Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Англосаксы примеряют корону Римской империи

Аватар пользователя plaksivaya_tryapka
 

Некоторые американцы, судя по всему, просто бредят лаврами Александра Великого и Юлия Цезаря. Есть граждане США, которые даже подводят под имперские амбиции "научную" базу. А что? Действительно, обидно! Греки завоевали половину античного мира, Рим – и того больше. Англичане, французы, немцы, испанцы, русские… Даже поляки чуть было не стали имперской нацией, если б не обломали зубы в Московии. Чем же американцы хуже? В наш век, правда, статус империи как-то не очень вяжется с имиджем оплота демократии, но всегда найдутся те, кто «скрестит ужа с ежом», чтобы получилась колючая проволока для земного шара. Англосаксам не впервой [1].

К примеру, живший в XIX веке британский лорд Актон, историк и политик, автор знаменитого афоризма "Власть портит людей, а абсолютная власть портит их абсолютно», известен и другими примечательными высказываниями. Некоторым американцам очень понравилось такое: "Свобода – это не возможность делать то, что нам хочется, а право делать то, что нам надо" ("Liberty is not the power of doing what we like, but the right to do what we ought" [2]). 

Такой афоризм пришелся по душе особенно тем гражданам США, которые считают, что Соединенные Штаты должны отбросить лукавство и прямо заявить: целью американской внешней политики является создание империи. А имперский центр, как известно, либеральничать не может. И потому США "имеют право" делать за границей все, что Вашингтону придет в голову, поскольку такова уж великая миссия Америки - переделывать мир.

Чтобы не быть голословным, автор готов привести хотя и длинную, но подходящую к случаю цитату: "… преемственность американской политики определяется двумя вещами … Во-первых, это убежденность в том, что Америка может использовать силу в отношении других государств. Во-вторых - убежденность в том, что Америка должна играть особую роль в мире. … Америка не может стать обычной нацией - потому что стремление к изменению мирового порядка неким образом заложено в наш ДНК. Экспансионизм, грубость, склонность к вмешательству в дела других и стремление к гегемонии - это не извращения американского национального характера. Это самые существенные его черты". 

Сказал такое человек знающий, который не раз входил в "Toп-100 глобальных мыслителей" по версии американского журнала Foreign Policy. Это член совета директоров Фонда "Наследие" Роберт Кейган, бывший спичрайтер одного из госсекретарей США и многолетний внешнеполитический консультант влиятельного сенатора Джона Маккейна. Цитата взята из его интервью, которое было опубликовано в польском информационном издании Dziennik в январе 2008 года, но почему-то под названием "Россия и Китай угрожают миру" [3], хотя ссылка Р. Кейгана на генетические особенности американцев, скорее, указывает на другую страну, которая угрожает миру своей склонностью к насилию и стремлению к гегемонии.

Тем не менее, поскольку слово "империя" в этом интервью прямо не прозвучало, есть смысл к персоне Роберта Кейгана вернуться чуть позже. А пока обратимся к научным изысканиям другого представителя американского научного сообщества, коим является профессор университета Оклахомы Джей Руфус Фирс (J. Rufus Fears). В декабре 2005 года Фонд "Наследие", известный своей приверженностью «американским ценностям», пригласил этого, как его отрекомендовали, специалиста по "истории свободы" прочитать лекцию на тему "Уроки Римской империи для современной Америки". И вот что научное светило поведало [4].

По мнению Фирса, нынешние Соединенные Штаты и ушедшая в небытие Римская империя II века н.э. имеют одну и ту же особенность: для своего времени это две абсолютные супердержавы в пределах известного им мира, которые доминируют в военной, политической, экономической и культурной сферах. "Конечно, - уточняет знаток античности, - мы никогда не дадим миру Бетховена или Баха, Гете или Шекспира …но наша музыка, наши МакДональдсы, наша масс-культура распространились по всему земному шару. Посмотрите на террориста: захватив какого-нибудь заложника, он в то же время будет жевать сникерс, носить наклейки с Микки Маусом, слушать ужасную музыку и мечтать о МакДональдсе, когда все закончится. Вот как наша культура управляет миром!"

Трудно не согласиться с такой оценкой вклада США в мировую цивилизацию. Нет причин для отрицания и предложенного в лекции Д.Р.Фирса перечня того, чем любая империя хороша в принципе. В число таковых входят: единая территория без границ и таможен при общей транспортной системе, единый свободный рынок, единая валюта, единый закон, более квалифицированный - по сравнению с местным - имперский менеджмент, работающий социальный лифт для выходцев с периферии, общая имперская религия при сохранении "варварских" культов, сохранение разнообразия местных культур при доминировании культуры имперской нации. Но главное - это безопасность. Потому что народам свойственно воевать друг с другом. А когда есть сильный имперский центр, он быстро приводит в чувство местных князьков, ибо в вопросах войны и мира только ему принадлежит право решать, кому жить, а кому умирать и во имя чего. 

Из данного посыла американский профессор делает вывод, что США должны взвалить на себя ношу новой империи, чтобы освободить другие народы от их менее эффективных правителей, заменив их ставленниками имперского центра; избавить другие страны от недостатков экономики, ограниченной национальными рамками; уберечь их от международных вооруженных конфликтов и других ужасов суверенного бытия. Специалист по «истории свободы» (таковы уж особенности американского мышления) не видит ничего плохого в том, что "свобода народов была подавлена римским владычеством … но многие считали, что это и хорошо", так как независимость национальных государств "не давала ничего, кроме войн и беспорядков". По мнению Фирса, «от политики на Ближнем Востоке до многообразия культур у себя дома, Римская империя дает испытанный временем урок, как установить мир и благоденствие во всем мире путем сочетания свободы и империи».

"Отцы-основатели [США], - уверен профессор, - надеялись, что мы, в Америке, увидим эти добродетели античного Рима, и они знали, что с такой конституцией Соединенные Штаты дорастут до империи. Они уже говорили о поднимающейся империи Америки". 

И это действительно так. Соавтор американской конституции и первый министр финансов США Александр Гамильтон, например, писал, что, освободившись от влияния Европы и накопив силы, пока европейцы воюют между собой, Соединенные Штаты смогут стать трансатлантической доминантой и получат возможность диктовать Европе свои условия [5]. 

О глобальной американской империи он, конечно, тогда не мечтал, потому что до ядерного оружия, крылатых ракет и авианосцев было еще далеко. Но общее видение "отцами-основателями" желаемой роли США в мире очевидно. Первая мировая война, затем вторая, в развязывание которой англосаксы внесли свой вклад, чтобы столкнуть лбами Германию и СССР, а потом и победа в холодной войне такой шанс американцам дали.

Но Д.Р. Фирс предупреждает, что американская империя может оказаться недолговечной, если не принять во внимание следующее. Римская империя пала, потому что «не смогла решить два критически важных вопроса внешней политики: Ближний Восток и Центральная Европа». Римляне в свое время не подчинили себе Персию и не интегрировали полностью германские племена. Как только Рим расслабился в условиях наступившего «мира и благоденствия», персы атаковали его с востока, а германцы и арабы, объединившись в межплеменные союзы, - с севера и юга. Поэтому американская империя должна стать глобальной. Ни один уголок мира, где может возникнуть противостоящая ей сила, не должен остаться без внимания и ни в коем случае нельзя соглашаться на раздел мира на сферы влияния, позволяя какой-либо нации сохранить независимость. Из чего следует, что Америка, если уж решится стать империей, должна довести до конца дело, начатое на Ближнем Востоке, в том числе – решить иранскую проблему. Кроме того, Вашингтону следует остерегаться региональных союзов без доминирующего в них американского присутствия, особенно в Европе, и уж тем более таких, где может принимать участие «варварская» Россия. 

Знаток античности извлек из опыта Рима еще пять уроков. 

Во-первых, свободные нации, особенно либеральные демократии вроде древнегреческих, с трудом находят общий язык и склонны к конфликтам, а потому единственным решением для них остается присоединение к империи, если они хотят покончить с войнами. Мир и процветание либеральные демократии получают, только подчинившись всеобъемлющему имперскому правлению. Современный мир не должен бояться этого слова, потому что латинский термин imperium «может использоваться и как "хорошее управление"». 

Во-вторых, американцы, считает Д.Р.Фирс, должны отдавать себе отчет в том, что «институты свободы очень тяжело перенести… в другие части мира». Римляне, например, усвоили, что «свобода – не универсальная ценность» и что люди «отдают предпочтение безопасности», которую приносит империя, а потому готовы отказаться от «грандиозной ответственности самоуправления».

В-третьих, - и это, по его мнению, особенно важно учитывать – римляне, чтобы стать империей, сами были вынуждены отказаться от демократии и смириться с военной диктатурой цезарей, потому что нельзя управлять миром на основе законов, разработанных для демократического государства. Правда, Фирс настолько сам испугался своих слов, что, отвечая на вопросы из аудитории, внес затем поправку в этот тезис, заявив, что США «могут войти в имперский возраст как свободная республика и поддерживать эту свободную республику».

В-четвертых, по мнению Фирса, американцы должны осознать, что, «став сверхдержавой, уже невозможно дать задний ход», так как слишком много ненависти США уже вызвали вокруг себя. А потому «путь к империи надо пройти до конца, как это сделали римляне».

И наконец, в-пятых, надо помнить, что нет ничего вечного, как нет и вечных империй. Но американская империя может оставить после себя, как и Рим, главное – «наследие своего закона и наследие своей духовности», которыми будет пользоваться будущее человечество. Очень трогательно и обещающе звучит, особенно если вспомнить американскую «грубость, склонность к вмешательству в дела других и стремление к гегемонии», о которых говорил Роберт Кейган, а также принять сникерс и МакДональдс в качестве вклада США в мировую культуру, о чем упомянул сам автор концепции строительства американской империи.

Читатель может, конечно, подумать: «Да мало ли какие мысли посещают головы, допустим, славянских коллег оклахомского профессора, если они всю свою жизнь корпят над книгами Фукидида и Флавия?» Не спорю. Но есть вопросы. 

Например, такой: действительно ли Фонд «Наследие» настолько влиятельный, что способен увлечь американскую правящую элиту идеями Фирса? 

Об американском империализме написаны десятки книг и сотни статей, но, как отметил в 2002 году автор исследования "Американская империя: реалии и последствия дипломатии США", профессор Бостонского университета Эндрю Басевич, "вопрос уже не в том, должны ли Соединенные Штаты стать имперской силой, а в том, какой империей они должны быть" [3]. И в этом ракурсе лекция Д.Р.Фирса и интервью Р.Кейгана представляют самостоятельный интерес. Если один обрисовал контуры "идеальной империи" по калькам Рима II века нашей эры, то другой не счел нужным хотя бы из приличия упомянуть "цивилизаторскую" роль США, якобы несущих миру свободу и процветание. Кейган прямо заявил, что независимо от того, демократы или республиканцы  рулят в Белом доме, "ни один из кандидатов не говорит, что мы не будем применять силу или что не будем переделывать мир по своему образу и подобию" (интервью опубликовано в год президентских выборов).

Профессор истории античности Джей Руфус Фирс не очень-то известен в кругах политологов. Поэтому проявленный к нему в 2005 году интерес со стороны фонда "Наследие" должен был многих насторожить, если бы этот факт получил более широкую огласку. Потому что данный фонд занимает особое место среди подобных американских институций и не зря назван газетой Нью-Йорк Таймс "Парфеноном в мегаполисе консерватизма".

Начнем с того, что патроном фонда является Маргарет Тэтчер, лидер британских консерваторов и премьер-министр Великобритании в 1979-1990 годах. Именно этот фонд она выбрала в 2005 году для создания на его базе Центра Маргарет Тэтчер для Свободы (Margaret Thatcher Center for Freedom). Его специализация - "укрепление американо-британских особых отношений, а также лидерства США и Великобритании в более широком трансатлантическом союзничестве" [4]. Впрочем, судя по переплетению семейных связей и бизнес-интересов американской и британской правящей элиты, их и укреплять-то особенно не надо. Ибо, как поведал автору в частной беседе британский дипломат, Британская империя продолжает свое существование под разными прикрытиями, и Соединенные Штаты являются ее ударной силой в деле распространения могущества империи на весь земной шар.

Не удивительно, что эксперты, казалось бы, британского по происхождению Центра тем не менее составляют основное ядро проекта фонда "Наследие" под названием "Американское лидерство". Примечательным является и обоснование проекта. Звучит оно так: "Свобода и безопасность американцев зависит от американского глобального лидерства. Без американского лидерства мир станет более опасным местом…" [5] Получается, что человечество будет чувствовать себя в безопасности только в том случае, если у американцев все будет "в шоколаде". В противном случае миру не поздоровится. И чтобы этого не случилось, мир должен принять лидерство США как должное и неизбежное. А то американцы будут чувствовать себя в нем неуютно.

Изюминкой фонда "Наследие" является перечень того, что, по мнению его руководства, мешает американскому глобальному лидерству. Например, первый пункт целей фонда звучит так: "…защитить лидирующую роль Америки в мире от разрушающего воздействия террористов, неподконтрольных стран, конкурирующих сил, антиамериканских политических движений и слабых союзников". 

Возникает вопрос: а что же Америке не мешает? Даже союзники, если слабые, и те ей поперек дороги!

Третьим пунктом значится: "Разработка стратегий для победы в глобальной войне идей за свободу и безопасность". И поясняется: "Как фонд "Наследие" помог разработать стратегию и планы, чтобы победить в холодной войне, он может и должен делать то же самое, чтобы помочь Америке выиграть глобальную войну идей за свободу и безопасность".

Кто-то может засомневаться: а действительно ли "стратегии" и "планы" фонда востребованы американским руководством? Видимо, да, если посмотреть, кто эти "стратегии" разрабатывает и кому передает.

К примеру, уже упоминавшийся член Совета директоров фонда "Наследие" Роберт Кейган является одновременно старшим сотрудником Центра США и Европы Института Брукингс (The Center on the United States and Europe, Brookings Institution). Этот Центр, как следует из пояснений на его сайте, "…содействует диалогу на высоком уровне между США и Великобританией… …предлагает независимые исследования и рекомендации американским и британским официальным лицам и политикам" [6]. 

Как видим, в США не только Центр Маргарет Тэтчер работает параллельно и на Белый дом в Вашингтоне, и на дом № 10 по Даунинг-стрит в Лондоне. Если пробежаться по сайтам других американских аналитических центров и университетов, то можно удостовериться, что "особые отношения" между США и Великобританией находятся в зоне повышенного внимания американской "научной" мысли.

Персона Р.Кейгана интересна и другими нюансами. Например, тем, что во время учебы в Йельском университете он стал членом тайного студенческого братства "Череп и кости" (Skull & Bones). Тайного не потому, что о нем никто не знает, а потому, что это организация "масонского типа", имеющая солидный стаж (создана в 1832 году). Члены этого общества навсегда связаны между собой клятвами и, занимая  зачастую важнейшие посты в американском истеблишменте, содействуют друг другу в стремительном продвижении по карьерной лестнице в политике и других сферах.  Как правило, в братство принимаются представители наиболее состоятельных семей и политических династий США. Его членом был президент Джордж Буш-старший, а через двадцать лет - и его сын, президент Джордж Буш-младший, как и многие высокопоставленные сотрудники их администраций.

Как попал в эту когорту представитель «среднего класса» Кейган, не ясно. Следует отметить, что Йельский университет, давший столько влиятельных «защитников демократии», сам оставался учебным заведением, куда женщины, например, не имели доступа до 1969 года. Еще более строгим был отбор в братство "Череп и кости". Первая женщина была принята в эту организацию только в 1991 году, да и то после грандиозного скандала, который чуть было не расколол тайное общество на «консерваторов» и «обновленцев». Евреев, кем есть Кейган по происхождению,  в него почему-то изначально приглашали лишь в редких случаях. По какому критерию их отбирали – тоже не ясно. 

Есть, правда, намек в откровениях одного американца, который посоветовал присмотреться к символу этого тайного общества -  изображению черепа и скрещенных костей, а под ними - трех цифр «322». Если «тройку» не трогать, а «двойки» повернуть на 180 градусов вправо, то изображение получит вполне гомосексуальный контекст. Тайное братство с момента его создания обвиняют в содомии, якобы бывшей частью его ритуалов. Правда, утверждать что-либо однозначно нельзя. Есть и более пристойные варианты объяснения этих цифр. К тому же в общество зачастую приглашали молодых людей, добившихся, например, высоких результатов в спорте и продемонстрировавших наличие таких черт характера, как склонность к лидерству и чувство морального превосходства.

Возможно, что именно в силу последнего обстоятельства Роберт Кейган после окончания университета стал политическим советником конгрессмена-республиканца Джека Кемпа, в прошлом известного футболиста, а заодно - члена масонской ложи № 625 в Нью-Йорке, имевшего 33-ю степень масона Шотландского обряда [7]. Будучи защитником «традиционных американских ценностей», Кемп, правда, имел не характерную для республиканцев особенность – защищал права гомосексуалистов [8], но это не помешало ему в последующем стать министром в администрации Буша-старшего и дважды участвовать в президентских гонках. 

Кейган тем временем поработал в Департаменте планирования политики внешнеполитического ведомства США, был спичрайтером госсекретаря Джорджа Шульца, тринадцать лет трудился в фонде Карнеги, а в 2008 году был старшим советником по внешней политике кандидата в президенты от Республиканской партии сенатора-ястреба Джона Маккейна. 

Характеризуя этого политолога, авторы одной из статей [9], в частности, отметили, что Кейган мечтает о  «возврате к классическому империализму» и  «говорит о возвращении к ситуации конца 19 века -- периоду «большой гонки» за колониальный передел мира и подготовки к Первой мировой войне. …Атлантисты надеются вернуться к единству между США и Европой времен холодной войны», для чего необходима «серьезная эскалация стратегии напряженности». Кейган, по мнению этих исследователей, «возрождает идеологию империализма Киплинга и Родса ...под лицемерной маской противостояния «демократий» и «автократий» вместо киплинговского "белого человека" и "дикаря"». Поэтому Роберт Кейган крайне озабочен возрождением России, и в свое время укорял Буша и Чейни в том, что «они позволили Путину укрепить российскую государственность и обрезать прямые рычаги западного управления Россией».

Не менее ярко Кейгана характеризует и то, что в 1997 году он стал соучредителем «Проекта за новое американское столетие» (Project for the New American Century), является членом Совета по международным отношениям и Американского комитета за мир в Чечне. Не так давно Р.Кейган стал директором неправительственной организации «Внешнеполитическая инициатива» (The Foreign Policy Initiative - FPI), объединяющей бывших высокопоставленных правительственных чиновников, дипломатов и военных. Главными врагами Америки члены FPI, не мудрствуя лукаво, считают Россию и Китай, а не «международный терроризм», Иран и прочее, чем обычно прикрывают свои настоящие цели другие американские think tanks.

Подход директората FPI к российско-американским отношениям наглядно проявился в опубликованных 7 декабря 2011 года рекомендациях президенту Бараку Обаме относительно того, как вести дела с Россией в свете прошедших парламентских и предстоящих президентских выборов в этой стране. Сводятся эти рекомендации к трем пунктам в одном пакете: «продвижение противоракетной обороны США - НАТО ...помощь союзникам США в Центральной Европе» (к которой авторы почему-то отнесли и Грузию), а также «…продвижение в России прав человека и гражданского общества» [10]. Что касается последнего пункта, то символично обращение «Внешнеполитической инициативы» к американским законодателям с требованием ускорить направление в Москву нового посла США Майкла Макфола, чтобы тот успел развернуть свою деятельность в преддверии парламентских выборов в РФ.

Влиятельности Роберту Кейгану добавляет  поддержка со стороны «семейного клана». Его жена, Виктория Нуланд, с лета 2011 года является спикером Госдепартамента, а до этого была советником вице-президента Ричарда Чейни по Ираку, Афганистану, Ливану и Большому Ближнему Востоку,  послом США в НАТО. 

Брат Роберта Кейгана, Фредерик, - аналитик Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute), в прошлом преподавал «стратегию революций» в Вест-Пойнте и ратовал за вторжение США в Ирак. Жена Фредерика Кейгана, Кимберли, является президентом Института исследований войны (Institute for the Study of War). Ранее тоже преподавала в Вест-Пойнте, Йельском и других университетах. В 2010 году редактировала в Гарварде издание под многоговорящим названием «Имперский момент» (The Imperial Moment). Несколько лет входила в группу консультантов при штабе командующего американскими войсками в Афганистане. 

Такой вот получается «семейный подряд». А ведь в фонд «Наследие», кроме Кейгана, входят и другие хорошо известные на постсоветском пространстве особи. Например: Ариель Коэн, Фиона Хилл… 

Коэн – аналитик фонда «Наследие» и лондонского Международного института стратегических исследований. Специалист по России,  Евразии и Ближнему Востоку, член Совета по международным отношениям, консультант Белого дома и Конгресса. Его взгляды и провокационные склонности можно проиллюстрировать названиями его же статей и цитатами из высказываний. Например: «Кремль находится в глубоком кризисе и не исключено, что для переноса внимания на другие вопросы начнет войну, например в Крыму» (2009), «США не должны допустить возрождения Евразийской Империи» (2011 год), «Превращение России в мировую экономическую державу - вызов администрации Обамы» (2009 год) и т.п. 

Фиона Хилл, уроженка Великобритании, но гражданка США, – сейчас директор Центра США и Европы института Брукингс (начальница Роберта Кейгана), а до этого – руководитель секции по России и Евразии Национального совета по разведке (National Intelligence Council's - NIC). Особенность NIC в том, что он координирует деятельность всего американского разведывательного сообщества, привлекает к аналитической работе ведущие университеты и исследовательские центры, а также разрабатывает директивы по использованию разведкой неправительственных организаций,  действующих в интересах Вашингтона в других странах. 

В период «шпионской карьеры» Ф.Хилл курировала подготовку двух примечательных аналитических докладов: «Альтернативные сценарии будущего России до 2017 года» и «Стратегия США на Кавказе и в Черноморско-Каспийском регионе». Оба отражают ее особое пристрастие с давних пор как «ученой» к таким, казалось бы, мало связанным между собой проблемам, как «демократия в России» и энергоресурсы Кавказа и Центральной Азии. 

Три сценария «будущего России» начинаются с наиболее желательного для Соединённых Штатов: с прихода к власти в РФ «либеральных интернационалистов», основными фигурами которых американские эксперты в тот период считали  Б. Немцова, Г. Явлинского, М. Ходорковского и Г. Каспарова [12]. Констатируя, что вероятность их победы в России в рамках конституции крайне низка, разработчики доклада не исключили прихода «либеральных интернационалистов» к власти в результате «цветной революции» в более отдаленной перспективе. Например, если граждане РФ начнут испытывать экономические трудности из-за падения цены на российские энергоносители, когда Европа уменьшит их потребление в связи с каким-либо  экономическим кризисом или когда нефть и газ Кавказа и Центральной Азии пойдут в Европу через Грузию и Турцию как альтернатива российским поставкам.

К особенностям мировосприятия Фионы Хилл можно отнести и то, что в 2003 году, будучи, как и Кейган, членом Американского комитета за мир в Чечне, она считала действующих в Чечне исламистов «борцами за свободу», отрицая их причастность к «международному терроризму». Именно Хилл во время слушаний в Конгрессе убедила американских законодателей в нецелесообразности вносить в список террористических организаций Хизб-ут-Тахрир [13]. Тем самым она дала американской разведке возможность установить с этой исламистской группировкой тайные контакты, не имея проблем с американскими законами. Менее чем через два года после этого боевики Хизб-ут-Тахрир уже вовсю действовали в Ферганской долине, поддерживая попытку исламистов прийти к власти в Узбекистане. А сейчас Фиона Хилл лелеет другую надежду, спрашивая: «Пришла ли арабская весна в русскую зиму?» [14]

Можно назвать еще многих американских и британских экспертов, работающих над созданием «пояса напряженности» от Гибралтара до Тихого океана, но это будет лишь дополнительным подтверждением того, что в США есть кому продвигать имперские идеи Джея Руфуса Фирса. Важно рассмотреть имеющиеся признаки того, что США уже действуют в рамках концепции возврата к «классическому империализму», разочаровавшись в империализме с приставкой «нео», и попытаться понять, как восточные славяне могут противостоять строительству англосаксонской глобальной империи.

источник: http://www.fondsk.ru/news/2012/02/03/anglosaksy-primeraut-koronu-rimskoj-imperii-i.html

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя e.ginseng
e.ginseng(5 лет 11 месяцев)(10:07:57 / 04-02-2012)

Есть алгоритмы миродержителя, и выигрывает тот, кто их соблюдает. Их изучают в спецшколах. Навскидку приведу несколько:

1) Дракон бессмертен, его нельзя уничтожить, но можно изолировать.

2) Твоя власть крепка, если вассалы пришли к тебе добровольно.

3) Каждый человек имеет право на страдания, нищету, болезни и беззвестность.

4) В этом мире нет дефицита - все дается по потребностям, и абсолютно даром.

5) Пат лучше мата.

6) Ты не можешь простить себе свои долги - их надо отдать.

7) Чтобы играть по правилам, надо любить не только жизнь, но и смерть.

Посмотрим - как играют разные народы, и станет очевидно - кто обречен на поражение, а кто на победу.

 

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...