Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Как латыши пистолеты у всех англичан отобрали…

Аватар пользователя PavelCV

Для любителей оружия есть на свете страна-вымпел (США) и страна-пугало (Англия). Если оружейное законодательство США считается одним из самых свободных, то нормы английского оружейного права  цитируются зачастую как анекдоты. Чего стоит уголовное преследование за владение "реалистичными копиями оружия" (китайские фабрики игрушек в этом месте горько рыдают), или запрет на вынос пневматического оружия из помещений (страйкболисты аплодируют стоя).   

Сегодня в Англии такая картина больше невозможна

В принципе, ничего удивительного - современная Англия явно страдает глубоким либеразмом мозга. Самое интересное, что так было отнюдь не всегда. А одними из виновников таких идиотских оружейных законов можно считать "злобных латышей"

Но на самом деле, такие разительно непохожие оружейные законы, как в Великобритании и в США, имеют, однако, общие корни. Право владеть оружием было гарантировано уже в билле о правах 1689 года. Правда, это "право владеть оружием" уже тогда было точно в духе англосаксов. Дело в том, что в те далекие времена владение оружием везде было не только правом, но и ОБЯЗАННОСТЬЮ каждого свободного человека. А "билль о правах" нового короля Вильгельма Оранского говорил о праве владеть оружием всех, КРОМЕ КАТОЛИКОВ. Чувствуете запах англосаксонского порядка - не запрещал католикам, а гарантировал право ВСЕМ,  кроме католиков.

Как бы то ни было, уже в викторианской Англии не осталось никаких юридических ограничений на владение оружием. То есть оружие продавалось совершенно свободно - как трость или зонтик. И никто не видел в этом проблемы. Оружие было дорогой вещью, и позволить его себе могли только весьма обеспеченные джентельмены. Городская босота предпочитала тихие и дешевые ножи и удавки.

Мало кто знает, что стоячий воротник на форме английских полицейских - это эхо тех времен, когда для защиты горла от удавок полицейские носили на шее кожаный ошейник.

Для защиты горла от удушения шнуром или верёвкой, обычного оружия грабителей-гарротеров, под высоким воротником носили кожаный ошейник высотой 4 дюйма (10,2 см), застёгивавшийся сзади на медный замок. Он был чрезвычайно неудобен, и в 1859 году его высоту уменьшили до 2 дюймов, а в 1880 году, за год до знакомства Холмса и Уотсона, совсем отказались от ошейника.

Но благосостояние общества росло. Цены на оружие падали - естественное ограничение самой ценой практически исчезло. И в 1870 была введена первая лицензия "для тех, кто желает носить оружие за пределами своего дома". Но лицензия эта была практически лишь уведомительной, да и хранение оружия дома никак не ограничивалось.

В 1903 году в Британии вышел так называемый "Pistols Act". Он вводил новые ограничения, надо признать, разумные. Носить оружие запрещалось всякому, кто "drunken or insane" - "пьяница или сумасшедший". А так же вводились лицензии на хранение дома оружия со стволом короче, чем девять дюймов (~22см). Все остальное оружие (карабины, пистолеты с длинными стволами и прочее) можно было спокойно хранить дома. Приобретение ВСЕГО оружия основалось совершенно свободным. Да и надо сказать, получить лицензию на ношение тогда было проще простого - фактически оборот оружия оставался свободным. До Первой мировой войны в частных руках  в Англии насчитывалось более четверти миллиона  только лицензированного [!!!] огнестрельного оружия.

А вот дальше случилось то, что буквально шокировало и потрясло законопослушный и размеренный Лондон...

Злобные латышские отморозки - это вам не лондонская шпана!

На небогатой окраине Лондона, Ист-Энде, готовились встретить новый 1911 год...

Ист-эндский старик-ювелир услышал подозрительный шум и позвал полицию. Полиция приехала, постучала. Приехавшим полицейским  открыл какой-то человек, кажется, ничего не понял и отступил по лестнице в глубь квартиры, полицейские подумали, что он пошёл за говорящим по-английски соседом. Сержант Бентли и его полицейские вошли в дом, но в темноте ничего не увидели. Вдруг распахнулась дверь и град пуль обрушился на полицейских. Бентли получил пули в шею и в плечо, и упал. Констебль Вудхэмс попытался помочь сержанту и был застрелен. Констебль Такер был застрелен в грудь и умер мгновенно. Констебль Шоати был поражён 12 пулями. Сержант Брайян пытался остановить убегающих анархистов, но тоже был застрелен. Полицейские, согласно английской традиции, били вооружены только дубинками. Трое лежали мёртвыми, и двое серьёзно ранены. В общей неразберихе своими же был ранен один из анархистов.

Так в декабре 1910 года английская полиция случайно наткнулась на группу латышей, пробивавших стену ювелирного магазина. Все бы ничего, но лондонские бобби нарвались не на заурядных воришек, а на хладнокровных "революционеров", ветеранов революции 1905 года, бежавших из Российской Империи. Ведь после разгрома прибалтийского восстания множество его участников укрылись на территории Великобритании. Эти отмороженные латыши машинально, даже толком не сообразив, что делают, положили пятерых безоружных полицейских. Для Англии это был беспрецедентный случай, на ноги поднялась вся лондонская полиция. Но анархистам удалось скрыться.

Преступление было неслыханным. Уинстон Черчилль, в то время Home Secretory (т.е. министр внутренних дел) приказал найти анархистов и убить их, если это необходимо для их задержания. Прежде всего осмотрели место происшествия. Объяснился странный шум. Оказалось, что анархисты долбили дыру в стене, чтобы добраться до сейфа ювелирного магазина, находящегося в том же доме. Полиция провела рейды по анархистским квартирам в Лондоне. Сотни анархистов была задержаны в пабах, кофейнях, в политических клубах. Но от арестованных анархистов полицейские ничего не смогли добиться. 

Квартира латышей помечена крестиком

2 января уже нового, 1911 года, полиция получила сигнал, что часть банды укрылась в здании на Сидней-стрит  № 100 . Четырёхэтажный дом был одним из десяти, таких же, непрерывной колбасой протянувшихся по Сидней-Стрит. Более чем 200 полицейских (всем роздано оружие) прибыли к дому 100. Они спрятались за заборами, стенами домов, в магазинах. Командовали ими суперинтендант Джон Оттавэй и инспектор Фредерик Венслей. Оттавэй послал полицейских по квартирам и они в течении дня тихо, безмолвно эвакуировали жителей. Дома стали пустыми, за исключением квартиры на втором этаже, где прятались латышские "революционеры" Сваар и Думниекс.

В 7.30 утра 3 января сержант Леесон стал бросать гравий в окно квартиры, где скрывались анархисты, дабы сказать им, что они окружены, и им следует сдаться. Другой полицейский постучал в дверь квартиры. В ответ раздались выстрелы. Так началась знаменитая лондонская "Siege of Sidney Street"(Осада улицы Сидни). Пули рикошетили от булыжной мостовой и разбивали витрины магазинов. Убитый сержант Леесон остался лежать на улице. Два часа полиция обменивалась огнём с анархистами. Анархисты, вооруженные тремя Маузерами С96,обрушили на головы примитивно вооруженных "бобби" (несколько десятков ОДНОзарядных винтовок 22-го калибра да дюжина револьверов) шквал огня, убив пятерых и тяжело ранив 30! Ситуация была - анекдотическая два отмороженых латыша с маузерами противостояли всей лондонской полиции. И, как видите, не без успеха.

Вот такими пистолетами были вооружены анархисты - знали "революционеры" толк в оружии

Только после нескольких часов безрезультатных попыток полиции что-то предпринять Черчилль был вынужден вызвать войска. Он приказал двинуть на место битвы Шотландскую Гвардию. Вооружённые до зубов гвардейцы прибыли на место в 10.15. Армейские и полицейские начальники немедленно вступили между собой в перепалку о методах подавления сопротивления анархистов.

Хотя это было серьёзным нарушением протокола, Черчилль внезапно прибыл на Сидней-стирт, чтобы лично руководить осадой.
Обратите внимание на дробовик в руках полицейского - и это против маузеров. Наивные чукотские мальчики. хе -хе 

Черчилль понаблюдал за огнём из квартиры анархистов из магазина, затем с гримасой на лице отдал приказ доставить полевую артиллерию и превратить жилой дом в развалины, если необходимо. Батарея конной артиллерии прибыла из казармы Святого Джона Вудса. Однако в конце концов Черчилль решил, прежде чем применить артиллерию, попробовать взять дом штурмом. К этому времени ещё шесть полицейских были ранены. Шотландские гвардейцы с ружьями заняли позиции. Однако за мгновение до атаки был замечен густой дым, поднимающийся от крыши дома. “Сотый” горел, пожар, очевидно, начался на верхних этажах и быстро пошёл книзу. Внезапно один из анархистов высунул голову из окна. Десятки ружей и пистолетов выстрелили, и анархист упал внутрь квартиры.

Когда прибыли пожарные, Черчилль не позволил им приступить к тушению, пока холлы верхних этажей не обрушились. Обрушилась и стена дома, ранив пятерых пожарных. Только тогда полиция осторожно вошла в квартиру, найдя там обгорелые тела Думниекаса и Сваара. 

 Черчилль отдал приказ начать массовые аресты среди латышских социал-демократов и анархистов - было объявлено, что все они готовили ограбление ювелирного магазина, которое удалось героически предотвратить. Арестовали сотни человек, но для показательного процесса были отобраны четверо и среди них - двадцатипятилетний политэмигрант Ян Петерс (погибший Думниек приходился ему двоюродным братом). Следствие длилось почти полгода; доказательства вплоть до макета этого самого ювелирного магазина, под который якобы велся подкоп из дома № 100, были представлены с необыкновенной тщательностью - 655 страниц уголовного дела плюс показания самого министра. В обстановке невероятной шумихи вокруг процесса — «Повесить!», «Позор душегубам!», «Семьи полицейских лишились кормильцев!», «Смерть грабителям и убийцам!» — раздался Голос Правды: «Они БЕДНЫЕ. Их ДОВЕЛИ. Царские сатрапы их ПЫТАЛИ». И даже больше: «Они МИЛЫЕ».
Так стали говорить ВЛИЯТЕЛЬНЫЕ КРУГИ. Одним из застрельщиков кампании защиты явилась двоюродная сестра Черчилля Клер Шеридан. Начав с абстрактного сочувствия, она стала ходить на все заседания суда и в конце концов влюбилась в главного фигуранта процесса — латышского батрака Яна Петерса, убийцу полицейских в декабре 1910 года и родственника одного из террористов, уничтоженных на Сидней-стрит.
В результате подсудимых... отпустили на волю. НЕВИНОВНЫ. «За недоказанностью улик». Черчилль скрежетал зубами...

ИТОГО

В результате уже через несколько лет был принят новый закон "Firearms Act"  - который обязывал регистрировать все оружие, и, что самое плохое, позволял полиции отказать в праве на ношение и хранение любому, кто, по их мнению "unfitted to be trusted with a firearm" (не заслуживает доверия с оружием). Это было началом конца.

Потом ограничения посыпались как из рога изобилия:

Например, «Акт о поддержании публичного порядка», принятый в Англии 18 декабря 1936 г., запрещал ЛЮБОМУ лицу, которое присутствует на публичном митинге или участвует в публичной процессии, иметь при себе оружие. Виновный в нарушении данного запрета мог быть приговорен к тюремному заключению на срок не свыше 3 месяцев или к штрафу, не превышающему 500 фунтов.

1937 год   - новый Закон об огнестрельном оружии запрещает любое автоматическое оружие.

1967  год - введены лицензии для ружей.

1968 год - устанавливается плата за лицензию на карабин.

1988 год - запрещены все полуавтоматы, помповые ружья, короткие дробовики с магазинами и любые самозарядные винтовки.

И, наконец, Консервативное правительство в 1997 году вносит законопроект, запрещающий весь короткоствол, кроме мелкашки .22 .
Но, выиграв выборы, вносит в законопроект поправку запрещающую и калибр .22.

Так в 1997 Англия стала страной "без этого противного оружия"

Результат? Предсказуемый - с 1996 по 2003 годы число преступлений с применением насилия выросло в Англии на 88 процентов; число вооруженных ограблений – на 101 процент; число изнасилований – на 105 процентов и убийств – на 24 процента. Показательно, что 53% английских ограблений происходят, когда кто-либо находится дома, в Америке, где грабители признаются в боязни вооруженных домовладельцев больше, чем полиции, таких только 13%. 
Отчет ООН в 2002 поместил Англию и Уэльс в верхние строки таблиц криминальности среди 18 развитых стран. Через 5 лет после всеобщих запретов на огнестрельное оружие преступность с его применением удвоилась. Как и было тогда предсказано, эффектом криминализации владения оружием стало то, что владеть им стали только криминальные элементы.

Офицер полиции Колин Гринвуд в Кембриджском университете провел исследование взаимодействия доступности оружия населению и росту преступности. Вот его заключение: "Усиление контроля за частным владением огнестрельным оружием мало отражается на уровне преступности. Вооруженное преступление и особо тяжкие преступления в основном являются продуктом социально - этнических факторов, вне связи с доступностью тех или иных типов оружия гражданскому населению. Количество единиц оружия, необходимое для удовлетворения потребностей преступного мира, достаточно невелико, и этот спрос всегда удовлетворяется, вне зависимости от того, какие существуют ограничения на легальный оборот оружия. Нет существенных данных, свидетельствующих, что ужесточение контроля, как - то ограничивает доступ преступных элементов к огнестрельному оружию."

Так злобные латышские отморозки обезоружили целый народ 

PS

Так приходила полиция к латвийским анархистам в Российской Империи. Сравните с лондонской.
Иллюстрация из рижской газеты начала века. Из архива уважаемого vatsons

Источник: http://szhaman.com/kak-latyshi-pistolety-u-vsex-anglichan-otobrali/

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 месяц)(12:12:35 / 10-12-2013)

И ещё одно дополнение из источника, более, чем...

ПОД ГНЕТОМ ОБАЯНИЯ. ЕЛЕНА СЪЯНОВА.14.10.2003  "Известия" (Москва). Яков Петерс, которого мы не знаем 

Одни вспоминают о нем с ненавистью, другие с восхищением. Сын латышского батрака мог породниться с Черчиллем, стать лондонским банкиром, а в результате создал одну из сильнейших спецслужб мира. 

ПРИЗНАНИЕ ДЯДИ БОБА

Как-то туманным лондонским вечером 1931 года девятнадцатилетний студент Кембриджа Харолд Адриан Филби (в семье его звали Кимом) в очередной раз с интересом слушал воспоминания близкого друга отца, которого попросту называл "дядей Бобом" (мы его знаем под именем Роберт Брюс Локкарт), о жизни в России. Потом произнес: "А хотел бы я там оказаться". 

Локкарт, знаменитый разведчик и светский лев, улыбнулся: 

- Да, в России я ходил по краю, мой мальчик. Это захватывало, но и утомляло. Я ведь ходил по земле, а они... карабкались к "лучезарной идее", в небеса! При таком крутом подъеме порой открывается второе дыхание ума. Если бы наши разведки сотрудничали, я бы нынешних аналитиков из Secret Service отправлял на практику к Петерсу. Вот кто сумел бы сбить с них академическую спесь. 

О Петерсе молодой Филби уже слышал. Но сегодня впервые циник Локкарт так живо, хотя и не без иронии, связал это имя со служением "лучезарной идее", при котором открывается "второе дыхание ума". Из уст сэра Роберта это прозвучало любопытным парадоксом, заставило задуматься. И не забылось... 

ОСАДА В ХАУНСДИЧ
За год до рождения Кима Филби - 3 января 1911 г. неподалеку от особняка его отца в лондонском Ист-Энде произошло событие, позже получившее название "осада в Хаунсдич".750 полицейских окружили дом N100 на Сидней-стрит. Вскоре лондонцы услышали звук ураганного огня. К дому начали стягиваться шотландские гвардейцы с пулеметами и артиллерией. Руководил боевыми действиями сам министр внутренних дел сэр Уинстон Черчилль. 
"Сотка" продержалась несколько часов и к вечеру была превращена в пылающие руины. Пожарные обнаружили в них два трупа - Фрица Думниека и Яна Вотеля (оба латыши). Черчилль отдал приказ начать массовые аресты среди латышских социал-демократов и анархистов - было объявлено, что они готовили ограбление ювелирного магазина, которое удалось предотвратить. Арестовали сотни человек, но для показательного процесса были отобраны четверо и среди них - двадцатичетырехлетний политэмигрант Ян Петерс (погибший Думниек приходился ему двоюродным братом). 

Следствие длилось почти полгода; доказательства вплоть до макета этого самого ювелирного магазина, под который якобы велся подкоп из дома N100, были представлены с необыкновенной тщательностью - 655 страниц уголовного дела плюс показания самого министра. Но... суд ничего не смог доказать. Черчилль скрежетал зубами. К тому же его сильно изводила насмешками любимая кузина Клэр Шеридан, посещавшая все заседания суда. Сэр Уинстон, по ее мнению, на процессе выглядел достаточно жалко. Черчилль, в конце концов, не выдержал: 
- Ты, детка, примитивно влюбилась в одного из этих юных жеребцов! Что ж, пусть твой лохматый "Карл Moop" и не виновен на этот раз... значит, еще будет виновен. Таких, как он, и могила не исправит. 
Яна Петерса, Юрия Дубова, Петра Розена и Минну Гристис освободили. Розен позже вспоминал, как из толпы репортеров вышла тоненькая девушка и "назвав себя, протянула руку Яну. Оба улыбнулись друг другу, точно были знакомы много лет" 

ЗЯТЬ БАНКИРА
Они начали встречаться. Клэр Шеридан училась в лондонской Академии искусств, собиралась стать скульптором. У нее были интересные друзья - журналисты, художники, начинающие политики. На одной из вечеринок Клэр заметила, что ее "Карл Moop" внезапно потерял интерес к очередной политической дискуссии... Причиной тому стала подруга Клэр - совсем молоденькая, тихая Мэй, дочь лондонского банкира. 

Через месяц Ян Петерс и Мэй Фримен стали мужем и женой. Тогда в одном из частных писем банкир Фримен писал: 
"...Моя маленькая Мэйзи - супруга... Мой зять - террорист, анархист и коммунист - бежал из латышской тюрьмы, чтобы угодить в английскую по "делу на Хаунсдич". Боже, как ты допускаешь такое?! Моя дочь заявила, что они будут жить своим трудом и откажутся от прислуги". 

Но уже через два года: "...В этом деле я всерьез подумываю о моем зяте. У парня бульдожья хватка. Если удастся до конца вправить ему мозги, которые, без сомнения, созданы для серьезного дела... " 
"Вправить мозги" - обуржуазить зятя банкиру не удалось. С континента все чаще налетали ветры перемен. Война выдыхалась, агонизировала... Англичане жестоко подавили ирландское восстание; его вождя Кейсмента публично казнили. 

"Когда у стен Тауэра трубач возвестил о начале казни и сотни ирландцев вокруг меня плакали и молились... я словно увидел обращенный на меня взгляд сэра Роджера. "Посмотри, как я умею умирать, ты, кто когда-то называл себя революционером!" - сказал этот взгляд, - позже вспоминал Петерс. - Стыд за бездействие и тоска по родине - вот чего я больше не мог выносить". 
1 мая 1917 года - последнее семейное фото на память: грустные глаза Мэй, улыбка четырехлетней дочки на руках у отца - папа обещал ей, что скоро они к нему приедут. 

"ПЛЯСКА ЖИЗНИ И СМЕРТИ"
6 мая Петерс уже в Мурманске. Лето 17-го - прифронтовая полоса, митинги, собрания латышских стрелков... 650 выступлений за 70 дней. 21 августа немцы взяли Ригу. "Латвии нужна Европа, но Европе мы не нужны. Я твердо решил быть с Россией". Эти слова сказаны Петерсом американскому журналисту Джону Риду в 1917 году. Жене Рида Луизе, ставшей близким другом, он (единственный раз в жизни!) пожаловался, что совершенно не представляет себе, как сможет работать в новом органе - Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, чем-то вроде Комитета общественного спасения, карающего органа времен Великой французской революции: 

"7 декабря 1917 года на заседании Совнаркома, где встал вопрос о борьбе с контрреволюцией, были желающие возглавить Комиссию. Но Ленин назвал Дзержинского... "пролетарским якобинцем". Феликс Эдмундович после заседания грустно заметил, что если он теперь Робеспьер, то Петерс - Сен-Жюст, по-видимому. Но нам обоим не до смеха... Вчера были на Гороховой. Дом бывшего градоначальника - пустой, с выбитыми окнами. Нас двадцать три человека, включая машинисток и курьеров. Вся "канцелярия" - в тощей папке Дзержинского; вся "касса" - у меня в кармане кожаной куртки. С чего начать?" 

"Пляской жизни и смерти" называл те дни председатель Чрезвычайной комиссии Дзержинский. Нужно ли снова говорить о том, сколько было пролито тогда крови - в том числе и безвинной? Но давайте еще раз вспомним и о волне бандитизма, захлестнувшей тогда Россию, о бесчисленных ночных убийствах и грабежах на улицах Питера и Москвы. Кто-то должен был с этим покончить. Красные Робеспьеры и Сен-Жюсты были безжалостны к своим политическим противникам, но и сами пощады не ждали. "Первый призыв" ВЧК действительно верил: он сумеет так выстроить свою работу, что "принцип справедливости и закона", как надежный фундамент, никогда и никем не будет поколеблен. Никто из них не готовился стать охранителем государства, вся предыдущая жизнь как раз была посвящена его разрушению. Но... странным образом здесь, в заледенелом доме, в пламени войны и мятежей, в паутине заговоров, посреди разрухи и развала зарождалась одна из самых активных и искусных спецслужб XX века. 

Среди тех, с кем столкнула тогда судьба чекиста Яна Петерса, был Роберт Брюс Локкарт. Среди тех, кому Локкарт потом рассказывал о Петерсе, был Ким Филби - про это уже говорилось. Через много лет выяснится: Ким Филби, один из руководителей английской разведки, давно работает на разведку советскую. Странно порой все в жизни закольцовывается. 
...В 1919 году корреспондент лондонской газеты "Дейли экспресс" попросил миссис Петерс дать ему интервью, поведав, что ее муж, председатель Революционного трибунала, "проводит все свое время, подписывая приказы о казнях в ходе московского террора". Мэй отвечала твердо и с достоинством, показала письма из России. Статья об этой встрече была озаглавлена так: "Жена главаря террора. Московский начальник убийц в качестве идеального мужа". 

Статья появилась 7 октября, а уже через два дня та же "Дейли экспресс" описывала последствия "белого" террора в Москве, количество жертв при взрыве в помещении Московского комитета партии большевиков, покушения на большевистских лидеров... "Среди убитых и знаменитый красный террорист Ян Петерс". Еще через полгода, весной 1920-го, его снова объявили мертвым - "убит в Ростове деникинцами". Мэй тем летом получила брачное предложение - ее уже считали вдовой. 
Мэй Петерс не решилась на поездку к мужу в пугающую се Россию. Это сделала другая женщина - английская художница и скульптор Клэр Шеридан. Осенью 1920 года она с трудом добралась до большевистской Москвы. Позже кузина Черчилля напишет о своих посещениях дома N11 на Лубянке, о встречах с Дзержинским, скульптурный портрет которого лепила, с другими руководителями ВЧК и ВКП(б): "Отнюдь не честолюбие, которое движет у нас политиками, а убеждение в том, что зло и несправедливость должны быть уничтожены, сделало из этих людей революционеров. Добиваясь такой цели, люди с утонченным умом вынесли долгие годы тюрьмы, лишения революций и войн, немыслимое напряжение каждодневного труда... Честолюбцы же в России все остались по другую сторону баррикады". 

Клэр ехала к человеку, которого продолжала любить. Но увидеться они смогли только весной 1921-го в Ташкенте. Петерс, чрезвычайный комиссар в Туркестанской республике, руководит операциями по борьбе с атаманами вроде Дутова и Анненкова, с басмачами, налаживает планомерный отлов английских и французских шпионов. И одновременно подбирает и формирует первую советскую резидентуру для переброски в страны Антанты. 

"ИХ ДЕТИ ВСЕ - АГЕНТЫ ПЕТЕРСА"
Здесь начинается совсем другая история и другая работа, далекая от трибун, перестрелок и партийных дискуссий, и появляется совсем не знакомый нам Петерс, который, по словам его друга Алксниса (будущего командующего ВВС СССР), незадолго до смерти Дзержинского дал тому слово "никогда не выпускать из рук тех незримых нитей, что защищают страну не хуже армий и укрепленных границ". 

Член Центрального Комитета партии, председатель Партийной Контрольной комиссии Яков Петерс в тридцатые годы не подписывал секретных директив. Разработчики тайных операций лишь в редких случаях знали, чьи идеи они воплощают. Знали только Сталин и еще несколько человек... 
В комментариях к своим мемуарам Локкарт писал: 
"Я всегда предупреждал - нельзя доверять людям, прибывшим из России, какие бы фамилии они ни носили, поскольку есть большая вероятность, что эти люди побывали в кабинетах Лубянки... Под гнетом обаяния их хозяев я сам едва не остался в Москве, чтобы начать жизнь идейного борца с мировым капитализмом". И дальше: "Я никогда не верил РОВСу. Старики там утратили боевой пыл, а их дети - сплошь агенты Петерса". 
Написано это было, когда "агенты Петерса" уже сделали свое дело. 

РОВС - Российский общевоинский союз, имевший филиалы по всему миру, готовил диверсии против большевистской России. Уже с 1922 года в Европе стали появляться сыновья и родственники белогвардейских офицеров, руководителей союза, "бежавшие" из России к своим отцам. На молодых людей с громкими фамилиями сразу обращали благожелательное внимание иностранные спецслужбы. Когда на Европу начала наползать тень фашизма, именно они составили основу, опору советской резидентуры, провели и подготовили ряд блестящих операций... и практически все погибли в результате "поворотов слона в посудной лавке" - так с горечью оценивал Петерс происходившее в 1937 году. 

Сталин внешне всегда прекрасно относился к Петерсу, говорил о нем как о "последнем романтике революционных боев". На XVI съезде, когда все громили Бухарина, Рыкова, Томского, простил ему "энергичное молчание" по поводу "правой опасности" и "настырное" развитие идеи о контроле масс. Похоже, простил и большее - участие в "заговоре" Тухачевского. Или не простил? 
С гибелью Петерса особая история. В официальной справке, полученной женой после его реабилитации (вторая жена Петерса Антонина Захаровна умерла в 1986 году), дата смерти - 1942 год. По другим документам - расстреляна в 1938-м. Такое случалось - людей расстреливали раньше, чем сообщалось в справках об их смерти. Однако... 

ПОСЛЕДНЯЯ ЗАГАДКА
В самом начале войны, в августе 1941 года, дочь Петерса Мэй (она приехала в Россию в 1928 году, пятнадцатилетней), работавшая тогда в английском посольстве, рассказала Антонине Захаровне Петерс, что "один товарищ, не назвавший себя", через жену сотрудника посольства просил передать ей такую фразу: "Ваш отец жив и продолжает работать". 
Что жив - на это надеялись все. Но "продолжает работать"?.. Петерс был арестован на глазах у сына и жены; она хорошо помнила, как один из производивших обыск раздавил каблуком сапога орден Красного Знамени... 
Однако есть еще одно свидетельство также "не назвавшего себя" товарища. Оно не подтверждается документально, потому сочтем эту историю лишь версией - хотя что-то мешает мне назвать ее сказкой. 

...Поздним вечером одного из последних октябрьских дней 1942 года самолет доставил из прифронтовой зоны тело убитого, судя по форме, старшего лейтенанта, голова и плечи которого были обернуты кожаной курткой. За ним специально вылетали к фронту два сотрудника военной контрразведки. Тело было приказано отвезти на вскрытие. Начальник отдела, отдававший приказ, обронил: "Ничему не удивляйтесь". Перед вскрытием было произведено опознание, на которое приехал только один человек. При опознании присутствовали также врач и комиссар НКВД третьего ранга. Офицеры-контрразведчики, доставившие убитого в Москву, находились в соседнем помещении. Один из них и оставил это свидетельство, в котором фигурируют два имени - того, кто приехал на опознание, и того, кто лежал перед ним на анатомическом столе. Первого звали Сталин; второго - Петерс. 
"Фантастические времена рождают фантастические легенды, но это творчество всегда точно, избирательно и справедливо, поскольку подотчетно самой Истории". Так говорил Джон Рид. 
СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ"
Роберт Брюс Локкарт - в 1918-м посол Великобритании в советской России. Ключевая фигура антибольшевистского "заговора послов". Следствие по его делу вел Петерс. Выслан из страны. Вернувшись в Англию, Локкарт стал журналистом. С началом Второй мировой войны призван в департамент политической разведки британского МИДа. Локкарт, традиционно считавшийся в Советском Союзе олицетворением мирового империализма, поддерживал прекрасные личные отношения с советскими дипломатами, объективно многое сделал для укрепления англо-советских отношений и к России всегда относился с симпатией. 
СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ"
Ким Филби - советский суперразведчик, глава знаменитой "кембриджской пятерки". Должность, которую он занимал перед тем, как попал под подозрение в 1951 г., - представитель английской разведки при ЦРУ и ФБР в Вашингтоне (приравнивалась к должности заместителя начальника британской Интеллидженс сервис). Его работа, по мнению руководства ЦРУ, привела к тому, что "все усилия западных разведок в период с 1944 по 1951 год были безрезультатными. Было бы лучше, если бы мы вообще ничего не делали". В 1963 г. бежал в СССР, умер в Москве в 1988 году. 
СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ"
Клэр Шеридан - скульптор, писательница, политическая журналистка. Двоюродная сестра Уинстона Черчилля. Досье на Клэр Шеридан английская секретная служба рассекретила в прошлом году. Выяснилось, что, по данным англичан, Клэр Шеридан была агентом советской разведки, которой передавала содержание бесед со своим знаменитым родственником. В досье сказано, что по заданию советской разведки Шеридан работала в Константинополе и Алжире. Из перехваченных спецслужбами личных писем Шеридан выяснилось, что она ездила в нацистскую Германию и участвовала в собраниях, на которых председательствовал Гитлер. Была любовницей Исмета Бея, противодействовавшего политике Британии в Индии. В списке других ее любовников названы французские генералы и крупные политики. При этом сама Клэр утверждала, что помогала английской разведке собирать досье на советских лидеров, в частности на Льва Каменева. Черчилль стыдился своей неуправляемой родственницы и не освободил ее от слежки спецслужб. 
СПРАВКА "ИЗВЕСТИИ"
Петерс Яков Христофорович (21.11 (3.12). 1886 - 25.4. 1938). Советский партийный и государственный деятель. Родился в Латвии в семье батрака. Рабочий. В 1904 г. вступил в Латышскую социал-демократическую рабочую партию (ЛСДРП). После революции 1905-1907 гг. - эмигрант, жил в Лондоне. В октябрьские дни 1917-го-член Петроградского ВРК. После Октябрьской революции - член коллегии и заместитель председателя ВЧК, председатель Революционного трибунала. Участвовал в раскрытии заговора Локкарта-Рейли; один из руководителей ликвидации левоэсеровского мятежа 1918 г.; вел следствие по делу покушавшейся на Ленина Фанни Каплан. В 1920-1922 гг. - представитель ВЧК в Туркестане. С 1923 г. - член коллегии ОГПУ. Репрессирован. Реабилитирован посмертно. 

Раньше про него говорили - "верный ленинец", "пламенный революционер". Потом - "палач", "кровавый чекист". Но давайте отбросим эмоции. У любого государства есть оружие - спецслужбы. Ангелы в них не работают, но и хлесткие обвинения при тщательном изучении зачастую оказываются легендами. Петерс был одним из создателей ВЧК - главной спецслужбы советской России. К этой роли ни он, ни его товарищи никогда не готовились. Но очень быстро выяснилось - эти дилетанты и самоучки на пустом месте создали одну из сильнейших разведок и контрразведок мира. Нас интересует, например, изобретатель автомата Калашников? Поинтересуемся же и Петерсом - он тоже создатель оружия.
http://www.fsb.ru/fsb/history/author/single.htm!id%3D10318146@fsbPublication.html
Аватар пользователя Алексей Жгарев

Прошлый век - латыши. В этом веке - чеченцы! Какое событие и в какой области послужит британцам уроком в этот раз?

Аватар пользователя мимобегом
мимобегом(4 года 8 месяцев)(12:08:13 / 10-12-2013)

Пан Шаман не подвёл. Раскопал вкусную тему.

В Москве, кстати, есть бульвар Яна Райниса, проезд Донелайтиса и ещё что-то, связанное с латышскими стрелками. Либерасты почему то их не переименовали. 

А вот улицы Петерса вроде нет. А оказывается он "кровавая гэбня".

Аватар пользователя klusais
klusais(4 года 10 месяцев)(13:54:08 / 10-12-2013)

Я́нис  Ра́йнис (Janis Rainis) поэт и  общественный деятель. http://ru.wikipedia.org/wiki/Райнис

A Донелайтис вообщето литовец.

 

 

Аватар пользователя мимобегом
мимобегом(4 года 8 месяцев)(20:07:59 / 10-12-2013)

Ну Аркадий Гайдар тоже числился детским писателем.

А Илья Ильф известен как журналист и сатирик. А был председателем местечкового ревтрибунала. Лично к стенке ставил и расстреливал.

Бабель тоже писатель. В гражданскую что-то там писал про кого-то.

Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 2 месяца)(00:04:21 / 11-12-2013)

Прочитал что называется на одном дыхании.

"Позже кузина Черчилля Клэр Шеридан напишет ...  о встречах с Дзержинским, скульптурный портрет которого лепила, с другими руководителями ВЧК и ВКП(б): "Отнюдь не честолюбие, которое движет у нас политиками, а убеждение в том, что зло и несправедливость должны быть уничтожены, сделало из этих людей революционеров. Добиваясь такой цели, люди с утонченным умом вынесли долгие годы тюрьмы, лишения революций и войн, немыслимое напряжение каждодневного труда... Честолюбцы же в России все остались по другую сторону баррикады". "

""7 декабря 1917 года на заседании Совнаркома, где встал вопрос о борьбе с контрреволюцией, ... Ленин назвал Дзержинского ... Вчера были на Гороховой. Дом бывшего градоначальника - пустой, с выбитыми окнами. Нас двадцать три человека, включая машинисток и курьеров. Вся "канцелярия" - в тощей папке Дзержинского; вся "касса" - у меня в кармане кожаной куртки. С чего начать?
...
Пляской жизни и смерти" называл те дни председатель Чрезвычайной комиссии Дзержинский.  Но... странным образом здесь, в заледенелом доме, в пламени войны и мятежей, в паутине заговоров, посреди разрухи и развала зарождалась одна из самых активных и искусных спецслужб XX века. "

"Фантастические времена рождают фантастические легенды, но это творчество всегда точно, избирательно и справедливо, поскольку подотчетно самой Истории". Так говорил Джон Рид.

Аватар пользователя Нумминорих Кута
Сейчас мелкобриташка - самая "драконовская" в плане оружейного законодательства страна. Там, кажется, даже складные ножи запрещены. И в плане регулярной поножовщины, там случающейся по пьяни, я с этим совершенно согласен.
Аватар пользователя ПиротехникЪ
ПиротехникЪ(4 года 7 месяцев)(23:34:01 / 21-12-2013)

Шедевральная статья! Забираю "в любимый чуланчик".

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...