Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Нравственность в геополитике

Аватар пользователя Alien-X

В международной политике общим местом стало то, что все её субъекты и государства поступают и принимают решения исходя исключительно из корыстных интересов и прагматично понимаемой целесообразности.  Никакой нравственности и морали, рефлексии по поводу того, хорошо это или плохо, никаких детских слюней и бескорыстия – только жёсткое отстаивание интересов и стремление к получению выгоды. Это удобная позиция, лёгкая и понятная. Действительно, чего уж тут непонятного: если выгодно данное решение твоему государству, значит это хорошее решение и правильный шаг; если глава государства поступил прагматично и исходя из интересов страны, значит граждане будут с восторгом приветствовать такого лидера. И не важно, что хвалёная целесообразность обернулась для другой страны бомбардировками или голодом в результате экономических санкций. Это уже проблема отстаивания интересов той страны, которую бомбят, а не той, которая сама бомбит ради своих интересов.

Внешнюю политику современной России принято считать крайне прагматичной и одновременно слабой. Мол, пытаемся отстаивать свои интересы (понимаемые сугубо как материально ощущаемая выгода), но получается это слишком плохо, непоследовательно и почему-то без использования таких хорошо зарекомендовавших себя технологий, как «цветные революции», дворцовые перевороты, стравливание врагов между собой и пр. Более того, политику крайнего прагматизма приписывают лично Путину, да и он сам часто подчёркивал, что готов договариваться хоть с чёртом, главное – учесть интересы России на международной арене. В этом смысле, казалось бы, прагматизм Путина вписывается в модный тренд современной международной политики.

Однако самопозиционирование зачастую отличается от реального содержания. На самом-то деле, если внимательно присмотреться и проанализировать конкретные шаги и намерения по многим вопросам, то окажется, что и Путин, и современная Россия в реальности зачастую действуют на международной арене исходя не из стремления к какой-то материальной выгоде, а из нравственных установок и традиционных ценностей.Нередко даже противореча сиюминутным «физическим интересам» и геополитической выгоде государства.

Самое удивительное, что мы, рядовые граждане, этого даже не замечаем, для нас это само собой разумеющееся. Мы только болезненно реагируем на отсутствие нравственности в международной политике российской власти. А если наша страна совершает что-нибудь нравственное и порядочное, то нами воспринимается как должное. Скажем, на днях Россия в очередной раз простила многомиллиардные долги бедным странам: с задолженности России некоторых центрально-африканских государств списано около 20 миллиардов долларов. Говорится, что сделано это в обмен на какие-то преференции в участии совместных проектов и вообще на хорошее к нам отношение. Но давайте вспомним, как Россия в последние годы списывала долги Ливии, Сирии и КНДР, среднеазиатских стран и вспомним, что реально мы от этого получили? Что-то, наверное, получили, но очевидно же, что гораздо меньше, чем размеры списанных долгов и чем могли бы получить, если бы жёстко отстаивали свои корыстные интересы и действовали исключительно из-за материальной выгоды.

Кто-то из экспертов назовёт такое решение слабым и безвольным, кто-то наоборот скажет, что мы использовали долги с чисто прагматической целью завоевать тамошние рынки и вклиниться в тамошнее производство и добычу ресурсов. Правдой же является то, что мы просто списали долги бедным. И делаем это регулярно и неоднократно по давнему русскому убеждению: что с них взять, болезных? В этом, в частности, и проявляется глубоко нравственная позиция, уходящая корнями в русский культурный код. Кстати, не удивлюсь,  если спустя какое-то время эти африканские страны плюнут на подписанные с Россией контракты и повернутся в сторону Запада или Китая, так как те гораздо лучше и жёстче умеют отстаивать свои интересы и навязывать их другим.

Другой момент. Россия долгие годы после распада СССР субсидировала экономики«незалэжных» соседских стран через дешёвые энергоносители. Делалось это в то время, когда русофобия в данных государствах расцветала махровым цветом, а местная элита плевалась в Москву, соревнуясь друг с другом в точности и смачности плевков. По большому счёту, Россия оплачивала «незалэжность» и «самостийность» всех осколков своей бывшей империи, в которых к тому же с советских времён осталась и продолжает использоваться без каких-то компенсаций развитая инфраструктура и промышленность. Получалась поразительная вещь:в нас плевали, мы эти плевки оплачивали.  И это считалось нормой. Мы этого даже не замечали, у нас об этом совсем не говорили. Конечно, отчасти здесь имело место проявление слабости Российской Федерации. Но прежде всего это была нравственная позиция русских, наша поразительная бескорыстность и даже чрезмерное игнорирование вопиющих фактов ущемления собственных интересов.
Когда же Путин решил покончить с субсидированием экономик стран, которые особенно гордились своей независимостью от России, то на него посыпались упрёки – как бы вы думали в чём? – в безнравственности и непорядочности. То есть политику России даже недруги привыкли воспринимать сквозь призму нравственности и оценивать её по самой высокой мерке. При том что решение Путина по увеличению цен на энергоносители для той же Украины было как раз в высшей степени нравственным, поскольку направлено, как это ни странно на первый взгляд, на принуждение элиты Украины к миру и согласию, на переориентацию их с Запада на Москву. Повышением цен Путин дал чётко понять, что жировать за счёт России местным царькам уже не получится, а за каждую уступку в цене на газ придётся платить лояльностью и восстановлением Империи. Что в конечном счёте – при создании Евразийского Союза – принесёт огромную пользу и местячковым элитам, и в первую очередь рядовым гражданам - тому самому русскому народу, прозябающему в осколках Империи.

Конечно, современной России, совсем недавно пережившей серьёзную катастрофу и потихоньку из неё выбирающейся, не всегда удаётся последовательно придерживаться принципа нравственности в своей международной политике. Что уж говорить о внешней политике, если во внутренней она не до конца самостоятельна и нравственна, поскольку во многом ограничена сопротивлением «пятой колонны». Отсюда и брошенные русские люди в Прибалтике и других странах мира, и рост фашизма во многих регионах бывшего СССР, и несопротивление развалу и унижению Сербии, Ирака, Афганистана, и так называемая «сдача» Ливии… Хотя последнее, на мой взгляд, не являлось никакой «сдачей», но было стратегической уловкой (в смысле подписания резолюции о введении бесполётной зоны) с прицелом к событиям в Сирии, чтобы уже сейчас не допустить со стороны Запада такого же хода и иметь для этого сильный аргумент перед мировым сообществом.

Тем не менее России удаётся всё больше и чаще отстаивать нравственную позицию в мире, и это несомненно не может не вызывать симпатию у стран не-Запада. Геополитической или экономической выгоды от защиты Южной Осетии и Абхазии от грузинской агрессии Россия вряд ли наша страна получила, а ругательств и наездов в свой адрес испытала немало. Но поступить по-другому не могла, поскольку считала себя обязанной остановить геноцид малых народов. Жёсткая защита Сирии и Ирана, безусловно, не только выгодна России с точки зрения недопущения хаоса на Ближнем Востоке и его разрастания до Кавказа и Средней Азии, но и в высшей степени нравственна. Защищать слабых и сопротивляться агрессору – что может быть угоднее Богу? Россия всегда видела в этом своё призвание. И другие народы и страны, в свою очередь, всегда видели в ней великую защитницу.
Возвращаясь к Владимиру Путину и к его частому упоминанию целесообразности в международных делах, хотелось бы посмотреть на это с другой стороны. Западные эксперты и наши политологи вслед за ними зачастую вкладывают в понятие целесообразности нечто другое, чем то, что понимает под ним Путин. Если Запад под целью воспринимает прежде всего собственную корысть, то кто сказал, что Путин, говоря о целесообразности, имеет в виду то же самое? Большая часть действий и шагов России на международной арене за последние 12 лет демонстрирует, что целью является не выгода в самом примитивном её значении, а следование нравственным принципам – принципам равноправия, уважения ко всем партнёрам и странам, глобализации без унификации, сохранения мира во всём мире и недопущения конфликтов и войн, борьбы с однополярностью и растущей бедностью как её следствием, принципам справедливости и сопротивлению агрессии, в том числе в виде «ракетно-бомбовой демократии». В таком понимании целесообразное решение перестаёт быть решением циничным и ракетно-бомбовым, но является выгодным для всех стран-партнёров, потому как основывается на честной и нравственной позиции по отношению друг к другу.

В своё время многих поразило то, что предельно слабая Россия с приходом Путина вдруг протянула руку дружбы всем странам мира, и её лидер стал объезжать планету, посещать даже самые незначительные государства, предлагая всем равноправные и взаимовыгодные отношения. Это было очень ново и необычно для однополярного мира, где страны привыкли только к беспрекословному подчинению Вашингтону и к каверзной игре Запада по стравливанию всех со всеми. Путин тонко прочувствовал запрос на новые честные отношения, на равноправное сотрудничество, на глоток нравственности в неоколониальной долларовой Системе, подчинившей себе весь мир. Впрочем,такая внешняя политика не была ничем новым для России, она характерна ей на протяжении многих веков. Принцип доминирования нравственности над корыстью в международных делах можно проследить в политике как Московской Руси,так и Российской Империи и Советского Союза. Единственное отличие СССР заключалось в том, что он ограничил свои связи только теми странами, которые номинально входили в коммунистический лагерь – зато уж в дружбе с ними был бескорыстен порой даже до безобразия. То есть Союз жёстко связал себя с догмой коммунизма и был предельно зависим от условностей, которые навязывались этой догмой – в том числе и в международных делах.

Новая Россия, будучи гораздо менее сильной, чем «Красная Империя», тем не менее избавлена от такого искусственного разделения стран на свои и чужие. И сейчас мы стараемся выстраивать отношения со всеми участниками международной арены независимо от их «классовой принадлежности» и политической окраски - в той же Латинской Америке мы сотрудничаем одновременно и с «левой» Венесуэлой, и с капиталистической Бразилией. Более того, нынешняя Россия может искать союзников даже внутри стран Запада. Мы можем играть на расколе элит и стараться привести к власти тех, кто действительно готов с нами честно сотрудничать и хоть отчасти руководствоваться принципом нравственности. Шансы на это минимальные, но сам факт того, что мы не закрываемся за «железным занавесом», а наоборот открываемся навстречу миру и предлагаем ему альтернативу в виде нравственной геополитики, уверен, возымеет колоссальный эффект.
В этом же русле действует и Русская Православная Церковь, с недавних пор ставшая активным субъектом на международной арене и регулярно обращающаяся к миру, к человечеству по самым важным и актуальным вопросам современности. При Патриархе Кирилле православные впервые за долгий период вернули себе статус значительной мировой силы, которая не просто пассивно наблюдает за историческими событиями и страдает от агрессии других сил, но занимает активную позицию и громогласно предлагает народам мира пути выхода из тупика, говорит о необходимости вернуться на путь ко Христу. Посещения Патриархом разных стран мира - Польши, Японии, осколков нашей Империи, протягивание руки помощи европейским католикам, которых в своём же доме притесняют и начинают унижать атомизированные бесполые личности и мировая финансовая элита, - всё это ничто иное как значимая часть той самой формирующейся в России Государством и Церковью идеи нравственности и справедливости, которая в скором времени выльется в предложение всему миру и человечеству в качестве альтернативы надвигающейся фашизации.

И последнее. Нравственная внешняя политика, безусловно, существует не сама по себе, но в тесной связи с нутром страны и её народа. Если угодно, нравственная внешняя политика – это требование народа к власти, его понимание того, как государство должно вести себя за своими пределами, по отношению к другим народам. Русские – это не только кровь и гены, но и дух. Русский видел русского в любом жителе Земли, если только тот руководствовался абсолютными нравственными принципами: человечностью, взаимоуважением, справедливостью, чувством божественного и пр. Если российская власть совершала безнравственный поступок с точки зрения народа, то она лишалась части легитимности и становилась значительно слабее.

Один из редких случаев, когда СССР/Россия попыталась действовать прагматично, агрессивно и на опережение, - это военное вторжение в Афганистан. И хотя в отличие от американцев мы там не только воевали, но строили инфраструктуру, охраняли исторические памятники, развивали самосознательность афганского народа (и уж тем более не выращивали героин и не унижали местных жителей), тем не менее в восприятии большинства русских людей эта война считалась захватнической, несправедливой и безнравственной. Что сыграло немалую роль в ослаблении советского строя и в том, что в 1991 году народ не встал на его защиту.

Нередко задаются вопросом, почему Россия не использует технологию «цветных революций» и тем самым не действует на опережение, как это регулярно делают наши геополитические соперники. Можно объяснить это тем, что у Москвы нет достаточных ресурсов (прежде всего, информационных) и она не может навязать свою интерпретацию случившегося всему мировому сообществу. Однако же в какой-нибудь Молдавии или Таджикистане, где масштабы достаточно локальны, а возможностей у России немало, вполне можно было попробовать нечто подобное. Но почему-то этого не происходит. Нет даже попыток! Что говорить, если даже от последних событий в Киргизии Россия, судя по всему, осталась в стороне и не являлась их инициатором. Многие называют это слабостью. И почему-то отказываются видеть здесь принципиальную нравственную позицию и боязнь попасться, образно говоря, в «афганскую ловушку», то есть действуя грязными средствами, потерять уважение к самим себе.

России категорически противопоказано терять уважение к себе. Наш путь – нравственности и справедливости - пусть сложен и тернист, но в конечном счёте принесёт окончательную победу над всеми агрессорами. Победить в смертельном бою можно только будучи до конца уверенным в своей правоте. Ибо сказано: сила – в правде.

russkiy_malchik
Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя qdsspb
qdsspb(5 лет 6 месяцев)(13:15:47 / 25-10-2012)

...тем не менее в восприятии большинства русских людей эта война считалась захватнической, несправедливой и безнравственной. Что сыграло немалую роль в ослаблении советского строя и в том, что в 1991 году народ не встал на его защиту...

О как, не припоминаю такого. Припоминаю интернациональный долг, духов, американских советников. Откуда дровишки?

Аватар пользователя Alien-X
Alien-X(5 лет 3 месяца)(13:18:27 / 25-10-2012)

Из лесу, вестимо.. )

Аватар пользователя qdsspb
qdsspb(5 лет 6 месяцев)(13:22:00 / 25-10-2012)
Записки наивного человека!

Согласен

Аватар пользователя x-notch
x-notch(6 лет 1 месяц)(13:33:03 / 25-10-2012)

Один из редких случаев, когда СССР/Россия попыталась действовать прагматично, агрессивно и на опережение, - это военное вторжение в Афганистан.

Странно, что автор не упоминает ввод войск в Чехословакию или советско-финскую войну.

Тогда тоже действовали неправильно ?

Очевидно, что это утверждение требует доказательств, которых в статье не просматривается..

Аватар пользователя nhfvdfq71
nhfvdfq71(5 лет 7 месяцев)(19:08:23 / 25-10-2012)

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...