Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Как это делается у нас. Дело о пропавших 200 миллионах.

Аватар пользователя bom100

О.ЖУРАВЛЕВА – У нас тема заявлена, которая как будто бы объясняет все: «Кто действительно несет ответственность за скандал вокруг «Маршал Кэпитал» и ВТБ? Никита Александрович, вы сначала скажите, собственно, в чем суть, в чем сейчас состоит скандал. Мы знаем, что какие-то привлечения к ответственности идут то одних людей, то других людей, то у кого-то обыски, то кого-то на допрос вызвали.

А.ОСИН – Оля, может сначала пусть гость расскажет всю историю с самого начала. «Разрешите, я пойду с самого начала?» - «Ни в коем случае!»

О.ЖУРАВЛЕВА – Ну, в чем скандал, можно объяснить?

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Прежде всего,огромное спасибо, что вы не забываете эту тему, потому что, на мой взгляд, она была подана некоторое время назад в корне неверно, неправильно и дезориентировала общество. Суть истории заключается в следующем: в 2005 году инвестиционный фонд,,в котором, как российские, так и иностранные деньги – стал одним из собственников сельхоз компании «Нутритек». Компании, которая включает молочные заводы и завод по производству детского питания. Ну, он стал собственником, причем, направление инвестиций у «Маршал Кэпитал» было несколько: сельское хозяйство, девелопмент, инвестиции в интернет-индустрию.

Вот, одно из направлений было сельскохозяйственное направление, конкретно – «Нутритек». Развивались, росли, привлекали инвестиции, реализовывали планы – все было хорошо. В 2007 году на рынке появляется другая компания, еще одна компания – их было много в те годы – компания «Росагропром». Компания, созданная с нуля, но компания создана не просто так. Во главе этой компании стоял заместитель министра сельского хозяйства, бывший к тому времени – Владимир Алгинин. Во главе «Нутритек» стоял другой заместитель министр сельского хозяйства Георгий Сажинов. В 2007 году «Росагропром» приходит к «Нутритеку» и говорит: «А, давай я у тебя куплю шесть молочных заводов?»

О.ЖУРАВЛЕВА – То есть, не всю компанию.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Мне нужны молочные заводы, потому что у меня огромные планы, при этом – как я понял из интервью тех лет у господина Алгинина у «Росагропрома» была совершенно конкретная задача: надуть актив, повысить его капитализацию, выйти на IPO, коих в годы было более, чем достаточно.

О.ЖУРАВЛЕВА – И потом продать.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – И потом продать. Для этого нужен был какой-то реальный актив и он пошел в «Нутритек» и говорит: «Продайте мне завод, давайте договоримся о деньгах». Договорились. Привлекли независимого эксперта «Эрнст энд Янг Оценка». Она выдала данные о том, что актив стоит теми деньгами 375 миллионов долларов.По каким лекалам «Эрнст энд Янг Оценка» оценивала этот актив сегодня не известно. По балансовой стоимости, по восстановительной, по рыночной, по сравнительной – не принципиально.

О.ЖУРАВЛЕВА – То есть, правил нет?

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Дала официальную бумагу, что этот актив стоит 375 миллионов долларов. «Росагропром» приходит в ВТБ и говорит: «Дайте мне кредит в 200 миллионов долларов». Ну, чуть больше. Для чего? Для того, чтобы купить молочные заводы «Нутритека». ВТБ смотрит на бумагу и говорит: «Ну, хорошо!»

О.ЖУРАВЛЕВА – То есть, какая-то часть средств у нас есть, а на остальное мы берем кредит.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Нет. Они договорились на 200. Просто сам актив стоил больше. Был оценен в большую сумму. ВТБ говорит: «Никаких проблем! 200 так 200». Тем более, что пришел не простой человек, а один из заместителей министра сельского хозяйства – пусть и бывший, но он пришел, в общем-то не к чужим людям, не в коммерческий банк а вбанк государственный. Ему этот кредит выдали. В 2008 году начался кризис. У заемщика «Росагропрома» деньги кончились, проценты платить не может, кредиты возвращать не может. Пошел к банкротству. ВТБ приходит и говорит: «А, как же так получается? Ведь мы тебе дали 200 миллионов, надо проценты платить». Тот говорит: «Нету – я банкрот». Что делает ВТБ? ВТБ приходит в «Нутритек» и говорит: «Вы, как мы сегодня представляем, неверно оценили актив». «Нутритек» говорит: «Это не мы оценивали. Это оценивала «Эрнст энд Янг-Оценка». Вы если имеете претензии – обращайтесь туда». С «Нутритека» тоже взятки гладки, поскольку это был продавец. А сделка была добровольной – никто никого не принуждал. В результате «Нутритек» тоже перестал выполнять свои обязательства…

А.ОСИН – Может, она того стоила – эта собственность, но просто в виду того, что дела велись не так хорошо она и…

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Об этом чуть позже.

А.ОСИН – Да, хорошо.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Вопрос: где здесь собственник? «Маршал Кэпитал».

О.ЖУРАВЛЕВА – У нас тоже есть этот вопрос.

А.ОСИН – Ну, часть, я так понимаю, как инвестор выступал…

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Как собственник, естественно, он получил, но у меня…

О.ЖУРАВЛЕВА – А, то есть, он давно уже продал…

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Образное сравнение. Представьте себе ситуацию: к акционерам "ВР" в британскую компанию приходят банкиры и говорят: «Мы тут прокредитовали "Роснефть" на выкуп вашей доли в "ТНК-ВР". Так вот, сегодня, когда "Роснефть" не может, - не дай бог, конечно, - выплачивать кредит, нам кажется, что та оценка была чересчур завышена, поэтому верните, пожалуйста, господа акционеры, кредит обратно!»

О.ЖУРАВЛЕВА – А те отвечают: «Не ваше это собачье дело!» То есть, к нам это отношения не имеет.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – "ВР" говорит: «Это же сделка. Есть оценка, есть рынок, есть подписи сторон…»

А.ОСИН – А, потом, могли бы свою оценку заказать, если вам эта не нравится.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Абсолютно правильно. У нас это в порядке вещей, когда к собственнику, который в 2011 году уже перестал быть собственником «Нутритек» приходят и говорят: «Ну, ты кредит-то верни». Подождите, а при чем здесь один из бывших собственников. Один из…. А почему к другим собственникам не пришли?

О.ЖУРАВЛЕВА – Никита Александрович, получается так: я пришла, когда-то у кого-то купила квартиру, попросила на нее кредит. Теперь я не могу этот кредит выплачивать и прихожу к собственнику квартиры, который мне ее продал.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Да.

О.ЖУРАВЛЕВА – Здорово!

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Который получил деньги. Причем деньги получил абсолютно законно…

О.ЖУРАВЛЕВА – Уехал в Таиланд и живет там, я понимаю…

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Да, и давно эти деньги потратил и вложил куда-то в другое дело.

А.ОСИН – А, может, ближе ситуация к тому, что кто-то за меня поручился, помогал мне с ремонтом, или подписался где-то и вот, с меня требуют…

О.ЖУРАВЛЕВА – Может, поручители требуют? Там «МарашКэпитал» никаким боком ничего не обещал ни кому?

Н.КРИЧЕВСКИЙ – «Маршал Кэпитал» был один из собственников, а непосредственное руководство «Нутритека» продавцом.

А.ОСИН – Ну, ведь был же собственник…

Н.КРИЧЕВСКИЙ – А осуществлял Георгий Сажинов, - как я уже сказал один из бывших замминистров.

А.ОСИН – Так они же были собственниками?

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Они были одними из собственников. Они были одними из акционеров. Да, они были ведущими акционерами. Ну и что? А почему пришли к ним, а к другим акционерам не пришли?

А.ОСИН – А потому, что у них денег нет.

Н.КРИЧЕВСКИЙ –А у этих есть?

А.ОСИН – У этих есть, да.

О.ЖУРАВЛЕВА – Мы ходим по подъезду и ищем, у кого есть деньги, чтобы он заплатил за свет.

А.ОСИН – С кого-то надо стрясти, правильно? Я логику пытаюсь понять.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Я вам скажу так: еще 80 лет назад вышла классическая книга «Современная корпорация и частная собственность» Берли и Минса, где они четко постулировали: «В современных условиях, – тогда еще, в тех условиях, – власть от акционеров, от собственников перешла к менеджменту». То есть, контроль со стороны собственников утрачен. Менеджеры – это позднее получило название «управленческая революция»- менеджеры решают все. Менеджеры определяют стратегию и тактику развития компаний.

О.ЖУРАВЛЕВА – Ну, это вопрос уже морали и нравственности, кто несет ответственность. Но, по закону-то есть какая-то ответственность?

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Нет. Нет.

А.ОСИН – А, зачем вы тогда вкладываете – я имею в виду «Маршал Кэпитал»- в это деньги? Сейчас на этот вопрос вы ответите буквально минуту.

РЕКЛАМА.

О.ЖУРАВЛЕВА – Мы продолжаем. Здесь буйство просто, буйство.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Буйство красок.

А.ОСИН – Пытаемся понять на нашем узком уровне, как там все происходит у «них» - небожителей.

О.ЖУРАВЛЕВА – Вокруг «Маршал Кэпитал» и ВТБ и что за история с похищенным кредитом и кто на самом деле его похитил и похитил ли вообще, кто-нибудь? У нас в гостях доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский. И ему-то кажется, что все яснее ясного.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Мне не кажется, я в этом просто уверен. Ну, давайте – уж куда проще – на пальцах: предположим, вы купили квартиру по рыночной стоимости. Взяли кредит, кредит вернуть не смогли. Идут не к вам, как к банкроту, как к заемщику-банкроту, а идут к продавцу, к бывшему собственнику, бывшему хозяину и говорят: «А, почему вы продали квартиру так дорого?» Вы говорите: «Ну, это же была рыночная цена, это была оценка. Это не просто так, откуда-то с неба». Причем, сделка была добровольной. – «А нам кажется, что вы должны были продать квартиру дешевле, поэтому верните денежки!»

О.ЖУРАВЛЕВА – То есть, в случае с молочными заводами, которые были, как бы в залоге – ну, когда кредит берут, там есть какая-то гарантия этого кредита – когда компания перестала выплачивать этот самый кредит, банк, естественно должен был обратиться к тому, чтобы взять эти заводы себе на баланс, продать самому. И выяснилось, что они стоят значительно дешевле той суммы, которая была указана.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – И снова вопрос, по каким методикам оценивали, когда забирали? По балансовой стоимости – наши слушатели знают, что балансовая стоимость далеко не всегда отражает реальную стоимость актива. По восстановительной, по рыночной? По какой? И еще один вопрос: Простите, а специалисты банка ВТБ куда смотрели, когда выдавали столь серьезный кредит? Куда смотрел господин Костин – президент ВТБ. 200 миллионов долларов – это огромные деньги.

О.ЖУРАВЛЕВА – То есть, по большому счету, достаточно вот, этой оценки «Эрнст энд Янг», посмотрели в бумажку и удостоверились, что да – столько эти заводы и стоят. Свои специалисты не стали перепроверять.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – И отдали 20 миллионов долларов практически первому встречному с улицы.

А.ОСИН – Ну, хорошо. Почему вы опасаетесь, что…

О.ЖУРАВЛЕВА – Первому встречному – заму министра сельского хозяйства.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Бывшему.

А.ОСИН – Да, тут они по улицам ходят бывшие зам министры. А, почему вы опасаетесь, что из этого будет какой-то юридический вывод правовой. Ну, вызвали, опросили и что теперь?

О.ЖУРАВЛЕВА – Сейчас же все разберутся!

А.ОСИН – Чего вы боитесь-то?

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Вы знаете, прошла эта информационная волна, которая взбудоражила общество и сегодня уже существенно меньше людей знает о том, что «дело «Маршал Кэпител»» постепенно трансформируется в «дело Сажинова». Разговор идет уже о деле Сажинова. Потому, что Сажинов был одним из владельцев и генеральным директором того самого «Нутритека», который, якобы продал молочные заводы по завышенной цене. Якобы.

О.ЖУРАВЛЕВА – Ага, но изначально мы слышим, что Константин Малафеев и Александр Провоторов, вроде бы как под прицелом у каких-то правоохранительных структур.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – И это тоже все объяснимо.

О.ЖУРАВЛЕВА – И это как раз главы «Маршал Кэпител», да?

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Бывшие.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Константин Малафеев основатель, а господин Провоторов одно время работал там управляющим. Ну, а насколько я знаю, с 2009 года он, по-моему, уже там не работает. И сегодня он возглавляет "Ростелеком". Вот, здесь собака и зарыта.

О.ЖУРАВЛЕВА – Да, что вы говорите!

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Потому что разговор-то идет о том, что, если у нас не получилось сместить господина Провоторова с помощью неких административных, организационных мероприятий, потому что – говоря по-простому - наезды-то были очень серьезные еще в сентябре. Давайте, зайдем с другого бока. Давайте реанимируем уголовное дело, которое на сленге правоохранителей называется «висяком», уголовное дело, которые было возбуждено по факту хищения кредитов ВТБ еще в 2011 году и давайте проведем обыск у Провоторова и Малафеева. Ребята, ну при чем здесь эти два человека? Причем здесь «Маршал Кэпитал»? Когда заемщиком был «Росагропром» - ныне банкрот – вы туда не пришли. Когда директором «Нутритека» был Сажинов – к нему вы тоже не пришли. И решили сразу прийти к бывшему собственнику. Так, ну давайте, сходите к "ВР".

О.ЖУРАВЛЕВА – Главное, чтобы к нам не пришли.

А.ОСИН – Еще знаете, что удивляет? Причем…

Н.КРИЧЕВСКИЙ – По этой логике – придут, рано или поздно.

А.ОСИН – Меня удивляет в нашей стране. Вот, есть некий человек. И он сегодня "Ростелеком", вчера он «молоко», послезавтра – он «валенки»…

О.ЖУРАВЛЕВА – Это менеджмент.

А.ОСИН – Ну и что?

О.ЖУРАВЛЕВА – Человек умеет управлять, чем хочет.

А.ОСИН – На чем стоит, восхваляемая отчасти многими нами, западная модель? Вот, как человек еще в 15 века начал что-то делать, так он до сих пор это и делает. Ну, я грубо по аналогии говорю… Почему у нас не так. Что это за шараханья такие? Занимайся молоком – ну и дети твои пусть молоком занимаются, а не "Ростелекомом".

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Особенность деятельности инвестиционных фондов в том, что они занимаются фондовыми или портфельными инвестициями, а нереальной организацией производства.

О.ЖУРАВЛЕВА – Они не кладут яйца в одну корзину, грубо говоря.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Это то же самое, что, если вы приобретаете акции «Газпрома» или "Роснефти"…

А.ОСИН – Ну, да. А в то же время работаю журналистом.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Да. А работаете журналистом. Я точно также могу прийти и сказать, а почему вы газ-то не добываете?

А.ОСИН – Вот, Анатолий Борисович Чубайс- то он «нано», то он «электро», то он еще что-то…

Н.КРИЧЕВСКИЙ – То он приватизатор, вообще, всего и вся.

О.ЖУРАВЛЕВА – Ты еще про Шойгу вспомни.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Нет. Шойгу – он все-таки всю жизнь был человеком причастным к военизированным ведомствам.

А.ОСИН – Шойгу, кстати, неудачный пример. Он двадцать лет на одном месте сидит.

О.ЖУРАВЛЕВА – Извините, беру свои слова обратно!

Н.КРИЧЕВСКИЙ – А здесь – я еще раз повторяю: инвестиционный фонд занимается вложениями в различные сферы с целью получения прибыли в результате роста активов, но не производством.

О.ЖУРАВЛЕВА – Хорошо. Скажите, Никита Александрович, можно ли сказать, что ВТБ выполняет в этой ситуации какую-то функцию? Государственный банк? На него некая структура наложила эту функцию: возбудить дело, устроить скандал, еще что-нибудь или ВТБ борется за свои деньги?

Н.КРИЧЕВСКИЙ - Повторюсь еще раз: я отказываюсь понимать, почему эту историю с хищением кредита ВТБ называют делом «Маршал Кэпитал», так как это должно быть дело Сажинова, дело руководителя «Нутритека», а, если уж идти к истокам, то это должно быть дело Алгинина.Дело банкрот «Росагропрома», который и брал кредит на себя.

О.ЖУРАВЛЕВА – Вопрос в том, как это называют или в том, у когообыски проводятся?

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Обыски проводились, по моему мнению, в связи с корпоративным конфликтом в "Ростелекоме". В связи с желанием сместить руководителя "Ростелекома" господина Провоторова, который когда-то работал в «МаршалКэпитал» и поставить туда, - как сегодня пишут, практически во всех СМИ – однокурсника Дмитрия Медведева - о!

О.ЖУРАВЛЕВА – Сейчас еще одна версия, тут очень интересно написал… А, вот: «Первый вариант, - пишет наш слушатель, - продавец, покупатель и сотрудники ВТБ оформившие кредит, развели свой банк». Такой вариант возможен? А теперь заметают следы, как умеют. «Второй вариант: купили в кредит реальную собственность, вывели из нее все…» Ну, дальше обрывается – понятно: уменьшили ее умышленно.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Вы знаете, я могу лишь предполагать, но как мне представляется, этот кредит просто так никто из простых смертных получить не может.

О.ЖУРАВЛЕВА – Мне тоже так кажется.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Мне кажется, что там была заинтересованность со стороны сотрудников банка. Ну, почему ВТБ не заинтересован, чтобы сейчас расследовать? Это 200 миллионов долларов из госбанка пропало! Пропало из госбанка! Почему не идут по следу.

О.ЖУРАВЛЕВА – Ну, сейчас уже не про 200, наверное, речь идет.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Ну, хорошо, вернули не все 200, а вернули 150. Не принципиальный момент. Или, наоборот – 50 вернули. Не принципиально. Больше 100 миллионов долларов – а по моим представлениям, 200 – просто из банка ушло. И разговор идет о тех, кто к этому кредиту причастен, лишь по тому, что когда-то был собственником.

О.ЖУРАВЛЕВА – Ну, тем не менее, когда вы упоминаете Сажинова, который брал кредит и не вернул – можно так сказать о нем так?

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Кредит брал покупатель Росагропром Владимир Алгинина. Кредитный договор оформлен на Росагропром Владимир Алгинина.«Росагропром» покупал эти молочные заводы у «Нутритека» Георгия Сажинова. А вот, одним из акционеров «Нутритека» и был фонд «Маршал Кэпитал».И сегодня претензии не к Алгинину, как заемщику, не Сажинову, как к продавцу – хотя, какие могут быть претензии к продавцу…

О.ЖУРАВЛЕВА – В том-то и дело, что к Сажинову тоже тогда получается…

А.ОСИН – Насколько я понял, «Росагропрома» нет уже практически.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Нет. Нету.

А.ОСИН – Нету, правильно. И второй компании…

О.ЖУРАВЛЕВА – «Нутритека» - тоже нет.

О.ЖУРАВЛЕВА – Ни продавца не покупателя уже фактически нет, правильно?

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Нужно обращаться в службу собственной безопасности, в службу безопасности банка, нужно возбуждать дело по мошенничеству среди банковских служащих. Нужно идти по этому направлению. Нужно выяснять, как могло получиться, что практически под актив, который стоит в разы меньше или тогда он стоит в разы больше, выдали несколько сотен миллионов долларов из государственного – повторяюсь – банка!

О.ЖУРАВЛЕВА – Меня это все как-то пугает, я вам скажу.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – А меня пугает то, что у нас смена государственного менеджмента – я имею в виду, менеджмент госкомпаний - происходит при помощи обысков по делу, которое выеденного яйца не стоит. Ну, да, хорошо – это не дело «Маршал Кэпитал», это дело Сажинова. Ну, где здесь ВТБ? Почему никто не говорит о том, что вообще-то, это атака на руководство "Ростелекома". А господин Малафеев и его фонд «Маршал Кэпитал» - крупнейший миноритарий "Ростелекома" кроме всего прочего. Об этом все почему-то молчат.

О.ЖУРАВЛЕВА – То есть, вы видите в этом странном расследовании – вроде бы уголовного даже дела, правильно? – вы видите в этом, как раз борьбу элит, о которой мы много слышали?

А.ОСИН –Нет, тут еще один момент есть. Вот, если банк, таким образом, дает кредит - здесь в этом банке тоже не все чисто, потому что он не может просто так отдавать 200 миллионов долларов. Я так понимаю? Значит, там тоже надо расследовать.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Помимо разборки элит, как вы сказали – это еще и попытка скрыть махинации, непрофессионализм внутри самого ВТБ.

О.ЖУРАВЛЕВА – Ужасную историю вы нам рассказали. Но, стоит подумать. Наши слушатели даже задались несколькими вопросами: «А, где заводы?» , - спрашивает Олег. Ну, заводы существуют, просто стоят меньше.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Стоят на земле.

О.ЖУРАВЛЕВА – Но, они работают сейчас или они под надзором – я не знаю – полиции?

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Работают. А они ушли по договору залога в собственность структур банка ВТБ.

О.ЖУРАВЛЕВА – Понятно. Главное, чтобы ВТБ хоть заводы не развалил.

Н.КРИЧЕВСКИЙ – Главное, чтобы были сделаны соответствующие выводы теми, кто сегодня управляет банком ВТБ.

http://www.echo.msk.ru/programs/razvorot/961714-echo/

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя maxvlad
maxvlad(5 лет 10 месяцев)(10:53:11 / 06-12-2012)

Забавно... стало быть, если был сговор, и на кредит был приобретён актив по завышенной цене, и банку возвращают этот переоценённый актив в качестве залога - то это банк должен утереться, так? Ибо нефиг было кредитовать, хоть и заёмщик - не последний человек, и актив оценивался независимой западной конторой.

Отчего-то мне кажется, что данная  ситуация из ряда вон выделяется только тем, что банк пытается выбить денежку из продавца.  А так - можно подумать, вся та недвига, что сейчас на балансах у западных банков, стоит тех денег, которые выдавались в кредит под её залог. А ещё мне думается, что подобным образом на балансе у банков оказалась куча акций различных "необычайно успешных"  предприятий, добывающих сланцевый газ, производящих и устанавливающих солнечные батареи и ветряки, а также занимающихся электронной комерцией. Интересно, где они менеджеров столько найдут, чтобы всеми этими активами управлять, а то ведь недоглядишь - и залог испортится, цену потеряет.

Аватар пользователя bom100
bom100(5 лет 11 месяцев)(11:31:46 / 06-12-2012)

Правильной схемой было бы со стороны банка не выдавать деньги на актив, который после этого дается в залог банку. Компания берущая кредит должна давать в залог уже ранее приобретенный ее актив.  Далее вопрос в страховании. Например - брать в залог актив вдое ( втрое ) превышающий сумму кредита.

То что мы видим - вариант так называемых "залоговых аукционов". У жуликов мысль дальше не идет ..

Аватар пользователя maxvlad
maxvlad(5 лет 10 месяцев)(12:13:58 / 06-12-2012)

Мне, в связи с подобным подходом, становится дико интересно, как организовать пресловутое дешёвое кредитование, с низкими процентными ставками, "о котором давно говорили большевики", т.е. Глазьев. Т.е. и гарантии возврата предоставь, и будь готов расстаться с залогом, и деньги один хрен будешь должен, если не обанкротишься, да и то - не факт. И вопрос ещё в том, кто твой залог оценивать будет.

А главное, "кто будет сторож сторожам моим"? Ведь честный заёмщик всю эту бодягу может и не потянуть, даже скорее всего не потянет.

А хитрож... прошу прощения, недобросовестные заёмщики дадут на лапу оценщику, он взвинтит цену их собственного залога, а далее - всё как в тексте. А потом все менеджеры уволились, блин. У банка, в результате, вообще совершенно левый актив, который ему не вперся никуда, заёмщику даже банкротиться и париться не надо - он залог отдал и весь в шоколаде. А продавец - тот вообще весь в белом. Если в описываемом в топике случае есть какие-то шансы проследить связи  и с бешеной собаки хоть шерсти клок отстричь, то в предлагаемой схеме - "Изя всё".

Аватар пользователя slw068
slw068(5 лет 10 месяцев)(17:48:26 / 06-12-2012)

В этой истории претензии надо предъявлять к оценочной компании. Ноги всей этой схемы растут оттуда.

Аватар пользователя e.ginseng
e.ginseng(5 лет 11 месяцев)(12:11:03 / 06-12-2012)

ВТБ все правильно делает. ФСБ отслеживает реальные финансовые потоки, а не те, что в бумажных договорах. И по кэшу получается, что главный выгодоприобретатель - Нуритек - куда и пошли.

Мне другое интересно - когда из России выгонят мерзкую четверку аудиторов - заебали янги с куперами своей ложью.

Аватар пользователя Segart
Segart(5 лет 2 месяца)(15:40:28 / 06-12-2012)

"ФСБ отслеживает реальные финансовые потоки" - эти дела - не подследственность ФСБ.

Аватар пользователя e.ginseng
e.ginseng(5 лет 11 месяцев)(19:54:38 / 06-12-2012)

еще как подследственность. откатные коридоры, черная касса. азы госбезопасности :)))

Аватар пользователя Segart
Segart(5 лет 2 месяца)(12:15:59 / 06-12-2012)

На самом деле упомянутый банк - те еще уроды, хоть и государственный. Компанию, в которой я работал, кинули при перекредитовке в кризис 2008 года: для перекредитовки по полученному займу на пополнение оборотки попросили увеличенного дополнительного залога и поручительств  всех учредителей и гендиректоров; подписанные со стороны компании документы были переданы в банк на подпись, в том числе дополнительные соглашения к кредитным договорам. Банк со своей стороны подписал все дополнительные договора, за исключением дополнительных соглашений на пролонгацию срока действия кредитного договора, а потом предъявил требование о возврате кредита! Разумеется все взыскал, обанкротил, а компания с миллиардным оборотом была продана занедорого ТНК. Так очень известный бренд в продуктах питания и часть производственных мощностей  стали принадлежать иностранцам.

Аватар пользователя e.ginseng
e.ginseng(5 лет 11 месяцев)(19:58:18 / 06-12-2012)

Вообще то это уголовка. Почему не подали в прокуратуру - а я тебе расскажу почему - ваш гендир получил откат наличкой и сдал компанию. 

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...