Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

ФРС и ЕЦБ помогают банкам, а не экономике. Кто б сомневался

Аватар пользователя damadiluma

Джозеф Стиглиц, профессор Колумбийского университета, нобелевский лауреат: ЕЦБ и ФРС не спасут мир от кризиса

Третий раунд количественного смягчения от ФРС США и программа покупки облигаций от ЕЦБ, о которых регуляторы объявили в сентябре, привели к эйфории на финансовых рынках. Политики заволновались: денежные вливания обернутся ростом инфляции и государственных расходов. Но ни эйфория, ни волнение политиков не имеют под собой никаких оснований.

На самом деле, регуляторы послали рынкам три четких сигнала:

    • Во-первых, они, фактически, признали, что их предыдущие действия просто не сработали.

    • Во-вторых, решение ФРС сохранить ставки на рекордно низком уровне до середине 2015 года означает, что регулятор не ожидает восстановления экономики раньше этого времени.

    • В-третьих, ФРС и ЕЦБ дают понять, что экономика и рынок труда не восстановятся сами по себе, необходимо дополнительное стимулирование. Правительства заняты при этом противоположным - они экономят.

ИСТОЧНИК

От действий ФРС и ЕЦБ выигрывают пока крупные банки, а от бума на фондовых рынках выиграют богачи. И те, и другие знают, что реальный эффект от действий регуляторов будет довольно краткосрочным.

Зато эти действия приведут к сырьевому буму - это станет своего рода налогом на европейскую и американскую экономики. Пожилые люди, вкладывавшие деньги в ипотечные бумаги, лишатся части дохода. А компании, благодаря низким ставкам, будут вкладывать в новые технологии - производство роботизируется, но люди лишатся работы.

Главная опасность сейчас в том, что политики переоценили возможности ФРС и ЕЦБ.

Beyondbrics, FT: Развивающиеся страны становятся "тихой гаванью"

Для многих инвесторов сейчас основным способом вложить деньги стали облигации развивающихся стран. В UBS уверены, что игроки рынки сильно недооценивают то, что происходит на рынках. Сами по себе бумаги развивающихся стран меняют свою природу: они становятся не только активом, которые скупают быки, то есть те, кто хочет заработать на растущем рынке, теперь в них инвестируют и медведи. Это означает, что они стали островком безопасности для инвесторов.

Сейчас приток средств в долговые инструменты развивающихся стран в 4-5 раз выше, чем в акции. Теперь сама структура инвестиций в развивающиеся страны меняется. Раньше доходность по ним была такой же, как и по акциям американских компаний с низким кредитным рейтингом. Теперь все наоборот. В итоге, валюты развивающихся стран становятся менее волатильными. На российском рубле и валютах развивающихся стран можно хорошо заработать.

Дэниэл Грос, Center for European Policy Studies: Европе не стоит мечтать о сланцевой революции

Глобальное энергетическое сообщество сходит с ума от новых технологий гидравлического разрыва, которые привели к сланцевой революции в США. Европа явно отстает от США в этом вопросе. Уже звучат опасения: вдруг Европа пропустит новую энергетическую революцию.

Но Европа не США: существует огромная разница между теми ресурсами, которые спрятаны в европейских недрах, и теми ресурсами, которые можно извлечь с выгодой. Самые значительные извлекаемые ресурсы сланцевого газа обнаружены в США и Китае, но не в Европе. При этом газ из сланцев добывается только в США.

Единственная страна в Европе, которая имеет подходящую геологию, - это Польша. Она может стать важным локальным производителем в ближайшие 10 лет. Для страны это важно стратегически, ведь это поможет избавиться от зависимости от российского газа.

Однако в Европе есть множество факторов, которые затормозят бум: всеми природными ресурсами владеют государство, а не частные компании. В США гидравлический разрыв был новой технологией, и государство субсидировало его развитие с помощью налоговых льгот. Сейчас это - развитая технология, и Европе для ее внедрения уже нет смысла предоставлять льготы.

Европе, возможно, лучше в этой ситуации подождать и дать рыночным механизмам возможность поработать. У континента есть шанс стать лидером в более современных технологиях добычи сланцевого газа, когда запасы США истощатся.

VoxEU: Гибкий обменный курс увеличивают волатильность валюты

Фиксированный валютный курс часто называют главной проблемой еврозоны. Гибкие валютные курсы наоборот считаются настоящим достижением. Они позволяют снизить разницу в уровне жизни между различными регионами.

Однако чаще гибкие курсы усложняют ситуацию, а не делают ее лучше. Изменения реальных валютных курсов связаны с шоком на финансовых рынках, который через номинальный курс передается на реальный. В итоге, колебания реальных курсов в меньшей степени отражают фундаментальные экономические показатели.

Отмена Бреттон-Вудской системы привела к повышению волатильности реальных обменных курсов, теперь они в большей степени зависят от номинальных. В итоге, шоки обменного курса стали более продолжительными, а сам курс зависит не от динамики цен, а от рыночных колебаний.

Кристиа Фриланд: Зачем думать о размере правительства, когда нужно повышать его эффективность

Почему-то сейчас основное внимание уделяется вопросу о том, насколько большим должна быть доля правительства в экономике. При этом никто не обращает внимание на то, насколько оно должно и может быть эффективным. Сейчас ясно одно - правительство США должно стать лучше. Доля правительства в ВВП может быть 20% или 80% - это вопрос политического выбора. Главное, чтобы эти деньги правильно управлялись, уверены в McKinsey.

Частный сектор сейчас лучше, чем государственный, отвечает на некоторые запросы времени. Например, Google предоставляет куда более эффективные услуги, чем местная почта.

Улучшить качество государственных услуг, с точки зрения некоторых экспертов, невозможно ни с помощью опросов, ни с помощью демократического представительства. Возможно, сработает, интернет-демократия.

Naked Capitalism: Крупные банки пора дробить

Не так давно антимонопольные органы вели расследование против Microsoft. Многие инвесторы надеялись, что корпорация будет разделена на две части. Они не хотели на этом заработать, просто им казалось, что так она будет эффективней: одна корпорация будет производить операционные системы для бизнеса, а другая - приложения.

Такая же дискуссия разворачивается теперь по поводу банков. Эксперты утверждают, что слишком большие банки должны быть разделены. Желательно, уменьшить размер и степень интеграции таких банков. Банки в американской системы связаны единым рынком кредитования и производных финансовых инструментов. Банкротство одного из них может потащить за собой всю систему. Это доказал нынешний финансовый кризис: его цена настолько большая, что банки даже не могут позволить себе подумать о том, чтобы возместить убытки, которые были из-за них нанесены экономике.

Сокращение размеров банков и их сложности - это хорошая цель, ведь мегабанки исполняют одни и те же функции. Множество мелких банков могло бы предложить новые подходы к бизнесу, у них в целом были бы совсем другие цели.

Пока политики требуют от банков лишь сократить количество предоставляемых услуг, но и это может стать шагом в правильном направлении.

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...