЕНА РОССИИ, ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПОЛЬШУ


ИЗМЕНА ПОЛЬШЕ

Первая  измена запорожских  казаков Польше связана со знаменитым гетманом Богданом  Михайловичем ХмельницкимТ(1595-1657). Личная история Богдана Хмельницкого пересеклась  и совпала с историей нарастания взрывоопасной ситуации в Польше в результате роста двойного гнёта  крестьян. Вкратце прослежу эти две линии до точки их пересечения.    

Точно не установлено, когда родился Богдан Хмельницкий, принято считать — примерно в 1595 году. Родился он в семье мелкого польского дворянина - шляхтича православной веры. В условиях достаточно неплохой веротерпимости  в то время в Польше к другим видам христианской веры он  обучался грамоте в Иезуитском коллегиуме в польском городе Ярославе, поэтому не только в совершенстве знал польский язык, но и хорошо латинский.

К казакам он попал в молодом возрасте, так как его отец был у них сотником и реестровым (штатным) воином-казаком в польской армии. В начале 20-х годов 17-го века Богдан участвовал в составе польской армии в успешном походе на Турцию, в двухлетней войне, и попал в плен к туркам, пробыл там 2 года, и затем по обмену пленниками вернулся на Родину.

Злость на турках за тяжелый плен он сорвал довольно быстро, - организовав с одобрения польского короля казачий разбойничий поход в Османскую империю: водными путями добрался почти до Константинополя, повторив некогда знаменитые походы дохристианских русских князей, и, захватив  большую добычу, успешно вернулся обратно. Со стороны Польши это был один из способов ослабления и запугивания давнего мощного противника.

В начале 30-х годов в составе польской армии Богдан Хмельницкий участвовал в победных боях со шведами, и под Смоленском (1634г.) в войне  с Россией - с армией Михаила Романова и Шеина. За героические заслуги в победных сражениях с русскими он был награждён лично королём  Владиславом IV именным оружием — золотой саблей.

С тех пор у него было личное  знакомство и доверительные отношения с польским королём, который  доверял своему фавориту различные ответственные поручения. Вместе с польскими делегациями  Б.Хмельницкий посетил многие европейские страны.

Казакам при польском короле также жилось неплохо, особенно реестровым, которые кроме плодов со своих хозяйств и военной добычи получали ещё и зарплату. Был даже такой курьёзный случай: 1646 году воинственный польский король и талантливый полководец Владислав IV задумал очередной раз повоевать с Османской империей, напасть на неё, и пригласил на разговор Хмельницкого и ещё несколько казацких  атаманов. Атаманы с королём поторговались, как было тогда принято, и  выторговали для себя большие привилегии, зафиксированные в королевской Грамоте. Но в тогдашней демократической Польше монархия была выборной (кстати, это сейчас предлагают ввести в России некоторые иерархи РПЦ и видные общественные деятели), поэтому Сейм (Дума) имел большой политический вес и большие полномочия. Обсудив план войны с Турцией Сейм посчитал войну нецелесообразной и запретил королю начинать войну. В результате казаки воевать не пошли, а льготная королевская Грамота у них осталась. То есть, к моменту восстания в 1648 году Богдан Хмельницкий был успешным и славным польским воином, бывалым и обеспеченным 53-летним  человеком, сделавшим хорошую карьеру.

В период многочисленных военных походов Богдан Хмельницкий долго отсутствовал в своём  поместье. К этому времени у него умерла жена Анна. И вскоре вдовец стал жить «гражданским  браком» с наёмной помощницей Еленой, которая присматривала за его младшими сыновьями. Во время очередного длительного отсутствия Хмельницкого его сосед — шляхтич Чаплинский - увёл его сожительницу и женился на ней, повенчавшись в католическом храме. Скорее всего, женщину не устраивали ненадёжные «гражданские отношения», осуждаемые в ту пору обществом, и она приняла предложение Чаплинского, став официально паней Чаплинской.

А одного из сыновей Хмельницкого, который в отсутствие отца, вероятно, занял активную протестную позицию в этой истории, - Чаплинский высек розгами так сильно, что он долго болел. Вернувшийся  домой осенью 1646 года Хмельницкий устроил разбирательство, и обратился с жалобой на соседа в суд. Но суд не пожелал рассматривать жалобу Хмельницкого, признавая де-факто правоту Чаплинского. Тогда возмущённый Хмельницкий пошёл добиваться справедливости сразу по двум вопросам к королю, который ему посоветовал «самому судить своей саблей». То есть - учинить самосуд, если он считал себя правым. Но это оказалось весьма небезопасно, ибо у соседа в покровителях-друзьях был мощный магнат. Вероятно, польский король, который не мог предвидеть последствия этой банальной истории, после этого не раз жалел о том, что не удосужился разобраться в этой мелкой для него проблеме.

Возмущенный и обиженный Богдан Хмельницкий решил отомстить за несправедливость и обиду глобально всей Польше. И вместе с сыном Тимошей в декабре 1646 года поехал в Запорожскую Сечь поднимать казаков на  восстание против короля. Это была первая измена Б.Хмельницкого королю и Польше.

К тому времени в Польше в крестьянских «низах» назревал бунт от непосильного гнёта, революционная ситуация созревала; им, как в известной песне, - только «вождя не доставало» чтобы схватиться за вилы и сабли. А гнёт над крестьянами в Польше был двойной, эту ситуацию хорошо описал известный украинский историк Михаил  Грушевский(1866-1934) и знаменитый правдоискатель Александр Солженицын в своём смелом двухтомнике «Двести лет вместе». И связана эта история с историей взаимоотношений поляков с евреями, и соответственно с историей казаков, украинцев с евреями, а эта история началась на много веков раньше - чем в России.

В 12-13-м  веках почти во всех европейских странах во время крестовых походов преследовали евреев и изгоняли их из своих стран. А польские короли решили поступить как истинные христиане - и приняли к себе гонимых евреев, основателей христианства. И в Польшу хлынули сотни тысяч евреев со всех уголков Европы. После спада преследований в Европе евреи осуществляли активную торговлю между Польшей и европейскими странами, существенно пополняя польскую казну. В 1264 году король Болеслав Калишский (Благочестивый) даже предоставил евреям существенные льготы и привилегии, что способствовало дополнительному наплыву евреев в спасительную  Польшу и их «инвестициям». Польша была на подъёме, в 1356 году в Кракове поляки открыли свой первый университет (см. подробнее, наприм., в «Трансформация золотого тельца. История всепольского кагала» - прим. ред.).

Вскоре у евреев даже появился шанс взойти на верхушку власти в Польше – когда король Казимир  «Великий» женился на еврейке Естерь и имел от нее двух сыновей — Шмерку и Пелку. Поэтому неудивительно, что в 1364 и 1367 годах Казимир Великий плюс к привилегиям разрешил евреям  приобретать в собственность земли.

«Благодаря слабости к этой Эстерке, король Казимир был назван (язвительно) польскими поэтами Мардохеем. Эстерка открыто ходатайствовала за своих соплеменников, и при её содействии евреям не только была дана свобода, но они пользовались излишними льготами, даже в ущерб самим полякам. Евреи занимали самые высшие места в королевстве Польском. В государственных советах решались дела согласно желаниям заседавших там евреев, они же бывали и министрами. По мнению некоторых историков, «этим отчасти и объясняется быстрое как нравственное, так и политическое падение Польши», — отметил в 19-м веке в своей книге польский священник Ипполит Лютостанский.

После объединения Польши и Литвы в 1386 году великий князь Витовт также подтвердил привилегии евреев, и им было разрешено покупать земли и на литовской территории. После того, как поляки вместе с русскими и литовцами разбили в знаменитом Сражении под Грюнвальдом крестоносцев (1410 г.), захватили их земли, вышли к морю и вернули себе древний славянский портовый город Гданьск (Данцинг), начался бурный рост и расцвет этого объединённого польско-литовского государства. Евреи же в этом процветающем государстве заняли положение между польской элитой (магнатами) и народом, взяли на себя «труды» управления  народом, считались прекрасными  специалистами по эффективному добыванию налогов с местного населения. 

«Каждый  магнат и чиновник польский имел при себе евреев — факторов, поставщиков, шпионов и разведчиков, которые пользовались преимуществами и особыми правами перед местным населением и исполняли даже должности тайной  полиции. Евреи снимали подряды или занимались  откупом» - писал  И. Лютостанский («Талмуд и евреи», 1876г.).

С  позволения польского короля евреи даже заведовали чеканкой монет в Польше и имели в Польше свой Еврейский Сейм (вернее, «Ваад Араба Арцот» или «Комитет четырех сторон» - прим. ред.). Несколько столетий жизни евреев в Польше до восстания Б.Хмельницкого (1648г.) еврейские историки назвали «Золотым веком».

В некоторых экономических сферах евреи  достигли полного господства, например, приведу статистику из сборника исследований (1997 г.) двух еврейских авторов Рутмана и Киммеля, — до 20-го века евреям в Белоруссии принадлежало: 87,5% — трактиров; 96% — корчм; 94,1% — пивоваренных заводов; 98,6% (70 из 71) — оптовых складов спирта; 91,3% — товарооборота спиртных напитков; 100% — все табачные фабрики; 100% — торговля хлебом (монополия) и т. д. Та же картина в ростовщичестве. Нет ни малейшего сомнения, что такая же ситуация была на территории  Польши на протяжении 3 - 4 веков.

Это «хозяйское» поведение евреев на чужой украинской земле, эту их гегемонию в экономике Николай Гоголь в своём знаменитом произведении показал на примере еврейского корчмаря (владельца бара) Янкеля: «прибрал понемногу всех окружных панов и шляхтичей в свои руки, высосал понемногу почти все деньги и сильно означил своё жидовское присутствие в той стране». Историк М.С.Грушевский писал:

«Евреи-арендаторы заарендовали все шляхи казацкие и заставили их своими шинками — на одной миле по три шинка ставили, вынуждая  казаков к покупке у них водки и мёда, и не дозволяя им самим изготовление  этих напитков для собственного потребления. Об этом народная  «дума» говорит:

„Як иде украинський казак тай корчму минае,
А жид выбигае, та украиньского казака за чуб хватае,
Та ще його двома кулаками по потылици (затылок) затыняе:
Що ты мымо корчмы йдеш тай корчму минаешь…
“»

Как реакция на это доминирование и господство - первый погром евреев поляками произошёл ещё в 1407 году в Кракове, после было ещё несколько, но все они были жестоко пресечены польскими  властями.       

В восточной, казацкой части Польши, гнёт усугублял ещё и религиозный фактор. Польская элита была католической, а казаки придерживались греческого, византийского христианского вероисповедания (до 17 века в России ещё не было названия – православное христианство, только с середины 17 века после реформ Никона). До 16 века отношения представителей двух христианских ветвей были относительно миролюбивыми, но в 16 веке, со времен правления на польском престоле шведского  короля Сигизмунда ситуация стала изменяться. 

«В Польше, при короле Сигизмунде, когда были кровавые гонения на Православие, иудеи тоже прилагали все старания, чтобы исполнить закон Талмуда и его враждебные относительно христиан  повеления. “Те храмы, прихожане которых никаким насилием не могли быть обращены в унию, отданы были в аренду евреям; ключи храмов и колоколен перешли в еврейские корчмы… Приходилось  платить до пяти талеров за каждую литургию, то же самое за крещение  или погребение (цитата из «Истории русской церкви» Филарета)”» - писал И. Лютостанский.

Историк М.С.Грушевский отметил, что народные думы того времени и этот нелицеприятный бизнес отразили:

И ще ж то жыды-рендари у тому не пересталы —
На славний Украини вси козацки церкви заарендувалы:
Которому б то казаку альбо мужыку дав Бог дытыну появыты
То положы бытый талер щобы жыд дозволив
Церкву одчыныты, тую дытыну охрестыты.

Оригинальный бизнес — брать в аренду чужие святыни — храмы, это не сразу укладывается в сознании, из темы: прибыль любым способом. Батюшка без одобрения арендодателя-еврея не мог вообще войти в церковь. Вот что свидетельствовал польский священник - львовский ксёндз Юзефович, вероятно, переживая за своего коллегу по ремеслу, и искренне потрясённый  возмутительной практикой, писал: «Священник казацкий, попросту называемый поп, не мог в своей церкви совершить таинства крещения, венчания и других, если наперёд не заплатит жиду за ключи установленной паном платы и должен был каждый раз от дверей церковных относить их и отдавать жиду».

Что уж после этого говорить о других элементах жизни украинского народа, сданного в аренду евреям, и отраженные в народных думах:

Который бы то казак альбо мужик схотив рыбы наловыты,
Жинку свою з дитьми накормыты,
То не йде до попа благословытыся,
Да пиде до жида-рендаря, до поступы йому часть оддать
Щоб позволыв на ричци рыбы наловыты
Жинку з дитьмы покормыты.

Как свидетельствует эта народная украинская дума - казак не мог даже порыбачить без разрешения арендатора. Кстати, это сильно напоминает современную ситуацию.

В той тяжелой ситуации для польских крестьян византийского вероисповедания бунт, при таком всемерном многослойном гнете, восстание, попытка отделения от Польши были закономерными, ожидаемыми, и со стороны восставших оправданы. Первое восстание казаков в восточной Польше  вспыхнуло в 1637–1638 гг., и было жестоко подавлено. А через 10 лет появился возмущенный  несправедливостью в личной жизни Богдан Хмельницкий, который в 1646 году приехал в Запорожскую Сечь и попытался поднять казаков на восстание. Но тогда казаки не захотели идти против своего короля.

 

ИЗМЕНА ПОЛЬШЕ, ОБРАЩЕНИЕ К СУЛТАНУ

После этого Богдан Хмельницкий, по мнению польской элиты, усугубил свою измену Польше: тогда он ещё не метнулся с Запада на Северо-Восток – в Россию, а в начале 1647 года он поехал на юг к заклятому врагу Польши - к «басурманам» в Османскую империю, в Константинополь подбивать на  войну с Польшей турецкого султана Ислама Гирея III. Султан не спешил это делать, осторожничал. Более года Богдан Хмельницкий провёл в Константинополе, уговаривая султана развязать войну с Польшей. Ему всё-таки удалось убедить султана, который пошёл на частичную авантюру, осторожную, пробную — дал Хмельницкому армию перекопского (крымского) мурзы Тугай-бека и стал наблюдать - что у «польского диссидента» Б.Хмельницкого получится.

Когда в апреле 1648 года Хмельницкий уже с силой - с татарской 25-тысячной армией приехал опять в Сечь к казакам, то впечатлённые иностранной силой казаки уважили его и избрали своим вождём - гетманом. Это был очередной этап смуты, ибо гетмана с середины 16 века по обоюдной договорённости назначал своей грамотой только польский король. По поводу гетманства Хмельницкого у казаков не было единогласия, было немало недовольных этим решением. Этих  недовольных, в том числе и знаменитого атамана Кривоноса, Хмельницкий арестовал. И с татаро-казацкой армией двинулся на Польшу.

Руководство Польши, прослышав о бунте во главе с Хмельницким и о его союзе с врагом, недооценило ситуацию - и послало на усмирение казаков небольшой отряд молоденького Степана Потоцкого, сына знаменитого магната. Хмельницкий с армией казаков и армией татар встретил его у речки Желтые Воды. Начались переговоры. Потоцкий потребовал отпустить арестованных казаков и восстановить порядок в Сечи, а Хмельницкий потребовал отдать в обмен пушки, артиллерию. Потоцкий по своей молодецкой глупости согласился – отдал пушки, а Хмельницкий коварно обманул - пушки взял и напал на отряд Потоцкого сзади - при его отходе после соглашения, и разгромил.

После этого король понял, что недооценил масштаб события, и послал против Хмельницкого 30-тысячную армию. Но Хмельницкий опять коварно перехитрил — послал в стан поляков «лжепредателя», «засланного казачка» Микиту Галагана. Этот «Сусанин» под Корсунем завел польскую армию в лес в засаду, где казаки с татарами легко расправились с застигнутыми врасплох поляками. После этого ситуация для польской элиты резко ухудшалась: после побед Хмельницкого в его армию массово потянулись обиженные крестьяне и казаки со всей Польши; и даже шляхтичи  католического вероисповедания стали поднимать восстания, например, - восстание во главе с шляхтичем В. Колаковским, а затем – во главе с А. Косткой-Наперским, восстание которого быстро распространилось по всей территории Польши. Мощная Польская империя зашаталась от этих внутренних взрывов.

В Польше с восстания Богдана Хмельницкого фактически началась гражданская война, а с учётом того, что Хмельницкий привёл с собой большую армию крымского хана — эта гражданская война была ещё сопряжена с внешней интервенцией.

Эту непростую ситуацию в Польше усугубила смерть польского короля Владислава, полякам  необходимо было избирать нового короля, а это была затяжная процедура. Узнав о смерти польского  короля и о военных успехах Хмельницкого, этим периодом безвластия, межвластия в Польше, до выборов нового короля, решил воспользоваться турецкий султан Исмаил Герей, который на помощь успешному Хмельницкому послал большую османскую армию. А польский Сейм в спешном порядке послал для усмирения смутьяна до прихода армии турок свою большую армию.

До подхода турецкой армии обе армии, примерно по 50-60 тысяч воинов каждая, встретились под Пилявицами. На этот раз Хмельницкий опять обманул правительственные войска – с целью морального подавления, заслал в их лагерь информационного диверсанта: якобы случайно к ним  забрёл добродушный православный священник, который, между прочим, сообщил, что на помощь Хмельницкому уже прибыла хорошо вооруженная 40-тысячная армия турок и крымчаков, и поэтому по причине якобы сильного перевеса сил турок и казаков, судьба сражения и поляков уже предрешена. Поляки поверили священнику, - и, уклоняясь от сражения, ночью покинули базовый лагерь.

На следующий день Хмельницкий с казаками стал преследовать правительственное войско.  Преследование было удачным для Хмельницкого и трагичным для поляков - судя по тому, что подошедшим с опозданием туркам и татарам  Б.Хмельницкий за помощь, «за напряг» и их затраты  продал в рабство несколько тысяч пленных поляков и захваченных в погромах евреев. И ещё и с награбленной и захваченной по дороге добыче те вернулись после удачной прогулки к себе на юг. В результате этих событий - рыночные цены на мировых (средиземноморских) рынках на рабов упали до рекордно низкого уровня, особенно на евреев, которые были мало приспособлены к тяжелому физическому труду.

Казалось бы, по некоторой логике Б.Хмельницкий должен был на подконтрольной ему территории - на левом берегу Днепра - заняться самоорганизацией: создавать своё государство, своё княжество или свою суверенную республику. Но он поступил иначе - со своей казачьей армией перешел на правый берег Днепра и подошёл к хорошо укреплённому и богатому городу Львову и потребовал у городских  властей выдачи всех львовских евреев. По вышеуказанной причине евреи попали под беспощадный  удар казаков, превратившийся в большой затяжной еврейский погром. «Сталкиваясь чаще с арендатором-евреем, чем с польским  паном, русский (белорусский, украинский) крестьянин считал первого главным  виновником  своих бедствий… К этому озлоблению примешивалась религиозная  ненависть тёмного русского населения к евреям» - объяснял самый знаменитый еврейский историк в России Шимон (Семен) Маркович Дубнов.

Обращаю внимание – эта тема опять актуальна и злободневна: по какой-то загадочной  виткообразности истории опять повторяется в 21 веке в Украине, где наблюдается экономические, информационное и политическое засилье еврейских олигархов, бизнесменов, политиков и политтехнологов. Проблема повторяется, но по понятным причинам усердно замалчивается СМИ в России, в Украине - Савиком Шустером и прочими подобными шустрыми журналистами и  политиками. А накопившееся количество недовольства может когда-то опять перейти в  нежелательное «качество», как это было в истории с евреями уже многие десятки раз.   

Много лет назад один весьма грамотный в истории еврей, известный в Петербурге архитектор, задал мне неожиданный вопрос: «А вы знаете - кто у  евреев на втором месте по ненависти после Гитлера?». И я неправильно ответил. Оказалось, - Богдан Хмельницкий со своими казаками, который в том числе только в городе Немирове (где сейчас еврейские бизнесмены производят водку) за один день уничтожил 7 тысяч евреев (в этот хорошо укрепленный город казаки вошли обманным способом — под польскими знамёнами и в польском обмундировании).

 

ОТ ТУРЕЦКОГО СУЛТАНА НАЗАД К ПОЛЬСКОМУ КОРОЛЮ

Городские власти Львова отказались выдавать евреев Хмельницкому на погибель. Тогда Хмельницкий  со своим войском взял Львов в осаду, и после длительной подготовки начал штурм. После нескольких  ожесточенных боёв Хмельницкий не взял город¸ но евреи Львова и шляхтичи предложили Хмельницкому огромный  выкуп. Хмельницкий согласился. И лихая казачья армия с большим кушем пошла дальше – к другому польскому городу, и в ноябре 1648 года подошла к городу Замостье, и взяла его в осаду. Но в это время в Польше был избран новый король - Ян Казимир. Узнав об этом, Хмельницкий неожиданно распорядился убрать осаду и отступить. Своих лихих казаков и крестьян-ополченцев он ошарашил премудрым объявлением: что он, Богдан Хмельницкий, является  подданным и слугой польского короля и они тоже, поэтому теперь они должны повиноваться приказам нового польского короля. Отправленные по домам крестьяне-повстанцы пытались что-то сообразить, а турецкий султан понял, что Б.Хмельницкий «передумал» и вернулся к польскому королю.

Можно, конечно, это назвать мягче – не изменой и предательством, а ловкими тактическими играми с использованием султана, или тонкой дипломатической игрой, или ещё как-то, но таких сомнительных «игр»-измен мы увидим ещё очень много, и не только в исполнении Хмельницкого. 

Получилось, что Хмельницкий был зол на короля Владислава и сводил с ним, вовремя ему не помогшим, личные счеты. А к королю Яну Казимиру, которого он знал лично ещё со времен победных сражений над «москалями» под Смоленском, у него претензий не было.

Хмельницкий увел свою казачью армию от Замостья на Восток. В Киеве в начале 1949 года он купался в славе, а казаки от души кутили. Хмельницкий по его разумению восстановил справедливость - отобрал у Чаплинского его жену Елену и повенчался с ней православном храме; таким образом Елена  официально стала двоемужней.

В Киев к Хмельницкому стали прибывать различные заграничные делегации: из Молдавии, из Трансильвании; делегация из Константинополя привезла предложение патриарха Паисия создать «Православное Русское княжество» — Хмельницкий эту идею отбросил. Приехала к нему делегация из России с многозначительными приветствиями от царя, и Хмельницкий передал ему дружеские  приветствия.

В этот период Богдан Хмельницкий мог объявить о суверенитете – о выходе территорий, находящихся под его контролем из состава Польши, и создании суверенного государства. Или о желании присоединиться к России. Но ничего подобного тогда он не сделал. В это же время прибыл посланник польского короля Яна Казимира атаман Кисель, который привёз грамоту от короля, в которой было официальное назначение Хмельницкого гетманом Запорожской  Сечи.

К удивлению своих соратников и многочисленных делегаций, Хмельницкий открыто очень обрадовался этой королевской грамоте, просил передать благодарность королю за признание его «достоинства» и написал ему верноподданное письмо.

Случай с Яном Казимиром показал, что вся огромная затянувшаяся болезненная проблема с Хмельницким решалась просто, - стоило польской элите проявить мудрость-гибкость: удовлетворить его раненое самолюбие – опуститься до решения его личных проблем и дать высокий пост при короле или ввести его в состав Сейма - и восстания не было бы. Или оно уже давно бы закончилось, а многие тысячи казаков, крестьян, польских драгун и улан были бы живы. Кстати, к такому же мудрому, гибкому выводу позже в подобной ситуации пришло руководство в России в войне с Шамилём на Кавказе, правда - после 60-летней войны…

 

ОПЯТЬ СОЮЗ С ТУРКАМИ И КРЫМЧАКАМИ

По здравомыслию на этом эта история должна была закончиться. Однако, гонорливая польская шляхта жаждала мести и наказания бунтаря-предателя Хмельницкого, не ожидая новых неприятных «приключений» от этой истории. В январе 1949 года в Кракове на очередное заседание собрался Сейм, который не поддержал Яна Казимира в его примирении с Хмельницким и не согласился на относительный суверенитет гетманства в составе Польши, решив силой восстановить унитарность польского государства и наказать бунтаря. Магнаты и шляхта решили после посевной собрать новую армию и двинуть её назначенного королем гетмана.

Хмельницкий, как опытный военноначальник, не стал ждать пока соберётся многочисленная шляхтская  армия, и, как и раньше – решил завладеть инициативой и атаковать первым. Собрав 70-тысячную армию, он написал примирительное письмо о военной помощи турецкому султану, отправил гонцов и с нетерпением стал ждать прихода иностранной подмоги. Ждать в те времена приходилось долго. Не дождавшись султана, Хмельницкий осадил лагерь формирования польской армии в городке Збараж, отрезав его от воды и продовольствия. Вскоре на выручку своей армии пришёл польский король со своей гвардией, и 5 августа 1649 года началась большая сеча. 

Первый день битвы не выявил явного перевеса одной из сторон. На второй подошёл султан Ислам Гирей с большой армией, - и всё стало понятно.

 

ОПЯТЬ МИР С ПОЛЬСКИМ КОРОЛЕМ    

В этой ситуации отсроченной победы Хмельницкий опять сильно удивил своих соратников и союзников – согласился на предложение польской стороны о перемирии. В результате переговоров в комфортной ситуации казаки выторговали у польского короля ряд уступок, которые были закреплены в соглашение — «Зборовский трактат», по которому оставшиеся в живых после казацких погромов евреи и шляхта, принявшая сторону короля, выселялись-изгонялись с казацкой территории, и впредь им было запрещено там селиться.

Кроме этого, Ян Казимир был вынужден поставить на денежное довольствие в реестр польского войска вместо 6 тысяч - 40 тысяч казаков. Но при этом польский король сделал коварный дипломатический маневр: понимая, что туркам стоило немалых трудов и затрат чтобы добраться до Польши… - и  они не могли в создавшейся ситуации возвращаться с пустыми руками, а у Хмельницкого в казне было пусто, Ян Казимир провёл тайные переговоры с султаном, которому в результате сделал щедрый и циничный подарок — отдал на разграбление («возьми всё - что сам возьмёшь»)  территорию, занятую казаками Хмельницкого. И турецкая армия начал тотальный  грабёж  Украины, уводя в рабство крестьян и казаков. Многие тысячи из которых стали убегать со своими семьями от этого кошмара на север - в южные области России. Украина стала выжженной,  вытоптанной и безлюдной… во главе с Хмельницким и его реестровой армией, которую крестьяне, «чернь» уже ненавидела.

Власти Польши ничего не предпринимали более года, после чего воинственный польский Сейм сделал очередной реваншистский сюрприз — вновь не утвердил замечательный для казаков Хмельницкого Зборовский договор. Это означало, что польская элита и вскоре опять соберёт новую армию против «внутренней болезни» в виде Хмельницкого.

Что ему в этой ситуации оставалось делать? Опять обращаться за помощью к султану не мог, ибо на этот раз это вызвало бы шквал недовольства со стороны народа. А следящий за ситуацией султан Исмаил Гирей в середине 1650 года прислал дружеское посольство с символическим  дарственным кафтаном и с соблазнительной грамотой, в которой призывал Хмельницкого и казаков стать вассалом Османской империи, и в этом случае брал их под свою защиту, покровительство.

Хмельницкий попал в неудобное положение. Народ точно не понял бы его переход «под султана» после того, что натворили турки.

В дипломатичной форме Хмельницкий выскользнул из кафтана султана и сделал оригинальный ход - пригласил трансильванского князя стать королём Украины. Несмотря на звучный титул, трансильванец не захотел попасть под удар между Польшей и Османской империей.

Следующий маневр Хмельницкого привёл его на юго-запад. Молдавский князёк Лупул был слаб, но в какой-то мере он мог усилить Хмельницкого, который предложил Лупулу поженить своего сына Тимошу на его красавице дочери. Но Лупул или его дочь отказались от столь лестного предложения.

 

ПОПЫТКА ПЕРЕХОДА В РОССИЮ

Ничего иного Хмельницкому не оставалось, как обратиться за помощью к московскому царю Алексею Михайловичу Романову. При этом хироумный гетман понимал, что уговорить царя просто ради добычи идти войной на Польшу, как он уговорил когда-то султана, не получится, ибо за последние 200 лет Россия навоевалась с Польшей «до сыта»: от Ливонской войны до выдворения из  Кремля, до сих пор Смоленск был польским городом. Поэтому в конце 1650 года Хмельницкий  предложил А.М. Романову максимум, что мог - отдаться полностью, перейти «под московского царя» со своей территорией.

Он был уверен, что соблазнённый «прибавлением земель и народа» московский царь согласится, и пришлёт ему в защиту свою армию, в защиту уже своей территории.

Поскольку вопрос очень важный, в том числе и с большой вероятностью очередной войны с Польшей, в Москве решили весьма разумно — посоветоваться с народом. И 19 февраля 1651 года по этому вопросу в Москве созвали Земский собор. На котором пришли к взвешенному выводу — не стоит, авантюрно, хлопотно, опасно. Но, чтобы соблюсти приличия политеса, по совету церкви в защиту прав православных верующих отправили к польскому королю посольство во главе с боярином Репиным- Оболенским, который безуспешно пытался уговорить польского короля и магнатов «ратифицировать» Зборовский договор в обмен на дальнейшие миролюбивые отношения с Россией.

В итоге Б.Хмельницкий оказался наедине с польской шляхтой. Но ему повезло, - в Польше армию против него не собирали, потому что именно в этот период шляхта была занята внутренними склоками. Поскольку не все признали польским королём Яна Казимира, часть магнатов и шляхты желала видеть польским королём представителя шведской династии.

Поняв слабость Польши, Хмельницкий разухарился  - и даже стал пугать захватом Варшавы и Кракова, но один, без турок и татар или русских  идти не решался. Инициативу проявили другие силы, - из Греции в Киев к Хмельницкому прибыл митрополит Иосаф. К удивлению многих, он привёз «святой» меч - освящённый в Иерусалиме на Гробе Господнем, и в торжественной обстановке опоясал им Хмельницкого, призвав его идти войной на польского короля. И патриарх из Константинополя прислал с послом свою грамоту, в которой также поддерживал идею «крестового похода» против католиков.

Таким образом, в глобальной мировой политике тех времен религиозные политики решили  использовать Хмельницкого в своих целях. Время для удара по католикам было удобное, так как - тогда в Европе католичество потрясала волна реформации, протестантства, а Польша оставалась одним из немногих оплотов католичества, хотя в районах, граничащих с Пруссией и Лифляндией, некоторые шляхтичи уже стали переходить в лютеранство. Ватикан также не отличался особым милосердием и христовой любовью к православным, пытаясь маневрами с Унией (Брестская Уния 1596 года) подчинить их себе.

Хмельницкий колебался, не соглашаясь на воинственный проект иерарха из Константинополя. К тому же, православный митрополит Киева Сильвестр Коссов (выходец из польской шляхты) был категорически против религиозной войны, и ратовал за мирные переговоры. Но константинопольские воинственные иерархи решили помочь Хмельницкому решиться, и наладили переговоры с обиженным на него турецким султаном, чтобы уговорить его в очередной раз помочь своей армией.

Одновременно, из Афонского монастыря прибыла большая «группа монахов поддержки», которые разбрелись по хуторам и станицам, и стали агитировать народ за войну. Несмотря на убедительность этих религиозных политработников — «за веру и Бога!», - крестьяне и казаки не проявили большого желания связываться с Хмельницким.

Однако вскоре Хмельницкий узнал, что в Польше ситуация стабилизировалась и польский король и Сейм стали собирать против него армию.

 

ОПЯТЬ СОЮЗ С ТУРЕЦКИМ СУЛТАНОМ 

Хмельницкий стал спешно агитировать казаков, а к турецкому султану с извинениями и многочисленными обещаниями срочно послал посольство во главе с полковником Ждановичем. Султан простил неверного и опять дал ему в помощь крымского хана с армией. Хмельницкий решил повторить свой удачный манёвр на упреждение  под Збаражем – и ударить по лагерю формирования польской армии, который располагался у городка Берестечко.

Но в истории идеальные повторы бывают редко. Кроме того, пришлось неприятно долго ждать подхода крымского хана. При этом и поляки извлекли из предыдущих ошибок выводы и хорошо приготовились к встрече.

Одновременно стало известно о супружеской измене его любимой жены Елены, из-за которой начался конфликт Хмельницкого с властями Польши. В результате Хмельницкий повесил обоих любовников.

Под Берестечко 19 июня 1651 года началось грандиозное сражение, жестокая сеча шла три дня. После двух дней кровопролитного сражения начал проявляться перевес польской стороны. Особенно большие потери понесли татары, был убит друг и старый соратник Хмельницкого мурза Тугай-бек. Татары посчитали это дурным знаком, и на третий день, в самый разгар сражения, не выдержали натиска поляков, дрогнули и бросились бежать с поля боя, внеся заметное расстройство в рядах казаков.

 

ВСЕ ГЕТМАНЫ ПРЕДАЮТ КАЗАКОВ

Самым неожиданным было то, что с поля боя вместе с татарами ускакал и Б. Хмельницкий – якобы чтобы остановить татар и вернуть их на поле боя, хотя Тугай-бек был убит, и не с кем было вести, убегая, переговоры.… 

Казаки без татар и Хмельницкого не запаниковали, достойно отступили в свой лагерь и выбрали нового гетмана – Джеджалия, который после неудачных переговоров с поляками снял с себя полномочия, а очередной избранный гетман Иван Богун приказал строить настил через болото, якобы чтобы можно было покормить лошадей на другом берегу. Ночью на 29 июня 1651 года он вместе с ближайшим окружением тайком переправились через болото, бросив казачье войско.

С рассветом казацкая армия обнаружила отсутствие всего начальства. Все всё поняли, и началась паника, тысячи ринулись удирать через болотную переправу, которая не выдержала, и большое количество казаков оказались в топком болоте. Ужасную трагедию казаков завершили ворвавшиеся  в  лагерь польские войска. После чего польская армия провела жестокую «чистку» «с пристрастием» всей бывшей казацкой территории.

 

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ВОЗВРАТ В ПОЛЬШУ. ПРЕДАТЕЛЬСТВО ПОЛЬШИ ШЛЯХТОЙ

Через месяц Хмельницкий обнаружил себя в городке Паволочь и стал созывать уцелевших соратников. Те прибыли и навалились на него с обвинениями в измене и трусости. Хмельницкий выдвинул «легенду» — когда он догнал своих убегающих союзников, чтобы уговорит вернуться на поле боя, то татары якобы взяли  его в плен, месяц продержали и затем по доброте душевной отпустили. В это трудно поверить. Но Богун и другие военачальники решили поверить, — поскольку у самих были проблемы с совестью. Хмельницкий остался выборным гетманом. И в сентябре 1651 года под Белой Церковью Запорожская Сечь подписала новый договор с польским королём на ущербных для себя условиях, хотя в правительственном реестре король оставил 20 тысяч казаков.

После этого события казаки два года жили спокойно, пока в Польше опять не стало жарко от внутренних передряг и шляхетских восстаний 1652 года. Часть шляхты под предводительством  магнатов Радзивиллов фактически предала Польшу - присягнув шведскому королю, который решил силой взять польский престол и довольно быстро и легко оккупировал Польшу. В общем, в этот период  польской элите было не до запорожских казаков.

 

ИЗМЕНА ПОЛЬШЕ И ПЕРЕХОД В РОССИЮ    

Не получавшие королевского жалованья казаки, решили уйти «из-под польского короля». Обсуждали 4 варианта «пришвартовки к братским народам»: под крымского хана, турецкого султана, московского царя или всё-таки подождать, чем всё закончится в Польше. Дебаты на «майдане» были бурные.

В это время российский царь со своим окружением, видя важный «исторический момент» выбора запорожских казаков и резкое ослабление Польши в войне со шведами, решил взять инициативу в свои руки и пригласил под своё покровительство Хмельницкого с казаками. По этому поводу в Москве 1 октября 1653 г. собрался очередной Земский собор (к сожалению — последний в истории  России) и принял решение: принять казаков Богдана Хмельницкого и территории по левому берегу  Днепра в состав России.

Если ранее Хмельницкий с казаками просились в Россию, но Земский собор в феврале 1651 года отказал, то теперь Земский собор своим решением приглашал левобережных казаков войти со своими землями в Россию. Это было убедительным  доказательством того, что если запорожские казаки опять примут решение перейти под власть российского царя, в Россию, то ответ уже заранее готов, и прежнего неприятного казуса уже не будет.    

Узнав о решении Земского собора в Москве, казаки 2 месяца совещались, обсуждали и решили собрать в начале 1654 года Раду в городе Переяславле, чтобы вынести вопрос на всенародное обсуждение. И 8 января 1654 года после бурных дебатов и требований клятвы от российских послов Переяславская Рада большинством приняла решение «волим под царя московского», то есть — перешли в российское подданство. Против вхождения запорожских казаков в состав России были такие авторитетные атаманы как Иван Богун, Грицко Гуляницкий и Иван Сирко, которые отказались присягать московскому царю. Царь А.М.Романов взял на службу — в реестр, на денежное довольствие 60 тысяч запорожских казаков и оставил им большую автономию и своё самоуправление во главе с гетманом.

Тогда названия «Украина» не было, хотя это название подходило — ибо эти земли находились на краю: у края территории России и Польши, но эти земли в Москве решили назвать Малороссией, и следовательно жителей — малороссами. По моему мнению – названием было подобрано крайне неудачно.

Казалось бы, всё — счастливый конец  длинной истории, тем более, что казакам здорово повезло, - они вовремя успели покинуть Польшу, потому что в 1655 году Польши как таковой уже не было, это была уже территория Швеции. И казаки, будучи уже в России и с Россией, избежали шведского «наезда», а затем им не пришлось вместе с поляками в течение пяти тяжелейших лет прогонять оккупанта с польской территории. Наоборот, вместе с Алексеем Романовым, который решил воспользоваться тяжёлым положением Польши, казаки сходили войной на Польшу — чтобы вернуть Смоленск. И успешно прошагали почти без сопротивления ещё 700 километров за Смоленском - до реки Неман, до города с двумя дворцами польского короля - Гродно. Эту новую территорию в Москве назвали, вспомнив древнюю историю, — Белыя Россия. Таким образом при удачном и успешном Алексее  Михайловиче Романове, Россия приросла двумя Россиями, и московский самодержавец стал себя величать: «Государь Всея Великия и Малыя и Белыя России».

 

ИЗМЕНА РОССИИ, ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПОЛЬШУ

Через год  после вхождения в Россию запорожские казаки и крестьяне стали недовольно роптать. В 1656 году Богдан Хмельницкий уже публично высказывал суждения — не вернуться ли обратно под польского короля. Случилась закономерная ситуация: отдались под Россию, следовательно — это уже российская территория. Следовательно, на ней должны работать российские законы, в том числе и крепостные. Из Москвы в Малороссию стали приезжать чиновники, воеводы, выстраивать «вертикаль» из Москвы, в малоросских городах стали строить управы и военные гарнизоны, пересчитывать горожан и казаков и объяснять им какие они должны платить налоги и т.д.

«Москали» пришли править с полным правом, по обоюдному мирному согласию.

И тут казакам в очередной раз привиделось, что под существующей властью вольностей и привилегий меньше, чем под прошлой, а методы управления жестче. Запорожские казаки и крестьяне зачесали чубы и затылки: опять, похоже, ошиблись с выбором и т.п. 

В 1657 году отношения Хмельницкого с Москвой ещё более усугубилась. Российский царь решил прекратить войну с Польшей и в 1656 году подписал с поляками мирный договор. Это был стратегический манёвр, дабы «не отвлекать» поляков от их затянувшейся войны со Швецией, в которой сильно слабели оба государства. А Богдан Хмельницкий, считавший почему-то себя самостийным, в 1657 году самостоятельно заключил договор со шведским королём против Польши и решил усилить его армию 12 тысячами своих казаков, естественно, не за спасибо, а за деньги и долю в добыче. О своих дипломатических и военных манёврах Хмельницкий российского царя не известил. Когда о действиях Хмельницкого узнали в Москве, то произошёл скандал.

Из Москвы прибыли царские посланники и с возмущением набросились на него, подданного царя, приказав ему срочно вернуть обратно казачью армию. Это уже затрагивало честь и достоинство Хмельницкого перед шведским королём Карлом Х и всей Европой. Хмельницкий был не просто возмущён, он был в бешенстве. Ссора разразилась грандиозная. Однако, после этого скандала  Хмельницкий загадочно резко занемог, тяжело заболел, и перед смертью попросил у казаков выбрать гетманом Запорожской Сечи своего 16-летнего сына Юрасика. "

Роман Ключник
http://communitarian.ru/publikacii/istoriya_rossii/mnenie_istorika_o_sobytiyah_na_ukraine_chast_i_25122013/

продолжение следует...

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя yurasumy
yurasumy(5 лет 8 месяцев)(14:07:30 / 25-12-2013)

Бред, который не стыкуется с элементарными фактами (это про биографию Хмельницкого и его войны).

П.С. Коверкание фактов происходит для того, чтобы подогнать их под "теорию автора". Если кому интересны подробности задавайте вопросы. с удовольствием отвечу.

Аватар пользователя alexsword
alexsword(6 лет 2 месяца)(14:13:46 / 25-12-2013)

Не вдаваясь в обсуждение по существу, перенес в несортированное за подобные ссылки на оранжевых пидоров, уничтожавших СССР: 

> и знаменитый правдоискатель Александр Солженицын в своём смелом двухтомнике

Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 2 месяца)(12:24:17 / 26-12-2013)

Скажу сразу, я не поклонник Солженицына, я, напротив, патриот СССР. Однако из-за одной этой строчки, в которой, кстати, нет ничего неверного, отправлять такой материал в несортированное это перебор.

Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 2 месяца)(14:20:14 / 25-12-2013)

и подробности интересны, и "элементарные факты", которых ни одного не приведено.

Аватар пользователя yurasumy
yurasumy(5 лет 8 месяцев)(16:07:32 / 25-12-2013)

Кончно-конечно. Раз обещал.

Раннюю биографию Хмельницкого трогать не будем (так как это мягко говоря слухи. Достоверных данных нет. Основную массу информации историки почерпнули из отдельных рассказов самого Хмельницкого. Сам про себя понятно он ничего крамольного не скажет.)

Востание 1648 года уже имеет "независимые источники", которые можно анализировать.

Для начала надо разобрать вопрос о "королевской грамоте". Общеизвестно, что она давалась казакам как "привелей" за заслуги казаков перед польской короной. Но тут возникают неувязки. Во первых привелеи обычно не срывают. Их сразу оглашают. Так было до и после. Ну допустим, что король решил начать войну с Турцией против воли Сейма. Это вполне возможно. Зачем выдавать "привелей"? Все королевские привелеи в Речи Посполитой подтверждались Сеймом. Это известно. То есть привелей против воли Сейма не стоил ровным счётом ничего. Если казаки начинали войну с Турцией, они становились государственными преступниками. Какие тут привелеи? Следующий момент. Если привелей касался войны с Турцией, то почему он демонстрировался для поднятия востания (Это тоже исторический факт). Я могу предположить, что селяне по польски читать не умеют, но старшина умеет. И неужели никто из старшины не поинтересовался у Хмельницкого о сдержании. Причём известно, что этот документ сыграль очень важную роль в бунте полков реестровых казаков, которые шли подавлять востание Хмельницкого.

Плавно подходим к "первому предательству".

Автор утверждает, что бунт Хмельницкого был против короля. Это очевидный бред. Все заявления Хмельницкого были от имени короля.

http://litopys.org.ua/hrushrus/iur80905.htm (это у Грушевского по этому поводу)

А бунт он поднял против Сейма, который не давал править королю по примеру его предков. Теперь давайте присмотримся к личности короля Владислава 4. Это вообще очень неординарная и незуслуженно забытая историками личность. Этот человек имел право править половиной Европы, а по сути был пленником своего (Сената). Причём в буквалном смысле. Его официальный титул:

Владислав IV, милостью Божьей король польский, великий князь литовский, русский, прусский, мазовецкий, самогитский, ливонский, а также наследный король шведов, готов, вендов, избранный великий князь московский.

Остановимся на князе Московском. Владислав был избран русским царём в 1610 году. Причём это очень не понравилось польскому сенату. В следствии этого юного царя польское правительство попротсту не отпустило на царство. Русские терпеливо ждало 2 года. Царь был объявлен, монета с ликом нового царя чеканилась. Правительство от его имени работало. Сразу очень интересный момент истории (который официальная история попросту обходит стороной никак не коментируя). Почему "поляки" окупировали Москву в 1610 году, а ополчение Минина-Пожарского выбило их через два года. А ларчик просто открывается. Эти поляки, а поляков там попросту не было, были "литовские" люди из правительства Владислава 4, которые вот уже почти два года спокойно правили страной от имени, царя, которого "пленил" польский Сенат. Затем после разных колизий царем стал Романов. Но тут возникла колизия двоецарствия. Официально было два живых царя. Именно по этому Владислав в 1617 году отправился за своей короной В Москву. Нам это приподносят как "польскую интервенцию". Но это же бред. В войсках Владислава поляков почти не было (кроме нескольких десятков шляхтичей-авантюристов). Это были по большей части православные войска литовцев-казаков, которых Владислав нанял за свои кровные деньги. Сенат не предоставил ни единого злотого на эти цели. Даже более того делал всё чтобы Владислав не получал подкреплений. От позорного плена Владислава спас гетьман Сагайдачный. Тяжба с Романовыми у Владислава длилась до 1634 года, когда его  право на русский престол было обменено на Смоленск. Но Владислав не смирился с поражением. Он решил начать войну с Швецией. И снова неудача. Сенат и тут не дал денег (а в то время война без денег не велась). Владиставу пришлоь отказаться и от шведской короны. Попытка "зацепиться" с Турцией также постоянно пресекалась Сенатом. Так почему же польский Сенат вел политику ограничивавшую права Принца, а затем короля Владислава 4. Ответ прост и лежит на поверхности. Русская корона или шведская (а тем более обе) делали Владислава свободным от прихотей магнатов из Сената. И не надо ходить к гадалке, чтобы понять, что получи Владислав любой из двух престолов, он опираясь на силы России или Швеции уничтожил бы привелегии польских сенаторов и стал полноправным королём. Вся политика Владислава 4 была пропитана идеей освобождения от власти Сената.

А теперь давайте ближе к Хмельницкому. В 1646 году у Владислава родился план (некоторые приписывают его канцлеру Осолинскому, лично преданному королю). Для того, чтобы получить реальную власть в Польше надо поднять восстание против Сената (в то время это было в норме, восстание короля против парламента. Вспомним Карла 2. Уж не по его ли примеру Владислав поступал). Были проведены переговоры с казацкой верхушкой (Хмельницкий участвовал в этих переговорах). И именно тогда и была выдана эта злополучная грамота-привелей. Учитывая последующие события нетрудно догадаться, что эта грамота была не о войне с Турцией, а сборе войск под личной командой короля. Но это уже был бунт. Только не против короля, а против Сената. Теперь давайте посмотрим. Что случилось дальше. Сенат безусловно подозревал короля. И удар был нанесён в самое слабое место. В январе 1647 года был отравлен единственный сын Владислава Сигизмунд-Каземир (по некоторым источникам Людовик). Странная смерть от дезинтерии (а учитывая, что лечили принца иезуитские лекари, которые были душой заговора против короля я ни минуты не сомневаюсь, что он был отравлен. Уж больно вовремя он скончался.) была для Владислава одновременно и ударом и сигналом. Ему война объявлена. Именно по этому и был дан сигнал казакам выступать. Верхушка реестрового казачества решила подстраховаться и сама на первых порах в восстании открыто не участвовала (А вдруг облом. А поляки привыкли всех предводителей восстаний казнить). А учитывая, что Хмельницкий был в курсе заговора и у него были все мосты сожжены (тяжба с Чаплинским, который решил унчтожить непокорного казака), то кому возглавить восстание вопросов не возникло. Именно по этому, когда поляки первый раз поймали Хмельницкого и обвинили в измене реестровые полковники «взяли его на поруки». Выйдя на свободу Хмельницкий продолжил подготовку к восстанию.

Теперь давайте разберёмся, а как действовали «стороны» в первый период. Зима-Весна 1648 года. Тоже очень странно (Если верить официальной истории).

Хмельницкий. Поднимает восстание против короля именем короля. Странно.

Поляки. Запрещают Владиславу его «путешествие» в Литву. Попросту не пустили, резонно полагая, что тот быстро окажется в лагере Хмельницкого и возглавит бунт против себя самого. Идиотизм? Если верить официозу (и статье) — да.

Владислав. Он «неожиданно» умер (опять эта неожиданность). Тут давайте остановимся подробнее. В начале мая в Польше уже знали, что Хмельницкий подымает народ именем короля против Сената. Да король в Польше прав имел мало. Но одно существенное право он все-таки имел. Созыв посполитого рушення (по русски земского ополчения-основной военной силы Польши). Что случилось на самом деле мы скорее всего не узнаем. Но учитывая обстоятельства можно предположить, что Сенат потребовал королю отречься от движения, объявив об этом публично. Владислав конечно отказался (вспоминая о «предательстве» Сената. А также убитого сына). Сенат просто не имел права оставлять его в живых. Именно за это он и был забыт «западными» историками. Потому, что именно он в 1648 году впервые расстроил планы «европеизации» той части Земли, которая сейчас называется Украиной. И расстроил их планы вести войну с Россией руками русских (казаков).

П.С. Я просто опускаю мелкие неточности например о том, что Потоцкий отправился в поход после известия о разгроме сына и т. д. Это не важно. Автор ошибается в мотивах и следствиях. Поверьте дальше можно писать ещё очень много. Только боюсь тогда мне придётся писать статью наново.

Аватар пользователя gerstall
gerstall(5 лет 9 месяцев)(16:18:06 / 25-12-2013)

Публикуйтесь, пожалуйста.

Аватар пользователя yurasumy
yurasumy(5 лет 8 месяцев)(16:26:48 / 25-12-2013)

Давно хотел на эту тему сделать цикл астатей. Но всё как-то некогда. Может после НГ получится.

Аватар пользователя gerstall
gerstall(5 лет 9 месяцев)(16:50:11 / 25-12-2013)

Было бы чрезвычайно приятно почитать, у Вас явно собран широчайший материал, который может освободить "официальную" редакцию истории от наследуемых идеологических штампов, и равно как избавить украинцев, белорусов, русских, да и в принципе славян от взаимных упреков в недоделанности, так и приглушить сепаратистское "свидомитство". Все-таки объективное изложение того, как ковалось единство славян на протяжении чуть ли не тысячелетия вместо "жили вместе-разбежались-угнетались-бог помог" очень актуально.

Аватар пользователя yurasumy
yurasumy(5 лет 8 месяцев)(17:00:00 / 25-12-2013)

Да историей предков (украинских казаков) интересуюсь. Переврана она до безобразия.

Аватар пользователя gerstall
gerstall(5 лет 9 месяцев)(18:28:37 / 25-12-2013)

AY выложил кое-что про историю татар - там не лучше. Пишите, не стесняйтесь.

Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 2 месяца)(12:08:35 / 26-12-2013)

Перечитал несколько раз и ваш пост, и материал Ключника. Ваш пост выеденного яйца не стоит против Ключника, и в логике и в фактах. И любой, кто не один раз прочитает и ваш пост и материал Ключника, со мной согласится. Ключник меня убедил, и можно сказать открыл глаза на Украину, а о ценности вашего поста я уже высказался.

Аватар пользователя yurasumy
yurasumy(5 лет 8 месяцев)(00:07:52 / 31-12-2013)

Каждому своё. Каждый верит во что хочет. Вы верите в свою непогрешимость и честность и "низменность" украинцев. Виимо Вам в это хочется верить.

 П.С. Больше всего насмешило, что каждый согласиться. Мне бы Вашу уверенность. Я в своих постах показал, что автор не просто не владеет материалом, а перекручивает его, подгоняя в заранее подготовленную формулировку: Украинцы предатели. Им верить нельзя." Если Вы думуете, что он такой уникалный, то ошибветесь. "Аналитик" Федов его круче. 

Аватар пользователя gerstall
gerstall(5 лет 9 месяцев)(15:58:40 / 25-12-2013)

Парубок - всего лишь "юноша,парень", а не раб. Не Польша, а Речь Посполита - это совершенно не эквивалентные термины, поляки в том государстве не особо то и правили - их католичество неплохо европроинтегрировало под соответствующие регламенты. Насчет шляхты - много иллюзий, это переводится на русский всего лишь как "военнослужащий". Шляхта была и в Смоленске аж до 19 века, дружбан Пушкина - Энгельгарт, к примеру, смоленский шляхтич. Да и Суворов Александр Васильевич - выпускник шляхетского корпуса. Интересы и конфликты магнатов Речи Посполитой (которые по происхождению к Польше отношения чаще всего не имели вовсе, это тот же Хмельницкий) часто пытаются представить как "гонор польской шляхты". "Гонор" же этот во много соответствует более позднему понятию "офицерская честь", а система во многом у шляхты и заимствованна. Тарас Бульба - типичнейший пример такого гонора. Шляхта как явление заслуживает отдельного изучения, а отдельной "польской" шляхты можно сказать и не было, скорее следует разделить это явление на православную и католическую части. Очень показательна в этом плане пьеса "Пинская шляхта" - желательный к прочтению материал перед навязыванием стереотипов.

Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 2 месяца)(16:52:03 / 25-12-2013)

"парабки" это другое слово, не относящееся к украинским парубкам-юношам.
См. Александр Лукашенко: "Процесс становления независимого белорусского государства надо обязательно сделать необратимым. Мы не можем позволить, чтобы не только мы, но и наши дети жили не на своей земле, - подчеркнул глава государства. - Мы должны сделать все, чтобы на этом клочке белорусской земли навсегда установилось и укрепилось наше белорусское государство. Чего бы это ни стоило. Мы не должны позволить, чтобы наши дети были "парабками" и наемными. Мы должны сделать все, чтобы наши дети гордились нами, нашим подвигом, который привел к тому, что мы создали свое государство на своей земле".
Читать полностью:  http://news.tut.by/politics/364085.html
"

Аватар пользователя gerstall
gerstall(5 лет 9 месяцев)(18:32:42 / 25-12-2013)

Ну все-же Хмельницкого вряд ли можно назвать белорусом. Да и в белорусском языке "парабак" - батрак, а не раб. Человек, работающий на дядю. 

Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 2 месяца)(10:58:40 / 26-12-2013)

Ключник родился и вырос в Белоруссии. Это во-первых. Во-вторых, ваше замечание о "парубках" является вашим личным привнесением. Т.е. вы покритиковали Ключника за слово, которое вы не поняли, и которое сами изменили на другое слово, которого у Ключника нет. В третьих, очень смешно, что какой-то ЮраСумы, не написавший ни одной книги по истории, является для вас авторитетом в предоставлении "объективной" информации, а Ключник, всю жизнь занимавшийся философией и историей и пишущий по результатам этих занятий свои книги, для вас таковым не является.

Аватар пользователя yurasumy
yurasumy(5 лет 8 месяцев)(00:17:54 / 31-12-2013)

Я так понимаю это выпад в мою сторону. Отвечаю. От того, что человек "замарал" кучу бумаги и назвал себя историком и философом его аргументация не становится более доказательной. Если следовать Вашей логике, то "какой-то" там Ключник "пигмей" по сравнению с Грушевским (которого тот "анализирует"). Да и Гитлер тоже можно сказать всю жизнь философствовал. Тоже к нему прислушиваться будем? Кто мы славяне по нему- "унтерменьши." Что колега согласимся? Или отбросим метод измерения авторитета, количеством испачканой бумаги? 

  П.С. Вы опровергните мой пост, который я написал. Или лень поднять задницу и полистать книжки. Будем верить в великого Ключника: "Хари кришна....." А своя голова зачем?

Аватар пользователя gerstall
gerstall(5 лет 9 месяцев)(13:05:08 / 26-12-2013)

Давайте не будем устраивать клоунаду. " вы покритиковали Ключника за слово, которое вы не поняли" - это г-н Ключник не понял слово, или умышленно написал ересь, чтобы создать впечатление наличия рабов у Тараса Бульбы. Ни парабок (которого в русском языке и вовсе не существует, а в белорусском - парабак), ни парубок не являются рабами (холопами или челядинцами) ни в русском, ни в белорусском, ни в украинском языках. Хреновый историк Ваш Ключник, боюсь, жизни ему оказалось недостаточно для обретения квалификации. " правления на польском престоле шведского  короля Сигизмунда" - на самом деле правление в Швеции польского короля, а не наоборот. Жигимонт Ваза стал польским королем в 1587 и был им до смерти в 1632, а шведским был только в 1592-1599. Первый и второй Жигимонты вообще к Швеции ни раком, ни боком. Удивительно, что он еще Генриха Валуа не приплел. Поэтому умствования автора касательно 16 века не обоснованы, в 1572 году на престол поляки вообще звали Ивана Грозного, а брестская уния с последующим окатоличиванием была заключена в 1596. И такого в тексте более, чем достаточно.


Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 2 месяца)(13:32:55 / 31-12-2013)

"парабок" - это опять уже ваше "творчество". У Ключника написано во множественном числе только слово "парабки".

Насчет Унии у Ключника дословно: "Ватикан также не отличался особым милосердием и христовой любовью к православным, пытаясь маневрами с Унией (Брестская Уния 1596 года) подчинить их себе."
Вы пишете: "брестская уния с последующим окатоличиванием была заключена в 1596.", т.е. практически дословно, повторяете написанное Ключником, и тем не менее обвиняете его. У вас шизофрения?

Насчет Ключниковского "шведского короля Сигизмунда": Сигизмунд III-й был сыном шведского короля Юхана т.е. наследным королем Швеции. Кроме того имя Сигизмунд(Sigismund) - шведское. По-польски оно звучит как Зигмунт(Zygmunt), по-белорусски Жигимонт(Жыгімонт III Ваза), по-литовски Зигмантас(Zigmantas).

"Родился 20 июня 1566 года в замке Грипсхольм, где его мать, дочь польского короля Сигизмунда I-го, Катерина Ягеллонка сопровождала своего мужа — Юхана, заключённого своим братом Эриком XIV. Сигизмунд был воспитан иезуитами в духе воинствующего католицизма. Как потомок Ягеллонов по женской линии, 21-летний принц Сигизмунд в 1587 году был избран польским королём, благодаря стараниям своей тётки Анны Ягеллонки и великого коронного гетмана Яна Замойского.
Приглашая последнего Ягеллона и наследника шведской короны на трон, польская сторона рассчитывала уладить со Швецией территориальные проблемы и получить спорные земли на севере страны. Сигизмунд ни своей наружностью, ни характером не понравился полякам и Замойскому; нерасположение к нему ещё больше усилилось, когда, выехав в Ревель (1589) для свидания с отцом, он тайно вступил в переговоры с герцогом австрийским, и на известных условиях был готов отречься в его пользу от польской короны.

Главной своей задачей Сигизмунд поставил упрочение в Польше католицизма, уничтожение протестантизма и православия, активно способствовал заключению Брестской унии в 1596 году. Борьбу с врагами католицизма — православной Россией и протестантской Швецией — он считал основной задачей во внешней политике. Наряду с этими задачами Сигизмунд руководствовался династическими интересами и стремился объединить под своей властью Речь Посполитую и Швецию.

Во время царствования Сигизмунда в Польше произошло 3-х летнее "рокош Зебжидовского" (восстание). Главной причиной рокоша явились систематические попытки Сигизмунда к утверждению абсолютизма, которые, впрочем, постоянно отвергались сеймами. Сигизмунд стремился ограничить права сеймов, и преобразовать многие должности в зависимые от короля чины. При Сигизмунде утвердилась правительственная анархия. Результатом этого был инквизиционный сейм против короля (1592) и ослабление королевской власти.

После смерти своего отца Юхана III (1592 год) Сигизмунд поехал в Швецию и короновался шведской короной (1594 год), но по возвращении в Польшу вынужден был назначить регентом Швеции своего дядю Карла, герцога Седерманландского, который стремился к престолу, поддерживая протестантизм, чем приобрёл расположение народа. При втором своём пребывании в Швеции (1598) Сигизмунд оттолкнул от себя многих своих шведских сторонников и был окончательно отстранён от престола (1599), а его дядя Карл объявлен королём Швеции на сейме в Норчёпинге, в 1604 году, под именем Карла IX. Король польский и великий князь литовский, король шведский, Сигизмунд не хотел отказываться от своих прав на шведский престол и  потратил большую часть своей оставшейся жизни на попытки вернуть его себе обратно, для чего вовлёк Польшу в 60-летние неудачные для неё войны со Швецией.

Сигизмунд остался достаточно противоречивой фигурой в истории Польши. С одной стороны, его долгое правление пришлось на высшую точку могущества Речи Посполитой. С другой, при нём проявились первые признаки упадка, которые в будущем привели к гибели польско-литовского государства."

Династическая система тех времен была очень много-национальной, а история очень переменчивой. Так что его можно считать и польским королем, и не в меньшей мере шведским. Ведь ему долго ждать пришлось короны Швеции только из-за того, что долго был жив предыдущий король Швеции - его отец. Исторически и фактически, фраза Ключника ничему не противоречит.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...