Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

"Ужасы" эсэсовца в русском плену

Аватар пользователя sevik68

Меня зовут Альфред Генат, я живу в Хильдесхайме, это 32 километра южнее Ганновера. Я там родился 28 июня 1923-го года. [биографию и военные подвиги я пропущу, вы уж извиняйте, перейдем сразу к плену и ГУЛАГу]

30-го марта меня ранило осколком в бедро. Меня сразу же прооперировали в лазарете в бункере, без наркоза, сделали два разреза. Один день после операции я пролежал в расположении нашей роты, на кухне, там у нас работали молодые девушки, больше никого не было, а на следующий день я опять пошел в бой. 

21-го апреля я получил сквозное ранение в легкое, меня опять привезли в лазарет, и там сказали, что по ним стреляют, и что я должен отлежаться где-нибудь в другом месте. Я пошел в амбар с сахаром и лежал там. Мне повезло, у меня в течение трех дней все время шла кровь, и с ней вышла вся грязь от ранения, это мне потом рассказали. Потом меня привезли в другой госпиталь, в подвале гимназии. Потом прошел слух, что 3-го мая мы прорываемся из Бреслау. Ко мне каждый день приходил кто-то из нашей роты, и я им сказал, чтобы они забрали меня с собой. Они это сделали, прорыв не удался, а на следующий день у меня был легкий инсульт. Наша рота занимала позицию недалеко от моста Кайзербрюке, в подвалах, там рядом был монастырь, я лежал в монастыре, там за мной ухаживали. 

6-го мая Бреслау капитулировал. Снова прошел слух, что если рота не сдастся организованно, во главе с командиром роты, то нас всех расстреляют. В полночь мы построились, девушек, которые были у нас в роте, в нашей униформе, поставили в центр колонны, и пошли в плен. Три дня нас водили по дорогам вокруг Бреслау, потом мы пришли в лагерь "Бреслау - 5 прудов". Первое, что нам там не понравилось, были австрийцы. Они, внезапно, объявили себя независимыми, повесили красно-бело-красный флаг, с нами в бараках не жили, а построили себе палатку, и с нами не разговаривали. 

Оттуда 1000 человек перевели в лагерь в Бреслау-Хундсвег, там меня обследовали, я получил четвертую рабочую группу. Из Бреслау-Хундсвег 1200 человек отправили на работы в Дрезден, но только по третью рабочую группу, у меня была четвертая, и я остался в лагере. Однажды утром нас вывели из лагеря под сильной охраной и погрузили в русские вагоны, не такие, как у нас. Мы приехали в Белгород, я там уже был, в лагерь, в котором было 1500 человек. Там нас опять, в который раз, обыскали и опять многое отобрали. 

Мы работали на вокзале, на кирпичном заводе. Конвоиры были очень хорошие, им тоже было тяжело. Я также работал в колхозе. Потом нас перевели в Курск, а оттуда в Чистяково, на угольную шахту. Там меня спросили, не хочу ли я работать в культурной группе и я согласился. Мы делали все возможное - писали и играли скетчи. 

Мы, из культурной группы, должны были поддерживать хорошие отношения с комиссаром. Однажды он пришел ко мне и сказал: «Вас, СС-совцев, переводят в режимный лагерь, это лучший лагерь во всем районе». Я подумал, что он издевается. 

Мы пришли в этот лагерь, и, во-первых, не поняли, что это лагерь. Он выглядел, как нормальный жилой микрорайон, там на окнах висели гардины и стояли горшки с цветами. Там нас принял немецкий комендант лагеря, хауптштурмфюрер СС. Он спросил: «Какая дивизия?» - «Тотенкопф». – «Третий блок, доложитесь там старшине». Мы снова были у нас, в СС! Это был лучший лагерь за все мои более чем четыре года в русском плену. 

Мы работали в шахте, шахта была в 150 метрах от лагеря, после нашей смены в шахте, туда заступала русская смена, у нас не было охраны, мы участвовали во всех социалистических соревнованиях, и ко дню Октябрьской революции, и ко дню рождения Сталина, и лучший шахтер, мы их все выигрывали! У нас был чудесный политический офицер, он привез нам 30 женщин из лагеря для интернированных, у нас был танцевальный оркестр, у нас был танцевальный вечер, но я на нем не был, была моя смена, черт ее побери. 

И вот теперь сенсация! Мы получали зарплату, столько же, сколько и русские. Я повторяю, мы получали столько же, сколько и русские! И даже больше, потому что мы работали намного старательней, чем они. И деньги приходили к нам на счет. Но все деньги мы снять не могли, мы должны были перечислять с наших счетов 456 рублей за расходы на нас в лагере. 

В июле 1948-го года наш политический офицер, который не провел с нами ни одного политического занятия, потому что он сразу сказал, что нам это все равно до лампочки, нам сказал, что до конца 1948-го года в России не останется ни одного немецкого военнопленного. Мы сказали, ну, хорошо, и начали ждать. Прошел август, прошел сентябрь, наступил октябрь, нас построили и рассортировали по разным лагерям, так было во всех лагерях в нашем районе. В этот момент мы действительно боялись, что нас всех расстреляют, потому что он сказал, что до конца 1948-го года в России не останется ни одного немецкого военнопленного. 

В этом лагере мы не работали, но деньги из прошлого лагеря были у меня на счету, я покупал продукты, угощал товарищей, мы отлично отпраздновали Рождество. Потом меня перевели в другой лагерь, я попросился опять на работу в шахту, потом перевели в еще один лагерь, и там мы опять работали в шахте. Там было плохо, лагерь был далеко, условия были плохие, не было кабинок для переодевания, были смерти на производстве, потому что безопасность труда была плохая. 

Потом этот лагерь ликвидировали, и я попал в Днепропетровск, там был гигантский автомобильный завод, мастерские, станки из Германии. 

16-го декабря 1949-го года, мы спали в большой казарме, неожиданно раздался свисток и команда собрать вещи, сказали, что мы едем домой. Зачитали список, мое имя тоже там было. Я особенно не радовался, потому боялся, что еще что-нибудь поменяется. На остаток моих денег я купил в столярной мастерской два больших деревянных чемодана, 3000 сигарет, водку, черный чай и так далее, и так далее. Мы замаршировали пешком через Днепропетровск. Русский комендант лагеря хорошо знал немецкие солдатские песни и скомандовал, чтобы мы пели. До самого вокзала в Днепропетровске мы пели одну песню за другой, и "Мы летим над Англией", и "Наши танки едут вперед по Африке", и так далее, и так далее. Русский комендант лагеря получил удовольствие. 

Вагоны, были, конечно, товарные, но в них была печка, мы получили достаточно продовольствия, двери не запирали, и мы поехали. Была зима, но в вагонах было тепло, нам все время давали дрова. 

Нас привезли в еще один лагерь, мы еще раз прошли очистку от вшей, нам выдали чистое белье, русское, и по 50 восточных марок, которые мы, конечно, немедленно пропили, зачем они нам в Западной Германии. Еще каждый из нас получил пакетик из Западной Германии. Нас посадили в пассажирский поезд, может быть даже скорый, но дорога была одноколейная, и мы должны были ждать каждый встречный поезд. 

Мы в очередной раз остановились прямо у какого-то полностью разрушенного вокзала, к нашему поезду подошли люди и просили хлеб. Мы поехали дальше в Мариенбон. Там был конец, утром мы перешли границу Западной Германии. Там были русские, была нейтральная полоса, русские говорили, dawaj, raz, dwa, tri, и мы перешли границу. 

PS: Вот так он вернулся в Германию, где и написал воспоминания о том, как воевал, и о страшном русском ГУЛАГе. Так кровавый Сталин дотянулся до эсэсовца из дивизии "Мертвая Голова".

http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/co/2367578.htm

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Rashad_rus
Rashad_rus(5 лет 11 месяцев)(22:40:10 / 07-09-2012)

Начинает всплывать правда... и она многим не по нраву.

Аватар пользователя Federal
Federal(6 лет 1 неделя)(23:20:52 / 07-09-2012)

Такой вот гуманизм к поверженному врагу. Не знаю, кто еще мог бы быть на такое способен.

Аватар пользователя v.p.
v.p.(5 лет 4 месяца)(00:46:45 / 08-09-2012)

Да оглянись, военнопленные были у многих народов, а кто-нибудь оставил подобные воспоминания? Это даже по современным меркам гуманистично, а после такой(!) войны, да еще в 40х годах прошлого века, да к тем, кто людей истреблял как скот....

Аватар пользователя Virus
Virus(5 лет 9 месяцев)(02:09:54 / 08-09-2012)

Если не ошибаюсь, Наполеон ещё оставил вполне неплохие воспоминания о содержании военнопленных.

Аватар пользователя v.p.
v.p.(5 лет 4 месяца)(02:12:11 / 08-09-2012)

Кто-то писал воспоминания о бытии в плену у Наполеона? Или Наполеон будучи в плену потом вспоминал? Я не уловил немного.

Аватар пользователя mb14
mb14(6 лет 1 месяц)(08:05:48 / 08-09-2012)

в пределах 4 тыщ выживших еще турецких боец при полном вооружении, большей долею арнауты и албанцы по происхождению, заперлись в некоем широком, со всех концов загороженном месте защищает офицеры приехали и настоятельно попросили сдачи, то данные бойцы заявили, что сдадутся лишь, когда им станет гарантирована жизнь, а по-другому станут обороняться до заключительней капли крови. Французские офицеры должны были им плен, и турки вышли из собственного поддержания и сдали орудие. Пленников французы заперли в сараи. Генерал Бонапарт был этим всем слишком разгневан. Он считал, что абсолютно незачем было сулить туркам жизнь. "Что мне сейчас с ими делать? - вопил он. - Где у меня припасы, чтоб их подкармливать?" Не было ни судов, чтоб выслать их морем из Яффы в Египет, ни довольно независимых войск, дабы конвоировать 4 тыс. элитных, крепких боец через все сирийские и египетские пустыни в Александрию либо Каир. Но не сходу Наполеон остановился на собственном ужасном решении... Он колебался и терялся в раздумье 3 дня. Однако на 4-ый день опосля сдачи он дал указ всех их расстрелять. 4 тыс. пленников были выведены на берег моря и тут все до 1-го расстреляны.

http://banopart-napoleon.com/stat/taina_smerti/6.html
Аватар пользователя Federal
Federal(6 лет 1 неделя)(09:20:52 / 08-09-2012)

Я как раз об этом и говорю.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...