Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Борьба с деградацией правящей верхушки: исторические параллели

Аватар пользователя michaelb

Предлагаю немного урезанную главу из книги Юрия Кузовкова «История коррупции в России" (http://www.yuri-kuzovkov.ru/third_book/) по вопросу «проклятой касты».

 «Итак, можно ли избежать деградации правящей верхушки? О чем говорит история? Не знаю, можно ли ее совсем избежать, но, во всяком случае, воспрепятствовать ей можно лишь в том случае, если изменятся принципы формирования верхнего слоя общества и, в частности, верхнего слоя чиновников и политиков, управляющих государством. Один из примеров такой принципиально иной модели формирования верхушки дает Советская Россия в первые десятилетия своего существования. Если не учитывать второстепенные течения типа троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев и т.п. (с которыми как раз и шла борьба в 1920-1930-е годы), то в целом можно утверждать, что советская правящая верхушка в те годы дает пример искреннего служения своей стране, своему народу; и эта верхушка формировалась на основе следующих принципов:

1. Приверженность альтруистической (коммунистической) идее;

2. Аскетизм и ограничение в уровне доходов (партмаксимум);

3. Готовность нести суровую ответственность за свои проступки и ошибки в управлении страной (в том числе в ходе партийных чисток и репрессий).»

«Конечно, реализация этих принципов была далека от идеала... Коммунистическая идеология базировалась не только на идеях служения людям и справедливости, но и на несбыточной коммунистической утопии и на искаженном марксистском представлении об общественных явлениях и законах. Что касается наказания за проступки и ошибки, то оно было не только чрезмерным, но и чудовищно несправедливым, карали без разбору и правых, и виноватых. Но несмотря на все эти огромные недостатки, данная система все же обеспечивала выдвижение в верхний слой, управлявший государством, вполне достойных людей или, во всяком случае, людей, ставивших превыше всего цель служения своей стране и своему народу. И если учесть тот низкий уровень образованности и культуры, который был в СССР в 1920-1930-е гг. после почти поголовного изгнания из страны прежней верхушки общества, ранее определявшей его образованность и культуру, то тем более является удивительным, как эта новая элита, выдвинувшаяся из низов и в большинстве малообразованная, смогла справиться со стоявшими перед страной вызовами и превратить ее из «лапотной России» в великую мировую державу. Несомненно, определяющую роль здесь сыграли те принципы, на которых строилось выдвижение людей в состав правящей верхушки. А после того, как эти принципы изменились, верхушка стала терять способности к управлению, деградировать, что постепенно привело к деградации и краху всего государства.»

«Советская Россия не является единственным примером применения принципиально нового подхода к формированию правящей верхушки. Еще одним примером может служить Англия после Славной революции 1688 г., когда к власти пришли пуритане или их идейные наследники, которые объединились под знаменами партии вигов и правили страной несколько десятилетий, изгнав из страны прежнюю коррумпированную аристократию. В основе пуританской идеологии лежала идея нравственного очищения, откуда и само название пуритане (от слова pure – чистый), а также идеи честности и порядочности. Кажется – одной лишь духовной идеи маловато для того, чтобы что-то изменить в жизни общества. Но это был тот нравственный стимул или нравственный базис, который позволил вигам-пуританам конца XVII – начала XVIII вв. (не путать с более поздними вигами и пуританами) воплотить ряд идей, родившихся за несколько десятилетий Английской революции: идею создания в Англии меркантилистской (протекционистской) системы, идею устранения монополий и введения свободы предпринимательства для малого и среднего бизнеса. Именно под влиянием этих экономических реформ, осуществленных в Англии после Славной революции (несомненную роль сыграла и идея общественного договора, привнесенная пуританами: бизнес с одной стороны, и государство и общество, с другой, приняли негласное обязательство вести себя по отношению друг к другу честно и порядочно) , в этой стране произошла Промышленная революция, имевшая мировое значение, безработица в стране в течение XVIII в. исчезла, а рождаемость достигла небывало рекордного уровня для индустриальной нации – каждая английская женщина рожала в среднем по 6 детей.»

«В результате английская нация выдвинулась в мировые лидеры как по развитию экономики и промышленности, так и по своей численности – ведь большинство современных американцев, канадцев и австралийцев являются потомками англичан, эмигрировавших в XVII-XIX вв. из Англии. Правда, к концу XVIII в. идея нравственного очищения из английской правящей верхушки полностью выветрилась, на смену ей пришла идея колониальных завоеваний, а затем – идея господства над миром, но это уже совсем другая история».

«В случае с Англией, как и с Советской Россией, мы видим лишь отдельно взятый пример прихода принципиально новой одухотворенной элиты, правившей в течение нескольких десятилетий, и мы не видим никакой системы ее воспроизводства. Но история дает нам и такие примеры. Один из таких примеров – Рим эпохи ранней республики (V-III вв. до н.э.).»

 «Хорошо известно, что Римская республика был одним из примеров античной демократии. Хуже известен широкой публике тот факт, что эта демократия была в своем роде уникальной и отличалась от всех других демократий античности. Ее главное отличие состояло в абсолютно безвозмездном служении чиновников римскому государству. Это касалось всех без исключения чиновников: от членов местных муниципалитетов до консулов, исполнявших функции глав правительства и одновременно главнокомандующих армией. Срок пребывания чиновников на государственной службе был небольшим: как правило, 1 год, а в некоторых случаях – полгода: не могли же граждане годами бесплатно работать на государство. Но известны случаи, когда служба продолжалась совсем немного – и завершалась после выполнения гражданином той задачи, ради которой он был призван. Например, известен случай, когда Луция Квинкция Цинцинната, человека скромного достатка, но прекрасного воина, во время нашествия эквов и сабинян на Рим в V в. до н.э. римский сенат назначил диктатором – то есть полководцем с чрезвычайными полномочиями главы государства, причем, сделал это даже в его отсутствии. Ничего не подозревавшему Цинциннату послы доставили распоряжение Сената, когда тот занимался обработкой своего земельного участка. Цинциннат принял возложенные на него полномочия, выступил во главе войска, разбил противника и сложил с себя диктаторские полномочия, пробыв на посту главы государства и армии всего лишь 16 дней.»

«Надо полагать, именно такая система бескорыстного и поочередного служения граждан государству сыграла решающую роль в возвышении Рима. Ведь в начале V в. до н.э., когда установилась данная система, этот город-государство ничем не отличался от сотен других городов-государств античности, включая античную Италию. А к III веку до н.э. он сумел объединить под своей властью всю Италию и сформировать единственное в античной истории национальное государство. Это особенно хорошо видно на примере Второй Пунической войны – войны Рима с Ганнибалом конца III в. до н.э.»

«Когда Ганнибал пришел со своей армией в Италию, он думал, что после тех страшных поражений, которые он нанес римским армиям, все италийские города перестанут подчиняться Риму и станут поддерживать его, Ганнибала. Но этого не случилось: все города Италии, за исключением нескольких, до конца оставались верными Риму, несмотря на то, что, по данным римского историка Аппиана, во время войны было разрушено 400 городов. Это – явный признак национального государства (а не империи), сложившегося к тому времени на территории Италии. Города разрушались Ганнибалом, сотни тысяч италиков гибли на полях сражений, но они все равно оставались верными Римской республике.»

«Никакому другому античному государству это не удавалось: Афины и Карфаген в V-IV вв. до н.э. и государство, созданное Александром Македонским в III в. до н.э., были империями, которые лишь силой и властью денег удерживали подвластные города и народы. В Италии же все было иначе: большинство италийских городов-государств добровольно присоединялось к Риму – тот же феномен, какой представляло собой вхождение русских княжеств в Московское княжество в течение XIII-XV вв. И надо полагать, главным стимулом для такого присоединения именно к городу-государству Рим, а не к какому-либо еще из десятков других, было осознание превосходства римской государственной системы – системы, которая эффективно противодействовала коррупции государственной власти и заставляла эту власть действовать в интересах всего народа. Потому что никаких иных причин, которые бы объясняли такое быстрое объединение всей Италии вокруг Рима и формирование на ее территории национального государства, не существовало. Если объединение русских земель вокруг Москвы в течение XIII-XV вв. можно отчасти объяснить стремлением к восстановлению того единого государства, которое уже существовало (Киевская Русь), то на территории Италии до Римской республики вообще не было никогда единого государства. Версия же о том, что крошечное государство Рим завоевало и удерживало всю Италию силой оружия, опровергается как самой фантастичностью подобного объяснения, так и событиями Второй Пунической войны.»

«Данная система государственного устройства в Римской республике эффективно функционировала в течение трех столетий. И лишь во II в. до н.э. ее эффективность была сведена на нет с того момента, как в римском Сенате сформировалась каста (нобилитет), которая монополизировала все высшие государственные должности: явление, очень напоминающее партократию в СССР в хрущевско-брежневскую эпоху. Отныне, хотя назначение на государственные должности происходило, как и прежде, на условиях безвозмездной службы и ежегодной сменяемости чиновников, но все высшие посты в государстве с конца III в. до н.э. и в течение II в. до н.э. занимали выходцы из всего лишь 58 семей нобилитета. Главную же роль играли 26 семей (10 – патрицианских и 16 плебейских): из 200 консулов, правивших Римской республикой в период с 234 по 133 гг. до н.э., 159 консулов принадлежали к этим 26 семьям ([56] с.134). И далее произошел закономерный финал, тоже напоминающий российскую историю XX века: власть касты (нобилитета) переродилась в течение II в. до н.э. во власть олигархии, а сам Сенат превратился в клуб миллионеров, для членства в котором в I в. до н.э. был установлен имущественный ценз в размере миллиона сестерциев (имеешь миллион сестерциев – автоматически становишься сенатором, не имеешь – изволь покинуть Сенат). Это означало окончательное уничтожение римской демократии и начало власти денежного капитала, которая привела к длинной серии римских гражданских войн в I в. до н.э. и параллельно этому к превращению римского национального государства в Римскую империю. Тем не менее, как видим, римская система демократической власти просуществовала довольно долго, целых три столетия – намного дольше, чем в большинстве других примеров демократии.»

«Единственным примером в истории, когда демократическая власть существовала еще дольше, чем в Римской республике, является средневековый Новгород... Согласно летописям, демократия в Новгороде существовала в течение многих десятилетий, а скорее всего, столетий, до призвания Рюрика в IX веке и сохранилась там вплоть до XV в.; лишь после этого она переродилась в олигархический режим, и затем город с его территориями был присоединен к Московскому царству. Следовательно, демократия в Новгороде просуществовала не менее 6-7 столетий. Что же позволило ей так долго сохраниться? Как ни удивительно, мы видим здесь принципы формирования правящей верхушки, очень похожие на те, которые существовали в раннереспубликанском Риме (бескорыстное служение и частая ротация).»

«В частности, среди особенных черт новгородской демократии можно отметить следующие:

1. Князья и посадники, то есть правители государства, в обязательном порядке заключали с вече договор, по которому им было запрещено иметь или приобретать какую-либо (крупную) собственность в Новгороде и на подвластных ему территориях. В случае нарушения договора вече изгоняло своего правителя, что происходило довольно часто.

2. Существовали определенные правила поведения и для других крупных чиновников (бояр), в частности, связанные с приобретением ими имущества, ведением торговли и т.п.. Если эти правила нарушались со стороны кого-либо из бояр, то вече могло принять решение о том, чтобы «поставить нарушителя на поток» - или, говоря современным языком, конфисковать все его имущество. После принятия такого вечевого решения народ и войско вламывались в дом и в торговые склады боярина и уносили все, что могли унести, а сами строения при этом нередко сжигались.»

«Любопытно, что подобные же методы борьбы с чиновничьим произволом и коррупцией применялись и в Московском царстве. В.Войтинский, который при Николае II провел много лет в сибирской ссылке, описывал практику, которую цари Московской Руси применяли в отношении сибирских губернаторов. Пока губернаторы правили на порученных им царем территориях Сибири за многие тысячи верст от Москвы, царь не имел на них никакого влияния и вряд ли мог контролировать их действия. В условиях такой бесконтрольности они нередко пускались во все тяжкие и занимались грабежом местного населения. Но спустя какое-то время царь обычно отзывал губернатора обратно в Москву. И когда тот со своим обозом доезжал до Урала, его встречал царский конвой, который конфисковывал все золото, меха и прочие ценности, находившиеся в обозе отставного губернатора ([215] p.195). Таким образом, следующие губернаторы, зная о том, что произошло с их предшественниками, лишались стимулов к накоплению личного богатства и вместо этого начинали думать о том, как добиться процветания подвластной им провинции – чтобы получить за это от царя награду. Судя по всему, указанная практика была введена еще при Иване Грозном, при котором к России была присоединена Западная Сибирь. Во всяком случае, известно, что именно он помимо других мер ввел практику обязательной ротации всех крупных чиновников, которая при нем осуществлялась ежегодно.»

 

«Итак, мы видим, что целый ряд ярких примеров государственного строительства, когда та или иная нация совершала прорыв и делала скачок в своем развитии, был связан с одним и тем же набором приемов и подходов к отбору правящей верхушки. Советская Россия в первые десятилетия после Революции, Англия конца XVII – первой половины XVIII вв., Рим в эпоху ранней республики, Новгородское государство, сыгравшее ключевую роль в формировании Киевской Руси, Московская Русь, объединившая русские земли в великую Россию – все это примеры прорыва и скачка в развитии государства и нации.»

 «Среди основных подходов можно выделить следующие:

1) Духовная альтруистическая идея, приверженность которой служит одним из критериев селекции правящего слоя

2) Добровольно-принудительный отказ правящего слоя от владения крупным личным имуществом и от получения крупных личных доходов

3) Частая и принудительная ротация чиновников, особенно в высшем звене, ограничение срока пребывания чиновника на одном месте одним годом или самое большее несколькими годами

4) Строгое наказание за нарушение установленных правил – изгнание из государственного аппарата, конфискация имущества или еще более строгие наказания.»

 

«Совпадение указанных подходов не может быть случайным – таких случайностей просто не бывает. Не может быть случайным тот факт, что самые успешные государства в мировой истории применяли одни и те же подходы к формированию своей правящей верхушки. Значит, дело в том, что именно эти подходы являются наиболее эффективными в плане борьбы с коррупцией и с перерождением правящей верхушки в олигархию. И это легко понять и обосновать логически. Как мы видели, сутью олигархии является стремление к утверждению своей власти посредством образования коррумпированной олигархической группы или касты, а также стремление к накоплению большого личного состояния. В то же время именно частая ротация чиновников (3) кардинальным образом препятствует властным амбициям, а ограничение размера их личного имущества/доходов (2) столь же кардинально препятствует накоплению богатства. Но тем, кто поступает на государственную службу, необходимо объяснить, ради чего они должны отказаться от богатства и властных амбиций и должны терпеть целый ряд других неудобств (в том числе ротацию): этому служит альтруистическая идеология (1). Наконец, система строгих наказаний за нарушение установленных правил (4) необходима для отсечения тех, кто не готов их соблюдать, но все равно будет пытаться поступить на государственную службу ради своих эгоистических интересов.» 

 

«Помимо указанных выше мер селекции правящей верхушки в мировой практике встречались и другие меры, призванные бороться с теми или иными негативными  течениями. Одна из мер заключалась в противодействии формированию «малого народа» (олигархии) внутри государства по каким-либо внешним признакам. Так, в большинстве национальных государств Западной Европы, да и других национальных государств в мире, государственными чиновниками могли становиться только представители коренной нации: в Западной Европе это оставалось до XXI века неписанным правилом. Даже в США, стране сплошных иммигрантов, неписанным правилом в XIX в. и в течение большей части XX вв. было выдвижение в президенты, губернаторы и сенаторы лиц из числа американской «коренной нации» - англосакса, несколько поколений предков которого жили в Америке. Другим направлением борьбы с формированием «малого народа» среди чиновников по внешним признакам были запреты на членство в каких-либо тайных обществах. Так, в России при Николае I все государственные служащие давали клятву в том, что они не состоят в масонских обществах, в СССР масонские общества были вообще запрещены.» 

 

«На Западе, помимо указанных выше кардинальных мер борьбы с коррупцией, весьма распространенными являлись и являются такие направления селекции правящей верхушки как:

(а) выборность большинства чиновников 

(б) комплекс мер, которые обычно на Западе и называются «антикоррупционными»: наказание чиновников за взяточничество и воровство, запрет на ведение ими личного бизнеса, конкурирующего с его чиновничьей деятельностью («конфликт интересов»), запрет на владение и контакты с оффшорными компаниями, с компаниями, где видную роль играют родственники самого чиновника и т.д.»

 

«Конечно, целесообразность этих западных антикоррупционных мер не вызывает сомнения. Более того, большинство из них перекликаются с теми принципами, о которых шла речь выше: 2) и 4), - и являются просто более «умеренным вариантом» применения тех же принципов. Но вопрос в том, является ли этот «умеренный вариант» антикоррупционных мер, применяемый на Западе, достаточным для борьбы с деградацией чиновничьего сословия. Дело в том, что в этих мерах нет никакой системы и единой логики, не говоря о каком-то теоретическом обосновании, они просто являются неким набором «пожарных мероприятий», который выработался на Западе в результате длительного «тушения пожара» (коррупции). Но это еще не говорит об их эффективности, тем более что история Запада последних столетий (когда применялись эти меры) полна примерами чудовищной коррупции и деградации государства (взять к примеру, режимы Гитлера, Муссолини и т.д.).»

 

«Если же разобраться по сути, то в основном эти антикоррупционные методы основаны на том, чтобы успеть поймать чиновника за руку в момент воровства (или успеть вовремя выявить его связь с воровскими структурами). Но это – малоэффективный подход для XXI века. Благодаря современным технологиям (в области коммуникаций, банковско-финансовой деятельности) и благодаря усложнению международного права, применяемого разными государствами мира, современные чиновники-воры могут спокойно воровать в немереных размерах и быть уверенными в том, что их никогда не поймают за руку и никогда не смогут выявить их связь с воровскими структурами. Это – одна из причин, объясняющая то, почему данные «антикоррупционные меры», применяемые на Западе, становятся все менее эффективными в борьбе с коррупцией. Сегодня Запад занимается непрерывным «латанием дыр» в этих мерах (например, в 2000-е годы там был введен строжайший запрет на любую связь чиновников с оффшорами), но вряд ли оно поможет. Кардинальное отличие этих мер, выработанных Западом, от тех мер, которые применялись в прошлом наиболее успешными демократиями (Римом и Новгородом), состоит в том, что Запад пытается поймать чиновника-вора за руку, то есть борется с последствиями уже произошедшей коррупции. А те меры, о которых идет речь, предусматривают борьбу не только с последствиями, но и с причиной коррупции государства: они отсекают от участия в управлении государством тех, кто стремится к достижению личной власти и личного богатства, для таких людей вхождение в органы власти просто перестает иметь какой-либо смысл.»

«Что касается выборности чиновников на Западе, то эффективность данного подхода к селекции правящей верхушки весьма сомнительна в силу огромного количества злоупотреблений и манипуляций выборами, которые мы видим в самых разных странах в XX-XXI вв. Между тем, именно эта мера (всеобщая выборность) являются основной в современной западной модели демократии, она сегодня пропагандируется и насаждается по всему миру в качестве «невероятного достижения» Запада, призванного обеспечить всему миру процветание.»

«В историческом масштабе современная западная демократия не может похвастаться никакими достижениями, сравнимыми с теми, о которых шла речь выше (3-7 столетий существования эффективной демократической власти в Римской и Новгородской республиках). Всякий раз, когда на Западе возникал демократический режим, ему едва удавалось просуществовать несколько десятилетий. Парламентско-выборная система в Англии уже во второй половине XVIII в. была поражена страшной коррупцией, и тот строй, который в этой стране сложился в XIX веке, невозможно считать демократией. В других странах Европы если демократия и возникала на короткий период, то она очень быстро сменялась либо диктатурой, либо властью олигархии. Демократический режим Веймарской республики в Германии в 1920-е годы просуществовал чуть более 10 лет, сменившись властью Гитлера. Во Франции в течение XIX-XX вв. политический режим менялся около 10 раз (!), каждый раз посредством революции или переворота; нынешний режим во Франции называется «пятая республика». В США демократия непрерывно просуществовала дольше других стран (весь XIX век), но при этом страна развивалась в тепличных условиях, будучи полностью избавлена от внешних врагов и будучи удалена от остального мира на изрядное расстояние. Американской демократии (в отличие, например, от российской) никто никогда не мешал, не вмешивался в ее дела, не диктовал ей, что нужно делать, а чего нет, не вторгался на ее территорию, не создавал и не финансировал террористические или «партизанские» формирования вдоль ее границ, не навязывал ей политиков, «сделанных за границей» и концепции, сфабрикованные за границей. И несмотря на это уже в начале XX в. американская демократия начала перерождаться во власть олигархии. К началу XXI века и в США, и в Западной Европе демократия уже совсем исчезла, и установилась власть олигархии, что признают многие западные исследователи, поэтому само словосочетание «западные демократии» сегодня абсолютно лишено содержания. Таким образом, те методы и подходы к формированию правящей верхушки (выборность чиновников и западный набор антикоррупционных мер), которые выработал Запад за последние столетия, ни в коей мере не могут считаться эффективными и достаточными для успешного развития общества. Принятие (только) этих методов и подходов означало бы насаждение системы, заранее обреченной на кризис и крах в самом ближайшем будущем.»


«Следует отметить, что и сами ведущие страны Запада в критические периоды XX века (не говоря уже о более ранних революциях в Англии, Франции и других странах) ради сохранения демократии и ради выхода из экономической депрессии были вынуждены прибегать все к тем же кардинальным методам борьбы с деградацией правящей верхушки, о которых было сказано. И это происходило вопреки всем высокопарным заявлениям и законам, декларирующим неприкосновенность и «святость» частной собственности. Так, в Великобритании и Франции после Второй мировой войны была проведена массовая национализация предприятий, носившая конфискационный характер. А в 1930-е годы президент США Ф.Рузвельт заявил, что американцы «должны отказаться от идеи накопления богатства, которое в силу чрезмерных прибылей приводит к несправедливому распределению власти». И помимо принудительного дробления крупных компаний ввел также драконовские налоги против богатства. В частности, верхняя шкала подоходного налога, которым облагались сверхвысокие личные доходы, составляла в годы его правления 90% (!), при том что лица с низкими доходами облагались налогом по ставке всего лишь 3% ([143] с.244, 41). Таким образом, все крупные доходы при Рузвельте просто конфисковывались. И эта система существовала в США вплоть до 1960-х гг.; но даже и после этого, вплоть до 1980 г., ставка на сверхвысокие личные доходы сохранялась на уровне 70%. Впрочем, данную меру саму по себе тоже ни в коей мере нельзя считать в качестве некой «системы» борьбы с коррупцией. Как уже было сказано, Запад никакой такой системы никогда не создавал, все его меры – это набор «пожарных мероприятий», который различался в зависимости от «категории пожара».»

«Таковы в общих чертах те выводы, которые можно извлечь из истории о проблеме деградации правящей верхушки и о путях борьбы с данным явлением.»

Источники:

56. Ковалев С. История Рима, под ред. Э.Фролова. С-Петербург, 2003

143. Харви Д. Краткая история неолиберализма. Актуальное прочтение. Москва, 2007

215. W.Woytinsky. Stormy Passage. A Personal History through Two Russian Revolutions to Democracy and Freedom: 1905-1960. New York, 1961

 

ыыы

 

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя petroff110
petroff110(5 лет 10 месяцев)(14:02:03 / 29-07-2012)
/1. Приверженность альтруистической (коммунистической) идее;/ Коммунистическая идеяв своем чистом химическом виде, заряжающем народ, отностится к бытоустроительной идее. бытоустроительная коммунистическая идея разложилось в СССР через 3 поколения. В современном мире, с её масовыми коммуникациями процесс будет еще более быстрым. Необходима идея, уходящая за горизонт. Такая идея может быть только религиозной идеей. В Византии и России такая идея была. Перва я просуществовала 1100 лет (абсолютный рекорд), Российская империя просуществовала 9начиная с Грозного царя и заканчивая красным проектом) примерно 500 лет. Достаточный срок, тем более, если надеятс , что последнеслово Россией еще не сказано. Идяе вырастает на почве Православия (практика подтвердила теорию) см. выше. Но пока наши умы и души в достаточно расстроеном состоянии, суть национальной идеи опускаем. 2. Автор не рассмотрел принципы устройства России и Византии. По этой причине статья калечна. кому интересно, можно взглянуть суда: http://aftershock-3.livejournal.com/1495.html. 3. автор расмативает демократию, как способ существования государства. Напртив, демократии существовали в таких кровососущих паразитх как Карфаген, Венецианская республика, Британия и, как десерт перед закрытием кабака - соединенные северамериканские государства. Да, еще наш Великий Новгород. В котором вся демократия вылилась во власть золотых поясов - торговой аристократии. Замечу, народовластие, не путать с демократией (!), последнее сильнейший яд, имеет место быть. Почитать можно здесь: http://aftershock-3.livejournal.com/3193.html. Как не пародоксально, но народовластие может быть реализовано только при сильной авторитарной власти (читать монархии). Монарх может найти поддержку против набирающей вес аристократии только в народе. Тут под аристократией можно понимать и чиновничье (служилое) сословие. Сухой остаток: - победа над плутвоством аристократии (чиновничества) может быть осуществлена только при национальной идее, "освященной" божественным заветом. - При наичии монархии, действенно, через самоуправление на всех уровнях, поддержанной народом. .
Аватар пользователя lindorenan2
lindorenan2(5 лет 10 месяцев)(17:02:31 / 31-07-2012)

опять вы про непрерывно гнившую византию

Аватар пользователя Леший
Леший(5 лет 9 месяцев)(21:43:34 / 29-07-2012)

Это все хорошо, но реально в элиту люди попадают не путем выборов (даже если они вроде бы есть), а путем кооптации - новых членов проталкивают текущие.

А теорема о кооптации вполне себе доказана - независимо от исходного критерия выбора, деградация элиты гарантирована.

Аватар пользователя Vend
Vend(5 лет 9 месяцев)(23:14:28 / 29-07-2012)

Города разрушались Ганнибалом, сотни тысяч италиков гибли на полях сражений, но они все равно оставались верными Римской республике

Какой феерический бред... Практически все италики как раз сражались против Рима, и слились вместе с Ганнибалом, аккурат после эвакуации того с полуострова.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...