Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова, Мюнхен, 4 февраля 2012 года

Аватар пользователя АЛЕКС...

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на 48-й Мюнхенской конференции по вопросам безопасности, Мюнхен, 4 февраля 2012 года


04-02-2012

Уважаемый господин Вольфганг Ишингер,

Уважаемые дамы и господа,

Рад в очередной раз быть в Мюнхене и участвовать в этом авторитетном форуме. В последние годы на наших встречах в этом формате мы уже пытались найти общие подходы к проблеме укрепления безопасности на евроатлантическом пространстве, которые отвечали бы современным реалиям. Однако наше сегодняшнее обсуждение, на мой взгляд, имеет существенное отличие от предшествовавших заседаний.

Это, как мне представляется, связано с тем, что 2011 год принес многочисленные новые свидетельства глубины и радикального характера трансформаций, происходящих в международных отношениях, и повышения скорости исторических процессов. Другими словами, появляется все больше оснований полагать, что сегодня мы являемся свидетелями действительно крутого поворота в истории, способного привести к радикальным изменениям геополитического ландшафта.

Далеко вперед шагнул процесс перераспределения в глобальных масштабах силы и влияния, укрепления новых полюсов формирующейся полицентричной международной системы. Наиболее очевидные проявления этих трансформаций – подъем Китая, в целом усиление экономической мощи и политического влияния государств Азиатско-Тихоокеанского региона. На этом фоне происходит относительное сужение влияния и возможностей стран, которые принято относить к историческому Западу, ослабление их роли как «мотора» глобального развития. Не хочу сказать, что в России испытывают по этому поводу какое-то злорадство, хотя бы потому, что Европейский союз – наш главный торгово-экономический и инвестиционный партнер. Но это факт, с которым нельзя не считаться. Понимание этой реальности отражено и в теме нашей сегодняшней дискуссии, соединяющей размышления о европейской безопасности с обсуждением возвышения Азии.

Еще один аспект, который хотелось бы упомянуть в этой связи и который стал виден еще отчетливее в результате глобального финансово-экономического кризиса – это то, что конкуренция в международных отношениях в возрастающей степени приобретает цивилизационное измерение. Такой вывод подтверждается последними событиями на Ближнем Востоке и в Северной Африке, где поиск народами своей идентичности все больше принимает религиозные очертания. К своим культурным, религиозным корням разворачиваются многие государства Азии, да и других континентов. В этих условиях задача укрепления партнерства цивилизаций из области академических дискуссий перемещается в сферу большой политики. И от ее решения в прямом смысле зависит безопасность как в глобальном масштабе, так и в евроатлантическом регионе.

Если все это так, то становится понятна бесперспективность попыток осмыслить стремительно меняющуюся международную ситуацию, опираясь на прежние политические стереотипы, становится понятна абсурдность установки на то, чтобы вести дела по-старому, как если бы в мире сохранялись лишь один-два полюса влияния.

На саммите ОБСЕ в Астане в декабре 2010 года была сформулирована задача формирования евроатлантического и евразийского сообщества безопасности, свободного от разделительных линий, конфликтов и зон с различным уровнем безопасности. К сожалению, при обсуждении путей ее претворения в жизнь мы продолжаем сталкиваться с подходами, зараженными вирусом «игр с нулевой суммой», который определял европейскую политику в XIX и XX веках. В то же время все большее число людей, пытающихся честно осмыслить происходящее, задумывается о возможностях перевода на новый качественный уровень партнерства стран и народов, объединенных общими корнями и ценностями христианства и имеющих схожую «культурную матрицу». Разумеется, не с целью противопоставить себя другим культурам и религиям, а наоборот – для более эффективного участия в диалоге цивилизаций.

Мне уже не раз доводилось высказывать мысль о том, что в широком смысле Россия и Северная Америка представляют собой восточную и западную ветви европейской цивилизации. Если смотреть на историю под этим углом зрения, то окончание «холодной войны» должно означать не механическое передвижение разделительных линий на восток, а восстановление непрерывности процессов, нарушенной трагедиями XX века, и укрепление фундамента общеевропейского партнерства.

Взглянув на карту мира, понимаешь, что сегодня, наверное, не существует другой территории, обладающей столь же масштабным, как Россия, потенциалом экономического развития. Имею в виду, прежде всего, перевод российской экономики на инновационные рельсы и использование в этой работе огромных возможностей Сибири и Дальнего Востока. Выступая недавно на Сахалине, Председатель Правительства России В.В.Путин подчеркнул, что освоение этих громадных регионов, включая развитие высокотехнологичного топливно-энергетического комплекса, создание новых индустриальных центров, прокладку транспортных коридоров, создание комфортных условий для жизни людей, является для нас задачей национального масштаба. Думаю, что Европа должна быть заинтересована в успехе этого проекта – точно так же, как она поддержала в свое время реформы Петра I. Поэтому мы считаем, что запущенная Россией и Евросоюзом программа «Партнерство для модернизации» имеет хорошие перспективы. Но если мы хотим добиться действительно существенных результатов, мы должны действовать намного решительнее и быстрее.

Мы приглашаем к сотрудничеству не только европейцев, но и государства Азиатско-Тихоокеанского и других регионов. Наши предложения подробно изложены в программной статье Президента Д.А.Медведева «Интеграция в целях развития, инновации в интересах процветания», посвященной предстоящему в сентябре с.г. саммиту АТЭС во Владивостоке.

В последнее время нередко приходится слышать суждения об интеллектуальном кризисе, препятствующем выдвижению действительно масштабных идей, которые соответствовали бы переломному этапу развития международных отношений. Политическая мысль сплошь и рядом остается в плену мелкотемья и фрагментированных подходов к проблемам. В этом ряду – все еще встречающиеся попытки «на бухгалтерских счетах» определить, какими должны быть «догматические основы» сближения России и наших западных партнеров.

Вновь и вновь выдвигаются тезисы об «инкорпорировании» России в «расширенный Запад» без учета выработанных столетиями традиций внешнеполитической самостоятельности нашей страны. Россия продвигается по пути комплексного обновления, включающего модернизацию ее политической системы. Но темпы и характер демократических процессов в нашей стране будут диктоваться исключительно внутренними потребностями, а не советами извне.

Не считаем оправданным и осторожное, даже подозрительное отношение европейских партнеров к шагам и планам по развитию евразийской интеграции. Мы неоднократно говорили и разъясняли, что решение России, Белоруссии и Казахстана подать пример углубления интеграционных процессов на постсоветском пространстве направлено не на то, чтобы отгородиться от Европейского союза, а напротив – на расширение горизонтов взаимополезного сотрудничества, на создание более прочных и удобных связей между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

На саммите Совета Россия-НАТО в ноябре 2010 года в Лиссабоне лидеры высказались за построение в этом формате подлинно стратегического партнерства. И теперь необходимы конкретные действия по преодолению «лоскутного» характера действующих в Евро-Атлантике гарантий и механизмов безопасности. Европе нужен мирный пакт, подводящий черту под эпохой «холодной войны», поскольку широкое сотрудничество может строиться только на платформе доверия. А поскольку все помнят известную российско-американскую мудрость «доверяй, но проверяй», такой пакт должен быть юридически обязывающим. Именно эти соображения побудили нас выдвинуть в 2008 году идею заключения Договора о европейской безопасности (ДЕБ). Равная и неделимая безопасность для всех – с этим трудно спорить, если оставаться верным принципам справедливости.

Для того, чтобы признать новые реалии, необходимы осознание исторической ответственности, политическая дальновидность и незаурядное мужество, но мы должны сделать этот выбор, если не хотим остаться в истории временщиками. Убежден, что, сделав такой выбор, мы сможем справиться со всем спектром проблем безопасности на континенте – от контроля над обычными вооружениями до противоракетной обороны.

Не хотелось бы думать, что мы упустим очередной исторический шанс, как это случилось после Второй мировой войны или в начале девяностых годов прошлого века. Тревожным «звонком» становится проблема ЕвроПРО, грозящая вбить клин между ветвями европейской цивилизации. В ее корне, кстати, все то же нежелание обеспечить равную и неделимую безопасность в юридически обязывающей форме. Вместе с тем опыт совместной борьбы с терроризмом и пиратством, поиск солидарных ответов на вызовы, связанные с региональными конфликтами, изменением климата, неустойчивостью развития, свидетельствует о реальности нового уровня доверия и сотрудничества, если опираться на принципы равноправия и учета интересов друг друга.

При этом должно быть предельно ясно, что Россия не поддержит схемы, способные положить начало новому витку конфронтации в международных отношениях. Мы не будем участвовать в конструкциях, имеющих целью сдерживание Китая, который является нашим добрым соседом и стратегическим партнером. Выстраивание противостоящих друг другу альянсов – это рецепт минувшей эпохи, который в современных условиях может обернуться соскальзыванием к глобальной катастрофе. Считаем контрпродуктивными и идеи натоцентричной конструкции глобальной безопасности путем создания неких «мостов» между Североатлантическим альянсом и его партнерами в различных регионах. В этих идеях тоже заложены зерна конфронтации, что уже, кстати, проявляется в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Убеждены, что пришло время «сетевой дипломатии», предполагающей обеспечение на внеблоковой основе равной и неделимой безопасности в Евро-Атлантике с одновременным выстраиванием надежных структур безопасности и сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском и других регионах.

В перспективе можно было бы вести дело к формированию общего обширного пространства безопасности, состоящего из соединенных в «кольцо» региональных сегментов, участники которых были бы связаны комплексом юридических и политических обязательств. Одним из таких сегментов стала бы зона охвата предлагаемого нами ДЕБ (государства-участники ОБСЕ), внутри которой было бы весьма полезно наладить практическое взаимодействие между НАТО и ОДКБ, в пользу чего мы выступаем многие годы, но никак не можем добиться внятного ответа. Все актуальнее становится задача построения архитектуры безопасности в АТР, и мы рассчитываем на предметное обсуждение соответствующей инициативы Президента России Д.А.Медведева и Председателя КНР Ху Цзиньтао, выдвинутой в сентябре 2010 года в Пекине. В качестве других возможных региональных сегментов видятся Афганистан с его окружением (с выработкой «освященных» СБ ООН перекрестных гарантий невмешательства во внутренние дела нейтрального Афганистана и его соседей). В качестве перспективных зон безопасности упомяну также район Персидского залива, Ближний Восток (на основе достижения арабо-израильского урегулирования под международными гарантиями), а также Южный Кавказ (при коллективных гарантиях обязательств Грузии, Абхазии и Южной Осетии по неприменению силы).

Разумеется, такой подход предполагает, что все договоренности в рамках региональных сегментов будут опираться на одни и те же принципы международного права, закрепленные в Уставе ООН. По сути дела, речь шла бы о реализации заложенной в Уставе концепции создания системы коллективной безопасности.

К этой теме, разумеется, имеет отношение и вопрос о действиях внешних игроков в связи с внутригосударственными конфликтами. Военно-политическая нестабильность в тех или иных регионах не должна становиться «магнитом» для приложения силы в условиях ослабления привычных рычагов влияния ведущих государств на международные события. Мы не исключаем ситуаций, когда мировое сообщество вынуждено вмешиваться в целях предотвращения или пресечения угроз международному миру и безопасности. Но делать это следует в строгом соответствии с Главой VII Устава ООН. Поддержка же одной из сторон внутреннего конфликта, попытка навязать извне схемы политического устройства государства или масштабы его реформ – опасный путь, ведущий к расширению зон нестабильности и усилению элементов хаоса в международных отношениях. За примерами далеко ходить не надо.

В целом убеждены, что «окно возможностей» в том, что касается создания евроатлантического, евразийского сообщества безопасности, остается открытым. Готовы к продолжению равноправного, честного и продуктивного диалога с партнерами, на основе уважения принципов верховенства права и демократии в международных делах.

Спасибо за внимание.

[interaffairs.ru]

[www.mid.ru]

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...